Главные задачи Рериховского Движения на ближайшее будущее (можно выбрать 3 пункта сразу, но только один раз)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос:

От редакции сайта

Данный видеофрагмент воспроизводит выступление Р.Б.Рыбакова (нынешнего директора Института Востоковедения и бывшего основателя Советского Фонда Рерихов и доверенного лица С.Н.Рериха), который дал однозначно отрицательную оценку Международному Центру Рерихов (далее МЦР) в лице "Шапошниковой и компании". Кроме того, Р.Б.Рыбаков раскрыл тайну возникновения широко известного в рериховских кругах письма С.Н.Рериха, опубликованного в газете "Советская культура" 29.07.1989 г., которое известно под названием "Медлить нельзя". Это письмо часто приводится сторонниками МЦР в качестве инициативы самого С.Н.Рериха, что не соответствует правде, как выяснилось из нижеприводимого выступления Р.Б.Рыбакова на пресс-конференции в Государственном музее Востока 25.09.2007

{gallery}galerie1/,single=medlit-nelzya-29-07-1989.png,salign=right,connect=galerie1{/gallery}

Письмо "Медлить нельзя" более чем актуально на сегодняшний момент, т.к. именно на него ссылаются сторонники МЦР в споре за права на владение усадьбой Лопухиных, из которого их выселяют согласно Постановлению Совета министров о создании Государственного музея Н.К.Рериха от 4 ноября 1993 г. N. 1221. То есть пожелание С.Н.Рериха о создании общественного музея, а не государственного, высказанного в письме "Медлить нельзя" в 1989 г., есть конъюнктурный взгляд Р.Б.Рыбакова, написавшего этого письмо. И как говорит сам Р.Б.Рыбаков, С.Н.Рерих "уже плохо видел, плохо слышал", т.е. можно говорить о недостаточной дееспособности Святослава Николаевича, который постоянно жил в Индии, и мало разбирался в бюрократических и политических реалиях России. Если бы С.Н.Рерих знал, в какую страшную фанатическую секту выродится предложение Рыбакова о создании общественного музея, то наверняка он бы поостерегался подписывать вышеуказанное письмо.

Ниже прилагается видео-отрывок из выступления Р.Б.Рыбакова на пресс-конференции в Государственном музее Востока "Судьба наследия Рерихов: правда и вымысел", проходившей в Москва 25.09.2007. Из этого выступления видна резко отрицательное отношение Р.Б.Рыбакова к сегодняшнему злу в Рериховском Движении, которое воплотилось в лице московского Международного Центра Рерихов и его директора Л.В.Шапошниковой, которую на этот пост предложил не кто иной как сам Р.Б.Рыбаков, который потом об этом сильно пожалел, что явствует из "Несостоявшегося интервью" заведующей мемориальным кабинетом Рериха в Государственном музее Востока О.В.Румянцевой в 1994 году:

"Это не был его [С.Н.Рериха] выбор, кандидатуру [Л.В.Шапошниковой] ему предложил Р.Б.Рыбаков (директор Института Востоковедения РАН, давний друг С.Н.Рериха), который настоял на этом, хотя, по рассказу самого Ростислава Борисовича, Святослав Николаевич очень сомневался и несколько раз переспросил его: "Вы уверены, что это должна быть Шапошникова? Ну, что ж... Ну, ну..." Ростислав Борисович позже объяснял это свое решение тем, что знал пробивные способности Л.В.Ш., к тому же в это время она только что ушла на пенсию и была совершенно свободна. Когда произошли все факты подмены хороших идей, предложенных ранее Святославу Николаевичу Рыбаковым (Рериховский Фонд был задуман им как центр возрождения русской культуры), Ростислав Борисович приехал к С. Н. Рериху и просил у него прощения за свою ошибку… По рассказу Р. Б. Рыбакова, Святослав Николаевич погладил его по колену и сказал: "Я все знаю про Шапошникову. Не волнуйтесь, пусть пройдет время, все в конце концов будет хорошо"".

Само по себе ничего не делается. Только внесением правды возможно рассеять тучи зла и лжи, которые заполонили сегодня горизонт Рериховского Движения. И ниже приводимый видео-файл является маленьким вкладом в дело правды, которая, как говорится, рано или поздно восторжествует.

* * *
Текст к данному видеоклипу:

"РЫБАКОВ Р.Б.: Я хочу представиться тем, кто меня не знает: Рыбаков Ростислав Борисович, директор Института Востоковедения и доверенное лицо Святослава Николаевича Рериха.

Именно я создал Советский фонд Рерихов, против чего решительно выступили и Ольга Владимировна Румянцева, и Людмила Васильевна Шапошникова вместе. Я тогда поехал к Святославу Николаевичу. Вынужден огорчить моего оппонента, но автором опубликованного в газете письма "Медлить нельзя" был я! Святослав Николаевич посмотрел текст, очень его одобрил и (Бог меня хранил) сказал: "Здесь надо внести некоторые изменения". А он уже плохо видел, плохо слышал. Я вовремя сообразил и сказал: "Исправьте своей рукой", - и он сделал это. А для того, что бы напечатать, мне привезли машинку. Я сидел в соседнем номере и печатал.

Поэтому мысли, которые были выражены в письме "Медлить нельзя", отражали ситуацию 1989 года, как она мне виделась, и как я донёс её до Святослава Николаевича. Тогда планировалось создать Советский фонд Рерихов в рамках Фонда культуры. Но против этого выступила Раиса Максимовна Горбачёва. Она очень мудро сказала: "Нет, пусть это будет отдельный фонд".

В этом деле вокруг Рерихов спутаны два понятия: "наследие" и "наследство". Шапошникова и компания бьются именно за наследство. Шапошниковой всегда надо иметь врага - только тогда она жива, только тогда она полнокровно существует. Соберите список людей, уволенных за эти годы...

Фонд Рериха задумывался совершенно не так. Если кому-нибудь когда-нибудь будет интересно, как он задумывался, я готов поделиться. То, что происходит сегодня, - всё совершенно не то, совершенно не то. А ведь всё это пытаются вписать в рамки "спасения российской культуры". Сколько народа при этом растоптано!..

Слева направо: Рыбаков Р.Б., директор института Востоковедения; Попов Г.П., помощник ген. директора Гос. музея Востока; Бондаренко А.А., директор Музея-института семьи Рерихов в С-Петербурге.
Слева направо: Рыбаков Р.Б., директор института Востоковедения; Попов Г.П., помощник ген. директора Гос. музея Востока; Бондаренко А.А., директор Музея-института семьи Рерихов в С-Петербурге.

Основная деятельность Шапошниковой и компании - расправа с инакомыслящими. Это вписывается, как совершенно правильно сказал Михаил Борисович, в тьму Средневековья...

Ещё у меня маленькая ремарка насчёт названий картин для выступавшего журналиста. [Обращается к И.В. Королькову]. (Я с восторгом прочитал Вашу статью.)

Просто я приведу один пример: Рерих показывает мне свои картины. Я их все фотографирую. Эта история немного мистическая, и с ней много связано. И с той картиной, о которой пойдёт речь, тоже. Святослав Николаевич приносит эту картину, ставит. Он говорит мне название. Я записываю и фотографирую. Это какая-то фантастическая карта. Он говорит: "Картина называется "Знаки священные", но Вы лучше напишите - "Завет Учителя"". Понимаете, что это значит? Я не думаю, что у Репина "Иван Грозный убивает своего сына" может называться иначе. Здесь название точно выверено. А у Рериха другой подход. У него важен философский посыл картины. Бывали случаи, когда он менял названия картин. Для него это была вполне естественная вещь.

И последнее... Мне кажется, что главная цель нашей сегодняшней встречи - рассказать правду. Спасибо музею Востока, что он даже не перешёл в наступление, но занял хотя бы оборонительные позиции. Ведь столько лет идёт это агрессивное безобразие... Что надо делать? На мой взгляд, ничего делать не надо.

Кстати - это тоже вам надо знать - именно я предложил Шапошникову в качестве директора Музея Рериха, а потом ездил к Святославу Николаевичу виниться. Очень интересно, ведь он даже не знал, что я в Бангалоре; но когда я вошёл, он сказал: "Я знаю, зачем вы приехали. Не волнуйтесь. Всё в конце концов образуется". Потом я всё ему рассказал. Сказал, что ухожу из Фонда. Он возразил: "Ни в коем случае". После чего я приехал. С Шапошниковой мы уже не общались. Я передал, что выхожу из Правления, но Святослав Николаевич велел мне остаться в Фонде. Но на второй день меня, конечно, с треском выгнали из этого Фонда. Это было вполне естественно.

Но это всё, мне кажется, образуется, как и говорил Святослав Николаевич. И прекрасно, что музей Востока, наконец, заговорил, рассказал правду. Я считаю, что нельзя, чтобы река текла только в одну сторону потоком мутной жижи. Самой Шапошниковой принадлежит одна очень хорошая фраза, сказанная на самом раннем этапе: не должно одно рериховское учреждение давить другое. Поэтому мы, например, Институт Востоковедения, кстати, я хочу подчеркнуть, подписали с МЦР (по их же инициативе) договор о сотрудничестве.

Поэтому всё-таки желательно помнить о наследии Рерихов, а не о наследстве. Ведь в вопросе о последнем, конечно же, всё уже давно доказано. Я могу привести некоторые детали, как подписывались эти дарственные, и прочее. Но, в конце концов, это уже не важно. Важно, что существует такой изумительный центр, как музей Востока в Москве, который ведёт огромную работу, и не только по Рериху. Кстати, у нас нет ни одного художника, о котором было бы столько монографий, столько вообще написано, столько разных музеев. Рерихам в этом смысле очень повезло...

Поэтому, мне кажется, задача всех присутствующих здесь - докопаться до правды, поверить в неё, услышать другую сторону. Впрочем, безусловно, и ту сторону тоже. Но всё-таки давайте работать над сохранением, преумножением, помня то, что в нашем доме наследие Рерихов, а не наследство. А картинам здесь, по-моему, очень уютно, очень удобно. Извините, что я затянул свою речь, позабыл о правилах поведения".

Похожее видео