Недавно в Интернете был опубликован проект "Декларации Рериховского Движения о наследии Ю.Н.Рериха", в котором предлагалось довольно нетрадиционное решение старой проблемы, связанной с рериховскими архивами, оставшимся после Ю.Н.Рериха. Данная декларация входит в разрез с общепринятым мнением широких масс рериховцев, которые уже давно и прочно настроены против Васильчика. Я лично также против Васильчика, но я за то, чтобы освободить рериховские архивы, находящиеся под его контролем. А архивы эти воистину бесценны. К примеру, среди них есть такие всемирно известные картины Н.К.Рериха как "Держательница Мира", "Гесер-хан". Описание имущества, хранимого в квартире на ленинском проспекте, можно посмотреть на "План-схеме квартиры Ю.Н.Рериха с расположением картин и вещей в период с 01.09.95 по 20.10.95 года". Обратите внимание по пункт 70 этого описания: "…кровать Л.М.Богдановой. Вся завалена сверху и под кроватью архивными документами Ю.Н. и завешена тканью".

"Держательница Мира (Камень несущая)", картина Н.К.Рериха, 1933 г. "Гесер Хан", картина Н.К.Рериха, 1941 г.

В сегодняшнем Рериховском Движении предлагается, как правило, один метод достижения цели возвращения контроля на архивами Ю.Н.Рериха - в судебном порядке отстранить Васильчика от рериховских архивов, и сделать в московской 4-х комнатной квартире, где проживал Ю.Н.Рерих и сестры Богдановы, мемориальную квартиру-музей имени Ю.Н.Рериха. Отличный план! НО… только есть одно большое НО - уже на протяжении 45 лет (!) этот план безуспешно пытаются осуществить многие, многие рериховцы, включая самого С.Н.Рериха. Напомним вкратце читателю историю этого дела.

Общепризнанная точка зрения

В августе 1957 г. старший сын Рерихов - 55-летний Юрий Николаевич Рерих (1902-1960) - переезжает на постоянное место жительство из Индии в Москву, имея в своём багаже половину наследства своих родителей - около 500 картин Н.К.Рериха и литературные архивы матери и отца, а также свои культурный накопления - буддийские древности (танки, статуэтки, манускрипты и т.д.), собственные литературные материалы по буддизму и тибетологии, и около 5000 томов книг по своей тематике. Вместе с ним в СССР приехали сёстры Богдановы - 54-летняя Людмила Михайловна (1903-1961) и 43-летняя Ираида Михайловна (1914-2004), которые не состояли в родственных отношениях с семьёй Рерихов, но находились в этой семье 30 лет беспрерывно, начиная со времён трансгималайской экспедиции. Именно посредине этой знаменитой экспедиции, в Улан-Удэ, осенью 1926 года 22-летняя Людмила Богданова со своей 13-летней сестрой присоединились к экспедиции Рерихов.

Ю.Н.Рерих, Л.М.Богданова, С.Н.Рерих, Москва, квартира на Ленинском проспекте, май, 1960 г. Торжественное открытие выставки С.Н.Рериха (в центре) в Ленинграде 11 мая 1960 года. Крайняя справа - Д.Р.Рерих, в центре - министр культуры СССР Е.А.Фурцева.
Ю.Н.Рерих, Л.М.Богданова, С.Н.Рерих, Москва, квартира на Ленинском проспекте, май, 1960 г. Торжественное открытие выставки С.Н.Рериха (в центре) в Ленинграде 11 мая 1960 года. Крайняя справа - Д.Р.Рерих, в центре - министр культуры СССР Е.А.Фурцева.

Через неполных три года жизни в Москве, но активных и насыщенных, Ю.Н.Рерих 21-го мая 1960 года внезапно умирает. К счастью, в это время в СССР, в Ленинграде, находится его младший брат, Святослав Николаевич Рерих (1904-1993), который является гражданином Индии и там же проживает со своей индийской женой. Сразу же после смерти своего брата С.Н.Рерих желает вступить в наследство своего брата как его единственный наследник, для чего С.Н.Рерих договаривается с министром культуры СССР Е.А.Фурцевой об оформлении соответствующих документов.1 Та говорит ему, что могут возникнуть проблемы, т.к. С.Н.Рерих является гражданином Индии, и по этому поводу есть соответствующий закон. Но министр культуры Фурцева голословно (!) обещает сделать исключение специально для С.Н.Рериха, который спешно после смерти брата должен был покинуть СССР, т.к. у него заканчивался срок визы пребывания в СССР.

Как можно сделать вывод из нижеприводимых в ссылках документах, существовала устная договорённость о разделе имущества Ю.Н.Рериха между С.Н.Рерихом и сестрами Богдановыми. Согласно этому негласному договору квартира с бытовым имуществом, деньги Ю.Н.Рериха на его банковском счёте,2 машина "Волга", загородная дача и авторские гонорары Ю.Н.Рериха оставались сестрам, библиотека передавалась в институт, где работал Ю.Н.Рерих,3 а культурная часть наследия - картины и архивы - отходили в собственность С.Н.Рериха, который назначал сестёр Богдановых хранителями и распространителями культурного наследия, т.е. им поручалось устроить в квартире музей, принимать гостей-рериховцев, выдавать картины на выставки, способствовать изучению и изданию архивов и т.д. За эту культурно-просветительскую работу С.Н.Рерих обещал похлопотать на счёт выделения сестрам Богдановым пенсии, что он и сделал.4 Чтобы реализовать первую часть плана - обеспечение сестёр, всеми заинтересованными сторонами была принята концепция "иждивенчества" сестёр Богдановых по отношению к скончавшемуся Ю.Н.Рериху. Согласно этому плану 05.08.1960 было издано постановление министерства культуры СССР, согласно которому квартира закреплялась за Богдановыми и им назначалась пенсия.5

Нужно сказать, что это джентльменское соглашение соблюдалось С.Н.Рерихом до конца его жизни, и даже тогда, когда Рая Богданова нарушила это соглашение, ввиду чего С.Н.Рериху пришлось защищать свои права на культурную часть наследия своего брата перед правительством СССР, в частности перед министром культуры СССР (на момент 1976 года П.Н.Демичевым).6 А старшая сестра Раи, Людмила Богданова, умерла в 1961 году, не успев в полной мере исполнить Завета Учителя7 о создании музея Ю.Н.Рериха, ни его нарушить.

Через полгода после обещания Фурцевой, в январе 1961 года С.Н.Рерих получает письмо от Раи Богдановой, в котором та сообщает ему об изменении плана, о котором было решено С.Н.Рерихом с министерством культуры Фурцевой.8 Изменения исходили из недр самого министерства культуры, чиновники которого предложили сестрам Богдановым подать заявление в нотариальную контору на вступление в часть наследства, причитающегося им по соглашению с С.Н.Рерихом. При том нужно было это делать срочно, т.к. по уверению тех же чиновников, можно было пропустить какой-то юридический срок. Поэтому сестры Богдановы подали документы в нотариальную контору на ту часть наследия, которая по устной договорённости с С.Н.Рерихом им и принадлежала, а именно на деньги в банке, автомобиль и авторские гонорары Ю.Н.Рериха.9 Квартиру и пенсию они уже получили раньше.

Таким образом, в первой половине 1961 года Богдановы получили всё, что им причиталось, а вот С.Н.Рерих своей части наследия получить не смог в виду его индийского гражданства. С.Н.Рерих писал письма министрам культуры, которые с течением времени периодически менялись, другим членам правительства СССР, но дело так и не сдвинулось с мертвой точки и по сей день, несмотря на авторитет С.Н.Рериха, и последующих лиц, занимавшихся этим делом.

Из писем С.Н.Рериха можно видеть, что он как бы смерился с данным положением, т.к. до начала 1970-х Рая Богданова исправно исполняла роль смотрительницы и распространительницы культурного наследия Ю.Н.Рериха.10 Начиная с 1970 года, в окружение Раи Богдановой начинает проникновение Виктор Юлианович Васильчик (1942 г.р.), действую под видом рериховца и принимая участие в московских рериховских мероприятиях. Неискушенная Рая Богданова подвергается неимоверным испытаниям рериховской известности и славы - её усиленно обрабатывают рериховцы-идолопоклонники, в частности из латвийского рериховского общества.11 А на месте, в Москве, роль искусителя исправно выполняет Васильчик.12 В результате, после более чем десяти лет честной работы в рериховском Деле, которое, по словам Учителя,13 Раю никак не менует, она пала, не выдержав горячих лучей рериховской славы. Науськиваемая Васильчиком, Рая Богданова нарушает джентльменское соглашение с С.Н.Рерихом - в 1973 году она препятствует выходу "Листов дневника" Н.К.Рериха,14 а в 1974 году она не даёт картины на выставку.15

В 1974 году С.Н.Рерих приезжает в СССР для проведения своей художественной выставки, и сам убеждается в том, что Рая попала под тлетворное влияние Васильчика. В результате С.Н.Рерих решает принять идею П.Ф.Беликова16 о передачи причитающейся С.Н.Рериху культурной части наследия государству, и создания в квартире Богдановой "мемориального музея", для чего оставляет необходимые документы. Но данные план не прошёл, т.к. квартира законно принадлежала Раи Богдановой, а хранящиеся там вещи Ю.Н.Рериха были ничьи, т.к. С.Н.Рерих не вступил в наследство в виду своего индийского гражданства. Попытки С.Н.Рериха решить данный вопрос через посла Индии в СССР г-на Менона не приводят к желаемому результату.

С.Н.Рерих и министр культуры СССР П.Н.Демичев на персональной выставке С.Н.Рериха в Москве, 1974 г.
С.Н.Рерих и министр культуры СССР П.Н.Демичев на персональной выставке С.Н.Рериха в Москве, 1974 г.

С течением времени вредная деятельность Васильчика активизировалась, что заставило московских рериховцев искать пути ликвидации "фирмы "Богданова-Васильчик" как юридически-правовой единицы".17 П.Ф.Беликов подготавливает проект письма18 к министру культуру СССР П.Н.Демичеву, которое С.Н.Рерих подписывает от своего имени, и 24 апреля 1976 года направляет в Москву.19 В частности, в данном письме предлагалось взять на учёт культурное наследие Ю.Н.Рериха, создать на квартире Богдановой "мемориальный музей", а контроль за его использованием поручить общественной группе русских рериховцев. Примечательно, что о дарении государству наследия речи не идёт, т.к. С.Н.Рерих не имеет законных прав на это имущество, поэтому он только "рекомендует". В связи с подвешенностью прав на культурное наследие Ю.Н.Рериха эти рекомендации С.Н.Рериха выполнены не были. И по сей день воз, что называется, и ныне там.

Между тем в 1980 году 38-летний пройдоха Васильчик закончил своё полное проникновение в квартиру Ю.Н.Рериха, женившись на 66-летней Рае Богдановой, и прописавшись в её квартире, и тем самым вступив в законное владение квартирой и дачей Ю.Н.Рериха. После 24 лет "супружеской" жизни Рая Богданова скончалась в 2004 году. Судя по описаниям последних дней жизни этой женщины,20 эти годы не были счастливыми, а скорее мученическими.

После кончины своей "супруги", Васильчик полностью развязывает себе руки, и пытается извлечь материальную выгоду, ради которой, собственно и было затеяно "проникновение". В печати появляются материалы,21 говорящие о том, что Васильчик пытается продать часть из 117 картин Н.К.Рериха, находящиеся в его квартире. По этому делу даже было открыто уголовное дело, которое не пришло не к каким результатам, т.к. следователи снова столкнулись с проблемой подвешенности этого имущества.

Цены на полотна Н.К.Рериха действительно велики. К примеру, несколько месяцев назад, 26 апреля 2006 года,22 картина Н.К.Рериха "Лао-Дзе" (из одной частной американской коллекции) была продана на аукционе "Сотбис" в Нью-Йорке за два миллиона двести тысяч американских долларов ($2,200,000). Некоторые отдельные картины Н.К.Рериха, находящиеся в незаконном распоряжении Васильчика, стоят больше, чем "Лао-Дзе". Поэтому в настоящее время Васильчику будет очень легко найти "заинтересованных лиц", чтобы переправить часть картин за рубеж. А продать рериховские картины, к примеру, на аукционах Англии, не составит труда, если учесть правовую неопределённость, которая окружает наследие Ю.Н.Рериха. Поэтому время играет на Васильчика! Поэтому нам - рериховцам - нужно спешно искать пути решения этой 45-летней проблемы!

Но нахрапом решить эту непростую проблему не получиться. Пока не понять глубинные течения этой истории, невозможно найти столь желанный фарватер этой свирепой бухты под названием "Дело Васильчика". Поэтому рериховцам нужно рассмотреть нетрадиционную, эзотерическую сторону этой проблемы.

Эзотерическая точка зрения

Сестёр Богдановых послал Е.И.Рерих Учитель. Старшая сестра - Людмила - связанна была с Е.И.Рерих кармически в одном из воплощений. Мужественно пройдя испытания в трансгималайской экспедиции,23 сестры осели с Рерихами в долине Кулу. Людмила заведовала хозяйством, обе сестры выполняли работы по дому. Позже Людмила стала руководить слугами, а Рая научилась печатать на машинке, и тем самым помогала Е.И.Рерих вести обширную корреспонденцию.24 Сестры Богдановы, по словам Е.И.Рерих, стали "как члены нашей семьи в нашем трудовом Ашраме".25 Такие семейные отношения к сестрам Богдановым продолжались до конца жизни старших Рерихов. Такие же отношения были у братьев Рерихов, вплоть до начала 1970-х годов, когда в жизни остались только младший сын Рерихов - Святослав Николаевич, и младшая сестра Богдановых - Ираида Михайловна (просто Рая).

И.М.Богданова, Л.М.Богданова, Д.Р.Рерих, К.Кембэл, И.Фритчи, Ю.Н.Рерих, Калимпонг, Индия, 1951 г.
И.М.Богданова, Л.М.Богданова, Д.Р.Рерих, К.Кембэл, И.Фритчи, Ю.Н.Рерих, Калимпонг, Индия, 1951 г.

Да, Рая Богданова совершила ошибку, приблизив к себе Васильчика, который просто околдовал её, и в принципе использовал для своих тёмных целей. Многие ли из ныне живущих рериховцев смогли бы выдержать все те козни, которые опутывали в своё время Раю Богданову? - Не думаю, что многие смогли бы протянуть около 12 лет рериховской работы, которые добросовестно исполнила Рая Богданова до своего падения под пяту Васильчика. Поэтому её нужно рассматривать скорее как жертву, чем как преступницу. И все разговоры про то, что сестры Богдановы были простыми служанками - это значит умалять волю Е.И.Рерих, которая приняла их как членов своей семьи. Это первый момент, которым грешат рериховцы прошлого и настоящего.

Вторым пунктом эзотерической точки зрения на дело Васильчика будет отношение к свободной воле Раи Богдановой, которая пускай и под напором, но уступила воле Васильчика - пустила его в свою жизнь, в своё жилище, избрала его своим супругом. Кто может сказать, чем руководствовалась эта женщина? - Боязнью одиночества на старость лет или какими-то другими мотивами? А может она была связанна с Васильчиком кармическими долгами, и, пострадав от него под конец своей жизни, она искупила свой старый долг? В любом случае это было её решение, и только её. Поэтому не учитывать всю тонкость данной ситуации и огульно осуждать бедную женщину - это значит не проявить ни единой капли сострадания!

Третим моментом является воля самого Юрия Николаевича Рериха, о которой мало кто сейчас вспоминает. А его замысел заключался в создании музея имени Н.К.Рериха в Ленинграде, и его филиала на Алтае.26 Именно такова была воля Ю.Н.Рериха - именно в Санкт-Петербурге, где они родились, и на Алтае, где будущее. А не создание московского музея, о чём уже 15 лет стараются убедить рериховскую общественность чиновники МЦР. Поэтому все те, кто говорит о создании мемориальной квартиры на Ленинском проспекте в Москве - это есть нарушители воли Ю.Н.Рериха. К сожалению, первым нарушителем этой воли стал младший сын Рерихов - Святослав. Может быть именно поэтому С.Н.Рерих не смог вступить в наследство своего брата, т.к. он кармически нарушил волю своего старшего брата?

Резюме

Выводы просты. С.Н.Рерих совершил ошибку, не выполнив волю своего старшего брата - не передал архивы родителей в Ленинград и на Алтай. Если бы С.Н.Рерих не желал распоряжаться по собственному усмотрению той частью наследия родителей, которая по праву принадлежала его брату - Ю.Н.Рериху, - и сразу же после смерти передал бы культурную часть имущества Ю.Н.Рериха музеям Ленинграда и Алтая, то не возникло бы никаких трудностей из-за индийского гражданства С.Н.Рериха. И сейчас не было бы этого горького для всего Рериховского Движения "дела Васильчика". В этом деле это есть первая и главная ошибка, которая повлекла за собой вторую ошибку.

Вторая ошибка С.Н.Рериха заключается в том, что он возложил слишком большую ответственность на малоопытную Раю Богданову. Неудивительно, что одинокую Раю окружили самые злостные типы, ибо в её руках сосредоточились культурные ценности, имеющие эволюционное значение для всей планеты. Для рериховцев не новость, что старшие Рерихи всю свою жизнь вели явную и скрытую борьбу с тёмной ложей. И только обыватель, далёкий от Живой Этики, не знает, что всё, что связанно с Рерихами преследуется воплощёнными слугами тёмной иерархии, которая всеми силами старается уничтожить или хотя бы извратить плоды рериховских дел. Нужно сказать, что Васильчик блестяще исполнил свою роль, на долгие десятилетия закрыв доступ к половине рериховских архивов.

Я указываю на ошибки, не для того, чтобы умалить С.Н.Рериха (я не желаю этого делать), но для того, чтобы найти выход из данной застарелой проблемы. Что делать теперь всем нам, рериховцам? Огромные культурные ценности находятся в подвешенном состоянии уже на протяжении 45 лет. Первое, что нужно сделать - это понять оккультные законы, которые говорят о том, что волю умершего надо исполнять,27 т.е. нужно выступать не за создание мемориальной квартиры в Москве, а за направление этих архивов в Санкт-Петербург и на Алтай, т.е. в точности исполнить волю самого Ю.Н.Рериха. Я уверен, если действовать в этом направлении, то многие бастионы падут сами собой, т.к. плотина кармы будет прорвана.

Второе, это нужно отдать кесарю кесарево, а Богу богово. Нельзя требовать забрать квартиру у Васильчика, и сделать в ней мемориальную квартиру, т.к. С.Н.Рерих отдал эту квартиру сестрам Богдановым, от которых её унаследовал Васильчик, согласно советским законам, говорящим, что муж наследует жилплощадь от жены. Для нас важно решение брата Ю.Н.Рериха, Святослава, который подарил сёстрам квартиру, дачу, машину и т.д. Поэтому ни с моральной, ни с законной, ни с какой другой точки зрения, современные рериховцы не вправе требовать квартиру, занимаемую сегодня Васильчиком. Поэтому все те, кто требуют создания мемориальной квартиры - действуют против воли С.Н.Рериха, а значит против кармы. И не удивительно, что все эти попытки кончались провалом. Карма - сильная штука!

Исходя их этих двух основных выводов, можно немного дополнить и изменить вышеуказанный проект "Декларации Рериховского Движения о наследии Ю.Н.Рериха" (см. приложение ниже). Пока члены Рериховского Движения будут грубо нарушать элементарные законы Живой Этики, им не удастся развязать сложный узел наследия Ю.Н.Рериха. Чем раньше здоровые силы Рериховского Движения это осознают, тем большая часть наследия будет передана в общенародное употребление. Чем дольше члены Рериховского Движения будут брести в болоте собственных предубеждений, тем большая часть культурного наследия Ю.Н.Рериха канет в небытие. Решать вам - дорогие и уважаемые русские коллеги-рериховцы.

Приложение
Декларации Рериховского Движения о наследии Ю.Н.Рериха
(Проект 2)

Мы, представители мирового Рериховского Движения, отдаём себе отчёт в чрезвычайной культурной и научной ценности архивов, оставшихся в Москве после ухода старшего сына Е.И. и Н.К. Рерихов - Юрия Николаевича Рериха (1902-1960). Зная всю непростую судьбу унаследования этих архивов, а также ту тупиковую правовую ситуацию, в которой уже на протяжении 45 лет находятся эти архивы, мы ратуем за поиск ненасильственных и добровольных решений. И именно показ и провозглашение таких решений является главной целью этой декларации.

На протяжении четырёх с половиной десятилетий продолжается непрерывная борьба за права наследования архивов, оставшихся после Ю.Н.Рериха. Эта "война" в конечном итоге делает эти архивы недоступными для большинства рериховской общественности, которая по большому счёту заинтересована лишь в надлежащей сохранности рериховского культурного наследия, которое должно служить эволюционным целям развития мировой культуры, в данном случае русской культуры. То есть Рериховскому Движению важно, чтобы рериховские неопубликованные манускрипты печатались, рериховские картины выставлялись в картинных галереях, а рериховские архивы были открыты для научных изысканий.

При этом вопрос собственника должен быть полностью соблюден согласно воле Ю.Н.Рериха, который в своём письме к брату, С.Н.Рериху, от 8 ноября 1958 г. однозначно высказался по данному вопросу: "Ведутся разговоры о создании постоянного музея. Предлагают устроить музей при Русском музее в Ленинграде, где в настоящее время заканчивается аппекс с отдельным входом и хорошими залами. В Москве помещений мало, разве что старые особняки, но это сложно. Затем думаю о филиале Музея в Сибири, на Алтае. Туда брошены большие силы и, памятуя устремление Пасика к Алтаю, думаю, что это будет хорошо. Там только что закончили новую галерею. Ведь там будущее".

То есть наследие Ю.Н.Рериха должно быть поделено между Санкт-Петербургом и Алтаем!!! Чтобы осуществить волю Ю.Н.Рериха предлагается осуществить следующие мероприятия:

1. Отказаться от намерений создания мемориальной квартиры на базе бывшей квартиры Ю.Н.Рериха, находящейся по адресу: г. Москва, Ленинский проспект, д. 62/1, кв. 35., а также признать права на эту квартиру В.Ю.Васильчика, ныне там проживающего.

2. Выступить с предложением в министерство культуры Российской Федерации о национализации культурного наследия Ю.Н.Рериха, находящегося в данный момент в квартире, указанной в первом пункте, и передачи этого наследия в равных долях рериховским музеям Санкт-Петербурга и Алтая.

В связи с явной выгодой данного решения, реализация которого зависит от доброй воли всех участников Рериховского Движения, предлагается всем читателям данной декларации широко распространить данных текст для его обсуждения среди широкой рериховской общественности. С этой целью всем редакторам рериховских средств массовой информации предлагается опубликовать данный проект на страницах их Интернет-сайтов, газет, журналов.

 


Примечания

1. Письмо С.Н.Рериха к послу Индии в СССР г-ну Менону (дата данного письма пока неизвестна): "Во время нашей последней встречи г-жа Фурцева, министр культуры СССР, сказала мне в присутствии г-на Данилова, г-на Кузнецова и моей жены, что вопрос наследования может оказаться вне законодательства СССР ввиду моего индийского гражданства, и, что есть соответствующие законы для подобных ситуаций. Однако, чтобы урегулировать этот вопрос, в моем случае может быть сделано исключение.
Накануне моего отбытия в Индию мне позвонил личный секретарь Фурцевой, г-н Калинин, и сказал, что рад сообщить мне, что все вопросы наследования, обсуждаемые во время последней встречи, одобрены и пропущены в соответствующих инстанциях, и, что этот вопрос не должен вызывать более беспокойства. Я его поблагодарил и на следующий день мы вернулись в Индию.
В январе 1961 г. я получил письмо от Раи Богдановой, в котором говорилось о том, что вопрос получения наследства моего брата не может быть решен в том ключе, в котором он обсуждался и был принят за основу во время моего пребывания в Москве, и что Министерство культуры просило их подать письменное заявление на получение наследства д-ра Юрия Рериха (в качестве наследников).
Они так и сделали, и с этого момента считаются наследниками моего брата... <…> Я написал письмо г-же Фурцевой... <…> До сих пор я так и не получил никакого официального уведомления об изменении статуса наследования моего брата". (см. приложение к "Цитатам из писем С.Н.Рериха по поводу наследия Ю.Н.Рериха")

2. Письмо С.Н.Рериха к Е.А.Фурцевой (начало 1961 г.): "Одновременно с Вашей телеграммой пришло письмо от Ираиды Михайловны Богдановой. Она пишет, что произошли какие-то осложнения с получением причитающейся им со счета брата моего Юрия Николаевича суммы, а также гонораров за его книги и статьи. Им будто бы сказали в Министерстве культуры, что то, что мы с Вами обсуждали и решили, а именно распределение счета и гонораров, причитающихся Юрию Николаевичу, не могло быть и проведено по каким-то причинам. Людмиле и Ираиде Михайловне посоветовали немедленно подать через нотариальную контору заявление на право наследства, что они и сделали, чтобы не пропустить какой-то срок.
Мне не хочется утруждать Вас этими мелочами, и я уверен, что произошла какая-то ошибка. Ведь все эти детали были решены до моего отъезда. Я буду Вам очень благодарен, если бы можно было выяснить это дело". ". (см. "Цитаты из писем С.Н.Рериха по поводу наследия Ю.Н.Рериха")

3. Сегодня - Институт Востока, где на базе переданной библиотеки создан мемориальный кабинет Ю.Н.Рериха.

4. Письмо П.Ф.Беликова к - Н.М.Иванниковой от 25 марта 1976 г.: "После кончины Ю.Н., еще до своего отъезда, С.Н. добился для сестер пенсии и постановления Министерства оставить за ними квартиру Ю.Н., из которой их иначе выселили бы, т.к. юридически они наследницами не являлись. В поисках "юридического" основания для назначения пенсий прибегли к варианту "иждивенчества", Министерство культуры добилось того, чтобы излишек жилплощади им не засчитывался бы. Так квартира оказалась в распоряжении И.Богдановой". (См. "Цитаты из писем П.Ф.Беликова о Богдановой и Васильчике".)

5. Письмо прокуратуры СССР "О наследственном имуществе профессора Ю.Н.Рериха" от 28.04.89: "05.08.60 по инициативе Министерства культуры СССР заместитель Председателя Совета Министров СССР заместитель Председателя Совета Министров СССР т. Микоян А.И. издал распоряжение и N.2338-р, в соответствии с которым Богдановы Л.М. и И.М. были признаны длительное время находившимися на иждевении у профессора Ю.Н.Рериха, в связи с чем им была установлена пенсия в размере 1200 руб. каждой и выдано единовременное пособие по 5 тысяч рублей (в старом исчислении цен). Этим же распоряжением (пункт "в") за Богдановыми была закреплена "пожизненно" квартира профессора Ю.Н.Рериха в г. Москве и его дача.
После этого Богдановой Л.М. (1903 года рождения), как иждивенке умершего, достигшей пенсионного возраста, нотариус выдал свидетельство о праве наследования вклада в авторского права Ю.Н.Рериха, а также его автомобиля. Научные и культурные ценности, которыми С.Н.Рерих распорядился в пользу государства, в свидетельство о праве наследования Богданова не включала". (см. http://soratniki.narod.ru/doc.htm)

6. Письмо С.Н.Рериха министру культуры СССР П.Н.Демичеву от 24 апреля 1976 г. (См. "Цитаты из писем С.Н.Рериха по поводу наследия Ю.Н.Рериха")

7. Дневник Е.И.Рерих, запись от 6 августа 1927 г. "Советую Людмиле думать о прекрасных комнатах музея. Можно заботиться о прекрасных творениях. Вообще охрану предметов творчества духа лучше поручить женщинам". (См. "Цитаты из писем и дневников Е.И.Рерих о сестрах Богдановых").

8. См. письмо С.Н.Рериха к Е.А.Фурцевой (начало 1961 г.) выше по ссылке.

9. Письмо прокуратуры СССР "О наследственном имуществе профессора Ю.Н.Рериха" от 28.04.89: "05.08.60 по инициативе Министерства культуры СССР заместитель Председателя Совета Министров СССР заместитель Председателя Совета Министров СССР т.Микоян А.И. издал распоряжение и N.2338-р, в соответствии с которым Богдановы Л.М. и И.М. были признаны длительное время находившимися на иждивении у профессора Ю.Н.Рериха, в связи с чем им была установлена пенсия в размере 1200 руб. каждой и выдано единовременное пособие по 5 тысяч рублей (в старом исчислении цен). Этим же распоряжением (пункт "в") за Богдановыми была закреплена "пожизненно" квартира профессора Ю.Н.Рериха в г. Москве и его дача.
После этого Богдановой Л.М. (1903 года рождения), как иждивенке умершего, достигшей пенсионного возраста, нотариус выдал свидетельство о праве наследования вклада в авторского права Ю.Н.Рериха, а также его автомобиля. Научные и культурные ценности … в свидетельство о праве наследования Богданова не включала". (см. http://soratniki.narod.ru/doc.htm)

10. Письмо С.Н.Рериха к В.А.Шибаеву от 11 декабря 1967 г.: "Раечка смотрит за квартирой Ю.Н. Это как бы "мемориальная квартира". Большинство книг перешло в Инст[итут] Народ[ов] Азии, где отдельный Кабинет-библиотека имени Ю.Н. На квартире висят картины Н.К., как это было и при Ю.Н., и вообще сохранился облик прошлого. Раечка смотрит хорошо за всем. У нее много друзей, есть и подмосковная дача. Летом она проводит каникулы или на Черном, или [на] Балтийском море. Так что всё Слава Богу". (См. "Цитаты из писем и дневников Е.И.Рерих о сестрах Богдановых").

11. Из книги воспоминаний Л.С.Митусовой: "К сожалению, именно "Прибалтика" испортила Раю Богданову после ухода Юрика и её старшей сестры Людмилы. Какие-то почитатели Рерихов приезжали из Риги, заботились о Рае; внушали ей, что не надо уезжать обратно в Индию в Святославу Николаевичу и Девике Рани, что раньше она была прислугой Елены Ивановны, а теперь, если уедет, ей придется прислуживать Девике Рани; говорили, что и Советском Союзе больше возможностей... Очень большую роль в "переделке" Раи сыграла Екатерина из Латвийского Рериховского общества.
После ухода Юрия Николаевича Рая была очень привязана ко мне, к Тане, по-прежнему относилась к нам как к ближайшим родственницам Рерихов. Очень просила, чтобы я взяла её с собой летом в Крым. Я уже договорилась с нашими друзьями в Коктебеле, но накануне отъезда к Рае приехали рижане и убедили её не ехать с "какими-то Митусовыми", и они поехала в Ригу.
Из Риги она вернулась уже другим человеком. Ей ложно внушали о её высоком воплощении в прошлом (якобы подруги Жанны Д'Арк), окружали ее свечами, молениями; её рассказы об экспедиции Рерихов объясняли совершенно превратно и фантастично. Она, видимо, поверила в эти объяснения. Сказался недостаток культуры и образования, но погубило её тщеславие, желание быть не прислугой, а "родственницей" Рерихов.
Вспоминаю один мой разговор о Рае ещё с Юриком. Как-то, не помню по какому поводу, я спросила Юрия Николаевича: "Юрик, почему вы не продолжили образование Раи?" Он ответил: "Это её потолок".
Спустя какое-то время вокруг Раи стали появляться совершенно некультурные личности. Через художника Илью Глазунова возник Витя Васильчик - явно ненормальный, одержимый тип, полностью подчинивший себе Раю, осквернивший с её согласия квартиру Юрия Николаевича". (См. "Отрывки из книги воспоминаний Л.С.Митусовой").

12. Письмо П.Ф.Беликова к Л.В.Шапошниковой от 9 апреля 1973 г.: "Квартира на Ленинском проспекте меня, да и всех, кого я знаю, за исключением самой И.М., сильно тревожит. Дело в том, что И.М. абсолютно не подготовлена к той роли, в которую ее впряг Васильчик и довольно комфортабельно при ней пристроился главным режиссером. Мне приходилось наблюдать совместную жизнь Ю.Н. с сестрами Богдановыми и отношение к ним С.Н. Имеются также упоминания о них в письмах Е.И.
Их приютили в семье и относились к ним, действительно, как к членам семьи, хотя на самом деле никакого удочерения никогда не было, о чем я имею письменное свидетельство. "Удочерение" потребовалось, чтобы объяснить их возвращение в Союз с Ю.Н. Им был дан выбор - остаться в Индии или приехать сюда. Они предпочли остаться с Ю.Н., т.к. с Девикой сжиться не могли, она на них как на членов семьи смотреть не умела (очевидно, индийская "кастовость" и в этом играла свою роль, а может быть, и что иное, точно не знаю).
Ираиду Михайловну взяли почти девочкой и только потому, что ее не с кем было оставить. Людмила Михайловна была старше, серьезнее, и в ней не было того тщеславия, на котором сейчас удачно сыграл Васильчик. Ираиду Михайловну обучал грамоте Шибаев, научили ее немного печатать на машинке, хотели послать учиться дальше, но ни желания, ни склонностей она не выказала, поэтому и не принимала участия в обсуждении каких-либо дел. При Ю.Н., так же как и в бытность здесь С.Н., она даже не появлялась в кабинете, когда шел с кем-либо серьезный деловой разговор, так же как и абсолютно не знала, что здесь на квартире осталось и что к чему годится. Ю.Н. и С.Н. очень хорошо относились к сестрам. И теперь С.Н. старается во всем Раю поддержать, но, конечно, он не одобрил бы того, что сейчас на квартире делается, писать же ему обо всем за границу как-то неловко. Это - сугубо личный разговор, к которому не знаешь как и приступить. Дела, как говорится, семейные, и, может быть, "третий" в них просто нежелателен. Ю.Н. и С.Н., похоже, давали обещание Е.И. не оставлять сестер "в беде" и свое слово твердо держали. Но сама И.М., как ни обидно, но, похоже, "сошла с рельсов". Сбили ее "почитатели", нарекшие ее именем "Богданова-Рерих", на которое она никаких прав не имеет. Судьба поставила ее на место хранительницы квартиры и наследия Ю.Н., и если бы она этой ролью ограничилась, то все было бы как нельзя лучше. Сейчас же совершенно ее закрутил Васильчик". (См. "Цитаты из писем П.Ф.Беликова о Богдановой и Васильчике".)

13. Дневник Е.И.Рерих, запись от 11 мая 1927 г. "Раю тоже Учение не минует". (См. "Цитаты из писем и дневников Е.И.Рерих о сестрах Богдановых").

14. Письмо П.Ф.Беликова к Г.Ф.Лукину от 23 апреля 1973 г.: "Пришлось проверить все очерки и составить точный отчет для Кузьминой вместе с пояснительной запиской, откуда и как попали очерки "Листов дневника" ко мне. Конечно, все Раины подсчеты оказались неправильными. Из 174 очерков, которые пойдут в сборник, от нее получены только 56, остальные или были опубликованы, или получены мной от С.Н. и З.Г., на что имею полные доказательства. Да и дело не в этом. Очерки писались не для меня и не для нее, а для того, чтобы их обнародовать. И вот теперь, когда уже эта работа проделана, она выступает с такими насквозь ложными заявлениями. Знаю, что на все это подбил ее Васильчик, но ведь хоть каплю разума надо иметь и самой. Совесть тоже все-таки должна быть. Ведь то, что я брал от нее, все с ее согласия, я платил ей за перепечатку, давал те очерки, которых у нее нет. Главное же - все отлично знали о моей работе над очерками и для чего все это делается. И сборник ведь не "мой", а большого научного коллектива, где я буду числиться лишь одним из составителей.
Поражает грубая ложь во всем. Кузьминой Рая и Васильчик говорят о своих правах и "претензиях" на публикацию "Листов дневника", а мне в своем письме Рая пишет: "Ввиду того, что большинство очерков получено от меня, я должна вместе с Вами быть составителем". По своей неразумности она даже не понимает, что между составителем и держателем архивных материалов - огромная разница. Тогда мне нужно в составителях указывать и С.Н., и З.Г., т.к. большинство очерков получено все-таки от них, а не от нее.
Похоже, что, опасаясь, что с собственным изданием у них ничего не получится, они "на всякий случай" пристраиваются к тому, которое без всякого их труда уже почти готово.
Я написал Рае по возможности мягкое письмо. Мне по-душевному жаль ее и не хочется с ней ссориться, несмотря на то, что из ее квартиры и с ее помощью уже не первый раз против меня ведутся интриги. На них я могу рукой махнуть. Но ведь все это губительно для самого Дела. Боюсь, что никакие письма на Раю уже не подействуют. Все ее переписку уже давно ведет Васильчик. Он пишет и С.Н., и З.Г., и всем другим, а Рая только подписывается. Причем раньше, когда писала сама, подписывалась "Рая". Теперь ей так подписываться не позволяют. Подписывается уже "Ираида Михайловна", а скоро будем получать письма за подписью "И.М.Рерих". Ведь, разговаривая по телефону, Васильчик обычно говорит: "Звоню по поручению дочери Николая Константиновича Рериха". Скверно от всего этого на душе. Бежать хочется, но не могу". (См. "Цитаты из писем П.Ф.Беликова о Богдановой и Васильчике".)

15. Письмо С.Н.Рериха к П.Ф.Беликову от 20 марта 1974 г.: "Меня удивило, что Рая не позволила снять картины Н.К. Почему? В чем дело? От нее я уже давно не имел сведений". (См. "Цитаты из писем С.Н.Рериха по поводу наследия Ю.Н.Рериха")

16. Письмо П.Ф.Беликова к Л.В.Шапошниковой от 9 декабря 1974 г.:
"Дорогая Людмила Васильевна,
После очень полезного разговора с Вами и нескольких дней, проведенных в размышлениях дома, написал проект письма Академии художеств в Министерство культуры и послал его Кузьминой. Я отнюдь не уверен, что Кузьмина даст ему ход, но, как мне кажется, действия именно в этом направлении необходимы до того, как официально от своего лица С.Н. может предложить в дар государству ценности, которые находятся на квартире Ю.Н., с тем чтобы эту квартиру сделали мемориальной. До этого нужно точно определить юридическую основу на сегодняшний день. Посылаю Вам копию своего проекта. Послал ее также Рените Андреевне. Если со стороны Академии художеств действий не последует, то нужно как-то иначе все это дело поднять и выяснить, чтобы С.Н. мог уже действовать без риска - предлагать в дар то, что ему юридически не принадлежит.
Чем больше думал, тем больше склоняюсь к варианту отделения архива от квартиры. Это снимет сразу же много сложных проблем функционального назначения квартиры-музея и облегчит поиск заведующего квартирой по той ведомственной линии, к которой квартира будет прикреплена.
Я полагаю опять быть в Москве сразу после первого января. Если 27-го в Ленинграде не увижу С.Н., то не смогу с самого его приезда рассказать ему о таких планах, так что поддержите его именно в таких мыслях. Думаю, что в этом нам нужно объединить[ся] сейчас втроем - Вы, я и Ренита Андреевна. Другим пока что относительно такого плана знать незачем, дабы не было нежелательной "утечки информации".
С самыми искренними светлыми пожеланиями
Ваш П.Беликов" (См. "Цитаты из писем П.Ф.Беликова о Богдановой и Васильчике".)

17. Письмо П.Ф.Беликова к Л.В.Шапошниковой от 5 апреля 1976 г.: "В своих предложениях к С.Н. я выдвинул идею о создании комитета на общественных началах, который взял бы под контроль архив Ю.Н. и использование его для публикаций. В дальнейшем могут быть найдены и другие, более эффективные "формы", но, как мне представляется, на первых шагах необходимо создать что-то, что незамедлительно могло бы действовать в направлении полного контроля над фирмой "Богданова-Васильчик" в направлении ее ликвидации как юридически-правовой единицы. С этой стороны можно ожидать и наибольшего противодействия". (См. "Цитаты из писем П.Ф.Беликова о Богдановой и Васильчике".)

18. Письмо П.Ф.Беликова к Л.В.Шапошниковой от 5 апреля 1976 г.: "Я, конечно, обо всем сразу же информировал С.Н. и послал ему "проект" письма к П[ётр] Н[илычу] [Демичеву], которое как бы явилось детализацией оставленной "памятной записки". Основные предложенные мной положения предусматривают на первых шагах: взятие на учет всех ценностей на квартире Ю.Н.; контроль над использованием всех архивных материалов, а следовательно, и возможных на их основе публикаций; контроль над использованием картин, как на выставках, так и при показе их на месте; официальный протест С.Н. против пользования Богдановой двойной фамили[ей]". (См. "Цитаты из писем П.Ф.Беликова о Богдановой и Васильчике".)

19. Письмо С.Н.Рериха министру культуры СССР П.Н.Демичеву от 24 апреля 1976 г.: "… я мог бы предложить Вашему вниманию и обсуждению с Вами следующие мероприятия, проведение которых могло бы быть осуществлено в рамках действующего законодательства:
1. Взять на учет художественные ценности и архивные материалы, а также наше семейное имущество, которое осталось на квартире моего брата после его кончины.
2. Ответственность за сохранность может быть поручена по ведомствам Академии художеств или Академии Наук СССР, чтобы имущество, находящееся на квартире моего покойного брата Юрия Николаевича Рериха, ни в коем случае не могло бы быть распродано или неправильно употреблено Ираидой Богдановой или людьми ее окружения.
3. Использование художественных коллекций и архивных материалов из квартиры моего брата, проф. Ю.Н.Рериха (например, выдача картин на выставки, посещение квартиры экскурсиями и экскурсоведческая работа, публикация архивных материалов и т.п.), должно проходить под контролем компетентных лиц, для чего могла бы быть создана соответствующая комиссия на общественных началах".

  • Цитаты из писем С.Н.Рериха по поводу наследия Ю.Н.Рериха

    20. См. "Последние дни Ираиды Михайловны Богдановой"

    21. См. "Московские Новости" N.5 за 2005 год (04.02.2005), статья "Рерих под колпаком у Шеленберга".

    22. См. результаты торгов биржи "Сотбис" от 26.04.06.

    23. Н.К.Рерих записывает в Монголии в 1926 году в своих путевых заметках "Алтай-Гималаи": "Людмила и Рая поедут с нами. Первая тринадцатилетняя путешественница в Тибет". А через год в Тибете: "Хорошо держатся Людмила и Рая, или, как тибетцы зовут их, Мила и Рея".

    24. Письмо Е.И.Рерих к К.Н.Муромцевой от 21 февраля 1935 г.: "Сейчас я осталась в своем Гималайском Ашраме со Светиком и Владимиром Анатольевичем Шибаевым, нашим давним сотрудником. Живем дружно, тихо, каждый погружен в свою работу. Светик все совершенствуется в живописи и в своем исследовании местной и тибетской медицины и свойств лекарственных трав, также душой и телом предан изучению восточных Учений и алхимических книг. Я же не отрываюсь от своего письменного стола. Приходится много писать по разным вопросам Учения. Со мною и обе славные русские девочки. Старшая, Людмила, хлопочет целый день по хозяйству, а младшая, Рая, - мой маленький секретарь, - занята переписыванием на машинке". (См. "Цитаты из писем и дневников Е.И.Рерих о сестрах Богдановых").

    25. Письмо Е.И.Рерих к Ф.Д.Лукину от 19 июня 1933 г.: " …я не была единственной женщиной, участвовавшей в экспедиции. С нами были две молоденькие казачки-сибирячки Людмила и Рая Богдановы, которые действительно оправдали свою фамилию, ибо явились не только незаменимыми помощницами, но и истинными сотрудницами, и сейчас они живут, как члены нашей семьи в нашем трудовом Ашраме. Вам, вероятно, будет интересно узнать, что было указано, что мне нужна будет женщина в походе, и при этом задолго было дано имя старшей, Людмилы, которую с маленькой сестренкой мы и нашли по приезде в Ургу". (См. "Цитаты из писем и дневников Е.И.Рерих о сестрах Богдановых").

    26. Письмо Ю.Н.Рериха к С.Н.Рериху от 8 ноября 1958 г.: "Выставка в настоящее время направлена в Киев, где откроется числа 15-го. Затем, вероятно, Тбилиси и Вильнюс. Ведутся разговоры о создании постоянного музея. Предлагают устроить музей при Русском музее в Ленинграде, где в настоящее время заканчивается аппекс с отдельным входом и хорошими залами. В Москве помещений мало, разве что старые особняки, но это сложно. Затем думаю о филиале Музея в Сибири, на Алтае. Туда брошены большие силы и, памятуя устремление Пасика к Алтаю, думаю, что это будет хорошо. Там только что закончили новую галерею. Ведь там будущее".
    Письмо Ю.Н.Рериха к С.Н.Рериху от 20 декабря 1958 г.: "Ведем организационные беседы по созданию мемориального музея в Ленинграде и филиала к Алтаю". (См. Письма Рерих Ю.Н. Том 2. - МЦР, 2002 г.)
    Письмо Ю.Н.Рериха к Р.Я.Рудзитису от 24 декабря 1958 г.: "Выставка в Киеве продлится до начала января. Затем пойдет в Тбилиси, после чего предстоит организация мемориального Музея - Ленинград и Сибирь (Алтай)". (См. Письма Рерих Ю.Н. Том 2. - МЦР, 2002 г.)

    27."Мир Огненный 2", параграф 297: "Нередко люди спрашивают: "Как поступать с заветами ушедших?" Часто такие поручения не отвечают убеждению исполнителей. Можно предложить, кроме братоубийственных поручений, исполнить все остальное. Не следует принимать карму чужую, тем более что ушедшие продолжают развивать энергию по принятому ими направлению. Ведь очень трудно изменить убеждение, продолжающееся в Тонком Мире. Потому исполнение завещаний очень полезно для гармонии токов".

    03.08.2006.
    А.Люфт,
    редактор сайта "Живая Этика в мире".