Государственный музей Востока, 25 сентября 2007 г.
 

О проведении пресс-конференции в Государственном музее Востока я узнала в последний момент, но билет из Питера, к счастью, достала и вовремя была на месте. Очень была рада, что музей Востока наконец-то решил ответить оскорбительным лживым наветам продажной московской прессы - его "благородное" молчание начинало раздражать своей беззубой позицией.

Участниками конференции, к моему удовлетворению, стали такие уважаемые люди в мире науки и искусства как Директор Государственного Эрмитажа М.Б.Пиотровский, Директор Института востоковедения РАН Р.Б.Рыбаков. Присутствовал Генеральный директор галереи "Новый Эрмитаж" В.А. Дудаков (участвовавший как эксперт в проверке наличия и использования коллекции картин Рерихов в Музее Востока в составе комиссии Счетной палаты), директор Музея-Института Рериха в Петербурге А.А. Бондаренко, журналист И.В. Корольков, вступившийся за музей и за это поплатившийся местом работы, Г.П. Попов, в руки которого мадам К.Кэмпбелл в 1977 году, ровно тридцать лет назад, передала для музея ценнейшее собрание картин Рерихов и произведений искусства Востока из коллекции семьи Рерихов, ставшей основой первой постоянной экспозиции в Музее Востока.

Во вступительном слове директор музея А.В.Седов сказал о том, что наследие Рерихов настолько объемно и многогранно, что его хватит на долгие годы представителям науки и искусства, которые захотят его изучать. Примерно об этом же сказал и М.Б. Пиотровский, добавив, что сейчас везде идут наезды на музеи, подобные рейдерским, с ложными обвинениями в том, что музейные сокровища плохо хранятся и гниют в сырых подвалах.

Все, что происходило дальше, напоминало разговор с глухими. Пришедшие плотным строем сотрудники и представители МЦР во главе с В.В. Фроловым, доктором философских наук, стали упорно задавать вопросы, не заявленные в теме конференции. Им очень хотелось дискуссировать по поводу диссертации В.А.Росова, на опорочивание которой МЦР уже истратил в СМИ более 3 миллионов рублей (см. статью в "Российской газете" от 21 сентября с.г.).

Директор несколько раз возвращал крикунов к теме конференции, но безуспешно. Дама из издания "Содружество" буквально пристала к нему с одним и тем же вопросом - на каком основании собрание, принадлежавшее С.Н.Рериху, после ухода его из жизни было поставлено на государственный учет и введено в состав музейного фонда Российской Федерации? Несмотря на ссылки директора на документы Счетной Палаты, в которых обо всем сказано четко и ясно, она никак не могла утихомириться и производила впечатление заведенной механической куклы.

Особый интерес вызвало короткое и эмоциональное выступление Р.Б.Рыбакова по поводу личности Л.В.Шапошниковой. В ответ на призывы сторонников МЦР уважать Людмилу Васильевну за полученный орден от В.В.Путина, Ростиславом Борисовичем резонно был задан вопрос, помнят ли сколько орденов Ленина имел незабвенный Лысенко? Особый интерес вызвало его заявление о статье-письме С.Н.Рериха 1989 года "Медлить нельзя", которое процитировал В.В.Фролов (ту его часть, в которой Святослав Николаевич возражает, чтобы создающийся общественный музей Н.К.Рериха имел бы какое-либо отношение к Государственному музею Востока). Рыбаков громко сказал (впервые публично на записывающие камеры), что это письмо было написано не Святославом Николаевичем, а лично им при совершенно других обстоятельствах и используется до сих пор МЦР в своих неблаговидных целях. Это вызвало общий восторг и большое удовлетворение с одной стороны, и злобное шипение с другой. При последнем заявлении Рыбакова г-н Фролов от негодования покраснел (ведь из- под ног руководства МЦР выбивался главный кирпич фундамента, на котором стоит идея о том, что Святослав Николаевич был настроен против Музея Востока при создании Музея Н.К.Рериха).

Представители МЦР славятся своим умением навязать спор на свою тему, не имеющую отношения к заявленной. Эту свою способность они проявили на пресс-конференции в Музее Востока в полном объеме. Главным, из-за чего музей собрал журналистов, было обоснованное документами заявление-протест о появляющейся в течение нескольких лет со стороны МЦР лживой информации в прессе о якобы украденных в музее семидесяти картинах Рерихов и использовании вместо них фальшивых полотен. Причем, эта информация выдается даже руководством МЦР в лице его Президента Ю.Воронцова, бывшего международника высокого ранга.

Как и можно было предположить, представители МЦР молча пропустили мимо ушей подробное сообщение с документами в руках О.В.Румянцевой, бывшей много лет хранителем собрания картин Рерихов, получившей из рук К.Кэмпбелл переданную ею музею коллекцию Рерихов, и после ухода из жизни С.Н.Рериха по решению Администрации поставившей на государственный учет хранившиеся в музее картины Рерихов из его собрания.

МЦР, который на это собрание до сих пор претендует, свои юридические права на него не подтвердил в суде (в нескольких инстанциях), и картины должны были перейти на государственный учет как не имеющие владельца, где бы в тот момент они не хранились. Вот этот факт, абсолютно ясный с юридической точки зрения, вызвал многочисленные вопросы со стороны сторонников МЦР, не задавших ни одного вопроса об "украденных" картинах, прекрасно зная, что это - лживое обвинение.

В течение двух с половиной часов представители МЦР задавали вопросы (а более того сами выступали) на темы, не заявленные в пресс-справке, особенно о диссертации В.А.Росова, которую эта организация шельмует во всех газетах, ими купленных (точнее - на их рекламных площадях). И это происходило несмотря на то, что директор музея, ведущий пресс-конференцию, категорически отказался вступать в дискуссию на эту тему.

Зная повадки МЦР и их способности все переворачивать с ног на голову, ничего хорошего в газетах об этой пресс-конференции я не ожидала. И, тем не менее, они снова удивили. И не столько "Новая газета", где почти в каждом выпуске - ложь, противоречащая всем имеющимся в Государственном музее Востока юридическим документам, сколько "Независимая газета". Не прошло и месяца со дня прекрасной большой публикации, поставившей, казалось бы, "все точки над и" по поводу пропажи картин Рерихов из музея Востока и о самой личности Л.В.Шапошниковой, и вдруг - сведения о пресс-конференции не просто искаженные, а целиком выдуманные.

В подзаголовке выделенная первой, - тема о претензии Музея Востока на здание, в котором расположился МЦР, представлена в виде заинтересованности государственного музея в доме и в земле как в материальной ценности, в последнее время фантастически поднявшейся в цене. Ни слова не сказано о том, что по решению Президиума Высшего Арбитражного суда это здание принадлежит Государственному музею Востока и выделено еще в 1993 году Постановлением Правительства Российской Федерации для создания в нем Музея Н.К.Рериха-филиала Музея Востока для размещения в нем всего уникального собрания, которым располагает музей. Однако Антон Величко пишет в своем сообщении: "На основании чего собираются отнимать усадьбу у МЦР, может разобраться только журналистское расследование". А ведь несведущий читатель, пожалуй, поверит!

Далее вторая тема заявлена Антоном Величко так: "Во-вторых, ситуация по поводу крупнейшей коллекции картин Рерихов, завещанной Святославом Рерихом МЦР (устроителями мероприятия предполагается, что она тоже является собственностью музея)". Государственный музей Востока выиграл все суды, в иске МЦР было отказано неоднократно, об этом не мог не знать журналист, который на эту тему пишет в газету.

В-третьих, тема о защите диссертации В.А.Росовым и ее утверждении ВАКом не была заявлена в пресс-релизе. Директор музея А.В.Седов несколько раз довольно резко сказал, что эту тему можно обсуждать только с представителями научного мира, а не на пресс-конференции с журналистами. Однако в сообщении "Независимой газеты" эта тема была поставлена в программе как заявленная в пресс-релизе.

В сообщении о пресс-конференции его автор Антон Величко поместил мнение экспертов о диссертации В.А.Росова, хотя к пресс-конференции это не имело ни малейшего отношения. Это мнение было такого рода, что автору диссертации нужно было бы судиться с экспертами, так как его упрекали в том, чего в диссертации не было и быть не могло. Ведь вот как хитро: как матрешка в матрешке - хотя и не имеет отношения к теме сообщения о пресс-конференции, а прокричал, что хотел (точнее, что заказали).

Что касается сообщения о пресс-конференции в "Новой газете", то ложь вылезает на поверхность с первой строчки и в каждом слове. Перечислять не стоит, так как в моих статьях по этим вопросам сказано все, что можно, повторяться не хочется. Особо можно только отметить, что вложенные в реставрацию Лопухинского особняка Мастер-банком (с весьма сомнительной репутацией по последним сообщениям прессы) миллионы долларов превратились в сообщении Анны Овян в миллионы долларов народных пожертвований, что есть неправда.

Один абзац сообщения я все же повторю, так как в нем сосредоточено на один квадратный сантиметр лжи не менее чем на 1000 долларов (по расценкам НГ): "По крайней мере, об этом директор ГМВ Александр Седов заявил на пресс-конференции, которую собрал по любопытному поводу: защитить от якобы развязанной МЦР клеветнической кампании диссертацию завотделом "Наследие Рерихов" Музея Востока В.А.Росова. (Для справки: в диссертации утверждается, что Рерихи вели шпионскую деятельность, были связаны с белогвардейцами и японскими милитаристами, причем дружили с ними не просто так, а вынашивая идею создания независимого государства в Азии вооруженным путем.)"

Во-первых, подчеркну вторично, тема диссертации Росова не была заявлена в пресс-релизе, но представители МЦР, явившиеся с выписками о диссертации в руках, так хотели все это прокричать и выплеснуть для прессы, что сделали вид, якобы директор музея их для этого только и собрал.

Во-вторых - сколько можно писать, что в диссертации Росова нет всех тех преступлений, в которых ни Рерих, ни Росов ни сном, ни духом не виноваты? Все это больная фантазия МЦР! Ведь сколько не кричи: "Хрен, хрен, хрен" - во рту горько не будет! Удивляет другое - почему до сих пор Росов не подал в суд за ошельмовывание его работы и доброго имени Рериха? Правда и то - страшно связываться с организацией, которая все покупает "на корню" - и судьи не святые.

Далее по тексту Анны Овян: "Правда, от обсуждения собственно диссертации г-н Седов уклонился". Он не уклонился, а прямым текстом сказал, что обсуждение диссертации Росова не входит в программу пресс-конференции. Совершенно резонно он заявил, что если у кого-то есть другое мнение о какой-либо научной работе, пишите отзыв, возражайте научными контр-аргументами, спорьте на языке научного диспута.

Главная тема пресс-конференции - о ложном обвинении Международным Центром Рериха Государственного музея Востока о якобы украденных в музее 70 картинах Рерихов, которая была полностью раскрыта с документами в руках, не вызвала у Анны Овян никакого интереса (раз не украдены - фишки нет). Другое интересно - об Игоре Королькове, журналисте, уволенном из "Новой газеты" за то, что кражи в Музее Востока он не обнаружил и неправду писать отказался, написано пренебрежительно как о ложно представленном музеем сотрудником газеты, в которой он больше не работает. Постеснялись бы!

Анна Войнаровская,
независимый журналист, Петербург
2 октября 2007 г.