Манускрипты-дневники Е.И.Рерих

в печатном виде

 

 

Тетрадь 35

12.05.1932 ‒ 26.11.1932[1]

 

 

12 мая 1932,

четверг,

«Урусвати»

Среди множества токов сильнейшими будут крайние охлаждающие и огненные: Урусвати в Т[ибете] испытала огненные и после [них] охлаждающие. Для огненных токов требуется ламами целая утрированная [учителем] процедура, но, как видите, можно идти и непосредственно сердцем. Учитель направляет токи, но сердце самого Учителя иногда нуждается в соединительном веществе; тогда энергия ученика имеет особое значение. Учитель должен быть очень признателен, когда очищенная энергия ученика восходит мощною спиралью – это зовется Колесом Сотрудничества. Также Учитель готов всегда поделиться запасом энергии, но и ученик должен быть готов иметь очищенное сердце.

Теперь др[угое].

Упражнение при охлаждающих токах можно сравнить с куском льда, приложенным к телу. Конечно, ритм токов будет напоминать некоторый рефрижератор. Такое вибрационное движение дает не только внешнее, но и внутреннее пронизывание.

Сядем.

Устремитесь в будущее. Нужно принять текущее время как мост над гремящим потоком. Не нужно привязывать сознание к кривым условиям, они лишь хворост на мосту. Обычно людские несчастья происходят лишь в силу задержки внимания на преходящих толчках, которые нужно миновать. Каждый водитель стремится лишь не задержаться.

Теперь др[угое].

Не уменьшается битва, но даже захватывает новые страны. Тяжко Швеции и Румынии, как клещи по миру! Очень спешу.

13 мая 1932,

пятница

Сердце, по существу своему, есть свыше действующий и дающий орган; потому в природе сердца всякое даяние. Каждое положительное Учение заповедует даяние. Такое утверждение именно практично, ибо без даяния сердце и не живет. Конечно, нужно понять даяние во всей справедливости. Нельзя понимать лишь денежное даяние или ненужными предметами – истинное даяние в духе. Пусть каждое сердце источает потоки даров духа. Недаром сказано, что каждое биение сердца есть улыбка, слеза и золото. Вся жизнь проистекает через сердце. Нужно уметь дать сердцу постоянную работу. Ничто иное не может так утончить сердце, как беспредельное духовное даяние. Обычно духовное даяние не оценивается, как не ценится все  незримое. Но источник богатств, как духовных, так и материальных, есть сердце. Только бы приобщить его к каждому случаю, когда ценно биение сердца.

Сядем.

Масло деодара называли сердечным бальзамом. Действительно, некоторые вещества принадлежат к сердцу природы, и благородство их несет очищение сердца. То же и в розах, и в мускусе, и в янтаре. Называю вещества различных состояний, чтобы очертить размеры сердца природы.

Теперь др[угое].

Радуюсь, что Удрая обращает внимание на ритм токов – так можно преуспеть. Прошу обращать внимание на проявления. Очень удачно, если не только землетрясение и извержения, но и тайфуны и град отмечаются сердцем – это утончение!

Помолчим.

Если бы знали, как спешу!

14 мая 1932,

суббота

Предпочтительно уверить себя в том, что сердце не наш орган, но дано для высших сношений. Может быть, если люди и начнут считать сердце чем-то ссуженным Свыше, они отнесутся более бережно. Некий отшельник вышел из своего уединения с вестью, говоря каждому встречному – «Имеешь сердце». Когда же спрашивали его – почему он не говорит о милосердии, терпении, преданности, любви и всех благих основах жизни, он отвечал – «Лишь бы не забыли о сердце, остальное приложится». Действительно, можем ли обратиться к любви,  если ей негде пребывать? Или где поместится терпение, если обитель его закрыта? Так, чтобы не терзаться неприложимыми благами, нужно создать для них сад, который откроется среди осознания сердца. Станем же твердо на основе сердца и поймем, что без сердца мы шелуха погибшая.

Сядем.

Кто любит цветы, тот на пути сердца. Кто знает устремление ввысь, тот на пути сердца. Кто чисто мыслит, тот на пути сердца. Кто знает о мирах высших, тот на пути сердца. Кто готов к Беспредельности, тот на пути сердца. Так будем звать сердца к познанию Источника. Правильно понять, что сущность сердца принадлежит как к Тонкому, так и Огненному Миру. Можно осознавать миры в сердце, но не в уме. Так мудрость противоположна уму, но не запрещено украсить ум мудростью.

Помолчим.

Храните единение – велика Битва. Спешу.

15 мая 1932,

воскресенье

Чувство всегда одержит верх над разумом, нужно принять это как непобедимую истину. Потому, когда говорим о сердце, мы утверждаем твердыню чувства, но как далеко чувство сердца от похоти! Учение о творящем чувстве будет познанием творчества мыслей. Не будем расчленять область чувства, ибо это одно цветущее поле. Знаем посев чувства, но где же плоды одного разума? Не может творить рассудок, если не дать зерно сердца. Так когда говорим о сердце, говорим о Прекрасном. 

Теперь др[угое].

Считаю, можно пустить существующую, насущную жизнь по руслу сердца, но при знании основных законов. Так утверждаем сущность построения твердого и прекрасного.

Сядем.

Поверх Учения не забудем о битве. Необычно, что во время великого приступа Мы толкуем о сердце прекрасном. Можно назвать Наши беседы утверждением спокойствия.

Теперь др[угое].

Какое мощное нападение ведется на Сербию, на Японию, на Францию, на Швецию, на Италию и по всему миру. Но время потопления злодеев еще не пришло. Так будьте уверены, что все гибели идут от злодеев. Так можно многое понять, когда знаете, кто является сотрудником Сатаны. Можно ожидать утонченных злодеяний. Так будьте в крепости, зная ближайшие сроки. Спешу.

16 мая 1932,

понедельник

«И положил с вечера мысль на сердце, а заутро дал решение» – сказано о Старце Гор[ы] в хрониках персидских. Для многих это просто сказка-прибаутка. Между тем, целое Учение дано в этом речении – именно, положил мысль на сердце. Нигде иначе не может преобразиться мысль, как на престоле сердца! У многих читателей книги «Сердце» явится соображение – неужели мы вынесли нечто новое и приложимое? Таким людям хотелось бы иметь аптечное предписание и возвышать сердце патентованными пилюлями; для них Указ положить мысль на сердце – чепуха, и мысль им трудно расчленить из смятенного сознания. И сердце им невозможно найти по извилинам рассудка. Но тот, кто уже почуял престол сердца, тот познает и дисциплину духа. Мы посылаем зовы о сердце тем друзьям, которые встретятся на перепутье Востока. Тем посылаем зовы единения, сердце которых приложилось уже к музыке сфер. Кому сфера – пустота, тому и сердце лишь мешок кровавый.

Сядем.

Кто же может быть сейчас не серьезным, когда все, кто мыслят, понимают крушение Старого Мира – именно крушение, ибо многое еще не изжито. Но ввержены в одно Горнило несоизмеримые вещества! И понятие отсутствия дисциплины, умерщвляя, несет разложение. Нужно собрать все мужество, чтобы идти мыслью о сердце. Трепещет вибрация и невозможно требовать от воинов четкости, когда смута затемняет глаза.

Помолчим.

Превозмогайте тревогу, ибо мир трепещет, но не думайте, что можно мыслить обычно. Только о будущем, только об Учителе! Спешу.

17 мая 1932,

вторник

Престол сердца называется не только как символ, но также и потому, что при положении мысли на сердце можно ощущать легкое как бы давление в верхней части сердца. Ощущение это настолько тонко, что непривыкший к тонкому чувствованию даже не заметит его. Но люди с утонченным сознанием ясно почувствуют это давление мысленной энергии.

Теперь др[угое].

Часто смешивают явление волевой посылки с сердечной энергией. Можно легко отличить волевой приказ, при котором явление мозга действует через глаз или током конечностей. Для воздействия сердцем не требуется внешних приемов. Можно сказать, что за последнее столетие Запад воспринял мозговые методы, потому что они очевидны, хотя и поверхностны и несовершенны, как и все нуждающееся во внешних приемах. Восток, несмотря на многие падения свои, все-таки сохранил методы сердца. Так во всем будем устремляться к внутреннему, иначе говоря, к глубокому (посл[ать] в Ам[ерику]).

Сядем.

Чтобы приблизиться к методу сердца, нужно, прежде всего, полюбить мир сердечный или, вернее, научиться уважать все, сопряженное с сердцем. Многие совершенно не представляют себе различие пути мозга и сердца. Трудно этим мозговикам принять Миры Высшие. Также не могут они представить себе преимущество Тонкого Мира. Явление сфер Тонких будет соответствовать состоянию сердца. Так сердце, уже звучащее пространственным ритмом, будет знать и звучание сфер, и аромат тонкий, и ему преклонятся цветы созвучащие. Видеть цветы Тонкого Мира – значит уже подняться в сферу прекрасную. Можно увидеть эти очищенные образы и при бодрствовании, но для этого нужен пламень сердца. Можно видеть и огонь сердца прекрасный порхающим над сердцем. Урусвати  знает это. Но для этих проявлений нужно зажечь сердце. Так сердце не есть отвлеченность, но мост к Высшим Мирам.

Помолчим.

Эти ночи очень сильны токами и лучами охлаждающими, потому что огонь подземный близко.

Т[еперь] др[угое].

Битва велика – спешу!

18 мая 1932,

среда

Защищенность не есть еще сопротивляемость. Все мечтают о развитии сопротивляемости. Невосприимчивость есть лишь слабая степень явления сопротивляемости. Иммунитет в сердце, но активная сопротивляемость тоже не в мозгу. Лишь энергия сердца делает человека неуязвимым и несет его поверх препятствий. Так можно запомнить о сердце как об оружии. Именно, оружие Света – Сердце! Но пусть не заподозрят Нас как противников мозга. Пусть пахарь добрый – мозг – трудится над своими посевами, пусть он утучняет свои зерна и несет мысль утонченную и заостренную боями. Но современное погибельное положение создалось извращенным помыслом мозга. Потому снова обратимся к сердцу как к судье и водителю. Кто поможет близким найти путь сердца, тот найдет и свое совершенствование.

Сядем.

Правильно заметили, что многое должно быть совершено самими. В этом разгадка, почему помощь приходит в последний момент, иначе невозможно совершенствоваться духом. Также было бы недопустимым пресекать течение энергии, если оно идет правильно. Если самоубийство есть величайшее преступление, то и всякое пресечение потока устремленной энергии так же вредно. Лишь для совершенствования духа мы здесь. Так не будем пресекать живоносную энергию. Понятие Сантаны есть обширное утверждение потока энергии.

Теперь др[угое].

Призовем находчивость для утверждения сопротивляемости. Нужно эту мысль положить на сердце, иначе она не приложится к исполнению. Главное, чтобы Указания не оставались без приложения. Благословенны опасности, они научают единению и сопротивляемости. Когда же усилить эти состояния утверждением сердца, то и доспех готов. Доспех для Марса готовили и ковали Вулкан и Венера. Так символ мира мудрого сочетает понятие жизни.

Помолчим. Как нужно бывает объединение молчанием, ничто так не влияет на сердце, как напряженное молчание – битва велика! Спешу.

Вопрос об адвокатах.

– Шумят, это полезно для тактики Адверза.

19 мая 1932,

четверг

Мантрам и все молитвы могут или поддерживать внешний ритм, но также могут служить как соединение с Высшим Миром. Много людей ухитряются не получать из молитвы ни внешнего, ни внутреннего смысла. Прекрасные гимны Риг-Вед умерли, ибо не проникли в сердце. Можно считать эту аритмичность как признак последнего периода Кали Юги. Именно тьма будет всеми мерами нарушать всякую стройность. Диссонанс является отличительным признаком всех современных искусств. Даже можно заметить, как консонанс и мажор сделались как бы отличительным признаком устарелости. Нужно иметь известное мужество, чтобы продолжать творить в консонансе мажора – маэстозо! Так нужно по всему строению жизни отмечать отклонение от всякого героизма. Во всем мире трусливая злобность отличает сторонников тьмы и Хаоса. Но сердце просит устроения, ибо знает, насколько заразителен Хаос. Каждое разложение порождает такое же.

Теперь др[угое].

Сами видите, как нарастают события. Сами видите, какие народы звучат на высшие построения. Знамя Света ненавистно тьме. Так и различайте приверженцев двух берегов.

Сядем. Нужно понимать, как проходит граница Света и тьмы. Правда, она извилиста, но по сердцу можно безошибочно узнать приверженцев тьмы. Может ли устремиться темный сердцем ввысь? Устранит ли ложь и себялюбие в уявлении жизни? Поборет ли страх перед будущим? Так и различайте – кто боится будущего, тот от тьмы. Это самый верный пробный камень.

Теперь др[угое].

Советую записать хотя бы кратко числа событий, когда они доходят до вас – именно, заметьте многие совпадения. Помолчим. Много событий, много новых сражений. Идите мужественно. 

Хорошо ли сд[елал] Юр[ий], послав книгу яп[онскому] послу?

– Даже можно больше. Спешу.

20 мая 1932,

пятница

По записям Урусвати[2]можете видеть, что смута в Бомбее отражается почти подобно космическим сотрясениям. В чем же дело? Конечно, смута, при которой вспыхивают огни особой ненависти, может равняться огням подземным. Конечно, может быть целое кровопролитное сражение, при котором будет больше ужаса или исполнения долга, и, таким образом, не достигнет особого напряжения. Войны редко будут равно напряжены, потому смута религиозная или революционная может дать несравненно сильнейшее общее напряжение. Потому напряжение измеряется не количеством выстрелов, не числом противников, но общим сознательным сердечным устремлением. Именно, как сказано – одинаково возмущение стихий, когда оно происходит из подземного или надземного огня. Но нет сильнее огня, нежели огонь сердца.

Сядем.

Именно, токи напряжены из многих стран. Посидим молча.

Вл[адыка], должна ли я отнестись спокойно к видению?

– Именно – скажу скоро. Наша огненная дружина несется в бой. Так будем особенно осторожны во время огненных действий. Скажите Лукину:[3] можно и оперировать, если хирург хорош. Конечно, это последствие многих касаний к больным. Спешу.

Опухоль злокачественна?

– Нет. 

21 мая 1932,

суббота

Уносят события мир ветхий. Во всех Заветах указывалось это время. Тем не менее, люди не думают о происходящем. Они не умеют даже приступить к мысли о будущем. Так нельзя уявить книгу без указания на Учение о времени, которое уже наступило. Нельзя уже думать, что нечто изменит течение, созданного людьми потока. Уже на дальних мирах ужасаются неизбежности огненной, но Земля продолжает окутываться темным покровом. То, для чего требовалось столетие, теперь протекает в пять лет – прогрессия ускорения по закону действует. Потому, когда говорю о сердце, значит, по этому каналу можно находить спасение. Слышите ли, повторяю о спасении. Не обсуждение, не сомнение, не колебание, но спасение будет знаком этого часа! Нужно еще тверже понять, насколько старые меры уже неуместны. Остается мост с Высших Миров – сердце. Приблизимся к Источнику чувствования Света. Поймем, как даже в пламенной пещи не горели отроки, когда вознеслись сердцем. Тяжко время!

Сядем.

Так будем твердить, не опасаясь насмешек невежд. У них даже нет помысла о значении сердца.

Теперь др[угое].

Когда спросят, как провести час трудный, [скажите –] только в ожидании, только в устремлении к Учителю или в труде. Скажите – истинно, во всех трех мерах. Также труд должен быть как бы укладка всех ценностей в дальний путь. Качество труда открывает врата сердца.

Помолчим.

Сами видите, как тяжко. Спешу. 

22 мая 1932,

воскресенье

Некто, заболевший дурною болезнью, старался в припадке ненависти дотронуться до возможно большего количества предметов во зло человечеству. Так выражается подвижность зла. Не нужно злу определенных личностей, ему уже лишь нужно вообще вредоносность. Если бы добро отличалось еще большею подвижностью! Если бы каждый преисполненный добром рассеивал его каждым прикосновением, какое множество благостных искр было бы брошено в пространство и как облегчилась бы борьба со злом! Правда, добро человеческое бывает очень глубоким, но часто ему не достает подвижности. Приходит это от невоспитанности сердца. Обычно потенциальность сердца хорошего работает спазматически, и далеко не всегда бывает открыто оно в готовности. Между тем, именно эта спазматичность допускает многие попытки зла, которое работает подобно веялке, на все стороны. Лишь непроницаемым доспехом добра можно защититься. Непохвально, если доспех будет очень прочен на спине, но именно сердце останется незащищенным.

Сядем.

Сердечное воспитание необходимо от двухлетнего возраста. Прежде всего, можно рекомендовать молоко матери или козье. Но наемная кормилица – уродливое явление. Кроме того, молоко матери часто удобоваримее и содержит уже частицы сердечной энергии. Но до сих пор это не принималось в расчет. Даже самые простые люди чуют больше истину, нежели холодные догматики.

Теперь др[угое].

Даже малый лама понимает, что взглядом можно убить бешеную собаку, но на Западе невозможно дать глаз смерти, ибо тогда началась бы недопустимая перестрелка. Так сердце может подсказать границу допустимого. Между тем, можно бы без вреда упражняться не только над растениями, но и над насекомыми и над животными, приказывая им глазом.

Теперь др[угое].

Установлены законы против многих преступлений, но нужно иметь и кодекс сердца. Нужно сеять добро каждым взглядом, каждым прикосновением, и сердце будет расти в этом упражнении добра.

Помолчим.

Конечно, вы видите, что сердечная деятельность не столько от жары, сколько от токов, и испытание мельчайших явлений может быть доступно сердцу утонченному.

Теперь др[угое].

Предательства много, сердце [утонченное] особенно чует эту мерзость. Довольно.

23 мая 1932,

понедельник

При воспитании сердца прежде всего выдвигается понятие труда. С первых лет устанавливается труд – как единственная основа жизни, как совершенствование. При этом уничтожается представление об эгоизме труда; наоборот, присоединяется широкое понимание труда на пользу общую. Такое представление уже значительно утончает сердце, но впоследствии такое расширение понятия труда станет недостаточным, тогда в огнях сердца создается труд пространственный для будущего. Тогда никакое отрицание не препятствует росту труда. Тогда пространственный труд сознательно проникает в Высшие сферы. В этом условии сознательности сердце получает прочный доспех, который даже пригодится для Огненного Мира. Будем стремиться к доспеху, всюду пригодному.

Сядем. Если огненная рука Уриэля призвана, то, значит, степень боя ужасна; не удивляйтесь, если когда буду в огненном теле, то могу опоздать к беседе. Мы теперь по времени выходим в огненном теле. Это тем нужнее, что огненное тело превыше сил Сатаны. Очень нужно прибегать к особым мерам, ибо Сатана напрягает все силы. Уже знаете, где сборище сатанинских сил. Нужно призывать Гениев Планет. Урусвати слышала вызов Уриэля и видела Его огненную Руку – Свет каждой планеты отличен. Так будьте неслыханно осторожны сейчас. Можно ожидать всяких сатанинских выходок. Моя обязанность – не скрывать от вас. Нужно сидеть как в крепости, как в сундуке. Если сроки выдержат, то обстоятельства сложатся. Уверены будьте, что предупрежу, но требую единение, понимание. Очень спешу, каждая минута дорога.

24 мая 1932,

вторник

Даже самые Высшие Существа должны преисполниться духом, чтобы действовать. Выражение  преисполниться очень точно; именно, нужно преисполниться. Значит, следует наполниться избытком духа, но не означает ли это войти в соприкосновение с Иерархией? Только это черпание духа из Высшего Источника дает обновление и напряжение огненной энергии. Потому нигде не указано затвориться духом, напротив, лишь преисполниться мощью духа, ведущего к Свету. Правильно вспомнили о стоянии на краю пропасти как о пределе напрягающем. Только эти гребни волн вознесут дух к преисполнению. Кто же думает о самости, о самоутверждении, тот никогда не черпнет Огня вечного. Так будем прикладывать свое стремление к пространственным мерам. Могу приветствовать вас, воинов крепких, знающих о Фениксе, возрождающем из пепла.

Теперь др[угое].

Не худо многое худое с точки [зрения] земных мер. Если существуют земноводные, то почему не быть огненно-земными Так в великих сетях вылавливаются и рыбы огромные.

Сядем. Называйте имена и Я дам ответ: Crane, Dale, Hewitt, Maggofin, Tissen, Megel, Stoken, Storka, Brinkton, Watson, Harshe, Каун, Pepper, Schneider, Vangton, Mac Cormick, Viereck, Battle, Norwood, Dabot, Fleisher, Giles (по отдельности), Palmers, Cousens, Sellin, Янковы, Родославские, Дарте, Rosenvald... Главное – шуметь так, чтобы Сатана заснуть не мог. Можно пригласить писателей, чтобы им изложить все нападки. Можно также устремлять взгляд на Сен-Пол (Minnesota). 

Теперь др[угое]. Нужно не терять мужества и единения – также нельзя усомниться в нужности Знака Вл[адык].

Теперь др[угое].

Сейчас великое столкновение, и огненные силы в действии. Множество поражено, и потому прошу об осторожности. Нельзя исчислить всех ухищрений, но Огненная Рука над вами.

Помолчим. Бурно море. Довольно.

Вл[адыка], правильно ли Мое ощущение, чтобы Юр[ий] не ездил верхом?

– Да, и к Манам.

25 мая 1932,

среда

Фосфорная ткань дает полное сходство с огненным телом. Подожгите такую ткань, и увидите, как [за]струится пламя разом во многих направлениях. Так вспыхивает огненное тело от поджога раздражения или потрясения.

Теперь др[угое].

Имеете предположенное средство от рака, идите по этому направлению. Но не забудьте, что при этом нужна строго растительная пища и ничего возбуждающего.

Теперь др[угое].

Могут спросить явление второй книги о Сердце. Скажите – люди любят прочесть лишь последнюю страницу, не заботясь о значении первой. Потому нужно делить Учение на слои. Особенно прескорбно видеть, как бессмысленное проглатывание последней страницы оказывает лишь вред. Сердце требует попечения и согласованности, иначе это будет поджогом фосфорной ткани.

Сядем.

Не удивляйтесь, что эта трава была известна давно. Все средства стары, но нужно приложить их к условию жизни. Явление напоминания о траве через постороннего враждебного человека лишь означает, что и черта можно заставить плясать. Также нужно действовать и в Америке. Темные дают многие малые ошибки, нужно собирать их в корзину. Но, главное, шуметь – черти не выносят света и шума. Недаром шаманы бьют в бубны, чтобы избавиться от низких духов. Так нужно сражаться, и мысль о телеграмме полезна.

О Вогане и Дюпоне?

– Также Розенвальд и Крокер. И Я, Я, Я на дозоре. Приложите осторожность. Спешу.

Трава та же, что и посл[али] в Ам[ерику]?

– Но там не сумели воспользоваться ею.

26 мая 1932,

четверг

Сколько бы не скрывать явления Тонкого Мира, но слишком многие и различные люди видели их. Не через сеансы, не вызываниями, но через естественное зрение знают многие существание Тонкого Мира. Конечно, очень редко видеть Мир Огненный, но тонкое существо не далеко от нашего состояния. Многие даже не будут говорить об этих явлениях, ибо они обыкновенны для них. Даже самые простые люди не боятся их и знают в сердце своем, что и не следует бояться. Страх, прежде всего, отделяет людей от Тонкого Мира. Тем самым нарушается самое естественное явление. Люди также прибегают к непозволительной некромантии, забывая, что всякое насилие противно природе и вредит течению закона; но и среди естественных явлений нужно помнить, что по сердцу и духовное зрение. Низшее состояние и видит низкое. Но духовное очищение дает и вышнезоркость. Так состояние сердца и будет держать сознание выше обычных явлений.

Сядем.

Новое есть самое старое, и потому не следует бояться чего-то невозможного. Все вообразимо, ибо все существует. Нельзя предположить бедность творения. Нужно удивляться, насколько легко наука позволяет себе тупо ограничивать и отвечать о том, что не знает. Дети иногда говорят правильнее – не знаю. Незнание откровенное признается как Врата Познания.

Теперь др[угое].

Правильно понять, что число Обществ есть политическая подготовка. Пусть каждое будет малым, но множество групп даст несметное воинство. Конечно, не подумайте собрать их в одно помещение. Пусть будут в разных частях Света; так думайте – тем шире, чем уже обстоятельства. Нужно понимать в сердце, как побеждает широкое сознание. Часто приближаются темные на всех путях, потому указываю осторожность. Мы знаем, как в Армагеддоне одинаково близко и великое, и малое. Спешу.

27 мая 1932,

пятница

Если еще успеете уговорить людей, что сердце участвует в милосердии, сострадании, любви, то другие области сердца останутся непонятыми. Разве, если будете говорить о космогонии, рассудок не поставит перед вами тысячу неизвестных? И без мужества сердца эти беседы потеряют высшие пределы. Также без участия сердца вы не можете говорить о качестве, которое лежит в основе всего сущего. Качество отвергнуто рассудком, но уже видите, как опрокидывается жизнь без почитания качества. Лишь сердце будет радоваться истине качества. Так поймем, почему после сложных вычислений остается спасение лишь путем сердца. Пламень неукротимый, ужас яда распущенного, может быть лишь сердцем встречен. При этом нужно начать познание сердца с первых ступеней, ибо день вчерашний от сердца отказался. Тоже не худо, ибо таким образом мы как бы получили новое сокровище. Люди так любят новое, и после систем интегральных заманчиво получить новую игру в сердце. Дети любят игры, похожие на больших.

Сядем.

Можно просить людей хотя бы иногда подумать о сердце. Сперва нужно создать общее устремление по этому пути. Не могут удержать планету лишь сто сердец. Нужно, чтобы люди, хотя бы отчасти приняли сердце как водителя жизни.

Помолчим.

Вы уже не раз слышали о постановлениях сатанистов. Сам Глава работает, потому нужна  осторожность. Сам Глава признал, где центр, потому не будем способствовать ему как в малом, так и в великом. Он любит малые уловки. Спешу.

Вл[адыка], я ощущаю как бы панцирь, давящий область сердца и солнеч[ного] сплетения – как бы онемение и покалывание...

– Именно, завтра скажу.

28 мая 1932,

суббота

Огненный доспех очень редко можно почувствовать, так же как и лучи – крылья подвига. При этом можно сознавать, насколько этот доспех может защищать, но, с другой стороны, он требует необычайной осторожности, как и всякое огненное явление. Урусвати[4]знает, что такой доспех вовсе не легок, ибо земные условия слишком далеки от высокого огненного явления. Но когда происходят огненные действия, то наличность огненного доспеха выступает ощутительно. Конечно, если сердце уже привыкло к огненной манифестации, то можно принимать участие в огненных битвах.

Теперь др[угое].

Суровое время требует доспеха сильного. Нужно принять размер мировой битвы. Нужно принять это сердцем еще глубже, так, чтобы общими силами ободрять друг друга. Особенно неуместны обвинения и насмешки. Как среди величия храма нужно открывать сердце вверх. Так можно приблизиться к пониманию размера происходящего.

Сядем. Но будем торжественны, ибо новое развитие действий наблюдается. Торжественность особенно прилична бою, когда множество энергий столкнулись и рождают новую мощь.

Помолчим.

Даже в том, что касается вас, наблюдайте течение Общего Плана – все напряжено. Спешу.

29 мая 1932,

воскресенье

Люди с трудом восприняли, что радио пролетает над миром мгновенно; но скорость и беспредельность мысли почти недоступны сознанию. Наиболее полезные и простые истины принимаются особенно трудно. Даже способы исследования таких законов часто заслуживают сожаление. Для наблюдения за исследованием и распространением мысли, наверно, будут расставлены такие агенты-индикаторы, которые вообще не способны ни к каким восприятиям. Между тем, наверно, не будут допрашиваться люди с утонченным сердцем. Настоящая беда в том, что, якобы во имя науки, собираются не заслуживающие доверия. Следует не бояться ошибок и запрашивать широко массы. Конечно, будут противоречия, но все же честный испытатель получит настоящий, обширный материал. Социальные науки должны очень заниматься распространением мысли как основою человеческого Блага.

Сядем.

Так наблюдения над мыслями нужны в век нахождения энергий.

Теперь др[угое].

Конечно, будем тверды и настойчивы. Таким путем и Нам легче помогать, и  Черная Ложа обессилится. Помогите Мне дружным единением. Конечно, битва велика. Очень спешу.

30 мая 1932,

понедельник

При обсуждении воспитания сердца может возникнуть кажущееся противоречие. Одни будут настаивать на бережном отношении к сердцу, но другие припомнят Мои слова – «Нагружайте Меня сильнее!» Явление щита нужно от каждого злоумышления, но следует нагружать сильнее во имя Великого Служения. Итак, энергия для Служения должна быть нагнетаемой, она растет при нагнетении. Многие завидуют всему, что исходит от угнетения, ибо особенно обидно не быть замеченным даже темными силами. Но немногие оценивают нагнетение как развитие творческой энергии. Конечно, умыслом убийства не происходит нагнетение. При таком нападении для уничтожения нужен доспех огненный. О таком доспехе должен подумать каждый воин. Это не будет знаком уклонения от боя, но будет мудрою бережливостью. Совсем не противоречие – нагружение сердца и бережность. Нужно быть готовыми к всевозможным нападениям, и для этого нужно мышление подвижное.

Сядем.

Именно, не трусость осмотреться зорко, особенно когда знаете о решениях Сатаны. Малое зерно может быть подкинуто даже великану. Так вредители пробуют все меры, не будучи уверены, где  зло не будет процветать. В этом сорении заключается успех тьмы. Люди забывают, как должно осматриваться. Не только тигром, но и мышонком влезает злоумышление.

Помолчим.

Очень слежу. Около вас много колдунов не прочь погладить и подбросить камушек. Спешу.

Вл[адыка], я очень беспокоюсь, что написала в Ам[ерику] остерегаться Корб., а они уже пригласили его в К[улу].

– Следить за ним, так же как и за многими – не доверять многим. Надо верить Нам. Так можно у мертвых найти кусок сердца.

31 мая 1932,

вторник

При наблюдении деятельности сердца заурядный ум столкнется с множеством недоумений. Так ему покажется странным, что даже утонченное сердце часто весьма слабо отметит самые мощные события, но сильно звучит на сравнительно малые действия – оснований много, как внешних, так и внутренних, но следует мудро в них разбираться. Нужно принять во внимание все противодействия токов. Но, с другой стороны, нужно понять и все кармические условия, которые могут увеличить и уменьшить передачу. Нужно не огорчаться, если закон не ложится в мертвую букву. Наоборот, разнообразие привходящих обстоятельств обогащает возможность новых наблюдений. Так можно даже в школах упражнять внимание малых, которые будут часто гораздо честнее и подвижнее больших, стоит только обратиться к ним с увлекательным предложением обратить внимание на собственные ощущения.

Сядем.

Развитие наблюдательности поведет к бесстрашию. Нельзя бояться того, что нас окружает. Тем самым мы будем выявлять новые построения, еще вчера бывшие неощутимыми или невидимыми. Так можно привыкать к самому, казалось бы, необычному. То, что вчера было запрещено невежеством, завтра станет как бы участником и вдохновением жизни.

Теперь другое.

Никто не поверит, что вы знали так много из происходящего сейчас, но также никто не поверит в те знаки, которые вы привыкли различать. Но разве нужно задумываться над нежелающими понять и принять? Вы знаете многих последователей Высших Учений, но разве они прилагают их в жизни? Наоборот, жестокосердие и себялюбие их поразительны! Значит, рассудок заглушил сердце. Спешу.

1 июня 1932,

среда

Cor Bovis – иначе говоря, сердце быка – очень распространенное состояние расширения сердца. Причин к тому много, нас может занимать главная. Расширение может происходить от переполнения неиспользованной сердечной энергии. Можно сказать, что лица, расширением страдающие, не занялись вовремя воспитанием сердца. Потенциал их органа был хорош, но не была применена сердечная энергия. Конечно, расширение  сердца, в сущности, лучше, нежели ожирение. Так сердце может быть названо самым индивидуальным органом. Потому и методы воспитания сердца должны быть очень подвижными. Нужно с самых малых лет обращать внимание на отвращение или на склонности. Нелепо считать, что часто непонятные отвращения – как невежественные глупости. Нередко в этом сказывается целый строй сердца, и могут быть построены самые полезные выводы. Но больше всего нужно опасаться сердца, не знающего ни склонности, ни отвращения. Значит, сердце спит. Таких спящих сердцем много, и это ведет к распаду духа. Так еще раз самое непостижимо духовное связано с физическим проявлением.

Сядем.

Можно по самым физическим знакам учитывать самые духовные проблемы, и необхождение с нашим центром – сердцем – можно назвать, поистине, бесчеловечным. Не принято обращать внимания на чувствования сердца, но оно отзвучит решительно на все.

Теперь другое.

Не будем утешаться, что битва легка. Сатана Сам разрушает золото и оплот свой. Конечно, он надеется привлечь множества обнищавших, но потрясение рождает и обратное сознание. Но токи смешаны и тяжки.

Помолчим.

Спешу.

2 июня 1932,

четверг

Истечение сердечной энергии может быть произвольное и непроизвольное. Последнее может  быть вызвано посторонним воззванием или неудержимой щедростью самого сердца. Можно представить, как обильны эти щедрые подаяния. И сколько сил они поглощают, но неизмерима щедрость сердца, и скупость незнакома сердцу пламенному. Теперь не будем утомляться.

Сядем.

То же нужно применять и к посылкам сердечным, вызванным из дальних мест. К зову посланному прилепляются по пути многие подобные посылки, ведь сходное собирается элементарно. Таким образом истечение энергии особенно усиливается. Например, недавно Урусвати была у бедных жителей Самоа и учила их улучшению быта, но это произошло вследствие соединения зова из Америки с мольбою дикарей. Конечно, вы знаете о делимости духа и поймете эти щедрые ответы сердца.

Помолчим.

Недаром говорится о бережливости, она нужна во всем и даже в сердечных посылках. Очень тяжко время, но и Мы чуем то же. Так будем тверды и особенно осторожны. Спешу.

3 июня 1932,

пятница

Можно заметить в людях отсутствие внимания, как бы странную рассеянность. При этом сами они не замечают окружающего. Кроме рассеянности [и] ожирения сердца нужно не отвергать и многие высшие причины. Дух может вести свою работу в разновремении. Не нужно ему ни промежутков времени, ни каких-то приготовлений. Он или чует, или его призывают. Разными мерами он ведет свои дальние сношения. Имеют основание рассказы о Святых, которые мгновенно как бы впадали в забытие и в это время творили многую духовную помощь. Часто забытие не замечается ни присутствующими, ни даже самими. Лишь перескок обстоятельств окружающих показывает, что было полное отсутствие. Невозможно судить о времени этих отсутствий, ибо время не в мерах духа. Но каждый знающий за собою подобные отсутствия может сказать, что нечто совершилось вне мер земных. Нужно замечать эти отсутствия. Можно постепенно узнать даже совершенно случайно напоминающие подробности. Как огненная стрела, вспыхнет подробность духовного труда, и поникнет как цветок, опущенный в яд. Великая работа духа так далека от низших отравленных сфер!

Сядем.

Первая обязанность – следить за своими ощущениями. Нельзя считать такое внимание преувеличенным, наоборот, оно должно показывать уважение к высшему прообразу. Пора покончить с теорией случайностей. Верно заметили, [что] даже простейший опыт не может быть повторен. Но индивидуальность действия не от случайности, но вследствие неотразимой очередности законов. Так можно приучиться уважать действительность. Правильно заметили, что лишь новое сознание упрочит будущее. Во имя будущего сосредоточимся.

Помолчим.

Храните торжественность. Спешу. 

Вл[адыка], сегодня ночью не пытался ли Юрий выгнать засевшую сущность под кров[атью] Св[ятослава]?

– Конечно.

4 июня 1932,

  суббота

При воспитании сердца мы незаметно для себя привыкаем к сферам Тонкого Мира. Это происходит не на каких-то исключительных, чудесных феноменах, но на маленьких ощущениях, которые утонченное сердце начинает распознавать. Нужно принять эту мысль о значении маленьких ощущений, но не следует стать ханжою, погружаясь в [догмы крошечных подразделений. Сердце укажет] волнистую грань между существенным и условным. Мало-помалу признаем, что около нас существует множество явлений, которые не укладываются в законы примитивной физики. Умножится опыт, и составится целый свод ощущений Тонкого Мира. Это будет наиболее явным началом приближения к Миру Тонкому. После чувствования мы начнем приучать и плотное тело к особенным свойствам следующего состояния. Войдя в сущность законов Тонкого Мира, мы в нем самом приобретем сразу особые ступени. У Нас считают совершенно естественным приучение сознания к тонким чувствованиям – и таким образом получить и телесное приспособление.

Сядем.

Таким образом изменится вся психология существования. Вы уже можете понять отсутствие скуки, хотя бы пришлось оказаться в неприступных пещерах. Вы уже знаете отсутствие страха, даже находясь в первых рядах Армагеддона. Вы уже знаете терпение, даже среди мировой бури. Так уже многие качества входят в вашу жизнь и несут с собою ряд накоплений неразрушимых. Это и есть начало истинного богатства.

Спокойно помолчим.

Главное, храните торжественность, несмотря ни на что – поспешим в битву.

5 июня 1932,

воскресенье

Вполне законно могут спросить – много ли мешает психическим опытам противодействие волевое? Ответим – чрезвычайно; препятствует не только противная воля, но и сердечная мертвенность. Даже самые уже удачно сложившиеся феномены умаляются через противодействие противников. Нельзя получить левитацию или хождение по воде, если присутствуют противодействующие силы. Даже прохождение через огонь или глаз смертный не будут вполне удачны при волевом противодействии. Потому имеют особое значение Мои cоветы об единении. Это не только этическое указание, но и практическое условие. Даже малое противодействие уже поражает ткань. Так нужно хранить торжественность, ибо это чувство не допускает маленьких и ничтожных раздражений и разложений.

Теперь др[угое].

Именно прекрасно увидать Луч планетный. Урусвати видела фокус Луча Венеры. Так протягиваются нити лучей, и Сатана не найдет себе среди них помощи. Конечно, нельзя пользоваться этой энергией постоянно, но в час нападения можно призвать Уриэля, чтоб направить Его пурпуровый провод.

Сядем.

Конечно, теория наматывания психической энергии очень похожа на Румкорфову катушку. Так многие приборы грубейших приложений могут в сущности своей дать идею и для тонких опытов. Но нужно иметь глаза открытые, чтобы не стесняться нежданными союзниками и материалами.

Теперь др[угое].

Следует отметить проявление духовной работы вроде посещения Берлина или помощи русским беженцам. При этом после можно отметить особые обстоятельства, которые напомнят о себе со временем. Так, Берлин не только государственно, но и лично имеет значение. Также и беженцы могут вредить, но рука Урусвати сняла значительную часть вреда.

Помолчим.

Вл[адыка], что означ[ает] сон Юрия – похороны Германовой?

– Об этом скажу в среду. Теперь советую торжественность. Довольно.

Вл[адыка], кто эта русск[ая], кот[орая] интересов[алась] псих[ической] энергией?

– Одна ученая, с которой придется встретиться.

Она может откр[ыть] псих[ическую] энергию?

– Нет, но мыслит правильно о необходимости открытия этой энергии.

Говоря с ней, у меня ясно встало в центре Колокола представл[ение] наматывания пс[ихической] энергии как бы на Румк[орфову] катушку?

– Конечно, ибо помогала ей мыслить по правильному пути. 

6 июня 1932,

понедельник

Особенно озабочивает людей вопрос – почему начинатели духовных Учений не избегали различных физических болезней? Обычно задают вопрос именно те, кто сами более всего способствуют этим болезням своими подозрениями, осуждениями и всякими противодействиями духовным трудам. Но посадите подобного вопрошателя в отравленную комнату, и он немедленно заболеет сотнею болезней. Конечно, нужно представить себе напряженность организма при духовном труде. Как магнит, впитывает он окружающее, желая помочь. Не сказка перенесение чужой боли на себя. При этом можно заметить, что боль переносится не сходно, но поражает или наиболее напряженные или слабейшие центры. Не нужно думать, что боли в жизнеописаниях подвижников преувеличены. Наоборот, они так же напряжены и развиты, как различно само человечество. Но что же облегчает эти страдания, кроме серебряной нити самой Иерархии? Часто само сердце подает знак к началу целительного луча. У Нас часто изумляются, отчего врачи не обращают внимание на людей, приходящих к больным? Может быть, половина лечения состояла бы не в лекарствах, но в удалении вредных элементов, вносимых так проходящими и приносящими духовную заразу.

Сядем.

Вопрос о людях очищающих и о людях вредящих нужен в медицине. Без решения этого вопроса не найти спасения от многих новейших заболеваний. Не нужно забыть, что болезнь эволюционирует вместе с расами и эпохами. Но наша письменная наука настолько молода, что нельзя ей говорить о сравнительном методе. Она знает лишь немногие века, но где же десятки тысячелетий? Мы очень загордились и забыли обо всем незнаемом нами. Но сердце знает сроки, и даже невежественное сердце трепещет от приближения Огненного Мира.

Помолчим.

Держитесь торжественно – Мой Указ, так перейдем пропасть – торжественно.

Вл[адыка], что озн[ачает] «дом трепещет»?

– От сроков.

Что дети?

– Ничего.

Хороша ли бонна?[5]

– Не трогайте их сейчас. Довольно.

7 июня 1932,

вторник

Проекция мысли на весьма чувствительную фильму вполне возможна. Но для этого нужно собрать заостренное мышление. Главное будет в качестве мышления. Звук создает ритм на песке. Мысль также дает вибрацию, но, конечно, она будет гораздо тоньше, нежели звук. Потому она может действовать не на тяжелые крупинки песка, но на тончайшую фильму. Не скоро люди дойдут до такого утончения и сосредоточия. Они заменяют сосредоточие развлечениями. Но разве расточительность заповедана? Указано везде даяние,[6]но не хаос распыления.

Теперь др[угое].

Учитель посылает понимание мировых событий. Без Иерархии хаос событий обращается в лохматые клубы. Так верно заметили, что настоящее время не может уложиться в систему без очищения сознания. Утверждение узловых движений народов может быть сделано с Горы.

Теперь др[угое].

Кто же затруднит себя Учением, если сердце его не двинулось кверху? Не собеседование, но внесение в жизнь качества подробностей нужно.

Сядем.

Каждый день приносит какое-то знание и углубление сердца. Именно в этом и есть уже накопление энергии. Лишь бы освободиться от скуки, которая подобно страху пресекает так многое. Пошлем мысль нашим друзьям, оно уместно.

Помолчим.

Спокойствие и твердость. Хвалю их за энергию. Учение им было полезно. Люди изумляются, откуда эта сила, и никто не понимает Источника.

Теперь др[угое].

По-прежнему храните торжественность и здоровье. Довольно.

8 июня 1932,

среда

«Не желайте зла Благословенному» – [так] заповедано Заветами. В этом Указании содержится великая мудрость. Нередко Йогов обвиняют в мстительности и в воздаянии за зло. Конечно, это совершенно противоречит природе Йога, но, тем не менее, очевидны плачевные последствия поношения Йога. Явление нетрудно пояснить: когда огненный магнит сердца шлет лучи в страны дальние, то можно представить себе мощь этого излучения! Если вражеская посылка столкнется с этою мощью, то обратный удар неминуем. Даже требуется от Йога чрезвычайное напряжение, чтоб хотя бы ослабить тяжкие последствия для врага. Но часто луч Йога имеет спешное, особое назначение, и тогда враг должен винить [самого] себя.

Сядем.

Много раз приходилось видеть эти обратные удары. Можно очень ясно сопоставить их с физическим состоянием врага. Этими обратными ударами поражаются наиболее слабые стороны нападающего. Этим же объясняется и разница сроков последствий. Истинно, вместо проглатывания лекарств, часто нужно уничтожить следы злобы. Так Завет: «Не желайте зла Благословенному», – имеет жизненное, почти врачебное, значение.

Теперь др[угое].

Одержимая навлекает на себя тяжкие последствия своими злобными действиями. Уже уничтожена она в глазах Моих. Так пользуется Сатана бывшими монахами. Нужно следить за этою злобною сатанинскою натурою, но Шкл[явер] не худо следит. Очень спешу.

Н[иколай] К[онстантинович] видел большой синий огонь на уровне моей головы.

9 июня 1932,

четверг

Среди священных болей есть некоторая группа, называемая «Вина Создателя». Как на музыкальном инструменте раздаются аккорды, так пробегают боли центров гортани, плеча, локтя, конечности, колена и прочих центров; так настраивается сердце. Несомненно, что сердечная связь с Высшим остается единственным прибежищем человечества. Прочие Йоги имели отношение к иным космическим условиям. Сердце выдвигается как якорь в бурю, и не трудно приступить к пламенной Йоге Сердца. Первое, нужно почувствовать великую битву и грозную гибель, собравшуюся над Землею; второе, нужно ощутить сердце свое как прибежище, и третье – утвердиться на Иерархии. Кажется, не трудны эти условия, но мы так часто предпочитаем боковые тропы и даже предпочитаем обман, лишь бы не обратиться к простейшему средству. Конечно, нужно напряжение сердца, и недаром сердце называлось Великим Узником.

Теперь др[угое].

Урусвати видела нападение на Ф[уяму], но нужно держаться и не поникать, ибо красота в напряжении.

Сядем.

Просыпаются вулканы великие, огонь ищет выхода; знают об этом люди, и не поступаются ни одной привычкой. Также им трудно перенести сознание в сердце. Нужно окружиться лучшими доспехами против всех ядов.

Теперь др[угое].

Также не усматривают события государственные, но эта череда устремляется неизбежно.

Теперь др[угое].

Битва нелегка; нужно в сердце собрать все мужество, только так поспеете за Нами.

Молчите.

Конечно, можно и в Кейланг ехать, можно напитаться горным воздухом. Трудное время требует бережности сил. Спешу. 

Но, Вл[адыка], я думала сэкон[омить] на поездке, чтоб иметь еще 3 месяц[а] жалования Mahon’у, – можем ли мы допустить такой расход?

– Можно.

10 июня 1932,

пятница

В конце Кали Юги, действительно, все процессы ускоряются, потому не следует принимать прошлые сроки как неизменные. Даже полвека в Кали Юге, при конце ее, уже представляет немалый срок. Также и Агни Йога становится как мост к будущему. Нужно твердо понять, что силы духа, которые прежде требовали десятки лет, теперь путем сердца ускорены до последний степени. Можно признать Агни Йогу как стремительную эволюцию сил. Там, где целыми годами упражнялись в утончении и нагнетении тела, там сердце может подвинуть дух почти немедленно. Конечно, нужно воспитание сердца, но это лежит в сфере чувств, но не механики. Так спешно призовем сердце на Служение Новому Миру.

Сядем.

У Нас понимают, насколько вам[7]готовится великое будущее. Конечно, люди не признают Наших методов. Они не ценят неизменное и ведущее качество сознания. Они полагают, что нечто может преуспеть обычными похвалами и деньгами, но, по Нашему методу, из напряжения родится Красота. Не будем умалять, когда корни древа уже растут. Потому так нужна осторожность, если напряжение неслыханно.

Помолчим.

Приближение сердца к жизни, как водящее начало, не есть лишь повторение прежних Учений, но оно совершает истинное преображение жизни. Очень спешу.

11 июня 1932,

суббота

Люди легче признают научность низшей Хатха Йоги, но высшие знаки они даже не пытаются ввести в круг научных наблюдений. Но что же стоят механические сиддхи по сравнению с явлениями высшего сердца? Сиддхи тела не могут быть применяемы часто, между тем как сердечная деятельность протекает беспрерывно. Конечно, нужно углублять внимание, чтобы наблюдать тончайшие явления сердца. Но серьезные опыты также требуют внимания. Разве не лучше приучиться к внимательности на собственном сердце? Эти опыты внимательности не пропадут втуне. Они лучше всего пригодны к приближению к Тонкому Миру. Уже не видит конца наблюдений кто однажды прислушивался к своему сердцу. Наблюдения, начатые в одном доме, неминуемо поведут сознание наблюдающего всемирно и укажут путь к высшим мирам. Зачем писать множество формул, не желая приложить их к жизни! Соприкасание с тончайшими энергиями утончает все существо. Кто вступил на путь огненный, тот понимает, о каком утончении, зоркости и бдительности говорю.

Сядем.

Правильно заметила Урусвати, что Бхакти Йога тоже имела действие сердечное, но разница в том, что Бхакти Йога шла путем чувства любви, не заботясь об остальном ощущении космических явлений и лучей, ведущих за пределы планеты. Наука с трудом может ведать пути Бхакти Йоги. Но теперь сердце ведет двойную работу – к миру любви сердце ведет к кругам Мира Тонкого и Огненного. К мирам высшим поведет любовь торжественная, прочие виды любви не найдут пути в Огненном Мире; но торжественность, к которой пытаюсь приучить вас, ведет в самые пылающие волны достижения. Не проста благодать, являющаяся среди торжественной преданности, но прекрасен доспех торжественный.

Теперь другое.

Конечно, тигр ищет по следу вашему. Нужно привыкнуть к тому, что значение ваше учитывается гораздо больше, нежели вам кажется. Несмотря на битву, дела растут. Довольно.

Вл[адыка], что в Ам[ерике]?

– Нужно вести битву до конца. Не слабеют. Помощи много, нужно лишь подобрать. Вполне согласен, что в Париже создали вредную панику – размер плана им не ясен. Довольно.

12 июня 1932,

воскресенье

Один Риши посылал нуждающимся и больным кусочки полотна, или пальмовые листья, или березовую кору. Получившие насмехались и говорили – «Не глупо ли тратить силы на посылки пустых отрывков?» Они допускали лишь слова. Но умудренные прикладывали посылки к больному месту или к сердцу и получали облегчение. Они поняли, что Риши полагал руку свою и напитывал ткань своей психической энергией. Также известны нерукотворные изображения или отпечатки рук, которые выступали или при тепле, или при свете. Конечно, любой врач поверит грубейшему пластырю или мази, но магнетизму предметов он все же не позволит иметь значения. Может быть, еще можно примирить врача, указав на жировые отложения; но, впрочем, в высшем собака окажется понятливее. Так неимоверно трудно проникает в мозг человеческий все, что подымает его достоинство.

Теперь др[угое].

Мы не любим давать узкие конкретные советы. Прежде всего, потому, что люди не принимают их к исполнению. Люди не любят основы Учений. Они всегда предпочитают факирство или гадалок. Но даже эти излюбленные приемы не принимаются в исполнение. Конечно, совет выслушают, но не потрудятся разобраться в нем и извратят его до вредности.

Сядем.

Не только глупцы [отрицают все, ими невидимое], но ученые в поисках фактов разрушают по пути множества полезных вещей. Предвзятость мысли как тяжкий груз действует, умерщвляя уже сужденное. Также совет может быть применен на мгновение и отложен, когда зерно лишь сложилось.

Теперь др[угое].

Кто же представит себе сложность текущих токов? Урусвати знает, как готовится великое будущее, но не может оно быть примитивно, и нужно привыкать к нарастанию, которое видно Нам, но не всем. Удается пробить тьму, и надо помнить, что лучший закрепитель будет торжественность. Спешу.

13 июня 1932,

понедельник

Поистине, ничто не повторено во Вселенной, но все-таки самым индивидуальным останется сердце человека. Но кто же измерит эту бездну? Кто же примет на себя задачу разъяснить и твердить народам о сердце? Не законники, не врачи, не воины, не священники, но Сестры Великой Горы примут на себя торжественную обязанность возложить руку на болящее сердце, другою рукою указав на беспредельную Благодать. Кто же сумеет понять торжественность любви, соединяющей серебряную нить с твердынею Сердца Высшего? Потому так посылаем Сестер на подвиг Сердца. Нельзя явить возможность[8]Высшего Сердца в понимании неявленного сознания. Но вы должны уже преуспевать в усвоении торжественности. У вас уже должна создаться заботливость не оскорбить торжественность чем-то мелким, несоизмеримым – с такою мерою пойдут на Служение Сестры Горы. Так они оградят сердца народные от мерзости и смрада, порожденного тьмою.

Сядем.

Можно послать «Сергия» в Белград. Можно сделать надпись, как предполагает Ф[уяма]. Следует не разочаровывать Императора славян, ибо он будет полезен. Следует стучаться в двери Японии; следует очень осторожно писать и говорить, ибо весь мир слушает вас. Также правильно проявлять явленную снисходительность ко всем, кто не с Сатаною. Слишком много сатанистов кругом. Нет злоумышления, которое бы они не использовали, но пока храните торжественность, до тех пор ничто не коснется.

Теперь др[угое].

Соберем все внимание на будущем. Пусть тоже ничто не умалит эти размышления. Знаете, что сам Сатана против вас – это большая честь. Кто же не поймет подвиг борьбы с Сатаною, тот не для Огненного Мира. Будем помнить свойства огня, к нему перейдем от Сердца. Спешу.

14 июня 1932,

вторник

Во всех расах и веках существовал культ сердца. Даже дикарь, пожирая сердце живое, считал его силою высшею и тем своеобразно воздавал почитание сердцу. Но наше время совершенно забыло и отклонило Учение о Сердце. Сердце нуждается в новом понимании. Нужно быть готовым, что чисто научный факт сердца вызовет особое обвинение в суеверии. Особенно постараются завзятые профессионалы, чтобы защитить свое удобное[9]существование. Так нужно знать, что борьба за понимание сердца будет особенно ожесточенна. Так темные силы будут защищать мозг, противополагая его сердцу. Конечно, это принесет лишь извращение. Нога имеет важные функции, но незачем носить пищу в рот ногою. Так, прежде всего, целесообразность.

Сядем.

Небывалая сгущенная атмосфера! Нужно быть очень отупелым, чтобы не чувствовать феноменов, явленных по каждому шагу. Невозможно считать состояние мира нормальным, но Атланты совершенно так же не видели всего уже поразительного. Они даже пошли дальше и назначили смертную казнь каждому, кто указывал на очевидные несчастья. Конечно, эта мера лишь ускоряла гибель. Никогда люди не могли добровольно признать, что они являются основанием трансмутации психической энергии, и тем не стеснялись извращать течение этой драгоценной мощи.

Очень, очень спешу – будьте торжественны!

15 июня 1932,

среда

С утра плохо очень чувствую себя: слабость, легкая тошнота.

Сядем.

Истинно, непреклонная, неуклонная мощь сердца создает закал, который годен и для Мира Огненного. Не спазматическое, не судорожное устремление, но пылающее сердце ведет сознание по мирам высшим. Явим торжественность. Токи тяжки – осторожность. Спешу.

16 июня 1932,

четверг

Течение сердечной энергии часто ощущается с правой стороны организма. Энергия ударяет в «Чашу» и оттуда, конечно, рефлектирует на правую  сторону организма. Висок, шея, плечо, колено, конечности показывают чувствование очень близкое физическому истечению. Непомерны количества выделяемой таким путем энергии от пламенного сердца. Потому Руководитель часто говорит – осторожность. Трудно вполне заранее определить начало истечения, ибо пространственные магниты и симпатии иногда требуют одновременно посылок в разные части света и сферы. Если бы соединить требования на сердечную энергию с электрическим звонком, то часто получился бы непрерывный звон, лишь меняя напряжение. Такие опыты, несомненно, будут производиться, но испытатели редко будут согласны на энергию сердца, объясняя какими-то нервными сокращениями. Не далеко время, когда за такой телеграф могли и сжечь.

Сядем.

Конечно, еще недавно картофель был чертовым яблоком. Не будем заноситься в гордости, ибо примеры невежества бесчисленны. Даже можно предпочесть невежество дикарей, ибо их можно скорее подвинуть на возможность дальних миров. Само перевоплощение остается диковиной или суеверием. Все указания на законы природы не ведут пока к значительным следствиям. Не для вас твержу это, но для трусливых невежд, которые пытаются прикрыть преступления безответственностью. Как они боятся смерти! Но, впрочем, они так же боятся переехать на другой берег реки. Нужно иногда обеспокоить их невежество. Спящие иногда нуждаются в тумаке. 

Теперь др[угое].

Спящие легко могут и сгореть, ибо они оставили огонь около и не хотят замечать его. Опять говорю не для вас, ибо уже знаете, что есть бдительность.

Теперь др[угое].

Осторожность нужна как никогда – здоровье берегите. Очень спешу.

17 июня 1932,

пятница

Не только вибрация, но и субстанция сердца дает творчество. Ту же энергию можно ценить во всех мельчайших проявлениях жизни. Жизнь потому даже в малом явлении своем дает чудо, достойное множества книг. Так устремления к физической оболочке неминуемо углубляют [и] к деятельности сердца. Учение Сердца есть Учение причин явлений. У древних учение начиналось с положения руки на сердце. При этом Учитель спрашивал – «Слышишь ли?» И ученик отвечал – «Слышу». – «Это бьется сердце твое, но это лишь первый стук в Врата Великого Сердца. Если не будешь внимать биению сердца своего, то оглушит тебя биение Великого Сердца». Так в простых словах давался Указ, так, через познание самого себя, давался путь к Беспредельности. Но неужели мы не ушли от древних и не сумели представить путь трепета, путь вечного движения? Правильно заметили, что потенциал движения есть залог совершенствования. Потому статика без напряжения и без устремления не возвышает мысль человечества. 

Теперь др[угое].

Драгоценно сознавать, что каждое наше правильное суждение обогащает пространство, но зато велика ответственность за каждую грязь.

Сядем.

Не произносимы многие понятия и положения. Лишь неуважение к звуку слова позволяет нам, людям, часто щебетать как птицам; но если бы изучили язык птиц, то изумились бы торжественности. Гораздо больше восторга в словах птиц, нежели в перекрученных суждениях жителей двуногих. Не случайно твержу о торжественности, ведь это пища сердца! Не осуждением, не раздражением, но торжественностью мы готовимся к великому шествию.

Теперь др[угое].

Шествие нужно понимать как Служение Учению Жизни. Сами видите, как сходятся события; также видите, что количество не имеет значения, но часто будет лишь бременем. Сами видите, что события растут, ибо явления космические начинают удивлять даже недальновидных. Но считайте часы, ибо наполнено время как никогда.

Помолчим.

Битва всюду велика. Прошу исполнять Мои Указания совершенно точно, даже если бы вам казалось они странными. Мне виднее, и Мои движения невидимы для многих. Спешу.

Вл[адыка], правильно ли действует Шкл[явер]?

– Мы ведем правильно. Шклявер думает, что он ведет; но следует проявить осторожность, много глаз вокруг. Довольно. 

18 июня 1932,

суббота

Расстройство климатических условий несомненно, но люди легкомысленно замечают о пятнах на Солнце или о смещении земной оси. Такие утверждения произносятся самыми трусливыми, но даже и они не понимают, что говорят. Прекращение цивилизации, прекращение жизни, уже не раз посещавшее планету, встречалось совершенно подобными умствованиями. Так же люди не хотели замечать признаков расстройства и легкомысленно толковали о продолжении исчерпанных условий жизни. Также и теперь люди среди множества недоумений спрашивают, почему при изучении высшего знания как бы становится неизбежным усиление чувствительности и некоторых болей? Если пояснить им, что вследствие их небрежности страдают избранные, они не поверят. Они не примут, что они представляют собою конденсатор и трансмутатор энергий. Так при порче множеств подобных аппаратов это распределение энергий расстраивается, и немногие тонкие сердца несут давления, которые должны были бы распределяться по всему миру. Солнечные натуры несут на себе упор огненной энергии и должны отвечать за миллионы трутней. Урусвати слышала название солнечных пчел, трудящихся за человечество.

Сядем.

Мы поручаем Нашим ученикам узнавать как пустыню, так и атмосферу города. При этом они могут сравнить разницу давления огненной энергии. Не дозволительно людям собираться множествами, пока они не уразумеют, каким драгоценным сосудом энергии они являются. Они не допускают мысль о ценности духа своего, потому-то труднее всего им и чувство торжественности. Трепет крыльев и постоянное восхождение непосильны, где отвергнута ценность духа. Несомненно расстройство климатических условий! Не дух ли человечества ответственен за это опасное явление!

Помолчим.

Знайте, когда говорю о торжественности, значит призываю к дозору во всех доспехах. Так Мы можем быть соратниками. Сегодня большая битва. Спешу.

19 июня 1932,

воскресенье

Запечатление на фильме ауры зависит вовсе не от самой фильмы, но от снимающего и снимаемого. Хорошая обычная фильма на стекле достаточна, но качество участников и свидетелей особенно важно. Нельзя также, даже при хороших качествах одного участника, ожидать немедленных результатов. Нужно настроить вину прежде созвучий. Но люди больше всего не терпят предварительную работу. Кроме того, нужно еще одно условие. Нужно уметь провести хотя бы один день без малейшего раздражения. Империл выедает самые значительные рефлексы энергии. Можно назвать раздраженного человека шелухою, в полном значении этого слова. Самые значительные следствия затемняются одним кристаллом империла. Нельзя думать, что империл есть лишь домашнее растение: запах его распространяется далеко и мертвит все токи. Так, когда говорю против раздражения, имею в виду не догму, но врачебно-целительное указание. Как всегда, и это соображение нужно выполнить, начиная с малого.

Теперь др[угое].

Для снятия аур также полезны и другие механические меры. Полезно перед снятием принять мускус, возбуждающий токи энергии. Полезно иметь черный бархатный экран и явленную торжественность, если она доступна. Конечно, было бы нелепо наполнить помещение случайными любопытствующими. Нужно и самую атмосферу помещения очистить маслом эвкалипта. Так нужно предусматривать не оккультные, но чисто гигиенические условия.

Сядем.

Цепь Белых Сил нужно держать всеми помыслами. Не осуждение, но лишь строение будущего нужно. Ослепительна Цепь Белая с Гор Света! Урусвати солнцерожденная стоит в дозоре. Такое знаменательное время, когда даже малые усматривают величие Белой Цепи. Нужно соблюдать все указания, чтобы крошки империла не затруднили мощь Белых Сил. Даже прекрасно отмести все мелочи, когда сотрясаются громады! Будем помнить, по этому месту проходил Будда. Так вы здесь утверждаете Завет Владык. Так творится будущее.

Помолчим.

Может быть, это были капли пота Моего. Храните торжественность.

Где и когда?

– Сейчас.

Мое ощущение, как бы что-то потекло по виску?

– Да. Спешу.

20 июня 1932,

понедельник

Гигиена сердца предполагает добрые дела, но в широком смысле. Так не входят в добрые дела поощрения предательства и злоумышления, поощрения лжепророков и обманщиков, трусов и всех служителей тьмы. Добрые дела не содержат позорного небрежения и умышленного укрывательства. Добрые дела имеют в виду благо человечества. Так сердце приобретает торжественность как созвучие сфер. Добрые дела, действительно, различаются на благие подвиги, не ожесточенные, но целесообразные. Часто добрые дела понимаются как оскомина безответственности. Легче не задуматься и принять легкое уклонение.

Теперь др[угое].

Сердце понимает, где уклонение, где любопытство и где любознательность, – так различайте приходящих. Но не дайте огонь легкомысленным и не доверяйте счет листов любопытствующим. Многие несчастья в доверчивости, непозволительной там, где хранятся сокровища.

Теперь др[угое].

Нужно признать Свет как живую субстанцию. Нужно понять восхождение как единственное движение сужденное. Трудно нужду понять как свою ошибку!

Сядем.

Битва кипит, невозможно помнить о вчерашней удаче, столько новых обстоятельств, но Наше упорство неизменно. Только бы не подбрасывали  камни на пути под ноги. Счастливы Мы отметить каждую торжественность и огорчаемся каждым раздражением и делением. Как стена стойте!

Молчите.

Обширны замыслы темных, но Наши обширнее, – наблюдайте. Спешу.

21 июня 1932,

вторник

Пусть признают сущность сердца как субстрат негасимый. Термин не важен, но сущность сердца очевидна. Так нужно привыкать к непреложным понятиям, близким всему человечеству. Пострадавшие узнают, почему с незапамятных времен убит Озирис и раскинут по всему миру. Без убиения не могли бы быть посланы вестники по свету. Так страдание, с одной точки [зрения], будет лишь распространением, с другой. Также знаменательно чтение трудов, заключенных во многих книгах. Изучающий не норовит усвоить Учение при одинаковом настроении, и таким образом рождается множество точек зрения. Потому мудро в каждой книге хотя бы кратко коснуться ранее изложенного, чтобы дать возможность воспринять при одинаковости настроений. Настроения есть рождение точек зрения.

Сядем.

Люди считают самым необоснованным Учение Сердца, но можно ли течение энергии сердца понимать как нечто оккультное? Наоборот, нет ничего более точного, нежели биение сердца. Чуткое сердце устремляет к обновлению сознания. Явите хотя бы уважение сердцу в его работе.

Очень спешу. 

22 июня 1932,

среда

Предубеждение плохо, как отрицательное, так и положительное. Оно противно всякой Йоге, оно пресекает феноменальную сторону восхождения. Часто смешивают предубеждение с чувствознанием, но оба качества совершенно противоположны. Предубеждение рождается в рассудке, тогда как обитель чувствознания в сердце. Так нельзя сопоставить детей рассудка с сердцем. Не только ошибочно такое допущение, но оно вредно, умаляя деятельность сердца. Можно наблюдать, как наслаиваются плиты предубеждения, и вся жизнь превращается в темницу самосложенную. Но чувствознание касается истины космической, потому не содержит в себе ничего умаляющего. Само развитие чувствознания приносит торжественность ощущений. Так от разных врат подходим к Чертогу Торжественности.

Сядем.

Кто же не испытал священного трепета торжественности, тот не может понять вред предубеждения. Не в великих поступках оно развивается, но в каждом маленьком действии. Так служитель предубеждения просыпается, уже проклиная сновидение, которое не входит в рамки его существа. Целый день он будет осуждать и проклинать, ибо у него не будет меры сердца, и заснет он в осуждении, и посетит он сферу, осуждению приличную.

Теперь др[угое].

Очень сложно в Герм[ании], в Японии, в Югославии, в Ам[ерике] – так летопись  заполняется ужасами потрясений, и в Москве не легче. Спешу.

Анг[лия]?

– Кладбище.

23 июня 1932,

четверг

Утром пришла телегр[амма] из Ам[ерики], на которую был след[ующий] ответ: "Сообщите требования Института, предоставьте адвокату достичь успеха любым способом".

– Но возм[ожно] ли пригл[асить] адвок[атом] Катца?

– Не следует формально приглашать, он сделает, как указанно ... [одно слово неразборчиво].

Вечер.

Умирание человеческого и животного поколения, как и истощение производительных сил природы, указывает на конец Кали Юги. Перед глазами вашими происходит этот процесс, но лишь немногие дают себе труда заметить это космическое явление. Даже и вы склонны приписать случайности знамения грозного закона, вызванного к действию человечеством. Невозможно, казалось бы, не видеть происходящее за последние годы! Но люди все же тешат себя утешением о дне вчерашнем, но если где-нибудь увидят грозные знаки, люди впадают в животный страх. Между тем, никто не внимает слову о сердце. Великая спасительная субстанция остается без применения.

Вы желаете собрать для общего блага Наши беседы – пусть будет так, но читать их будут не более, нежели пальцев ваших. Многие перелистают книгу и усмехнутся детскому суждению о сердце, об Армагеддоне, об истощении производительных сил. Совершенно так же бывало уже не раз. То же должно повториться, и можно лишь пожелать, чтобы конец Кали Юги не превратился в Конец!

Сядем.

Между тем, не много твердых духов требуется, чтоб изменить гибельное положение. Не много пламенных сердец могут встать самоотверженным дозором и сплести крепкую сеть защитную. Не сверхъестественное, не магическое, но просто пламенное устремление сердца соединит миры! Уже говорил о конце Кали Юги, но кто-то думает о сотнях лет, будто бы оставшихся. Не может он допустить явление ускорения, хотя простые химические опыты говорят, как реактивы могут ускорить явления.

Теперь др[угое].

Не буду повторять о небывалой сложности положения. Притаимся с одной стороны и нападем с другой. Нужно помнить о торжественности.

Помолчим.

И вы мысленно помогите битве. Представляйте себе, как разрубаете тьму. Тяжко в мире.

24 июня 1932,

пятница

Даже самое нежное, самое сострадательное сердце должно быть не лишено мужественности. Сердце есть камень, на котором созидаются твердыни. Может ли стоять твердыня без мужественности и торжественности? При самых тесных обстоятельствах мужественность даст размер кругозора и торжественность устремит ввысь. Не надо уставать в поисках мужества и торжественности. Мужество может быть или засыпано осколками разрушения, или вообще недоразвито. Это качество принадлежит к разряду развиваемых. Каждое мужество имело испытание в прошлом, но зато воспламенение мужества не трудно, когда клинок его побывал в бою. Люди часто употребляют прекрасные выражения, не считаясь с происхождением их. Они правильно говорят – «загорелось сердце или воспламенился дух». Значит, они когда-то помнили об огне сердца, но теперь они стыдятся этого огня. Они, прежде всего, готовы объяснить свое прекрасное слово или суеверием, или причудою кормилицы-сказительницы. Но в лучшие сроки будем вспоминать о сердце, о мужестве и торжественности. Любовь, заключенная в чистой торжественности, всегда нуждается в защите от темных оскорбителей. Мужество является щитом, и огонь соединяет струи свои в пламенный меч. Неслучайно утверждаю мужество, оно укрепит кругозор.

Сядем.

Панцирь бывает различный. Он часто соединяется в солнечный диск над солнечным сплетением. Среди восточных вооружений особенно часто встречалось такое построение. Иногда его объясняли культом Митры, но оно гораздо древнее. Панцирь солнечного сплетения дал рисунок этому доспеху. Но солнечное сплетение одевает свой доспех во время битвы. Сейчас битва, и, конечно, дух Урусвати рвется в первые ряды.

Помолчим.

Воительница, ты сковала прочно свое мужество! Сегодня день торжественного мужества. Иду в бой. Спешу. 

25 июня 1932,

суббота

Пусть улыбаются на Наши советы о сердце. Труднее всего они примут размеры всего, начиная с собственного сердца. Но умеем дождаться понимания. Нрав людей Нам известен. Потому уверены Мы в силе терпения. Утвердив мужество, Мы не забудем о терпении. Утешительно, что терпение покрывает любое раздражение. При напряжении терпения вырабатывается особенная субстанция, которая, как сильное противоядие, обезвреживает даже империл. Но, конечно, терпение не есть бесчувственность. При преступном безразличии не проявляются благодетельные реакции. Терпение есть сознательное напряжение и противостояние тьме.

Сядем.

Но терпение есть источник Благодати. Ничто иное не испытывает так сердце, как сознательное терпение. Знаете сущность происходящего теперь. Можете ли превозмочь напряжение сфер без опыта терпения, приобретенного в течение многих веков?

Теперь др[угое].

Учитель пронзил многих врагов. Продолжите всеми силами единение и торжественность. Так можно оборониться от злейших нападений. Урусвати, как всегда, права, заметив целебное значение токов во время молчания. Нужно очень приникать ко Мне в эти немногие мгновения.

Помолчим.

Торжественность и терпение. Довольно. 

26 июня 1932,

воскресенье

Если кто начнет жаловаться на неощутимость Тонкого Мира, укажите, насколько это заявление неправильно. Крылья Тонкого Мира касаются людей гораздо чаще, нежели принято думать, но сами люди отгоняют невидимых мух и незримую паутину. Также часто люди борются с навязчивой мыслью и оборачиваются с вопросом – кто звал меня? Множество тонких, но вполне реальных ощущений наполняет жизнь. Многие из них в силу физической реальности могут быть изучены даже сравнительно грубыми приборами. Ощущение невидимых паутин на лице, как знаете, бывает длительно и резко ощущается. Казалось бы, для врачей, занятых изысканиями в области психических явлений, должно быть очень значительным это ощущение. Почему же они не испытывают таких людей посредством разных аппаратов и на пульсацию, на качество секреций, и на сердце, и на кожную восприимчивость? Тонкий элемент может показывать и какие-то колебания около наблюдаемого. Так ощупью можно начинать полезное наблюдение, но главная трудность в том, что обычно опыт делается спорадически, без железного неуклонного терпения. Тонкий Мир нуждается в устремлении, но не в судорогах.

Сядем.

Уже не говорю о прикасании Тонкого Мира, когда ощущается пожимание руки или обращающее внимание касание. Эти явления могут быть неожиданными и потому неуловимыми для наблюдения. Но незримая паутина и так называемая навязчивая мысль могут быть исследованы. Конечно, не в сумасшедших домах, но именно над здоровыми можно изучать Тонкий Мир. Одержимость, конечно, даст ряд явлений, но низшие сферы не должны быть явлены, ибо заразительны ужасно!

Теперь др[угое].

Ущемлю множество противников. Рыб много, и возможности велики. Нужно идти до конца. Также нужно смело осматриваться, зная, куда идешь.

Молчите.

Так мужество и торжественность. Довольно.

27 июня 1932,

понедельник

Разве не будет сильным психофизическим явлением, когда постель, и кресло, и стол сотрясаются от целительных вибраций? Не удивительно, что иногда их мешают с трепетом землетрясения. Скептики часто отнесут это ощущение к головокружению. Уявление вибраций также дает материал для опыта. С примитивными приборами можно наблюдать вибрации тяжелых предметов. От этих грубых примеров можно перейти к организмам людей, которые сотрясаются по всем нервным центрам. Вы знаете эти вибрации и принимаете их совершенно естественно, но не будем льстить себя надеждою, что множество людей захотят их знать. Между тем, все Учения имеют их в виду и говорят о них определенно. Даже примитивные Учения отводят вибрациям очень важное значение. Так, мысля о сердце, непременно вспомним о мощном целении вибрациями.

Сядем. 

Но когда говорю об осторожности, имею в виду и вибрации, ибо многие перекрестные токи могут создавать ядовитые соединения. Потому так важно знать, откуда идут вибрации, чтобы сердцем воспринять их. Чудесен провод сердца, лучше телеграфа понимает он соединение. К тому же ведет и осознание Иерархии. Нужно понять, что значит сознательность во всем существе.

Помолчим.

Священнодейство о мужестве происходило здесь, когда зародилось понятие о Три Пура Сундри. Очень давно, когда здесь начиналась жизнь. Так мужество испытывалось издавна. Страх тоже испытывается на действии, но не в воображении. Спешу.

Вл[адыка], я была этой жрицей, утверждав[шей], что она ничего не боится?

– Три Пура Сундри, так называли за мужество – это нужно запомнить.

28 июня 1932,

вторник

Н[иколай] К[онстантинович] заболел – 38° темп[ература], головная боль, усталость.

– Вл[адыка], что дать Ф[уяме]?

– Пирамидон и отдых.

29 июня 1932,

среда

Черное сердце всегда считалось символом великой опасности. Лишь самое непоколебимое мужество могло быть противоставлено этому бедствию. Но подобное мужество редко находилось. Степень мужества испытывается по силе опасности. Истинное мужество крепнет по напряжению опасности. Наша воительница знает, о какой степени мужества говорю. Когда темные полчища нападают, следствия бывают различны. При повреждении сущности происходит одержание, но очищенный дух может подвергнуться не одержанию, но болезни. Вы читали, как Наш Брат, бывший уже на высокой степени, тем не менее продолжительно болел от темных противодействий. Подобное следствие нужно иметь в виду, ибо битва велика. Конечно, можно уменьшить влияние темных стрел, но, тем не менее, нужна и личная осмотрительность. Ту же устремленность следует применить и в накоплении мужества как лекарства от черного яда. Ослабление физическое, конечно, не значит ослабление духовное. Даже наоборот, иногда расходование духовного богатства делается неограниченно.

Сядем.

Нужно очень беречься во время Великого Боя. Но главное условие будет уверенность, что позади грозит колебание, родящее предательство. Нужно припомнить, как постепенно Мы выявили свойства сердца и подготовили к великим действиям. Навсегда нужно запомнить, что неотвлеченны Наши Указания. Также нужно понять, что Йога дается ко времени. Не телесные катания по земле, не принятие физических ядов, но духовный яд, как давно сказано, принимают во спасение мира Агни-йоги. Не поймут это Великое Служение черные сердца. Для них физические яды гораздо сильнее духовного. Нужно неутомимо твердить об этом. Тогда и  осмотрительность сочетается с мужеством.

Молчите. Сущность боя удачна, но пока для нас видна. Нужна большая осторожность. Довольно.

Вл[адыка], что означ[ают] странн[ые] фр[азы], слышанн[ые] мною?

– Скажу завтра.

30 июня 1932,

четверг

Опасность происходит [также], когда Указание не исполнено немедленно. Даже в обычной жизни, если просим кого-то посторониться, то вместо того непременно спросит о причине или, в лучшем случае, оглянется и допустит камню упасть на голову. То же происходит и с неудачными учениками. Сердце их промолчит там, где нужно действовать немедленно. Это так же вредно и самому сердцу, ибо что же губительнее, нежели неявленные сердечные приказы? Если сердце промолчит, это не значит еще, что в глубине не принят знак телеграфа. Это так же вредно, как и покрытие сердца рассудком. Сколько сердец остановилось от напряжения невыполненных приказов! Спор сердца с рассудком является печальною страницею человечества!

Сядем.

Испитие яда или распятие являются непременным условием движения вверх. Как бы производится расчет с низшей материей. Так научаемся летать, оставляя внизу тяжелую обувь.

Теперь др[угое].

Разве не дух Ф[уямы] просил воды, когда полчища нападали; от верных людей могла ему быть эта вода. Очень треплют имя, но если претерпеть, то от Нас видна великая победа. Потому пользуйтесь всеми посланными возможностями. Нужно ковать там, где враг не успел еще догнать. Не слишком утомляйтесь, ибо расход велик. У тех тоже нелегко (у врагов). Но работа из мести самая острая. Подумаем о всех Владыках. Помолчим. Спешу.

1 июля 1932,

пятница

Даже не дочитав первую книгу, мой друг уже спрашивает, когда выйдет вторая. Даже не исполнив ни одного Указания, мой друг хочет узнать, когда будут даны следующие советы. Не сохранив ни одной тайны, мой друг требует доверить ему еще больше. Так вы знаете, как это бывает. Вы знаете, как, не прочтя книгу, грамотей уверяет, что он знал все это от рождения. Вы знаете, как, не покинув ни одной привычки, скромник уверяет о полном своем обновлении. Потому издревле так указывалось на пользу смены привычек. Хождение по землям имеет между прочим и ту особенность, что приучает ко всевозможным условиям. Человек, познавший сердце многих народов, не потеряется и в толпах Тонкого Мира. Но, конечно, это один из механических способов просвещения сознания; основное укрепление сознания будет через сердце.

Сядем.

Сердечно познавший не спросит о последующем, не прочтя первое. Так сердечное познание дает обаяние, которое не приобретается золотом.  Явление Анура, иначе говоря, сердечного обаяния, ценится высоко. Оно принадлежит к качествам накопляемым и неотъемлемым. Анура – сердечное обаяние или Царь-Сердце. Можно видеть, как с детства обаяние открывается иногда даже в тягость самому себе, ибо люди иного напряжения перемешивают ритм.

Помолчим.

Фуяма часто в духе говорит языком Ютландии. Довольно.

2 июля 1932,

суббота

Получена тел[еграмма] из Ам[ерики]. Receiver [англ.: временный управляющий] удален судом из нашего Building’а [англ.: Дом].

При найме дома даже самые грубые люди обойдут все помещения и выразят свои чувствования. Разве можем поместить учеников Наших в дома неосмотренные? Нужно знать все окружающее. Нужно почувствовать все наслоения прошлого, прежде чем устремиться в будущее. Но когда приходит решение о будущем, тогда прошлое отпадает, как тень прошедшего заката, но лишь заря восхода освещает чело. Напрасно некоторые люди заподозривают Нас в недостаточной кооперации. Гораздо больше Нашей заботы о них, нежели они думают о Нас. Если перечислить множества испорченных советов и недоделанных зданий, то можно представить себе, как трудно засыпать пропасти! Так можно возводить даже теперь прекрасные твердыни! 

Теперь др[угое].

Видите, как мощна торжественность! Видите, как можно достигать именно торжественностью. Потому не только советуйте торжественность, но требуйте ее как спасение. Мы лишь начали стезю торжественности. Если удастся вам ее продолжить, увидите чудеса. Уже месяц ведем восхождение торжественное. Несмотря на бой, Мы сходимся торжественно. Мы отбросили все подброшенное и собрали явление запасов добра. Поверх всех сердечных достижений светит торжественность. К ней зовем, на нее указуем!

Сядем.

Удесятерите торжественность. Умножьте ее, как умножают лампады молитв. Когда идем путем восхождения, вложите руку Нам и поспешите к вершине сердца. Скоро займемся Знаками Огня. Теперь утвердим качества сердца и покажем их в жизни.

Помолчим.

Напрягайте энергию во славу Владык торжественно и мужественно. Спешу.

3 июля 1932,

воскресенье

Разве не чудесен опыт, когда вы прилагаете сердечную энергию на расстояниях огромных и способствуете делу великому? Можно проверить сроки и получить совершенную точность. Потому так важно записывать главные явления и ощущения. Таким образом можно бороться с нелепостями, которые будут утверждать, что везде лишь случайности и совпадения. У них нет сознательного применения главнейших энергий; из этого проистекает вред не только для них самих, но и для всех остальных. Нет хуже хаотичного мышления и ломания токов энергии. Каждый выходит из себя, когда перед носом задувают его светильник; но именно задуванием светильника можно назвать пресечение сердечной энергии. Не устаньте твердить об этом. При сильных истечениях энергии особенно вредно нарушать ритм самыми житейскими раздражениями. Никогда не знаете, как требовалась ваша энергия, потому торжественность будет лучшим охранением от изломов и зазубрин; особенно при Армагеддоне нужно отрешиться от привычных мер. Утверждаю великое время, которое может соответствовать лишь торжественности.

Сядем.

Вы хотите спасения и преуспеть, но для этого нужно согласиться в действиях. Нужно понять, насколько каждое разбитие ритма губительно. Уже десять лет подготовляю этот час битвы. Скажите непокорным, что нарушение нити равняется отпадению от Владыки. Именно теперь запомним это окончательно. Много мостов нужно спешно перейти сейчас, и нельзя растрачивать сокровище! Мы требуем, чтобы хотя теперь это время было признано особым, иначе вместо блестящей победы можно ввергнуться в разорение! Мы ведем вас к победе, и никто не имеет права мешать Нам!

Помолчим.

Сейчас темные силы будут действовать ничтожными мелочами, но именно на них легко закалить торжественность. Довольно. 

4 июля 1932,

понедельник

Люди иногда готовы признать мощь мысли, но это признание они не обращают на себя. Мечтают о великих мыслях и не приведут в порядок малые. Спросят – как привести мысль в действие? Нужно начать с дисциплины над самыми малыми мыслями и затем уже создать мысль, двигающую горами. Совет о порядке малых мыслей есть начало оздоровления сердца. Не полагайтесь на разные внешние пранаямы. Путь Агни Йоги через сердце, но следует помочь сердцу порядком мыслей. Беспорядочные мысли – как вши и блохи, они поражают тонкое вещество. Они приносят часто смертельный яд. Именно малейшие мысли безумны, и потому они – главные препятствия сближения Тонкого и плотного мира. Как уговорить друзей, чтобы они немедля приняли к исполнению сказанное о малых мыслях! Ведь это требует лишь малого внимания и сознания ответственности.

Сядем.

Когда же горит восход битвою, тогда особенно нужны мысли к будущему, ко Благу Общему. Scala furioso [Скала фуриозо] не затронет сердце, укрепленное мыслью о Служении.

Теперь др[угое].

Сатана со всеми его решениями не повредит огражденное сердце, но все должны звучать как трубы ангелов. Особенно сейчас нужно это ясное решение. Явление напряжения может обратиться в плодоносный ливень.

Помолчим. 

Слабая сторона сатанистов в их хвастовстве. Утверждаю осмотрительность и доброжелательство по Иерархии. Довольно.

5 июля 1932,

вторник

Встретитесь с вопросом – отчего явленная помощь оказывается именно на краю бездны? Тому причин много – карма и желание самоусовершенствования; но, с другой стороны, причина в напряжении сердечной энергии. Для сотрудничества с Высшими Силами нужно напряжение сердца, но обычно оно возникает, лишь когда напряжение доходит до крайней степени. Значит, если бы сердечная энергия была выявлена как подобает, то и сотрудничество наступило бы скорее. Так опять приходим к вопросу воспитания сердечной энергии. Опять вспомним, что это воспитание должно начинаться с мельчайших чувствований и от самых обычных действий. Такое условие затрудняет положение, ибо люди любят сказать – дайте мне сразиться с великаном, но избавьте от ловли блох. Но великаны редки, тогда как блохи бесчисленны. Нужно пройти через эти темные полчища. Нужно охранить от них дом. Яд, принесенный великаном, меньше яда блошиного. Появление великана вызывает и необычное мужество, но против мух и блох тоже нужно мужество, и обычно люди страдают от мух, но не от великанов.

Теперь др[угое].

Опровержение Учения может быть разнообразно – кто-то вообще не может вместить Учения, так же как вообще не принимает Мудрые Советы; но гораздо опаснее, кто понимает ценность Учения, но сознательно противоречит, ибо уже находится в темном служении.

Сядем.

Так и с людьми бывает, когда самые, казалось бы, уже явленные устремления вдруг преломляются. Так происходит от недостатка сердечного воспитания. Этот предмет нужно проходить и в семье, и в школе. Нужно придать ему не вид опыта, но твердо вести развитие памяти, внимания, терпения, доброжелательства и после обратить наблюдательность за ощущениями сердца. Так будет заложена торжественность и любовь к Прекрасному – так определится граница Света и тьмы. Дети любят Свет.

Помолчим.

Кроме Америки сейчас много действий Японии, Германии, Москвы. Спешу.

6 июля 1932,

среда

Зло создает субстанцию, по плотности подобную добру. Конечно, невозможно держать в пространстве ядовитые рассадники. Потому разве не справедлив закон, что посеявший должен пожать, иначе, должен трансмутировать свое порождение. Было бы несправедливым нагружать все зло на добрых духов. Конечно, великий дух поглощает и трансмутирует массу зла, но даже ему не легко принять яд мира. Знаете, как тяжко трансмутировать зло от всех частей света! Знаете, что стоит истечение сердечной энергии. 

Теперь др[угое].

Нужно заметить, что эти дни очень трудные. Требуется огромное количество огненной энергии. Невозможно удержать истечение ее.

Сядем. Посидим спокойно, подумаем, что лучи Учителя не дремлют, но столкновение велико.

Помолчим.

Сейчас пришло важное сообщение: явление Германии поможет плану.

Помолчим.

Главная помощь – в нагнетении энергии, остальное после. Но при таком напряжении позволительны осторожность и бережность. Мой Луч не дремлет. Спешу. (Чувствовала себя ужасно, до крайности усталой).

7 июля 1932,

четверг

Сердце всегда считалось средоточием жизни. Затем люди познали в сердце Йогу Иерархическую, иначе, связь с Высшим. Теперь установилась Йога Тонкого и Огненного Мира, такое сотрудничество сердца оказывается новым обстоятельством в сознании людей. Именно, мы не должны оставаться в пределах отвлеченной этики. События и неоспоримые обстоятельства ведут человечество к новым путям, потому так советуем отрешиться от гнета привычек и понять особое наше время. Моисей погружался в науку Египта, но он опередил ее десятью строками. Так действует Йога Иерархическая. Теперь Мы говорим ученым – нужно наблюдать сердце всеми вашими приемами, и вы натолкнетесь на неясные вам явления.

Сядем.

Мы предложим врачам отнести все необъяснимые явления к Миру Тонкому, ошибки не будет. Пусть только начнут измерять и сопоставлять так называемые здоровые сердца. Считаю, нужно понять, насколько это время необычно, и нужно к этому привыкнуть. Нужно всегда помнить о протекающей битве.

Помолчим.

Можно поехать в Кейланг[10] около 20-го. Неужели люди не замечают особенных свойств жары, гроз и бурь? Так правильно Урусвати оплакивает природу, больную людскими безумиями. Пойду в битву.

Владыка, сегодня ночью я слышала, что после «Озарения» многие умирали?

– Завтра скажу.

8 июля 1932,

пятница

«Озарение» есть, в сущности, благодать устремленная; потому оно не должно быть смертоносным, но жизнь показывает как раз обратное. Откуда же может идти это противное следствие? Конечно, не от самих светоносцев, но от преступного заражения окружающей атмосферы. Так еще раз показано в жизни, насколько условия, созданные людьми, не соответствуют прекрасным возможностям. Потому будем прилежно устремлять пространственные зовы, чтобы обновить сознания! Не мало устремлений положено Нами, чтобы привлечь внимание людей на преступное безумие, которое возрастает непомерно. Они хотят пренебречь законом Вселенной, но прежде нужно осознать утраченные возможности, зная, что все поправимо. Мы мечтаем о новых расах, но подумаем, зачем нужна эта новая раса и чем каждый может помочь ей осуществиться? Прежде всего, в подвижности сознания. Нужно учить детей этой крылатой подвижности.

Сядем.

Истинно, скоро придется спасаться от расстройства стихий, но ведь и это несчастье можно значительно смягчить образованием сердца. Просим врачей разных стран заняться исследованием сердца. Существуют много санаторий для всевозможных болезней, но нет Института Сердца. От недостатка сердечного воспитания происходит это; ибо даже невежды не считают сердце второстепенным. Между тем, болезни сердца превышают рак и чахотку. Нужны сердечные санатории, где бы можно было заняться неотложными наблюдениями. Конечно, эти санатории должны быть раскинуты в разных климатах и на разных высотах. Можно видеть, что целое воинство может заняться нужными исследованиями в связи с умственными задачами, вместе с агрикультурой и прочими специальностями. Институт Сердца будет Храмом расы будущей. Институт Сердца, конечно, войдет в Общество Культуры, ибо понятия сердца и культуры неделимы.

Теперь другое.

Нынешняя усталость не от жары, но от особого столкновения энергий. Мы боремся. Спешу.

Вл[адыка], к какому президенту относится сказанное ночью?

– Вы знаете - ... [одно слово неразборчиво].

9 июля 1932,

суббота

Ненаблюдательность людей потрясающа! Попробуйте медленно наполнять комнату дымом и замечайте, кто из присутствующих первым почувствует. Обычно условие самодовольства немедленно сменяется самодовольством.[11]Ужас в том, что отчаяние сменяется самодовольством – так считайте главное несчастье в качаниях аритмичных. У Нас прежде всего обращают внимание на наблюдательность, которая помогает гармонизации центров.

Теперь другое. Не для книги.

Можно назвать ядовитую атмосферу, созданную людьми, сернистым азотом. Необходимо, как на дым в комнате, обращать внимание на это мертвящее вещество. Конечно, невозможно избежать его, но не случайно советовал вам смолы деодара и эвкалипта. Они хотя и не могут уничтожить вред яда, но значительно отталкивают токи его. Конечно, пища Йога - мускус - особенно восстанавливает ткань, разрушенную ядом. В Институте Сердца, конечно, нужно изучать подобные атмосферические отравления. Лишь крайняя степень ненаблюдательности мешает людям узнать вредителей.

Сядем.

Сейчас необходимо провести еще одну фазу битвы. Необходимо закрепить нужную позицию. Понимаю, как вы спешите, но и Мы не теряем времени. Мы помним и укладываем события так, чтобы для всего осталось время. Ничто не потеряно, но сейчас настолько все держится на общей энергии. Очень прошу направить все силы и мысли по одному направлению – ко Мне. Хочу сказать вам и нечто радостное, но пока прошу соединить мысли и силы. Не удивляйтесь, что битва длительна, они употребляют множество ничтожных мелочей, но стоим прочно. Ведите вашу работу и посылайте мысли ко Мне. Шлю вам лучи, они тоже против мертвящего яда.

Спокойно помолчим.

Благодарю. Иду спешно.

10 июля 1932,

воскресенье

Прежде всего нужно простое уважение к психической энергии. Нужно уважение к энергии, которая, подобно огню, насыщает все пространство и конденсируется в нервных центрах. Пусть даже дети помнят, что в любом рукопожатии, в любом взоре излучается эта связующая энергия. Устремление уважения научит и бережности к этому сокровищу сердца. Уважение прилично каждому мыслящему человеку. Не нужно стыдиться говорить об уважении, ибо оно расточено человечеством. Как можно ожидать явления сердечной энергии, если нет уважения к ней? Явление энергии будет лишь при осознании ее. Если закон справедливости существует, то нужно уважать все ведущее кверху.

Теперь др[угое].

Конечно, дадите знать представителю Т[аши-]Л[амы], чтоб все друзья оставались на месте. Можно сообщить в конце сентября. Можно простым письмом, спрашивая о танке Дуккар.

Теперь др[угое].

Пусть завтра утром Удрая и Яруя пойдут к Таперу и попросят написать Такуру с указанием оказать содействие в ваших научных работах. Он не может отказать.

Теперь другое.

Ехать можно двадцать пятого. Можно еще получить здесь некоторые известия. Советую взять ламу с собою и также и доктора.

Сядем. Посидим молча, думая о битве, сейчас идущей.

Действуйте по Указу. Спешу.

11 июля 1932,

понедельник

Опытный правитель нередко положит руку свою на плечо или руку собеседника. Некоторые сделают это сознательно, но большинство бессознательно. Но даже и сознательные не всегда знают, как пользоваться этим методом. Они полагают, что рука уже достаточна, что ладонь уже передаст мощь мысли. Но очень редко люди сознают, что концы пальцев излучают сильнее. При этом если внушается мысль, то пальцы должны быть сжатыми, но если желаете получить реакцию собеседника, то концы пальцев должны быть разделены. Таким способом достигается большее раздражение ряда центров. Сколько скрыто возможности в каждом действии! Только нужно применить их сознательно. Можно сравнить сознание с бессознательностью, как плавание без опыта. Конечно, кто-то сразу поплыл, но это чрезвычайно редко. Так нужно во всем соблюдать Иерархию, которая видимо и невидимо наполняет наше сознание. Прискорбно, если сознание будет представляться чем-то отвлеченным, чем-то почти сверхъестественным. Каждое биение сердца наполняет нас сознанием как существования, так и сущим пониманием Бытия. Туман мысли лишь от неуважения к сознанию. Нужно эти слова написать в каждой школе. Могут спросить дети, как защититься от мертвого обихода? Тогда можно указать на надпись об уважении.

Теперь др[угое].

Спросят, как почуять влияние Учения среди будней? Скажите – на самых малых вещах, на каждом действии, на каждом прикосновении.

Теперь посидим.

Ручаюсь, что сознание ваше растет. Не удивляюсь одиночеству Ояны, ибо из Ашрама она привезла накопление огня Урусвати. Теперь отрицание и обиход отнимают много от некоторых учеников. Урусвати недаром чувствовала Ояну.

Теперь др[угое].

Можно прочитать книгу Coograv’a. Можно похвалить ее, хотя не нужно искать солнце в полночь. Мы должны привыкать к разным степеням сознания. Особенно не будем удивляться смятению событий. Предположение о Тибете верно, но тактика Адверза говорит, что чем больше смятения, тем лучше.

Помолчим.

Смятение велико, действуйте по Указу. Довольно.

Чем знамен[ательно] 19-е число?

– Не совсем ладное число.

В Америке?

– И в других странах.

Для дел?

– Дела неразрывно связаны со всем происходящим. Спешу.

12 июля 1932,

вторник

Где же то чувство, где же та субстанция, которой наполним Чашу Великого Служения? Соберем это чувство от лучших сокровищ. Найдем части его в религиозном экстазе, когда сердце трепещет о Высшем Свете. Найдем части в ощущении сердечной любви, когда слеза самоотвержения сияет. Найдем среди подвига героя, когда мощь умножается во имя человечества. Найдем в терпении садовода, когда он размышляет о тайне зерна. Найдем в мужестве, пронзающем тьму. Найдем в улыбке ребенка, когда он тянется к лучу Солнца. Найдем среди всех уносящих полетов в Беспредельность чувство Великого Служения. Беспредельно оно должно наполнить сердце, навсегда неисчерпаемое. Священный трепет не станет похлебкою обихода. Самые лучшие Учения превращались в бездушную шелуху, когда трепет покидал их. Так среди битвы мыслите о Чаше Служения и принесите клятву, что трепет священный не оставит вас.

Теперь др[угое].

Нужно воспитывать сердце. Нужно наполнять Чашу. Нужно устремляться звучанием Колокола. Нужно зажигать крылья пламенные Мира Огненного. От сердца пойдем к Огню – скоро пойдем!

Сядем.

Опять не надо удивляться, что Урусвати творит благодеяния в духе, не помня о них в теле. Щедрый даятель не считает даров. Невозможно перечислять словами дары духа. Многие из них даже невыразимы словами – так огненны они! Так мирские понятия не вмещают самого тонкого и высшего. Нужно помнить, что каждый час пламенное сердце творит, что люди называют чудесами. Так можно творить в законе Вселенной. Примените это качество торжественно.

Теперь др[угое].

Имею основание советовать торжественность. Молчите. Щит вам. Меч воинам. Довольно.

13 июля 1932,

среда

Житель природы, когда хочет припомнить что-либо, непременно встряхнет головой. В этом движении сокрыта древняя мысль о вещественности идей. Чтобы вызвать наружу сокрытое воспоминание, требуется даже физическое движение. Точно бы нужно передвинуть уложенные предметы. Теперь, когда знаем о разных кристаллических отложениях, то инстинкт явленный считается не странным; наоборот, нужно изучать движения первобытных народов, среди них найдем не только выражения ритма космического, но и явления, связанные с пониманием нервных центров, – так человек в сущности своей знает многое, что ушло из первого слоя памяти. К тому же пробуждению памяти служат путешествия и перемена места жизни; как калейдоскоп рождает новые сочетания, так пробуждаются в памяти многие малые зерна, содержащие великий потенциал. Так движение может дать свидетельство совершенно[й,] утонченной вещественности. Нужно к тому же почувствовать, как следует предоставить себя Высшей Иерархии, чтобы наше существо могло дать пользу космическому движению. Конечно, движение может быть вовсе не телесное, но духовное, ибо вы знаете, что нет границы этих областей.

Сядем.

Говорю насколько можно и нужно. Указание нужно принимать как приказ в битве. Ныне нужна помощь; она должна состоять не только в единении и торжественности, но также в напряжении сердца к Нам. Нужно отбросить все посторонние мысли, чтобы тем легче посылать Нам. Значение пламенного сердца велико, это действительно Космический Магнит. Труднее всего люди допускают свое космическое значение. Унестись по небу каждый не прочь, но и здесь его значение также велико!

Теперь др[угое].

Соберем мощь и поймем, как Благодать необычна.

Помолчим.

Когда говорю – катастрофа! – то лучше ждать ее изо всех дверей, – так мы не выдадим тайну, видимую лишь Мне. Довольно.

14 июля 1932,

четверг

Если простое движение выявляет память, то для прозрения нужны особые условия Тонкого Мира. Можно с удивлением заметить, что мгновенные прозрения не зависят от рассудочных условий. Прозрение нисходит в минуты совершенно нежданные; даже усмотреть можно ряд самых странных движений, нагнетений и мыслей, казалось бы, посторонних. Это положение психиатры должны исследовать. Можно накопить ценные наблюдения, которые помогут приблизиться к условиям Тонкого Мира. Конечно, чуткое сердце отметит качеством пульса это состояние прозрения. Явление знания сокровенного не имеет ничего общего с сомнамбулизмом и спиритизмом; состояние прозрения совершенно естественно. Нужно лишь отмечать эти огни прошлого и будущего. Среди Тонкого Мира тоже нужно изощрять сознание. Потому каждое воспитание сердца есть врата в Высшие Миры. Опасаемся, что эти советы неотложные уступят место каждодневности. Кто-то скажет – «давно знаем все это», и пойдет на базар. Спросите вдогонку – «почему же он даже не думает о сердце и не мыслит об огне?»

Сядем.

Опасно не ощущать ответственности. Явление путника временного тоже опасно, и мы все, именно, безвременные и устремлены к восхождению как несущиеся тела небесные. Потому каждое отступление противоестественно как преступление, как зло. Каждый, по природе, идет кверху, и ответственность является не бременем, но крыльями. Но стоит пошатнуться, как та же ответственность оказывается жерновом на шее. Но и без ответственности мы не можем плыть по океану стихий. Не мораль это, но спасательный круг. Прощание есть лишь новая приветственная встреча. Не временные Мы, но беспредельные.

Очень спешу.

15 июля 1932,

пятница

Истечение невидимой энергии при телесной сонливости будет верным знаком участия в отражении тьмы. Мы можем призывать к бою в любое время, потому нежданный приступ сонливости должен обращать особое внимание. Так же и поток энергии не останется незамеченным. Унесет он много сердечной энергии, потому заслуженно дать той энергии снова аккумулироваться. Не мудро позволить источиться, потому напомним отдых в виде перемены занятия.

Теперь др[угое].

Наблюдение над цветами Тонкого Мира очень показательно, оно указывает, как творчество Тонкого Мира доступно пламенному сердцу. Истинно, там легко сознательному духу. Он может творить без усилия, перенося образы земные в лучшую оболочку. Но не односторонне это творчество, тем же процессом водворяются лучшие образы и на Земле.

Сядем.

Не случайно мы часто толкуем о творчестве Тонкого Мира. Сознательность и внимательность приготовляют нам широкое поле для творчества. Можно заменить, что это созидание не утомляет и остается неисчерпанным – так происходит между мирами сотрудничество. Мы можем утончать формы Тонкого Мира. Потому каждый запас утончения нужно беречь как сокровище. Сердце менее изнашивается, если окружающее не мешает этим утончениям. Потому Мы так против невежества, которое наиболее нарушает восхождение сердца. Конечно, невежество есть союзник сил темных.

Помолчим.

Действительно, много черных звезд – утвердимся в победе. Довольно.

Видение Герм[ановой]?

– Конечно.

Sinistre [фр.: зловещий]?

– Около нее.

16 июля 1932,

суббота

Действительно, отложение впечатления в третий глаз есть основа творчества. Не только старые буддисты, но незапамятные Заветы требовали воспитания наблюдательности. Сердце, лишенное сокровища наблюдательности, затрачивает массу энергии там, где можно было проявить великую бережность. Учитель должен развивать наблюдательность к самым прекрасным предметам. Особенно непростительно в человеке скользкий взгляд, ничего не замечающий, ничего не дающий. Химизм взгляда разве не будет благодетельным заданием для истинного ученого?

Теперь др[угое].

Советую быть сердечно готовыми исполнить Указы Учителя; повторяю, даже если они покажутся необъяснимыми. Иногда требуется движение, которое не может быть явлено. На горных путях нельзя идти ни направо, ни налево, но лишь прямо. Нельзя соскочить в пропасть, ни вскарабкаться на отвесную скалу – путь один, и сверху видно назначение. Конечно, вы покажете Махону,[12] насколько странны его рассуждения о лице, старшем по чину. Предложите осенью поехать в Симлу, если кто-то желает принять достойно – так понимание сатанистов не должно раздражать вас.

Сядем.

У Нас большая битва – нужно всеединение, нужно беречь все силы. Нужно помнить, что Мы над вами являем сильные разряды – больше не могу сказать. Спешу.

Вл[адыка], что дел[ать] Св[ятославу]?

– Положить компресс из теплой воды.

17 июля 1932,

воскресенье

После пульсаций мира не ужасны трепетания сердец человеческих. Нужно потому везде примерять большой пробный камень, иначе невозможно просуществовать, погрузившись в лужи подлости. Мера целой Вселенной нужна там, где шумит Армагеддон. Утешение в соизмеримости. Нужно приложить всю наблюдательность, взвесить вещество битвы. Часто люди все-таки понимают битву не больше уличного столкновения, забывая, что сражение – в почтовом ящике, в улыбке ухищренной лжи и в задержке Света. Битва гораздо драматичнее, нежели обыватели ее понимают. Когда говорю о бережности, тоже понимайте на семь концов.

Теперь др[угое].

Мои Советы подобны отеческим напутствиям уходящему сыну. Сундук дорожный должен содержать предметы на все случаи жизни; но в тайнике уложено сердце, и долго вдогонку буду кричать – главное, береги тайник!

Посидим молча.

Сейчас идет важное сообщение об Яп[онии]. Очень желаю Яп[онии] укрепиться по Амуру. Нужно еще 60 тыс[яч] в[оинов] – так Мы следим за укреплением районов в ущелье пустыни. Советую принимать разные вести, как на поле битвы. Спешу.

Пригл[асить] М[ахона]?

– Не нужно особенно звать, но не препятствуйте. Опасно показать, что...

18 июля 1932,

понедельник

Защищаю вас – беседы не будет.

Что дать Св[ятославу]?

– Можно компресс, нельзя спирт. Спешу.

19 июля 1932,

вторник

Язык Тонкого Мира не нуждается в словах, хотя и может ими владеть – его выражение в чувствознании, в передаче точнейших чувствований. Так Тонкий Мир не должен нарушать музыку сфер беспорядочными звучаниями. Мы не должны удивляться этому, ибо даже в плотном мире созвучные сердца многое обоюдно передают языком сердца. Пусть этот язык будет постоянным напоминанием о возможности Тонкого Мира.

Теперь др[угое].

Сообщаю вам, что на некоторых путях победа, но понимаю, что вы напряжены весьма. Ядовитые стрелы, если даже отражены щитом, то все же они раздражают атмосферу. Невозможно растворить напряжение немедленно. Потому прошу еще хранить торжественность. Раздражение особенно привлекает отравленные стрелы. Нельзя начертать все кривые пространственные, которые сейчас бороздят слои земные. Знаю, что трудно, не упускаю случая помочь и послать лучи. Так будем тверды. Довольно.

Что дел[ать] Св[ятославу]?

– Можно продолжить компресс и, главное, не застудить. Опухоль опускается.

Можно ли натереть гланды эмульсией?

– Можно, но главное – тепло.

Пирамидон?

– Да.

20 июля 1932,

среда

Понять нужно, что есть мысль малая. Она, как насекомое, подсекает все самые сильные побуждения. Нрав, самый настойчивый, расшатывается уколами малых мыслей. Казалось бы, это повторено и уже надоело, но когда приходит время действия, люди забрасывают себя облаком осколков малых мыслей. Самые благородные решения стираются под слоем постыдных мыслей. Мешает подвигу, прежде всего, не столько сомнение, сколько бесформенные мысли, порожденные старыми привычками. Утверждаю, что не трудно освободиться от привычек, если достаточно перенесем сознание в будущее. Часто люди мерят будущее по настоящему и тем обрезают новые крылья. Даже птицы знают о смене перьев и подчиняются соответственным условиям. Для смены крыльев они удаляются в заросли, чтобы снова взлететь обновленными. Так будем брать пример с этих младших собратьев. Они могут пропеть нам отличную песнь сердца.

Сядем.

Люди не желают представить себе, сколько опасностей проявляется около них. Сколько раз Высшие Силы и участники Тонкого Мира спасали их! Но человечество полагает, что если день миновал, то, значит, ничто не угрожало. Такое мышление притупляет зародыши чувства признательности, но без этого чувства человечество не может преуспевать. Вместо признательности появляется требовательность и затем угроза. Но на угрозе, как на крапиве, не проедешь. Жалки угрозы Высшим Силам! Нет ничего более разлагающего, нежели угрозы. Сердце засыхает от пыли угроз.

Теперь др[угое].

Победа имеется, нужно продолжить битву по тому же направлению. Не думайте, что день вчерашний не был опасен. Может быть, Мне принадлежит доля признательности. Урусвати также положила много сил. После скажу, в чем дело.

Помолчим.

Советую строфант, 8 капель ночью.

21 июля 1932,

четверг

Вы знаете, насколько Мы против всяких условных привычек, но нужно различать между привычкой и погружением в спасительное чувство. Например, торжественность собирает в себе и восторг, и восхождение, и защиту от зла, и обращение к Иерархии. Так спасительна торжественность, но ее нужно воспринять и удержать. Среди тления и разрушения какая торжественность ! Но для торжественного сознания разрушения и не существует. Оно немедленно покрывается куполом воссоздания во всей прекрасной утонченности. Так отражение торжественности недаром считается лучезарным. Нужно запасаться всеми припасами перед путем. Наши Друзья приносят путникам лучшие цветы. Торжественность расцветает пурпуром – так собираем гирлянды сердца.

Теперь др[угое].

Нужно продолжить целительное настроение после избегнутой смертельной опасности. Можно радоваться, насколько ваши ауры мало затронуты. Можно видеть, насколько хранение торжественности, даже относительное, все же помогло. Нужно продолжить и углублять торжественность.

Сядем.

Не одна и не две опасности собирались к девятнадцатому, но можно видеть, как единение может связать нити с Иерархией. Часто Мы шлем людям сильные предупреждения, но глухота поразительна. Даже услышанное будет ими извращено до неузнаваемости. Нельзя удивляться достаточно, когда даже для своего спасения люди так неповоротливы, лишь бы оскорбить Высшие Силы. Прошу не забывать о мерзких постановлениях сатанистов и помнить, что общими силами зло будет побеждено. Нужно помнить это как приказ Владык. Не нужно сожалеть ни о чем, ибо во время битвы нужно стремиться лишь к будущему. Нужно беречь здоровье. Учитель на страже.

Помолчим.

Довольно.

Уромания?

– Торжественность светоносная.

Конечно, вы ждете слышать об опасностях. Не хочу перечислять их, скажу после.

22 июля 1932,

пятница

Замечайте, насколько события далекие прежде сердца отзываются на Чаше. Эта последовательность редко отмечалась. Конечно, при наполнении Чаши нужно принимать сердечные средства, но все-таки Чаша напрягается первая. Чаша требует торжественности, как бы для наполнения уровня.

Лучше сядем. (Чувствовала себя тяжко) – Чаша очень напряжена.

Знаю, насколько трудно, – как бы великан очутился в пещере карлика! Так нагнетение уже сгущает слои низшие. Конечно, не от солнца жар и не от Тонкого Мира смятение, оно рождается волею человечества. Сосредоточимся в молчании. Оберегаю – будьте только торжественны. Довольно.

У кого будет дурная дорога?

– У врага.

«Зуб сломан» – тоже у врага?

– Да.

«Какая Сила»?

– Хранящая.

23 июля 1932,

суббота

Старая китайская сказка говорит о великане заоблачном и о карлике-пересмешнике. Уявлен великан, стоящий головою выше облаков, и карлик надсмехается о том, что великан не видит мира земного. Но великан сносит все насмешки, говоря – «Если захочу, могу ползти по земле, но ты никогда не заглянешь за облака». Так будем по духу великанами. Если захотим все великое добро, всем достанет места. Уявление самых великих примеров даст новые размеры сознанию. К тому же родство с великанами поможет заглянуть за облака. Люди идут на вершины, чтобы изучать космические лучи. Наверно, они мало примут во внимание содержание самой горы. И уже, наверно, не помогли опыту изучением своих собственных энергий. Можно или усилить опыт, или почти нарушить беспорядочным сочетанием наблюдателей. Удивляюсь, насколько люди полагаются на мертвенные аппараты, забывая воздействие своей живой энергии. Уявление колебаний самых точных аппаратов в различных руках достойно наблюдения. Даже тонкие хронометры работают разно в различных руках. Такая простая очевидность, конечно, вызовет смех карликов. Неужели они такого ничтожного мнения о себе, что не допускают никаких своих эманаций? Точно не считают себя по образу и подобию Божескому! Но ведь даже свиньи имеют излучения!

Сядем.

Луч планеты может быть, конечно, безмерно выявлен, когда будут приняты меры к очищению атмосферы и уявлено сочетание участников опыта. Проще сказать, лаборатория человека гораздо мощнее, нежели принято думать. Потому умейте сохранить нить с Иерархией и привыкайте к так называемой неожиданности. К тому же Учитель хочет призвать вас к действию битвы.

Теперь др[угое].

Не удивляйтесь развитию битвы. Много стран играют в чехарду. Сатанисты не умеют держать один фронт. Много ералашу, недостойного Армагеддона.

Помолчим.

Ослабление Германии полезно. Спешу. 

24 июля 1932,

воскресенье

Никогда вы не выступали в дни Армагеддона. Волны тоски вовсе не от кажущихся причин, но от битвы. Вчера Моя Аура была затронута обломком тьмы. Очень нужно стремиться к Нам, как воины не спускают глаз со Знамени. Некоторые спросят – почему письма Наши, написанные пятьдесят лет назад, не похожи на писания сегодняшнего дня? Но даже книга «Зова» не похожа на книгу «Сердце» – от того, что тогда не было Армагеддона. Пусть поймут, что явление Армагеддона меняет многие условия жизни. Невозможно приложить меры мирные к войне; значит, нужно одеяние брони, и, главное, стремиться к явлению Владык.

Сядем.

Можно сказать, что нарушение Ауры приносит и физическое, и духовное страдание. Нужно залечивать ее как поверхность удаленной кожи. Но лучшее лекарство будет объединение и торжественность Моих близких. Не буду повторять о напряжении битвы – это вы чуете, но нужно идти вперед, держась за Нас. Не уговариваю, но твержу о спасении. Мужество знакомо вам и знаете, как проходить опасности. Так и пойдем.

Помолчим.

До Кейланга до свиданья.

– Вл[адыка], можно беседовать по пути?

– Лучше думать о Нас.

25 июля 1932,

понедельник

5 ч[асов] утра отъезд в Кейланг, прибытие в Коти.

26 июля 1932,

вторник

Стоянка на Майдане, болото, дождь.

27 июля 1932,

среда

Перевал Коксар. Ясно – путь легкий.

28 июля 1932,

четверг,

Сиссу

Св[ятослав] заболел – темпер[атура] 37,8, распухает щека. Беседа.

Вл[адыка], что со Светиком?

– Конечно, обычный флюс. По приезде в Кейланг – тепло.

Вл[адыка], откуда у него эти нарывы?

– Когда очистится от влияния темных – все пройдет, не говорите ему этого сейчас. Конечно, события сгущаются. В Кейланге дам новые вехи по плану. Будем говорить один день втроем. Спешу.

В ночь на 29-е прорвался флюс – темп[ература] спала на 37,2.

29 июля 1932,

пятница,

Гундла

Свет[ослава] несут в денди. После 4-х [часов] страшнейший ливень, как бы не испортились дороги.

30 июля 1932,

суббота

Ясно – идем в Кейланг. В ночь обвалом и образовавшейся вследствие этого запруды снесен мост, ведущий в Кейланг. Приходится остановиться в ближайший деревне от моста и искать иного пути к нашему дому. К вечеру путь установлен через мостик, построенный местными людьми, – высоко над потоком, из трех бревен и камней и без перил; но караван и лошади пройти не могут, все вещи придется нести на людях. Также дорога, ведущая к нему, узка, и лошади с грузом и всадником не могут пройти; придется идти пешком. Беседа.

Не нужно обращать внимание на каждый дождь. Конечно, когда весь мир содрогается, нужно идти, когда дождь замолкнет. Вообще, это неважно, но теперь наступает действительно важное время. Воспользуемся им для утверждения дальнейших частей плана и для окончания «Сердца». Утвердимся без раздражения и поймем, для чего нужны бережность и единение. Части дальнейших действий закончим в Кейланге.

Владыка, не моя ли ошибка; если бы мы не остановились на Майдане, то благополучно прошли бы до обвала?

– Никакой ошибки нет, ибо не могли выйти раньше из Наггара. Такая малость среди Армагеддона, что и говорить не стоит – теперь события великие! Хорошо, что перенесли лагерь от косматых лап. Храните во всем бережность. Довольно.

31 июля 1932,

воскресенье

Водворение со всеми пожитками в доме.

Лучше иногда быть преследуемыми – так лучше; пусть мосты разрушаются перед проходом, нежели после – когда скажут, что тяжесть каравана нарушила устои. Так во многом. Теперь начнем думать о действии по плану и кончать «Сердце».  План нужно углублять именно теперь. Спите сегодня. Довольно.

1 августа 1932,

понедельник

Напрасно люди думают, что каждое предательство и злая воля не вызывают обратного удара. Иногда удар не может быть немедленным, и часто он без видимого последствия срезает все возможности. Но закон равновесия непреложен. Нужно на стреле весов изобразить сердце, ибо оно судия равновесия. Потому все предупреждения против злой воли не только этичны, но ценны как лекарства.

Теперь о плане. Больше всего храните ваш Гималайский Ашрам; нет другого якоря, который бы прикрепил человеческое сознание. Магнит явленный Гималаев нужен для всех стран. Придти можно лишь от Гималаев. Пусть злоба темных кипит, но Свет от Гималаев находит новые пути. Также и Лига Культуры пусть зарождается от Гималаев. Мысли о Лиге покроют многие трудности. Ф[уяма] не может ехать как Председатель Музея, но как верховный Президент Всемирной Лиги Культуры. Так продолжим вехи плана. Урусвати хочет знать о здоровье; повторяю: тепло, молоко, мускус. Теперь нужно не забывать о событиях кругом. Наблюдаю и пользуюсь каждою минутою, чтобы послать Лучи. Довольно.

Можно ли Mals. экстракт?

– Можно, также и кашу, и фитин. Довольно. 

2 августа 1932,

вторник

Напрасно люди полагают, что Высший Дух становится нечувствительным к малым предательствам; наоборот, чувствительность возрастает с очищением сердца. Конечно, вместе с этим растет и мощь сердца, но чувствительность, конечно, не может миновать отравления злобою окружающей. Так путь очищения не может быть назван отупением. Нужно сознавать, насколько легче доступ к сердцу очищенному. Потому среди вопросов Мистерий был один: «Умеешь ли не бояться боли?» Сердце знает боль мира, но оно знает и лучи надземные. Нелегко выявить эти лучи, но зато ученые могут ощущать особые космические лучи, собравшиеся около очищенного сердца. Недаром очищенное сердце зовется вершиною. Так можно для многих опытов пользоваться очищенным сердцем. Конечно, при этом не следует разбивать такой драгоценный сосуд. Можно сказать, что карма разрушителей сердец очень тяжкая.

Теперь др[угое].

Нужно продолжать привлекать Японию, Югославию, Францию, Бельгию и Чехословакию. Малые весточки могут ткать ценные узоры. Урусвати права, предлагая Люмоу молоко и мускус. Не забудем качество молока, которое может употребляться и внутренно, и внешне. Молоко с содою необычайно укрепляет слабые нервы.

Теперь др[угое].

Пусть Урусвати заметит, как наступают действия лучей; новых употреблений можно ожидать от космических лучей, привлеченных магнитом сердца. Довольно. 

Что у Люмоу?

– То же самое... Может полоскать молоком.

Можно дать ему пирамидон?

– Можно.

3 августа 1932,

среда

Люди напрасно не обращают внимание на последствия еды при раздражении и волнении. Очень сильные яды образуются при этом неразумном действии. Много дней должно пройти, прежде чем растворится этот яд. Нужно помнить, что голод много полезнее, нежели вредная пища. При раздражении и волнении советую молоко во всех видах, как обычное противоядие. Сода укрепляет действие молока. Умение осознать волнение уже есть значительный шаг к воспитанию сердца. Если волнение приключилось, то нужно уметь обезвредить его, но часто волнение смешивается с усталостью; тогда не забудем мускус или некоторые виды фосфора, так называемую субстанцию семянной жидкости, употребляющийся у северных народов рыбий жир и молодой кумыс. Также помните, насколько Учитель ночью шлет лучи, но даже эти лучи действуют много мощнее, когда они осознаны. Молчание древних во время еды имело священное значение. Но понятие священности заключало в себе и целебность. Так не раз можно укрепить сердце и нервы целесообразным приемом пищи. Мы не Лукуллы, но каждое жизненное отправление должно быть целесообразно. Много деятелей самоотравлялось. К тому же китайцы иногда кормили врага печенью раздраженного петуха – так находчивы людские козни. Но в Новом Мире все должно быть направлено ко Благу.

Теперь др[угое].

Пусть в Америке пытаются найти Hutton’a, родственника White’ов железнодорожников, именно, во Флориде – может быть полезен. Не надо изумляться, что некоторые имена выявляют полезность лишь со временем, к тому много причин. Довольно.

Вл[адыка], как быть с Рупч[аном]?[13]

– Мерзкий тип, под стать тигру. Если вам все угрозы мира не опасны, пока под Моим Лучом, то все же тигров преследуйте.

Прод[олжить] пресл[едовать] Кельца?

– Конечно – он дает тысячу поводов.

Вл[адыка], помогите mrs Mahon.

– Моя помощь со всеми, кто со Мною.

Можно ли пирамидон Св[ятославу]?

– Можно.

4 августа 1932,

четверг

Нужно начинать наблюдения над сердцем с младенчества. Можно таким образом нащупать известные периоды, когда дух постепенно овладевает телом. Так же постоянным наблюдением можно усмотреть, как влияют на сердце приближения существ Тонкого Мира. Многие беспричинные сердцебиения, конечно, зависят от влияния Тонкого Мира. Многие остановки пульса могут напоминать об опасности одержания. Многие колебания пульса характерны уже с семилетнего возраста, они есть окончание привхождения духа; такие показания должны бы быть давно знакомы врачам, но [вместо наблюдений] они начинают применять всякие наркотики, полагая первое разрушение интеллекта. Так нельзя устремлять на сердце грубые меры невежества. Нужно помнить, что если сердце есть посредник с Мирами Высшими, то и меры поддержания сердца должны быть утонченными. Неразумно жалеть об огрубении человечества и забросить попечение о главном органе. Человечество болеет сердцем. Нужно, прежде всего, оздоровить сердечную сферу; конечно, если люди желают избежать катастрофы.

Теперь др[угое].

Конечно, поможем устоям Плана. Мы полагали, что можно обойтись без предварительного объезда Ф[уямой] Европы, но вследствие безмозглости Европы придется Ф[уяме] побывать там с зовом о Культуре. Лишь так можно избежать вреда от Европы на Востоке. Пусть прежде заложена будет Лига Культуры среди Европы, иначе Мы получим ненужных врагов. Появлением своим Ф[уяма] прекратит многие мерзости. Также будущей зимой следует посетить вице-короля и тем покончить все мелкие мерзости. Утверждаю, что приложим силы, чтобы ничто из плана не изменилось, но пусть зов Ф[уямы] от королей до народа зовет к Культуре. Лишь это Наше Знамя удержит Устои Плана. Дам вовремя срок.

Теперь др[угое]. Конечно, все грозит. Не только вам, но и Нам – таков Армагеддон, начатый темными ранее, нежели Мы полагали, но это обычная уловка Сатаны, не раз уже набившего себе рога. Довольно.

Дать Св[ятославу] пирамидон?

– Не вижу надобности.

5 августа 1932,

пятница

Среди огней сердца самый яркий пламень самопожертвования. Именно этот доспех отвращает стрелы вражеские и создает прославленную неуязвимость. Огонь мужества – лишь часть пламени самопожертвования. Конечно, самопожертвование не значит непременно принесение себя в жертву, но оно соответствует готовности победить за дело Высшего Мира. Также можно заметить отклонение огней при малейшем уклонении от Иерарха. Как вихрь погашает светочи, так уклонение в бездну Хаоса разрушает огни сердца. Не странно ли видеть за одним столом и уклонившихся, и идущих к победе? Они как бы вместе одинаково кончают земную еду, но дух их уже в противоположных областях. Сердце очищенное ощущает эти противоположения. Часто оно затрудняется решить по виду, но сущность ему ясна.

Теперь др[угое].

Чистое сердце утверждает Иерархию легко, и восхождение такого сердца – как уявление Адаманта. Ничто никогда не затемнит путь чистого сердца, и даже с врачебной точки зрения такое очищенное сердце примет лучшее будущее.

Теперь др[угое].

Утверждаю, что Учение считается многими лучшим путем Света. Нужно привыкать к тому, что дающий не видит, куда падает капля Благодати, – как дождевое облако не знает, куда упадет капля. То же и сейчас, потому [главное] – не огорчайтесь и не судите коротко. Заботимся, и, как сказано, все кончится хорошо. Довольно.

Вл[адыка], что означ[ает]: «Все лопнуло»?

– У темных, они надеялись на уявление конца Бельгии.

Вл[адыка], не новые ли лучи посылаются сейчас?

– Новые, и о них скажу. Довольно.

6 августа 1932,

суббота

Вы уже знаете, зачем помещался магнит над теменем, но не нужно забыть древнее лечение сердца магнитом. Также укрепление нервов и умение намагничивать их по течению нервного вещества. Нужно очень присматриваться к этим старым врачеваниям, они как нельзя больше соответствуют началу осознания лучей и токов. Конечно, не только магнитные свойства металлов оказывают мощное воздействие, но и многие другие качества отвечают минеральным основам нашего организма. Само накладывание металлов на тело дает сильную реакцию. Конечно, нужно принять во внимание особенные свойства разных кож. Жировые кожные отложения могут сильно препятствовать таким воздействиям. Потому в древности старались уничтожать жировые отложения. Конечно, масла растительные для втирания не имеют ничего общего с жировыми отложениями тела. Наоборот, растительные масла растворяют жир  с его ядами – так можно заметить, что в древности гигиена тела иногда стояла выше современной. Древние различали минеральные составы воды для омовения, но теперь на это почти не обращают внимания. Также теперь будут смеяться, если вспомнить, что совершенно различные ароматы употреблялись как для темени, так и для области сердца или для конечностей. Утонченное понимание нужд тела сохраняло много поколений. Например, можно припомнить, как бережно относились египтяне к состоянию беременности. Теперь лишь редко следят за вкусами или за странными потребностями беременных. Тогда же при начале беременности храмовые врачи по астрологическим данным определяли нужные минеральные и растительные воздействия, потому самые роды значительно облегчались. Но теперь вместо мудрых предварительных мер прибегают к грубым наркотикам, не желая понять, что связь еще не расторгнута с младенцем. Сердце матери бывает очень напряжено, и каждый наркотик действует и на молоко – так природа нуждается в соответственном воздействии.

Теперь др[угое].

Кто же может представить себе, как волнуются страны? Но всеми путями они мечтают о диктаторе! Спешу.

7 августа 1932,

воскресенье

Моя главная забота сейчас – охранить вас. Приближение сроков нагнетает многие силы. Немногие могут понять, насколько космическая битва затрагивает все сущее. Конечно, стоящие в первом ряду видят больше вражеских стрел. Не несчастье это, но благо, если оно осознано. Но о таком благе не каждому сказать можно. Ошибки некоторых сотрудников всегда могут вносить некоторые осложнения. Наша забота – не менять плана – нуждается в настоящем сотрудничестве. Потому не осуждаем, но просим лишь заглянуть поверх личного. Вы уже начинаете понимать особенности Армагеддона, когда каждая букашка может навредить. И уже видели, насколько смертельные опасности избегнуты. Нарыв Люмоу мог кончиться печально, ибо это место очень не защищено от мозга. Как всегда, сказал вовремя, и некоторые иные опасности избегнуты. Связь с Иерархией останется лучшим средством спасения. Никто не может предотвратить нападения темных, но твердая связь с Иерархией отвратит вред. Так не только осторожность, но обращение к Нам нужно. Иду в Бельгию. Спешу.

8 августа 1932,

понедельник

Вам не должно казаться странным, что настоящие указания о сердце кончаются советами врачебными. Сердце долго было в загоне, и потому кроме духовных воздействий нужно иметь наготове и средства земные. Но во всяком случае при сердечных напряжениях следует менять направление мыслей. Мысли, как поток горный, меняют ритм окружающий. Не мудро говорить о полном покое при напряжении сердца, ибо, прежде всего, покой не существует. Наоборот, напряжение сердца тем более чует космические вихри и может быть потрясено вибрациями. Но перемена мыслей может действовать как мускус, утверждая течение нервного вещества. Уже знаете, насколько меняются ритмы токов и насколько при атмосферном напряжении вибрации токов неумеренны, но даже становятся колючими. Так старая пословица о лечении подобным подобного получает значение. Но, конечно, не советую полагать больного вниз головой, ровное положение полезно. Умение сообщить свободное положение соответствует и целесообразному изменению мыслей.

Когда один великий математик Аравии уже лежал почти без движения сердца, его друг нашелся сказать о решении одной алгебраической проблемы, и сердце математика воспряло. Привожу этот пример, чтобы не думали, что ничтожные мысли могут изменить положение сердца.

Теперь др[угое]. Утверждаю, что каждое малейшее движение во имя будущего прорывает слои напряжения атмосферы. Скученные отбросы прошлого рассекаются мечом будущего. Щит будущего самый верный и целебный. Не нужно думать о недостижимости будущего, ибо оно творится неустанно – так сердце есть залог будущего.

Теперь др[угое].

Ничто не может изменить вехи будущего, если мысли тверды. Мысли объединенные, конечно, мощны, потому прошу единение. Не огорчаюсь происходящим, ибо много его,  и можно избрать зерна. Не огорчайтесь, но твердо следуйте за Мною. Много[е] хорошо. Довольно.

Вл[адыка], как обошлась Конференция в Бельгии?[14]

– Могло быть хуже еще.

9 августа 1932,

вторник

Много сведений дано, но нужно применить их. Не в унынии, не в сомнении, не в подозрении, но в радости о будущем прилагаются эти сведения. Так, прежде всего, нужно озаботиться, чтобы не отбросить малейшую былинку полезную. Если даже малые из Тонкого Мира придут с сотрудничеством, не отгоняйте их, они могут удержать стрелу зла. Так обычно люди ждут великих знаков, но малые помощники не усмотрены.

Теперь др[угое].

Конечно, злые силы были до того раздражены, что даже малые сознания ощущали нападения. Потому повторяю о натиске сатанистов. Конечно, пусть и Ф[уяма] бережется, ибо он – как султан на шлеме, раздираемый ветром. Пыли много, и никогда еще Наши избранные не были при Армагеддоне – нужно запомнить, ибо иначе начнем думать, почему время до битвы не похоже на ярость сражения? Нужно так же на забыть, что первый раз со времени отвердения планеты битва происходит повсеместно. Потому никакие сравнения не годятся. Довольно.

Не дать ли пирамидон Ф[уяме]?

– Пирамидон, подождать.

Кто говорит с mrs Mahon?

– Мой ученик Земба. Довольно. 

10 августа 1932,

среда

Болезнь – прост[уда] Н[иколая] К[онстантиновича].

– Можно пирамидон. Утверждаю явление яркое. Ф[уяма] являет утверждение тяжкого боя. Спешу.

11 августа 1932,

четверг

Самое позорное зрелище являет человек, приступающий к книге с твердым намерением не принять ее во внимание; отсюда истекают замечания – все мне известно и старо. На самые простые советы оставались без применения. Даже можно видеть, как самые нужные наблюдения, именно, пренебрегались, чтобы этим унизить Учение. Можно легкомысленно надсмеяться, но нельзя не признать ни одно Указание! Теперь говорим о воспитании сердца, но разве не услышим от самых глупых, что они давно это знают? Между тем, они думали о стрижке ногтей больше, нежели о сердце. Уявление сердечных припадков чаще всего вызвано именно недуманием о сердце, и мы готовы предаться любым излишествам, лишь бы самому себе не показать уважения к сердцу как к центру сущего.

Теперь др[угое].

Хорошо делаете, наблюдая особенности Армагеддона. Можно легко составить представление о приемах темных. Тем самым можно находить и оружие защиты. Нужно особенно сожалеть всех маловольных, которые подобно траве мятутся по ветру. 

Теперь др[угое].

Конечно, каждая осторожность в такое время не излишня, – так будем бережны. Довольно.

Можно ехать М[ахону ] послезавтра?

– Но нужно быть осторожным.

Кофе?

– Лучше нет. Лекарства малыми дозами – строфант раз в день утром. Главное, не раздражаться – это обычная уловка темных.

Вл[адыка], дадите ли Вы объяснение моему сну?

– Скажу. Спешу.

12 августа 1932,

пятница

Закон свободной воли не позволяет прекращать зарождение преступления. Но закон справедливости дает возможность прекращать развитие вреда как внизу, так и наверху. Вы не можете предотвратить зарождение мыслей преступных, но можно пресечь их развитие. Явление развития сердца может подсказать, где уже возможно преследование зла, потому так настаиваем на Учении сердца. Никакой другой центр не может заменить сущность сердца. Накопления веков Чаши находятся в распоряжении сердца. Ведь спасение человечества не в отдельных сиддхи, но в срединном двигателе – в сердце. Так поверх разделений нужно придти к корню движения.

Теперь др[угое].

Обычаи Армагеддона заключаются в тактике Адверза. Можно пресечь темные атаки тактикой Адверза, ибо этот путь завлекает врага дальше его твердыни. Потому нельзя удержать нужных позиций без завлечения врага. Главное, не прекращать боевое положение, лишь оно дает новые сочетания. Конечно, Армагеддон свиреп. Главное, храните здоровье – как сказано, окончится хорошо. Не сомневайтесь о темном Сукроварти, не сомневайтесь, что Париж очень злобен, но нужно выиграть время, и потому главное – здоровье. Очень спешу.

О Mahon’e?

– Пусть будет крайне осторожен. Так же как в последующий день (ехать Манам).

13 августа 1932,

суббота

Каждый кусок хлеба от соседа уже защищен законом, но пожирание и расхищение сил духа не запрещено. Так по невежеству допускаются различные виды вампиризма. Можно, поистине, ужаснуться, наблюдая, как расхищаются силы без всякого применения ко благу. Вампиры всех родов не похищают силы на добрые дела. В лучшем случае они поглощают силы для самости, но затем следует вся темная преступность. Невозможно перечислить злоупотребления ценными силами. Но когда подаем совет об осторожности, понимают его как бездеятельность. И когда говорим о значении сердца, это разъясняют как суеверие. Между тем, ни мозг, ни солнечное сплетение, ни Кундалини, не подадут знак о похищении сил. Только сердце непрестанно подает эти знаки, и люди обычно не желают знать их. Непозволительно для нашего времени так презирать разнообразную деятельность сердца. Притом пора понять, что без осознания все знаки сердца пропадают втуне.

Теперь др[угое].

Урусвати чует ужасное давление; истинно, оно ужасно. Лишь держась за Нас, можно мост перейти. Не нужно спрашивать о Мане – Моя Рука протянута ему. Лишь стоит принять ее. Часто насильно пробует навязать себя, но основы Розенкрейцеров должны бы помочь принять Руку. Прошу очень беречь здоровье. Опять начал твердить это. Спешу.

14 августа 1932,

воскресенье

Лечение против воли больного отнимает силы безмерно; даже без противодействия, при непонимании, масса сил расходуется. Тем не менее, и это утомительное лечение может быть удачным, несмотря на непонимание больного. Урусвати произвела очень успешное лечение, но теперь нужно еще больше помнить Указ беречь здоровье. Можно привести много примеров, когда Посвященные очень болели после насильственного лечения. Конечно, в эти дни напряжение и расход сил необычайны. Потому, если чувствуете напряжение или утомление, не стыдитесь прилечь. Во время неслыханной битвы нужно беречь сердце – это совет всем. Нужно представить себе всю дымную земную поверхность, чтобы понять необходимость защитного доспеха.

Правильно делаете, не углубляясь во многие ошибки, нужно защищать твердыню. Опыт этого  боя пригодится, потому не отринем даже маленьких возможностей. Полагаю, что удастся многое без крови под белым Знаменем Культуры. Конечно, Культура при громе пушек очень несообразна. Много раз просвещение приходило не через убийство. Так и в Наш век нужно преуспеть. Руки темных действуют обычными приемами, но Наша победа вне обычности. Потому учу вас не огорчаться кажущейся трудностью. Не могу сказать, насколько радуете Меня, превозмогая раздражение. Раздражение есть ржавчина сердца. Отдыхайте и наблюдайте, как самые хитрые уловки темных разбиваются. По замыслу темных, Конференция не должна была осуществиться. Взрыв был готов, но все-таки Наше Знамя развевалось. Только держитесь за Меня. Довольно.

Вл[адыка], Вы обещали дать объяснение сну.

– Скажу в следующую нашу беседу.

15 августа 1932,

понедельник

При волнении, прежде всего, недоедание и валериан и, конечно, молоко с содою. Сердце нужно облегчать. Ошибка прибегать к наркотикам и спирту. Конечно, при изучении Йоги волнение должно преображаться в восторг. Когда Мы видим причины, следствия и возможности, разве не велика возможность лечения сердечной энергией? Но, как капля драгоценная, пусть эта энергия не расходуется явлением ненужным. Потому повторяю, насколько нужна обоюдная сознательность при лечении. Невозможно представить себе, насколько искра сознательности приближает решение спасительное. Нужно воспитывать сердце для усвоения сознательности во всех действиях. Смотрите на это как на закон. Недопустимо, чтобы человек клонился, как травинка, под мутными волнами Тамаса. Что могло быть не изжито вчера, то должно быть сознательно удалено сегодня. Нужно следить за собою, и самые трудные задания нужно приветствовать как пелену очищающую – так нужно действовать всегда, и тем более в дни Армагеддона.

Теперь др[угое].

Очень нужно укрепить в себе мысли, как верховный Президент Лиги Культуры обратится с Манифестом Культуры ко всем государствам – где лично, где письменно, – так каждый час будем думать о подробностях будущего. Спешу.

16 августа 1932,

вторник

Семья во всех Учениях указана как устой всего будущего. Истинно, кроме всех прочих значений семья есть рассадник кармических уз. Тем самым Учение будет неполным, не утвердив значение семьи. Нужно увидеть семью как очаг сознательности и сотрудничества. Человечество может встречаться на сотрудничестве, и это качество приведет к осознанию Иерархии. Не следует пренебрегать кармическими законами. Пусть они для кривых глаз часто незримы, но честный наблюдатель убеждается каждый день, как действуют узы кармы. Но, в сущности, эти узы должны быть крыльями. Закон предвидел радость и преуспеяние, но не цепи. Так нужно понять закон основания жизни. Но кто же, как не сердце, напомнит нам о сроках кармы? Именно сердце и сожмется, и затрепещет, и раскроется, когда оно чует крыло закона. Потому еще раз почтим сердце.

Теперь др[угое].

Для вас. Сам Христос передавал Урусвати силу лечения своим касанием. Он напоминал, как в жизни сердцем Он давал облегчение. Так нужно помнить, что все насильственные заклинания неуместны, по закону Владык. Молитва сердца идет прямо, даже не нуждаясь в условном каноне. В заклинаниях видим, что те же слова обращались как к Богу, так и к Сатане. Не слова, но чувство сердца творит чудо. Так можно даже в дни Армагеддона преуспевать. Тем более нужно откинуть все мешающее. Каждый, читавший Учение, может сердцем понять, где путь его.

Теперь др[угое].

Могу сказать, что имеются еще некоторые невидимые победы – будьте тверды. Спешу.

17 августа 1932,

среда

Человек не может скрывать свои внутренние намерения; пусть они отражаются даже не земными словами, но в тонких чувствах нет тайны. Обычно люди не знают, как воспринять чувства Тонкого Мира. Но тогда они чувствуют как бы волнение, смущение или радость; как бы перед ними тайная грамота, но, еще не распечатав ее, они уже ощущают ее значение. Но при воспитании сердца можно не случайно понимать намерения людские. Так безошибочно сердце Урусвати знает мысли людей. Притом можно судить не только о смысле мыслей, но также и о их содержательности. Не правда ли, что очень часто сердце не отражает намерения людей, потому что их вообще нет, или они походят на пух, несомый ветром. Спросите собеседника, что он хочет? И явление смущения будет обычным ответом. Он вообще не кристаллизовал своих устремлений, и такое сердце смутится в Тонком Мире. Не роскошь Учение, оно преподает самое меньшее, что можно ожидать от воплощенных после миллионов лет. Не будем ничем затруднять ветреное мышление, но необходимо приказать опознание сердца.

Теперь др[угое].

Пора пытливо взглянуть поверх торга и обмана. У Нас человеческая гибель стоит перед очами. Так нужно понять, что в Армагеддоне все повинны, [и потому] никто не может уклониться.

Теперь др[угое].

Согласен, что нужно в Париже начать приближение к самым различным началам. Спешу.

18 августа 1932,

четверг

Если, будучи в Азии, скажете об утомлении от участия в делах в Америке, никто не поймет и не поверит. Пора человечеству приучиться уважать расширенное духовное сознание. Помимо всякой магии мы участвуем на дальних расстояниях. Мы внушаем мысли, мы пишем письма, и таким образом люди сотрудничают между собою гораздо больше, чем предполагают. Тем сильнее нужно избегать всякого злобного начала. Нужно быть добрее, понимая добро вселенское. Нужно приучить сердце свое к действительности добра. Нужно, как опытным борцам, признать силу добра. Никакая злая сила не победит добро. Не будем рассматривать ее как нечто умное. Лукавство не есть ум и, конечно, не живет в сердце. Утверждаем пути Знания, но не обойдем молчанием добро как нечто[15]творящее.

Теперь др[угое].

Утверждаю новое завоевание в Америке. Стоический сентябрь – значит, надо быть несломимыми. В последние дни будут попытки снова смыть достижения. Но поле битвы должно быть охранено. Уметь нужно оценить необычность достижений. Пусть прибавляют новых людей, если даже и не великих. Так нужно прежним защитникам показать, что прилив новых не уменьшается.

Теперь др[угое].

Будь здорова. Нужно и это помнить. Можно сравнить настоящее напряжение с давлением прошлых лет. Воздух, казалось бы, тот же, горы те же, но Армагеддон меняет все. Сердце может чувствовать это различие и может стесняться как перед боем. И токи и лучи должны быть сильнее, потому не допускайте червей в дом. Довольно. Червей сомнения и раздражения.

Кто эти четыре упомянутые ночью человека?

– Имели замыслы разрушить дела – так продолжим бой.

19 августа 1932,

пятница

Дикарь в молении своем прежде всего просит милость для себя, но мудрые отшельники молят благодать для мира – в том различие дикаря от мудрых. Нужно это положить в основание всех мыслей. Не благовидно и не полезно просить для себя. Лишь грубое сердце полагает себя как самое важное. Но много мудрее просить о мире, в котором и сами найдете каплю Блага. Так особенно теперь нужно идти великим путем, только так можно найти сердце.

Теперь др[угое].

Видите, как напряжена атмосфера. Понимаете, насколько истекает сила ваша. Можно назвать десятки мест, где требуется энергия. Хвалю, что привыкли понимать Армагеддон. Прискорбно, что многие даже слышавшие об Армагеддоне продолжают жить мерою вчерашнего дня. Еще предупредите друзей об усвоении приемов Армагеддона. Слепцы желают все по-прежнему, но это подобно цветам на льду.

Теперь др[угое].

Когда чуете утомление, не насилуйте себя, очень важно хранить силы. Так можно понять, насколько приближаемся к срокам.

Теперь др[угое].

Малые и большие знаки показывают бурю Тонкого Мира. У Нас потребуется  вдвое энергии, чтобы держать равновесие. Потому даже под ноги смотрите пристально. Спешу.

Вл[адыка], когда выходить нам из Кейланга?

– Думаю, 16-го сент[ября].

Вл[адыка], неужели М[ахон] отравлен был ядом?

– Утверждаю, что и яд тоже.

Неужели умышленно?

– Увидите.

20 августа 1932,

суббота

Вы не будете изумляться Моему подтверждению, что черная магия необыч[ай]но развивается. Конечно, это одно из оружий противников Света. Они собирают сознательных и бессознательных сотрудников. Заклинания, гримуары[16] и все накопления темных применяются широко. Кроме темных центров, ранее вам указанных, возникают многие малые круги, часто основанные на самых примитивных ритуалах; но общий вред велик. Конечно, Белая Магия обладает сильнейшими формулами, но поверх всех формул стоит энергия сердца. Все формулы и заклинания предполагают механические приготовления, оставаясь в пределах низших учений. Но теперь, когда силы тьмы так ополчились, им противоставляются силы сердца. Можно заметить, как постепенно ритуалы Белой Магии сводились к высшим понятиям огня и сердца. Темные не располагают этими твердынями, лишь чистое сердце может действовать. Лишь связь с Иерархией Света может порождать негасимые огни. Так противопоставление сердца всем темным силам будет знаком победы. Подтверждаю мощь сердца, и вы на себе знаете, как близко и сильно это оружие Света. Без пылания сердца не приблизиться к сфере огненной. Посвящение огнем предстоит лишь чистому сердцу.

Очень спешу.

21 августа 1932,

воскресенье

Появление Мое среди битвы принудить может врагов к смятению. Но усмотрены новые подкопы, и пока нужно ответить подземными обходами. Учение достаточно указывает на рост сознания, когда обходное движение не считается неудачею. Уже прошло то время, когда вы представляли себе битву как трубы Ангелов. Вы уже понимаете, что тьма вызывает непроявленные силы Хаоса – в этом своеобразный магнит темных сил. Против этого нужно усиливать все лучи и токи. Ур[усвати] уже ощущает это усиление. Приходится употреблять как бы грубые токи, которые могут проникнуть через Хаос. Немногие могут распознать это различие, ибо их внимание не устремлено в этом направлении. Даже самые грубые проявления, минуя человеческие мозги, недоступны сознанию. Насколько была бы легче битва, если бы человечество могло откликнуться на главнейшие основы Бытия!

Прошу обратить внимание на устремление Наше решать дела через Восток – Западу недостает строительства. Положение Англии, Италии, Франции и Германии шатко. У Меня рисуется карта  Р[оссийской] А[зии], причем Манчж[урия] оставлена как очень неопределенная граница на Западе – пусть там кипит пока. Именно это относится к обходному движению. Именно, нужно много революций, чтобы занять внимание Запада. Но при всех смятениях ваш Ашрам стоит как непоколебимый Маяк. Держитесь крепко, помните, что внимание мира на вас! Довольно.

Что знач[ит] Десеремия?

– Разделение Мира.

Бхутриа?

– Счастье жертвы.

22 августа 1932,

понедельник

Страх и раздражение называются вратами тьмы. Прежде всего служители тьмы посылают страх, чтобы смутить дух. Каждое заклинание может содержать ту опасность, что во время заклинания может проникнуть ужас, – так самая точная магия может превратиться в высшую опасность. Потому следует опереться на более верное средство. Сердце воспитанное прежде всего искоренит страх и поймет вред раздражения. Так сердце есть то самое оружие Света, которое посрамит уловки тьмы. Сердце, как утверждают, постоянно готово поражать тьму и обуздывать Хаос. Особенно прискорбно, что многие не хотят помыслить о мощи сердца; тем они не только низвергают самих себя, но и вредят близким. Каждое неосознанное сокровище погружается в Хаос и тем усиливает тьму.

Теперь др[угое].

Можно предвидеть, как Англия и Америка будут стремиться вредить вашему  Ашраму. Темные отлично понимают всю незаменимую ценность Ашрама. Они могут на многом согласиться, лишь бы повредить этой Гималайской затее. Конечно, Адиар[17] ничто сравнительно с путями прошлого и будущего. Конечно, вы уже знаете это, но полезно напомнить о сатанистах. Конечно, знаете об их угрозах, но, пока мы вместе, ничто не победит пламенное сердце. Уже видели, как умирал Mahon, но и в этом тяжком случае Урусвати победила. Конечно, его не хвалю за неосмотрительность. Часто говорю вам об осмотрительности – так и следует во время боя. Могу повторить зов – За Мной! Пусть все силы сатанистов в поле, но и Мы идем как вихрь. Довольно.

23 августа 1932,

вторник

Сказавший: «Глазами сердца видим» – имел в виду не символ, но закон физический. Углубленное или уволен[н]ое сознание являет изменение всех чувств. Самый яркий цвет становится невидимым, самая громкая симфония становится неслышима, самое сильное прикосновение неощутимо, самая жаркая пища не оявлена. Так действительно царство чувств в сердце. Не следует смотреть на это качество как на отвлеченность; наоборот, в нем заключено еще одно приближение к Тонкому Миру. Мы заставляем учеников Наших упражняться в этой трансмутации чувств, как одно из самых видных утончений сердца. Можно самым обычным сердечным приказом заставить себя не слышать или не видеть. Так можно научиться пройти мимо самых ужасов низших сфер. Нужно обладать этим качеством, иначе много заградительной сети будет бесполезно истреблено. Сохранение ценного вещества тоже есть задача йога. Не можете растрачивать накопления, которые затрагивают многих соседей. Основа сотрудничества прежде всего во взаимной ответственности.

Теперь др[угое].

Эта взаимность особенно проявляется в час напряжений. Нужно утончать каждое касание. Нужно показать самую нежную заботливость. Нужно принять сердечно каждую тягость близкого – так образуется твердыня непобедимая. Так идите! Довольно.

Вл[адыка], рассказы Бэнона о приготовленном взрыве камней при нашем переходе через мост имеет основание?

– Не без истины, как говорил уже.

24 августа 1932,

среда

Закон великий – перевести сердце из этической отвлеченности к двигателю научному. Ступень эволюции понимания сердца должна была наступить в дни Армагеддона как единственное спасение человечества. Почему люди не хотят ощутить свое собственное сердце? Они готовы искать во всех туманностях, но отрицают что ближе всего. Пусть назовут сердце машиной, но лишь бы наблюдали все качества этого аппарата. Не будем настаивать на моральном значении сердца, оно несомненно. Но теперь сердце нужно как спасительный мост с Миром Тонким. Нужно утверждать, что осознание качеств сердца составляет самую насущную ступень мира. Никогда это не было сказано как спасение. Пусть примут на себя все последствия, кто останется глух! Уметь нужно понять, что и само сердце человеческое сейчас дает необычные возможности для наблюдений. Катастрофическое состояние низших сфер планеты дает следствие на сердечной деятельности. Можно опасаться не бывших эпидемий, но целого ряда страданий, сопряженных с плохой профилактикой сердца. Хуже всего, если будем слушать об этом как о пророчествах неясных. Нет! Нужно принять эти выводы как идущие из точнейшей лаборатории. Устранить нужно все хождения вокруг да около. Нужно принять основу сердца и понять значение фокуса! Блуждания неуместны, сомнения лишь там допустимы, где человек не достиг понимания о биении сердца. Явление каждого знаменательного дня пусть сопровождается напоминанием о сердце, как о самом неотложном.

Теперь для вас.

Когда Держава на краю пропасти, прошу сосредоточиться исключительно на мыслях о делах. Утверждаю, что вам доверено больше, чем всем, и потому ваши мысли – как плиты стен. Когда Мы приблизились к самому опасному моменту, когда каждый камень угрожает Нашему построению, необходимо собрать все мысли о действии, обо Мне! Никогда не доверял план целого мира, и, конечно, понимаете, что есть Армагеддон, спустившийся на земной план на два года раньше. Потому требую всю сосредоточенность и понимаю ваше напряжение. Можно понять размер сражения и опасность. Конечно, не пишите в Америку, чтобы не пугались. За Мной идите смело. Помните, что никому не доверено столько, сколько вам. Время великое! Довольно.

25 августа 1932,

четверг

Каждый полководец скажет, что лучше уклониться, нежели принять поражение. Та же бережность в отношении сердечной энергии должна быть проводима всюду. Из той же бережности Мы соединяем ядра сочетанных духов, чтобы этими взаимосоединенными усилиями не тяготить одного из воинов. Когда Мы просим устремить все силы по одному направлению, это значит находиться, как лук, в напряжении. Нужно уметь пребыть в готовности, и это качество тоже требует не малого упражнения. Но не пытайтесь употребить сердечную энергию для мести – это недопустимо. Кроме того, Стражи Кармы знают течение закона. Также не забудем, что сердце умеет самоустремляться к построению. Разрушение не от сердца.

Западные ученые иногда употребляют при внушении также сердечную энергию, обычно не сознавая того, – тогда гипноз делается особенно мощен даже без усыпления. Так при сражении духовном нужно ко всему прибавлять каплю энергии сердца. Нужно это делать сознательно. Можно уговорить сердце действовать. Не следует смотреть на такие разговоры с сердцем как на ребячество. Так же как молитва действует, когда сознательна, так же мы заставляем сердце концентрировать энергию – это и будет лук напряженный. Когда огонь сердца светит и пылает при каждом касании, тогда и зов к сердцу может стать молчаливым. Но при начальном воспитании сердца нужно прибегать к беседе с нашим центром – так справедливо можно называть сердце.

Можно из древности назвать ряд растений, которые давались для устремления сердечной энергии для внешних воздействий. Но сейчас кроме строфанта не назову, чтобы не вызвать злоупотребление. Строфант не только регулирует, но и концентрирует энергию сердца, потому он может быть принимаем без вреда и видимой причины через две недели. Можно три дня подряд по шести капель – один раз в день вечером. Конечно, при сердечных потрясениях можно и два раза.

Теперь др[угое].

Уже слышали о выгоде пребывания вместе. Нужно понять это не как укрывательство, но как полезную меру, пока единение и торжественность могут усиливать эту Лейденскую банку. Так будем противостоять всем злым и помнить, что ничто не конечно. Довольно.

Вл[адыка], Вы страдали эту ночь?

– От напряжения, которое могло осложнить положение, но Лейденская банка полезна. 

26 августа 1932,

пятница

Астрологически оба мира находятся в приблизительно подобном отношении. Так Армагеддон, конечно, предусмотрен в главных путях. Нельзя останавливаться на отдельных действиях. Земной Армагеддон находится в ближайшей связи с Тонким Миром. Для отдельных случаев он может быть неблагоприятен,[18]но общее течение его давно предусмотрено. Главное значение решается в Тонком Мире, события земные будут откликом сражений неведомых, потому так обращаю внимание ваше на Мир Тонкий. Не только нужно помнить о нем, но нужно проникнуться значением его для ближайших событий. Если обнаруживаются враги беспощадные, то нужно искать там; если ищем верных друзей, их найдем там. Как действительность, должен стоять перед нами этот мир.

Теперь др[угое].

И Мы и вы действуем много в Тонком Мире. Урусвати знает, как исходит энергия из конечностей. Трудно переживать эти битвы, когда враг бесчисленен. Только сознание о невидимых друзьях и, прежде всего, об Иерархии держат боевой дух. Не скрываю о трудном часе, смотрите на него как на ускорение восхождения. Будьте уверены, что не замедлим предупредить в случае необходимых действий. Не будем повторять о торжественности и твердости. Очень спешу.

27 августа 1932,

суббота

Происходит гораздо больше чудесного, нежели принято думать. Можно привести некоторые исторические примеры, как выдающиеся люди бесследно исчезали. Те же, которые не могли по разным причинам скрыться, те как бы умирали, приказывая плотно закрыть себя и густо засыпать цветами. В ночное время приходили неизвестные и совершали обмен, уезжая с мнимым умершим. Указать можно не один случай в Азии, в Греции, в Египте, когда события требовали такого превращения. История, конечно, изображает совершенно превратно эти события. Пустые гробницы и таинственные сожжения могут напомнить о многом, не известном для обывателя. Нужно мерить большими мерами. Нельзя думать, что нечто ограничено. Материя Люцида достаточна для всех достижений. Можно именно на больших мерах развивать и великую ответственность. Путей много, но если теперь настаиваем на кратчайшем, значит, мера событий приблизилась. Правильно наблюдать причины и протекание явлений, но не многие чувствуют ответственность за происходящее. Могу утверждать, что каждое сказанное положение имеет свое ближайшее назначение. С древних времен было принято исследовать степень наблюдательности ученика. Для этого произносили как бы отвлеченную формулу и наблюдали, сумеет ли пытливый ум оглянуться, чтобы найти применение сказанному. Учение может углублять понимание при наблюдательности. 

Теперь др[угое].

Советую особую осторожность с механическими опытами над аурой. Действие утроенной восприимчивости глаза может атрофировать нервы глаз. Конечно, как во всем, нужна постепенность и долгое приготовление. Можно легко сжечь сердце, но тогда оно не даст живой опыт. Даже яды могут быть недействительны при соответственных ассимиляциях, но время и постоянство нужны.

Теперь др[угое].

Указанные опыты с фотографией можно терпеливо начать, но следует замечать все подробности. Так тоже полезное наблюдение для исследования Тонкого Мира. Но помните, что при снимках снимающий не должен смотреть на снимаемого. Не забудьте о химизме взгляда.

Теперь др[угое].

Кто же может похвалиться усиленным участием в битве, как Урусвати? Течение энергии, соединенное с огнем, может поражать конечности, своего рода процесс стигматов. Советую принять строфант. Довольно.

М[ахатма] Ракотци и Д[алай-]Л[ама] V?[19]

– И другие, и другие.

28 августа 1932,

воскресенье

Сновидения и видения из прошлых жизней имеют всегда значение. Из астрального архива как бы вспыхивает страница, напоминающая одинаковость настроения текущего времени. Беру пример последнего видения. В час утомления от людей первая увиденная нужда заставила немедленно  оказать помощь. Это и есть путь Бодхисаттвы, когда мы забываем утомление и себя, чтобы помочь. Поистине, велика энергия, порожденная так; о ней везде сказано как о любви ближнего. Не рассчитывает такая любовь, но действует без промедления. Так из глубины Тонкого Мира являются картины прошлого. Значительна подробность, когда слуга услаждения мешал на пути подвига, но ничто не остановило стремления. Также еще раз была показана терпимость ко многим обывателям, с которыми не раз приходилось встречаться. Терпимость и терпение – тоже путь Бодхисаттвы. Не на облаках этот путь, но на земле. Чад велик, и тоже нужен путь Бодхисаттвы. Именно, нечеловечески ничтожен этот чад, но по сердцу он режет как вода соленая; потому и напоминаю – будьте здоровы. Пользуйтесь горным воздухом, не утомляйтесь. Даже водолаз не должен погружаться вглубь утомленным. Именно с водолазом можно сравнить погружение в человеческие отбросы. Он готов помочь утопающему, но сам нуждается в доступе воздуха. Не преувеличиваю – вам нужен воздух. При Армагеддоне прана – как пища сердца. Нельзя помочь вам каким-нибудь подлым способом. По заданию должны быть и средства. Но часто люди совершенно не признают язык сердца, тогда нужно напряжение сердечной энергии, иначе говоря, расходование духовных сокровищ. Уже немало брошено их в Мир; по закону Бытия растут они, но сердцу не легче от того. Потому будем бережны и помнить о водолазе.  

Думаю, что постепенно твердыня Знамени утвердится. Идем в поход без казны – в этом заклад Сатаны, думающего, что лишь золото двигает миром. Но сокровище сердца драгоценнее. Хорошо с картинами в Белграде. Довольно.

Вл[адыка], что давать Св[ятославу]?

– Фетин[20] и каши. Не надо забывать принимать фетин. Довольно.

29 августа 1932,

понедельник

Научное обоснование воздействия человеческого взгляда даст возможность дальнейших исследований. После исследования воздействия на человеческий организм, конечно, нужно обратить внимание на отложения человеческого взгляда на неодушевленные предметы. Если взгляд может достигать степени ядовитости, то он же может наслаивать то же на воде и на всевозможных предметах. Заговор воды, конечно, имеет значение не в ритме слов, но во взгляде. Конечно, это воздействие может быть как дурное, так и благое. Как всегда, дурное значение легче нащупать, как и в случае империла, но вслед за нахождением зла будет усмотрено и добро. Так можно подойти к исследованию разных взаимных воздействий. Разве не увлекательно при современных аппаратах наблюдать воздействие на разные предметы? Древние предания о Чашах мира или о благословенной ткани получат иное осмысленное значение. Но нужно советовать наблюдателям не останавливаться на  первой ступени, пусть сейчас же расширяют поле опытов. Пронзение атмосферы человеческим взглядом или мыслью – разве это наблюдение не повлечет за собою многие выводы? Или воздействие той же энергии на разных высотах не будет поучительно? Можно начинать с грубых проявлений, как и было с дурным глазом, но лучше не замедлить наблюдения над хорошими глазами. Можно найти самые благодетельные последствия – на них следует сосредоточиться.

Теперь др[угое].

Запах Балу[21] пусть напомнит вам о целебном очищении пространства. Когда низшие сферы так загрязнены, то эманации высот несут с собою частички отложения праны. Нельзя искусственно делать прану, но естественные отложения ее очищают пространство. Довольно.

Как лучше пользоваться Балу?

– Лучше поливать эссенцию, но и курение допускается.

Вл[адыка], ведь камни в печени близки кристаллам империла?

– Очень, но желчное воздействие затемняет нахождение чистого кристалла. Чистый кристалл в нервах, но, конечно, и в камнях, но его трудно отметить.

30 августа 1932,

вторник

Полезно наблюдать всюду следы дисциплины. Среди коллективной сознательной дисциплины нужно обратить внимание на японские монастыри Зен.[22] Редко где сохраняется без принуждения Иерархия и сотрудничество. Нужно понимать  дисциплину как организованное, свободное сотрудничество. Среди приемов воспитания сердца свободная организация сотрудничества имеет значение. Но пока притаится где-то принуждение, не может быть разумного сотрудничества и желательного следствия. Но поспешим с пониманием сотрудничества. Невозможно надеяться на расцвет и победу, где разъединение. Примем эту истину как Указ.

Теперь др[угое].

Можно наблюдать известный период человеческого сознания, когда на вопрос: «Где нужда?» – следует ответ: «В деньгах». Пока не изжито это денежное ограничение, никакая помощь духовная не приложится. Нужно продвинуть сознание к ценностям более значительным, тогда и придет помощь, даже материальная. Закон высших ценностей утвержден во всем Бытии. Так наше собственное сознание определяет благосостояние заслуженно.

Теперь др[угое].

Много сил сердца уделяется на битву. Мой Друг сегодня говорил от Меня, когда Башня была наполнена огнем. Так понимаете, насколько по всем странам шлются приказы. Потому еще раз прошу о сотрудничестве. Подумайте о битве сегодня. Через полтора часа будьте в постели. Спешу.

31 августа 1932,

среда

Правильная мера даяния есть мера любви и ответственности. Мало дать будет против любви,  но не лучше дать слишком много. Недостойна скупость, но нецелесообразно даяние, ведущее даже к предательству. Как недостаточная пища ведет к голоду, так и чрезмерная приведет к отравлению. Без преувеличения можно утверждать, что число предательств значительно возросло от чрезмерного даяния. Множество условий должен принять во внимание Учитель, дающий и доверяющий. Он должен сообразоваться не только с личными достоинствами получающего, но и со свойствами его близких и кармическими и астрологическими обстоятельствами. Сердце утонченное подскажет, как разобраться в этом сложном течении условий. Потому Мы так ценим эту меру сердца. Путь Бодхисаттвы заключает в себе эту сущность меры. Никакое рассуждение не убережет дающего от чрезмерности, но сердце знает эти весы небесные.

Теперь др[угое].

Смотрите внимательно, не вынужден ли Учитель повторять о чем-то? Знаете, как Мы не любим повторений, значит, есть к тому причина. Может быть, по внешнему суждению повторение излишне, но заглянем в глубь сердца и увидим, насколько это необходимо. Часто повторений не замечают те, кто именно вызывает их. Так нужно, как лекарство, принять повторения, если они не дали рисунка на мозгу. Кто несет в себе Учение Жизни, должен быть готовым к утверждению повторному, если он видит шатание основ; можно принять, что закон основ должен прежде всего быть выполнен. Нельзя заменить основу подробностями. 

Теперь др[угое]. Пойду в бой.

Вл[адыка], я слышала о намерении врагов собрать новые сочетания, чтоб вывести нас отсюда?

– Не только отсюда, но и вообще, – потому держитесь за Меня.

1 сентября 1932,

четверг

Правильны рассуждения о детском образовании, но и в этом случае упускается вопрос сердца. Между тем, явление биения сердца очень близко вниманию детей. Именно детям легче всего рассказать о сокровище сердца. Считаю, что этот рассказ останется на всю жизнь, как первое восхождение.

Теперь др[угое].

Не нужно утомляться это время. Указываю провести эти две недели, как запас сил для стоических побед. Не пренебрегайте этим советом. Мне виднее, как практичнее распределить силы. Невозможно при Армагеддоне вести тот же напряженный труд. Работа сейчас протекает очень напряженно. Трудно даже представить, насколько требуется участие вас в астрале. Удивляетесь, насколько трансформируются токи. Учитель должен посылать продольные токи, чтобы восполнить то, что недавно требовало лишь пучковые воздействия – так перемена токов идет по всему миру. Следуйте Моему совету. Довольно.

Вл[адыка], но моя работа самая легкая, что же сказать об Ам[ерике]?

– Нет, ибо твоя работа мировая, и напряжение над вами велико. Даже в Америке над вами воронка. Потому в битве мудро распределять силы. Говорю вам всем. Довольно.

2 сентября 1932,

пятница

Пробковые человечки известного электрического опыта больше всего напоминают людей без сердца. Под влиянием токов они готовы временно ожить и даже подняться кверху, но лишь только ток прекратится, пробковая сущность берет верх и снова безжизненно деревенеет. Но разве лишь под током должно нисходить человекоподобие? Сердце толкает кверху, если оно открыто. Мы не некроманты, чтобы оживлять бездушные тела. Так сердце должно постоянно и самостоятельно стремиться кверху, и тогда искра встречи с током Иерархическим будет благодатною. Правда, иногда приходится для отдельных действий оживлять и пробковых человечков, но это будет лишь протекающим действием без последствий настоящего восхождения. Печально видеть пробковые прыжки и предугадывать распластанное падение. Печально знать, как пропадают труды поднятия их, но сердце дано каждому во всей беспредельности. Столько дано, столько уже испытано, что ужасно обращаться к пробковым метаниям! Так еще раз подумаем о торжественном постоянном восхождении, когда можно вполне доверять такому сотрудничеству. Лишь при таком совместном труде можно привыкнуть и полюбить разнообразие явлений. Немногие могут понять это, ибо космическое разнообразие устрашает незакаленное сердце. Но как закроемся от такого поразительного многообразия? Как полюбим его и навсегда покончим с ограничением стесненного мышления? Противоставим сердце как щит. Ведь щит держался левой рукой, так поймем сердце как вооружение.

Теперь др[угое].

Появление ваше в Америке сейчас было бы губительно и для вас, и для плана. Нужно понять, насколько уявление вовремя есть иерархический поступок, но, поистине, воронка велика. Успех тоже растет неожиданными событиями. Довольно.

3 сентября 1932,

суббота

В трудах старых отшельников можно найти замечание – добро есть благоухание, зло есть ядовитое зловоние. Конечно, это замечание понимается как символ, но вдумчивый физиолог поймет, что и в этом определении заключается поучительный химический опыт. Претворение энергии в аромат есть очень определенный факт. Когда утверждается о благоухании фризий или фиалок, можно предполагать о близости физической или тонкой энергии Доброго Начала. Наоборот, запах тления сопровождает все низкое как на физическом, так и на духовном плане. Значит, эту химическую реакцию можно уловить и так еще ближе подойти к трансцендентальному физиологическому нахождению. Так нужно уметь, именно, со знательно приближаться к космическому уявлению. У Нас запах и очищение понимания его считается очень утонченным состоянием. Среди чувств обоняние есть одно из ближайших определений всего приближающегося. Многие не поймут, что сердце будет двигателем утончения обоняния. У сердца пламенного приближение каждой сущности вызывает своеобразное употребление чувства обоняния внутреннего. Удушия сердечные происходят часто от таких приближений. Ни ветер, ни очищение воздуха не помогают там, где сама энергия зла образует как воронку, но, конечно, и добро дает облегчение. Также и ощущение на концах пальцев не только защита, но и приемник вражеских посылок. Неустанная битва дает перебои в сердце, и потому каждая осмотрительность полезна.

Теперь др[угое].

Целые десять стран горят в судорогах. Не бывало это даже во время войны. Нужно дать передышку Америке, иначе не решить Наши дела. У вас понятно отражение от битвы. Довольно.

Вл[адыка], можно написать в Америку, что необходимо дать передышку.

– Можно, но они не должны понять как сложение оружия.

Вл[адыка], правильна ли была идея О[яны] о письме к У.?

– У нее неплохие идеи, но зависит от формулы. Хартманн не плох. Стерн[23] несколько стар. Эрнст[24] – у него помощники нехороши, неважные. Довольно. 

4 сентября 1932,

воскресенье

Незнающие спросят – «В чем же сказывается Армагеддон, если все вертепы по-прежнему являют существование?» Но следует сказать, что все люди почувствовали битву, но каждый по-своему. Сама напряженность вертепов указывает на каждую усиленную сущность стремления. Потому нужно очень чутко отнестись к человеческим качаниям. Глухонемые иногда совершают странные жесты, они не могут найти других форм выражения по своей ограниченности. Но разве почти не так же ограничены люди, не знающие сердца? Следует не смеяться над бедностью, но, не подавая вида, терпеливо подвигать ее к образу, достойному выражения. Ту же терпимость нужно проявить и при всех уродствах. Настоящее время потребовало иные условия во всем обиходе. В письмах переводимых можно видеть, насколько Наше руководство было дальше от всех земных действий, совершавшихся по высшему плану. Закон свободной воли не разрешает приближаться к ближайшим действиям, но сейчас условия планеты изменились, нормы закона напряжены. Мы должны изыскивать меры близкого руководства, бережно напрягая сущность свободной воли. Этим задача очень осложняется. Даже малейшее нарушение свободной воли ведет к самым разветвленным последствиям. Сочетание условий кармических с возложением поручений можно сравнить с хождением по канату, но этот канат нужно свить из самых противоположных материалов. Сколько внимания требуется, чтобы соединить нити по цвету и по ритму! Ведь одним необузданным восклицанием можно прерывать долгую работу, потому и советую особую бережность. Существует поговорка о собирании всех веревок для пути. В час напряжения не знаете, которая нить понадобится, потому держите каждую возможность наготове без суждения, велика или мала она. Для Учителя велика определенная уверенность, что каждый краткий Его Указ будет понят и исполнен. Так двигаемся к языку сердца, который не нуждается в многословии.

Можно видеть, как сотрудничают события самых дальних стран; в этой как бы случайной мозаике обозначаются накопления единства. Но нужно полюбить эти искры плана вне всякого начала самости. Великие энергии напряжены, значит, время хорошо для исследования. Нужно уметь идти в разумении, понимая, где единая ведущая Сила.

Теперь др[угое].

Если сражение дошло до личного столкновения, значит, велика битва.

Вл[адыка], я не помню человека, с кот[орым] сражалась?

– Противник не личный, но темный, где все лица закрыты. Для неизбежных битв прошу беречь силы.

Я не чувствую усталости.

– Значит, силы в ритме. Довольно.

Вл[адыка], как в Америке?

– Нужно идти не останавливаясь, помня, что это этап плана. Довольно. 

5 сентября 1932,

понедельник

Вы заканчиваете первую запись о сердце, потому нужно напомнить о некоторых основах, о которых Я уже намекал не раз. Главное условие применения сердечной энергии будет понимание, что физическое усилие при этом излишне. При мозговом, волевом приказе действуют также и физические нервные центры, но сердечная посылка совершается без напряжения внешнего. Сердце может действовать лишь при духовном освобождении от физических напряжений. Не забудем, что западная школа следует обычно путем мозговым, тогда как на Востоке, где основа еще не утерялась, по-прежнему знают, что мощь заключается в сердце! Целение посредством сердца хотя и предусматривает прикосновение рук, но не руки и не глаза, но эманации сердца дают облегчение. Расстояние не имеет значения для сердечного лечения, тогда как мозговая посылка может претерпевать преграды различных посторонних токов. Упражнение сердечного приказа требует наименьшего усилия и приспособления. Чистое мышление, постоянство, доброжелательство приводят в действие сердечную энергию. Пусть кармические заслуги увеличат сердечную напряженность и утонченность, но каждое устремление к Иерархии посильно открывает сердце. Нужно твердо помнить об единственном пути спасения через сердце. Утверждение закона сердца прошло по всей истории человечества. Можно наблюдать, как через  несколько веков люди снова обращаются к пути единому.

Не подумаем, что нам мало дано, оставим это сомнение безумцам. Дано много: снова укреплено сердце и дано приближение к Иерархии, к Тонкому Миру в полном сознании. Но только сердце доведет до Огненного Мира. Подойдем к нему без ужаса, не можем сказать: без трепета, ибо это биение ритма неминуемо, но оно будет не ужасом, но торжественностью.

Теперь др[угое].

Особенно осторожно относитесь к пророкам-богачам; по существу, их не существует. Конечно, Мы не можем уморить вестника с голода, но земное богатство со всеми тягостями пусть не будет Драконом у Порога. Вспомним, что Аполлоний был богат, но лишь для отдачи богатства, так и наши караваны несут груз не золота, но все же идут, так будем вместе. Довольно.

6 сентября 1932,

вторник

Усвойте навсегда – так называемый дар распознания не есть дар, но следствие трудов и опыта. Нелепое слово интуиция не выражает ничего, кроме ограниченности. Не интуицией, но накопления[ми] многими можно приобрести распознание. Утверждать, что распознание не имеет причины, равняется утверждению, что воображение не будет отражением прежних опытов. Пришло время, когда самое, казалось бы, отвлеченное становится в цепь событий. Человек познал многие положения и тем утончил суждение свое. Будьте уверены, что нераспознающий имел грубое существование и не пытался выйти из него; так он сам лишил себя ценности узнавать сердцем. Не молодо сердце человека, ибо сущность его бессменна. Кто-то обрадуется этой бессменности; в этом понимании вечная жизнь. Кто-то обрадуется, что и сознание находится на его ответственности. Так истины скрижали входят в жизнь. Не уставайте прочитывать Учение Жизни во всех веках его. Раскрытое сердце порадуется чередованию ритма. Также на этих устоях поймем, что движение, ведущее человечество, не может быть зримо в каждодневности; потому и в этом объеме тоже найдем путь радости.

Теперь др[угое].

При всеобщем поучении поймем ту разновидность людей, которая будет корчиться при упоминании сердца. Для них оно или ребячество, или, еще хуже, они думают, что взяли исключительное суждение о сердце; получается – «Наше сердце, но не ваше». Таким образом бессменное, вселенское сердце обращается в частную собственность. Потому поймем, куда и не следует стучаться. Всякое поношение сердца есть хула на Духа Истины.

Теперь для вас.

Учитель призывает к пониманию необычного появления среди тяжких нападений сокровищ Блага. Поймем строение благородным сердцем. Не все худо! Довольно. 

7 сентября 1932,

среда

Можно достичь состояние высшего сознания мгновенно, если к тому достаточно накоплений. Но не будем среди работы искать меры высшие. Дух человеческий развивается медленно, так будем помнить; потому не только терпение, но применим радость терпения. Будем думать, что каждое мгновенное озарение даже неприменимо. Так убедимся для неутомимого труда над воспитанием сердца.

Теперь др[угое].

Спешу в Югославию и в Японию. Много смятения, нужно выбрать наиболее полезное. Довольно.

8 сентября 1932,

четверг

Братья Милосердия, не заражаясь, ступали в злейшие очаги чумы, ибо передавали сознание свое Христу бесповоротно и нераздельно. Такой обмен сознания создавал вспышки огня очищения непробиваемого. Таким западным примером можно напомнить множество подобных нераздельных действий, вызывающих огонь напряжения сердца. Конечно, вы знаете о древнем биении в грудь в час, когда требовалось напряжение сознания. Отшельники не напрасно и не только для боли били себя камнем по «Чаше», таким первобытным способом они возжигали огонь сердца. Все бичевания и раздражения кожи власяницами принадлежат к тем же первобытным средствам сердечного напряжения, когда все существо посредством боли напрягается по одному направлению. Но, конечно, мы не будем прибегать к таким первобытным способам, когда знаем, что высшая защита и восхождение заключаются в нераздельности устремления. Можно сердцем передать сознание свое по Иерархии, тем делая себя неуязвимым и умножая силы свои. Значит, для такого существенного достижения нужны три элемента: сердце, Иерархия и понятие нераздельности. Пусть мы приучимся постоянно ощущать сердце. Затем не будем забывать держать в третьем глазе Образ Учителя и поймем, что есть нераздельность устремления – последнее может быть часто труднейшим. Люди не заботятся отгонять от себя летучих мышей мерзости, и тем самым они раздробляют свое даже зачаточное устремление – получается мохнатый клубок о том же без продвижения. Не надо повторять печальных рулад,[25] так поражающих пространство и препятствующих к соединению с Иерархией. Хороший ученый пишет об иммунитете, но и он обходит центр сердца как средоточие тонких энергий. Явление неуязвимости лежит в сердце. Можно даже постучать по «Чаше», если не хватает торжественного устремления. Но не советую прибегать к этому первобытному средству, лучше запомнить три нужные понятия и взять их во всей жизненности.

Теперь др[угое].

Избрать лучшее из худшего тоже входит в задание Архата. Часто уже бездна худшего будет окружать вас, но и тогда нужно найти самообладание, чтобы взять что-то лучшее. Нелегко изыскать в океане волну лучшую, но все-таки можно.

Трудно в Югославии и в Японии, но напряжение в Японии необходимо, ибо грубость островитян очень трудно растворяется. Потому будем любить битву. Довольно.

Вл[адыка], чем помочь руке Св[ятослава]?

– Нужно соблюсти покой, чтобы связки окрепли. Если натереть, то легко, – тепло полезно. Можно коровьим маслом или рыбьим жиром. Довольно.

9 сентября 1932,

пятница

Многое, так близкое, остается неиспользованным. Разве вполне исследованы пот или слюна? Читаем о ядовитой слюне, знаем слюну благодетельную; слышали о разнообразии свойств пота, и все-таки оба выделения не исследованы. Пот труда или пот объедения не будут схожи. Слюна гнева и слюна помощи различны, но эти признаки примитивны. Каждое человеческое состояние производит особую химическую реакцию. Изучая это поистине космическое разнообразие микрокосма, можно придти к решению физического и духовного мира. У человека развитого и реакция будет разнообразная. Можно узнать пот молитвы и высокого сердечного устремления; как он будет отличен от пота корысти. Пот бегущего оказать помощь совершенно отличен от пота спешащего убийцы. Среди этих противоположных реакций, сравнивая, можно нащупать продукты психической энергии. Так близки дальнейшие преуспеяния. Конечно, сам испытатель должен проявить достаточно чуткости. Придется ему [различать] разные эмоции и путем честного сопоставления очистить многие смешанные понятия. Связь выделений с изменением ауры также обогатит опыт, при этом совершенно не нужны никакая вивисекция и прочее мучительство. Испытатель может посещать всевозможные места человеческих проявлений и собирать естественные, непринужденные выявления. Труднее всего будет с продуктами молитвы и высшего устремления, иначе говоря, с самыми значительными выражениями, но и в этих явлениях хотящий найдет истинное сокровище. Урусвати заметила появление пота в связи с сердечным движением, именно, это редкий образец стремления сердца. Так вы советуйте молодым врачам и ученым обратить внимание на спешность этих наблюдений среди огненных заболеваний, о которых Мы уже давно говорили. Эти наблюдения будут весьма полезны. Не следует забыть о грядущих огненных эпидемиях. Много распространенных напоминаний прошло по истории человечества. Особенно теперь, когда пользование неизученными энергиями достигает значительных размеров, нужно помнить о возможности возвратного удара. Ученые должны обратить внимание на особенности многих заболеваний. Нельзя объяснить их лишь сгущением общественного водоворота. Причины гораздо глубже, и Наш совет о воспитании сердца очень своевременен. 

Теперь др[угое].

Последуйте Моему Совету, держитесь как можно ближе к Нам и между собой. Развитие сердца обязывает и к утончению отношений. Не говорю, чтобы они были грубы, но степень утончения беспредельна. Довольно.

Вл[адыка], где было совершено злодеяние?

– Скажу после.

Вл[адыка], правильно ли я поняла видение?

– Нужно видеть, ибо время непомерно сейчас напряжено.

Видение черной женщины случайно?

– Не совсем – колдунья (М[ария] Герм[анова]).[26]

1-е видение означает улучшение?

– Значительное улучшение. Довольно.

10 сентября 1932,

суббота

Только подумайте, что ничем нельзя подделать ауру и содержание секреций. Такое простое соображение трудно усвоить человечеству. Даже среди испытаний Архатов подобные вопросы имеют место. Ничего не видеть, ничего не слышать, но, тем не менее, верить до степени высшего познания – это тоже качество Архата. Появление сердечного устремления – это тоже качество Архата. Умение разбираться в великом и в малом – тоже качество Архата. Бережливость основной энергии – тоже качество Архата. Постоянное желание Блага – тоже качество Архата. Мужество и терпение – тоже качество Архата. Нелепо понимать сущность Архата как нечто неземное. Он формируется на Земле как Водитель сердец! Он предоставляет себя как фокус новообразований. Сознание Его видит все, казалось бы, невозможные, земные условия, но сердце Его понимает, как трансмутировать эти преграды. Малые духом постоянно страшатся битвы или, вернее, того состояния, которое Мы называем битвою; но никакое иное определение не покроет состояние борения и преуспеяния, как битва. Так можно найти и место противнику, как оселок для заострения меча. Считаю, что можно Учителю посылать усиленные стремления в совместной битве.

Теперь др[угое].

Нужно не забыть, что для сопутствия по Манджурии могут быть полезными монахи Зен, чтобы не слишком занимать внимание японскими милитаристическими условиями. Хорошо, что понимаете происходящее как предварительное внедрение идей. Уже давно говорил о ходящих ламах, они питают народное сознание. Кроме того, и сны, и видения, и сроки наполняют пространство, и Урусвати и Ф[уяма] работают в Тонком Мире. Потому нужно применить происходящее к плану, хотя многое для земных соображений может показаться странным и даже необычным, и точно приходится одергивать даже союзников; так сложно действие! Но помните, что Мы начертали конечную победу. Так избегайте всякую мешающую подробность. Не удивляйтесь, что напряжение солнечного сплетения может вызывать вздутие живота и колотье по радиусам. Мы следим, но и вы будьте внимательны. 

11 сентября 1932,

воскресенье

Поручительство руководства может дать ту коллективную силу, которую может дать на поле битвы полководец. Опытный боец не смущается колебаниями удачи. Пульсация заключена в каждом росте, уровень лишь в отсутствии движения. Так и сердце живое не имеет уровня. Но при космическом напряжении можно предложить сердцу не переутомляться. Связь сердца единого с космическим пульсом очень очевидна. Лабораторно можно нащупать сердце Вселенское.

Для вас. Прошу Урусвати переставить несколько параграфов в конце «Сердца» при заключении книги – сама увидишь. Сами видите, как сгущаются события. Мои Советы не утомляться имеют особое основание. Враг необычайно усилился. Конечная цель – связать его, но при его неразборчивости можно ждать всяких выпадов; даже не будем перечислять их, ибо в перечислении упустим многое, просто скажем – с Нами, с Нами, с Нами. Даже в удачу враг пытается подсыпать крупицы лукавства. Каждый соединенный, спокойный день есть победа и подарок. Уже не говорю о Германии и об Америке, сейчас много иных знаков. Роль Яп[онии] сложна. Нужно, чтобы монастыри поняли их участие. К тому же мужество русских в Яп[онии] должно дать хорошее показание. Правильно угадываете, как пространство наполняется. Но нужно, чтобы передышка в Америке не была бы кратка. Так собрались противоположные проблемы.  Сердце не реагирует на смех, ибо ритм сердца сейчас иной. Усмотрите, как центральное задание превращается в детали, значит, насколько расширяется круг действий. Что бы ни случилось в мире, все вам близко. Центральное сердце называется это давление. Потому соедините ваши сознания с Моим накрепко, и проявите всю осторожность в стоическом сентябре. Если что-либо укажу, не меняйте Указа ни в одной букве, если даже не поймет[е] сразу. Нужно принять строфант.

Вл[адыка], что озн[ачает]: «Он будет пугать»?

– Попытка врага, но кто со Мною, тот безопасен. Его уловки окутываться Светом.

12 сентября 1932,

понедельник

Отшельник, понимавший язык животных, во время молитвы заметил, что маленькая зеленая змейка начала извиваться около него, – так продолжалось несколько дней. Наконец, он спросил змейку, что значит ее странное поведение. Змейка отвечала: «Хорошо твое сосредоточение, Риши, если во время молитвы так замечаешь все мои движения!» Отшельник тогда сказал: «Червь лукавый, не суди по себе! Сперва происходит сосредоточение земное, потом тонкое и затем огненное». Многим можно рассказать эту притчу. Извивы змеиные часты! Уподобившись змее, люди не могут выносить поверх своего ползучего состояния. Они готовы тратить и время, и усилия, лишь бы уловить что-нибудь умаляющее. Размеры червя соответ ствуют такому мышлению. Кто старается утверждать, что йогические достижения не существуют, тот, поистине, червь лукавый; но нужно через утончение сердца сосредоточить все подробности Йоги – так древние достижения обновляются в лучах Нового Мира. Зачем ограничивать себя земными достижениями Зачем отрываться насильственно от кармических состояний? Можно через огненное крещение достичь и здесь объединения с Миром Тонким – так можно утвердиться на понимании Сердца и получить те благодатные токи, которые вы физически ощущаете.

Теперь др[угое].

Поручаю пройти с Нами через радость и горе; только в этом двуродном пламени творится сознание. Упражнение сознания есть Йога Сердца. Без жизни невозможно это упражнение, но, как знаете, его можно продолжить и в Тонком Мире; так будем приближаться к огненному познанию.

Для вас. Послушать противно о безумии человечества, они готовы погибнуть, лишь бы во явную мерзость потушить Свет – потому держитесь Меня. Довольно.

13 сентября 1932,

вторник

Много раз Я предупреждал против страха и предательства; нужно запомнить это с эволюционной точки зрения. Все субстанции страха противоположны огню. Таящий в себе зародыши страха, не приближайся к Огню. Явление всех продуктов страха испепелится огнем, потому устремление к огненной энергии должно значить отречение от всякого страха. Нужно брать пример с тех отважных сердец, которые не только не бегут от огненных драконов, но безбоязненно приближаются к ним. Запомним это видение сентября тринадцатого; оно как нельзя ярче знаменует стремительность приближающихся огненных стихий и показывает, как смелые будут приветствовать их. Каждое видение будет иметь значение.

Теперь др[угое].

О предателях нужно скорбно сказать – они умерли навсегда. Зерно духа не выдержит тягость предательства – эту мерзость.

Теперь др[угое].

Всякое отчаяние есть предел. Сердце есть Беспредельность.

Теперь др[угое].

Самоубийство есть осквернение сердца и крайняя степень невежества. Так же противосердечно злоумышленное убийство.

Теперь др[угое].

Но красота заключена в каждом участии в построении Нового Мира. Это истинная область сердца. Это желанное очищение жизни даст ту торжественность, как Свет неугасимый.

Теперь др[угое].

Для вас. Удрая видел открытие Института Восточного. Так нужно понимать все Мои намеки о характере будущего движения. Можно называть этот Институт или Шамбалинским Вестником, или Кайласом, или Потала, – это покажет будущее, но теперь расставляем вехи. Конечно, можно открывать эти Институты лишь от Лиги Культуры. Так в дни великих событий Мы ткем будущее. 

Теперь др[угое].

Кто однажды прикоснулся к Учению Огненному, тот меняет сущность свою вчерашнего дня.

14 сентября 1932,

среда

Привыкнем понимать человека не только как выражение высшего духа, но и как вечно реагирующее химическое соединение. Так мы привыкнем понимать особое значение сочетания человеческих отношений. Явление Архата обязывает сердцем чувствовать соответствие подходящих сочетаний, и духовно, и химически. Так можно избегать многие ненужные трения. Сердце воспламененное может чувствовать, где заключено истинное соответствие или взаимодополнение. Такое требование следует предъявлять каждому водителю. Он должен иметь сердце, открытое и к небу, и к земле. Утвердимся [и] в том, что ко всем людям установим дружелюбное отношение. Одно из условий Бытия – искренность, иначе говоря, сердечность. Если это основание недостаточно развито, можно его усилить, обратившись к сердцу.

Т[еперь] др[угое].

И вторую запись о сердце можно дать, но раньше пусть и друзья, и враги утвердятся на законченной записи. Каждый по-своему, и дружественно, и вражески почерпнет от Советов о Сердце. Но если он даже лишь вспомнит о ценности Бытия, он уже поможет себе. Пока обратимся к основанию Огненного Мира; постепенно научимся приближаться в торжественности и радости. 

Для вас. Повторяю, каждое указание Урусвати, хотя бы односложное, будет приказом бранного поля. Битва заставляет посылать летучие намеки, и вы сами мудро не доверяете почте. Каждый день нужно уловить спешное направление. Урусвати правильно ободряла Логвана. Спать тоже нужно, ибо работа в Тонком Мире важна. Довольно.

Камень потеряли, можно ли заменить новым?

– Пусть Порума даст ему свой. Может взять новый. Смысл видения, ибо эта защита Восточной Культуры. Довольно.

15 сентября 1932,

четверг

Сказание уйгуров передает о Великане, пленившем Черного Дракона и сковавшем его многими цепями. Оставил Великан сестру свою сторожить Дракона и поспешил в концы земли повестить победу. Но когда Великан прошел в дальние края, он услышал звон от сестры и понял, что Дракон разрывает цепи. Великан поспешил назад, но при виде морей понял, что таким путем он опоздает; так решил великан идти от одной горы на другую, минуя моря, леса и топи. Только так поспел Великан вовремя. И когда Дракон перегрызал последнюю цепь, Великан снова заковал Черного Дракона. Пусть помним сказание это и поспешим по вершинам. Так по вершинам легче встретимся со всеми, кто в разных странах, в различных одеяниях живут сердцем единым – так приступим к Вратам Огненным.

Теперь др[угое].

У Нас масса неприятностей, как драконовые зубы, но утверждаю, что путь строения Нового Мира незыблем. До свидания до Наггара. Довольно. Везде неблагополучно, будьте уверены в этом и идите твердо. Довольно.

16 сентября 1932,

пятница

Отъезд в Naggar, 6 часов, утро.

19 сентября 1932,

понедельник

Приезд в 6 часов вечера. Вечер.

Ур есть корень света Огня. С незапамятных времен это Светоносное Начало привлекало сердца многих народов. Так из прошлых Заветов перенесемся в будущие достижения.

Теперь для вас. Нужно идти не только твердо, но и радостно, ибо, чем можно решить битву, как не радостью! Довольно.

20 сентября 1932,

вторник

Стихия Огня, самая вездесущая, самая творящая, самая жизненосная, менее всего замечается и оценивается. Множество пустых ничтожных соображений занимает человеческое сознание, но наиболее чудесное ускользает. Люди спорят о пайсе[27] на базаре, но не желают протянуть руку к сокровищу. Многое сказанное о сердце должно быть  приложено и к Огненному Миру, но в особом обострении. Огонь стремительный – как мощь строения кристаллов. Вы хорошо сделали, положив уявление кристалла при беседе об Огне. Шары, сферы кристаллов не случайно употреблялись ясновидцами. Угли горящие нужны для очищения сознания. Пламя радужное утверждает стремление духа. Множества приложений работы Огня явлены как самые поразительные условия Бытия. От обычных световых образований, доступных открытому глазу, до сложных огней сердца – все вводит нас в область Огненного Мира.

Сядем.

Для вас. Дайте цепь серебряную от Будды обработать серебряному мастеру. Нужно держать наготове некоторые предметы. Также нужно иметь под руками книги картин Ф[уямы]. Нужно понимать, как клубок событий ускоряется, потому соявление устремления с Нами нужно принять как самое Необходимое. Умейте представить построение Лаборатории внушительно. Умейте внушить о нужности работы в «Урусвати»; так будем двигаться в объединении – Мы мыслим о том же.

Помолчим. Много Огня в пространстве, потому не будем утомляться. Много уловок врага уже направлено в полезные русла. Мы за вами. Довольно.

Вл[адыка], не лучше ли, чтобы М. ехал в Д.

– Можно, он привезет и другие неплохие известия.

Кроме ранее сказанного, можно добавить еще нечто?

– Мы собираемся приехать.

Должен поспеть до окт[ября]?

– Да. Довольно. 

21 сентября 1932,

среда

Можно начать «Сердце» так: "После дневных трудов сойдемся на беседе о Сердце. Она поведет нас через земные области к Тонкому Миру, чтобы приблизить к сфере Огня".

Теперь др[угое].

При наблюдении за огненными знаками можно заметить подразделение людей. Одни вечно стремятся и не могут существовать без этих возвышающих движений – будьте уверены, что они принадлежат к стихии Огня. Даже при заблуждениях они не могут оставаться в бездействии. Присмотритесь к ним, и всегда найдете мощь пламенную. Но среди неподвижности земной, среди качаний водных и понуждений воздуха не ищите Огня творящего. Мы не желаем превозносить особенно огненных людей, но должны поистине сказать, что они двигают мир. Нужно не забыть, что этим людям вовсе не легко среди прочих сочетаний. Справедливо сказание об Огненном Ангеле с опаленными крыльями. Когда он устремляется на спасение мира, Его фосфорные крылья черкают о скалы земные, и опаляются, и обессиливают Ангела. Так показано разительное различие между миром земным и Огненным.

Глаз земной, будучи очень утонченным, тем не менее, обычно не воспринимает даже тонкие явления. Но Мир Тонкий, в свою очередь, не зрит огненных жителей, куда может вести сердце пламенное. Так можно понять почитание Огня. У нужных человеческих устремлений есть естественное явление Мира Огненного. От ранних лет они как бы носят на себе отблеск высшего Огня. Эти искры заставляют их как бы удаляться от соприкасания с другими элементами, и те не любят этих огненных очей. Но не пройти путь земной без прикасания к Огню. Потому лучше знать его сущность.

Сядем.

Нужно указать, что напряжение Огня отзывается на всех отправлениях тела. Не надо забывать, что именно Огонь Пространства может, с одной стороны, заживлять раны, но, с другой – напрягать ткани; так будем осторожны.

Теперь др[угое].

Помолчим.

Стою на дозоре. Завтра скажу поручение ламе. Довольно.

Упоминание Греты Гарбо[28] случайно?

– Нет, она может быть полезна через скандинавское общ[ество] – оно может иметь связь со шведской газетой.

Пистондже?

– Полезен, окажет участие. Довольно.

22 сентября 1932,

четверг

Казалось бы, ясно сказано об Огненном Крещении. Указаны огненные языки над головами, но люди не желают принять действительность, как она есть. Они будут как бы почитать Писания, но не принимать в жизни. Не все могут принять и спокойно наблюдать нежгучее пламя, как вы видели его, хотя оно было вполне действительным, со всеми свойствами, кроме жгучести. Но нужно было иметь открытое сердце, чтобы стоять перед этим пламенем. Люди уловили грубое проявление  в виде электричества, но без применения огненных свойств человеческого организма они не могут продвинуться к утончению проявления. Утро человечества наступит, когда явление понимания Огня войдет в жизнь.

Теперь др[угое].

Сроки близятся, Пророчества и Заветы Шамбалы исполняются. Как сказано, Муж Северный с П[анчен] Р[импоче] построят Твердыню очищения Истины. Можно увидеть, что лишь Учение Шамбалы спасет мир. Тучи теперь рассеются, когда средоточие Востока засияет. Не нужно опоздать, но не нужно и предвосхитить срок. Знаете значение великого тридцать шестого года. Теперь знаете, о встрече П[анчена] с Мужем Северным в тридцать четвертом году. Знаете, что воины Восходящего Солнца будут служить Приказу Шамбалы. Знаете, что воины Шамбалы станут на дозоре Сокровища. П[анчен] Рим[поче] узнает Мужа Северного, когда тот снимет с груди Изображение Благословенного с мечом праведным и передаст ему его. Также покажет и Знамя, и Кольцо. Так тройственным признаком П[анчен] Р[импоче] будет извещен. Пока пусть соблюдет сроки, указанные Светилами. Пусть ждет и собирает явление воинов Шамбалы. Пусть помнит, что придут они от разных концов Земли, ибо построение Истины произойдет на всех концах Земли. Утверждение сроков есть основа строения. Шамбала идет!

Сядем.

Пусть Лама запомнит и передаст Приказ Шамбалы. Пусть призовет все мужество, чтобы утвердить посредника. Указываю помнить, что Муж Северный привезет грамоты от Сибири, от Кавказа и от калмыков. Пусть эти грамоты будут знаками явленными.

Помолчим.

Будем стоически тверды, ибо против каждого зуба найдем десять. Учение зовет к мужеству; прекрасный случай доказать это. Полагаю, что О[яна] может приехать в тридцать четвертом году.

Чтоб ехать с Ф[уямой]?

– Нет.

Остаться со мною?

– Да, так нужно постепенно предусматривать проявления, чтобы послужить Шамбале. Могут быть многие счастливые знаки. Теперь кончим стоический сентябрь. Довольно.

Вл[адыка], я слышала о необход[имости] печатать книги Учения.

– Да.

Можно сначала «Иерархию» и «Сердце», «Беспредельность» после?

– Да.

23 сентября 1932,

пятница

Если говорим об Огне неопаляющем, то также нужно не забыть Огонь жгучий. Когда монахиня стонет: «Горю, горю!» – никакой врач не знает, чем облегчить; даже пробует применить холодную воду, забывая, что масло водой не залить. Огонь можно утишить лишь огнем, иначе говоря, энергией сердца, которая выделяется при так называемом магнетизме. Током лечим возгорания; они могут вспыхивать в самых различных центрах. Но, конечно, главная опасность около сердца, солнечного сплетения и гортани. Эти центры, как наиболее  синтетические, могут подвергаться самым неожиданным натискам. Кто хотя один раз испытал внутренний огонь, тот понимает опасность пожара центров. Тот знает, какое мучительное страдание доставляет вырвавшееся пламя. При этом в большинстве случаев человек не виновен, кроме разве раздражения. Часто пожар вспыхивает от посторонних воздействий и, в случае утончения состояния, от космических причин. Утомление сердца, конечно, открывает ворота врагу. Так Огонь творящий может превратиться в пламень разрушительный. Нужно запомнить это, ибо вспышка начинается от малого. Также нужно помнить о бережности огненной энергии. Велико зло – без причины использовать чужую огненную энергию. Не может Архат оказаться вампиром – это основа жизни. Потому мудр закон о вечном даянии. Кажется, что общего между жертвой и Огнем, но жертва пламенная называется во всех Заветах!

Посидим.

Нужно проявить особую осторожность. Можете видеть, как даже меняются нравы в народе. Так невежество реагирует на давление атмосферы. Нужно заметить, что невежество часто утверждает основы тьмы. Можно представить, как мозг неразвитый поддается при молчании сердца. Нравы народов поникают как иссякшая яблоня. Так и сейчас опасность эпидемий огненных велика. Халдеи разделяли все болезни по стихиям и были не далеки от истины, ибо стихии и Светила составляют главные условия организма, как космического, так и человеческого. 

Теперь др[угое].

Именно, утверждайте, что никакие силы не могут нарушить План Владык. Очень важно настаивать на этом, ибо шаткие сознания могут принять подробность за основу. Подумаем об Иерархии.

Помолчим.

Явленная кора действительно полезна для зубов.

Вл[адыка], можно ли принимать вовнутрь масло коры Балу?

– Очень мало, лучше внешне. Именно, как озонирующее средство.

Какое масло лучше всего для волос?

– Ореховое.

Миндаль?

– Миндаль тоже орех.

Владыка, правильно ли я переставила параграфы в книге «Сердце»?

– Думаю, лучше нельзя.

24 сентября 1932,

суббота

Только подумайте, что каждый из нас носит в себе Огонь единый, неизменный для всей Вселенной! Никто не желает представить себе, что сокровище вселенское в нем. Стихии являются не единственными для всего Космоса. Изменение качеств их не дозволяют назвать их едиными, но Огонь сердца одним своим магнитом соединяет все мировые строения. Нужно подумать об этом преимуществе. Нужно приложить это сокровище ко всему укладу жизни. Только один Свет Огня во всем мире. Мы можем понять явление Огня на самых дальних расстояниях. Нет в этом ни сверхъестественного, ни таинственного. Даже низший ученик уже слышал о всепроникающем Огне, но только не осознал в своем применении. 

Теперь другое.

Явление разных огней не противоречит единству сущности Огня. Лишь ритм напряжения окрасит пламя зримое от серебра через червонное золото до напряжения рубина. Рубин напряжения редок, ибо не каждое сердце может выдержать его.

Теперь другое.

[Чтобы] получить и принять Огонь как путь Иерархии, как путь любви и сострадания, нужно утвердиться всем сердцем бесповоротно, только так малые звезды обратятся в пылающие громады.

Сядем.

Разве не замечательный день сегодня, когда вестник с Указом Шамбалы поспешает. Можно сказать, что от сегодня Новая ступень действия. Также хорошо, что сегодня обошли Ашрам и радовались, утверждая нужное охранение Ашрама. Нужно именно охранить Ашрам, ибо темные только надеются опустошить священное место, где Магнит Братства, нужный для спасения мира. Но защитить Ашрам можно единением сердец и крепостью духа. Помните это и гоните всех ничтожных насекомых. Сегодня большой день.

Помолчим. Довольно.

Вл[адыка], Арура[29] для сердца?

– Оно тоже среди огненных лекарств. Но оно усиливает сердечную деятельность, тогда как строфант более регулирует. Оно несомненно усиливает, почему оно так драгоценно в жарком климате, где сердце переутомляется. Довольно. 

25 сентября 1932,

воскресенье

Тесные времена пусть будут тоже благословенны. Именно в такие времена приучаемся отличать важное от ничтожного. В дни благополучия темнеет зоркость, но это качество особенно нужно, приближаясь к огненным сферам. Потому так драгоценны угнетение и нагнетение; они не только умножают зоркость и стремительность, но и выдавливают из недр наших огни новые. Пусть Огонь Тары будет особенно близок! Так полюбим неожиданность как источник новой радости. Поистине, лучший огонь вспыхивает от радости. Итак, для невежд тесные времена лишь ужас, но для знающих они лишь источник событий. Огни делают даже дальние действия близкими. Кому-то сказанное покажется холодной отвлеченностью, но это будет значить, что его сердце холодно и потух огонь его. Вы уже знаете жар сердца и понимаете Вестника неожиданного. Потому так важно идти за Владыками, что надо опередить темные решения. Лишь Огонь Владык зажжет дерзание. Так нужно ценить каждое слово о Владыках. Если оно произнесено при неведении, то все же в нем прана смелости. Пусть по всем углам звучат слова о Владыках. Ведь это свечи, зажженные перед святынями. Ведь это лампады живого Огня защиты против болезней. Торжественность – как ключ от затвора.

Теперь для вас. Именно, Урусвати позвала Ф[уяму], чтобы сказать о недостаточном решении Америки. Пусть утешимся, что события поспешают, но нужно быть осмотрительными, хотя не вас этому учить. Довольно.

Владыка, сегодня такая радость – Светос[лав] понял правильное направление.

– Он светлеет, пусть слушает Тару. Довольно.

26 сентября 1932,

понедельник

При напряженных огненных явлениях можно заметить одно проявление основного качества Огня. Окружающие предметы становятся как бы прозрачными. Урусвати может засвидетельствовать это. Огонь как бы претворяет все огненные сущности и открывает светоносную материю, лежащую в основании всего сущего. Так же можно сказать о Магните Огненного Сердца, своеобразно оно открывает огненную природу всего приближающегося. Так можно наблюдать огненные качества через Огненное Сердце. Только нужно найти это сердце и со всею бережностью приложить его к опыту. При таких опытах нужно помнить, что обнажение светоносной материи может быть чрезвычайно опасно при грубых окружающих условиях. Опасность полного Самадхи зависит от этого же качества Огня. Тем не менее, не противьтесь огненным явлениям, если они не отягощают сердце. Явления на годах Армагеддона, конечно, очень спутаны, ибо ритм Огня пространства и Огня подземного нарушен. Обычно подобное нарушение ритма не принимаются во внимание и тем еще больше усиливают космическое смятение.

Сядем. 

Очень ужасны приближающиеся огненные волны, если о них не знать и не принять их своими огнями сердца.

Теперь др[угое].

Вы слышали о некоторых детях, которые могут видеть через твердые тела. Ищите разгадку в кармической огненной природе. Конечно, это совершенно частный физический феномен, обычно не ведущий к высшим огненным познаниям. Хатха-йоги усугубляют отдельные центры, и можно лишь пожалеть, что эти частичные усилия не приводят к Раджа Йоге и к Агни Йоге. Так физические и огненные упражнения лишь вредны, нарушая окружающее равновесие. Огонь есть высшая стихия, и приближение к ней должно быть путем высшего сознания. Можно понять и полюбить Огонь лишь этим высшим сознанием.

Теперь др[угое].

Кровь, кровь, – вопят на Западе и на Востоке. Небывалое время! Спасительный огонь невежественно превращается в пожирателя!

Помолчим.

Довольно.

Что в Ам[ерике]?

– Смущение. Мой Совет биться до полной победы.

Вл[адыка], сознание их не воспринимает это.

– Трудно с посторонними. Довольно.

27 сентября 1932,

вторник

«Окружись огнем и стань невредим!» – завет древнейший. Но при огрубении люди стали забывать, о каком Огне указывалось мудрыми. Огонь стал физическим, и появились магические круги  Огня. Так люди всегда умаляют свою сущность. Конечно, всякий живой огонь целителен, но никакая смола не может сравниться с Огнем сердца. Пусть хотя бы помнят о качестве земного Огня, но, поистине, пришло время снова обратиться к первоисточнику, иначе нельзя переступить границу, у которой уже стоит человечество. Оно использовало и напрягло земные силы и встревожило мощь высшую. Только огненно озаренное сознание может соединить нарушенный мост восхождения.

Теперь др[угое].

Можно ли из огненной стихии превратиться в существо иных энергий? - Нельзя. Но зато из других стихий можно превратиться в огненное существо, ибо Огонь вездесущ. Конечно, нелегки эти скачки. Нужно большое напряжение духа, чтобы превратить сердце на соединение с высшей энергией. Но огненные Врата не закрыты – «Стучитесь, и откроется всем», – так все Учения зовут к Огненному Крещению.

Посидим.

Сущность огненного иммунитета была описана Зороастром.[30] Он указывал, что люди из каждой поры кожи могут вызвать огненные лучи, которые поражают всех вредителей. Человек, покрытый бронею защитною, не может получить никакое зараженное явление. Можно усилить это напряжение единением с Иерархией. Так сердце становится как солнце, испепеляющее все микробы.

Теперь др[угое].

Конечно, бациллы рака существуют; прежде всего, они могут быть усмотрены и убиты огнем сердца. Если отсутствие психической энергии способствует развитию их, то огонь сердца, как высшее выражение сознания, убивает их. Конечно, все, что легко испепеляется высшей энергией, то, до известной степени, может быть облегчено и физическим огнем. Корни растений мандрагорных[31]содержат в себе значительные растительные огни, и потому могут быть полезны там, где огни сердца еще не действуют.

Помолчим.

Сейчас Париж имеет большее значение. Пусть Удрая пишет Шкл[яверу], чтобы усмотрел полезных японцев. Можно сказать, что объявления Отдела Музея и Лиги Культуры очень полезны. Приведите ему выдержки из письма. Также пусть смотрит за калмыками. Спешу.

28 сентября 1932,

среда

Вы уже знаете о значении тридцатилетнего возраста для огненных явлений, но особенно нужно оберегать организм до семи лет. У детей, даже самых развитых, не нужно никогда насиловать природу – Огонь не терпит насилие. Нужно уметь открыть дверь, но всякое насилие может вызвать непоправимый вред. С другой стороны, не следует чрезмерно облегчать устремление ребенка, ибо условие чрезмерной помощи приводит к дряблости. Так заповедан Золотой Путь. Так Огонь требует осторожного обращения во всех проявлениях. Ясновидение и яснослышание в сущности есть огнеслышание и огневидение. Огонь нужен как посредник всех возвышенных действий. О Сердце Мы твердили 600 раз, также готовы твердить  о значении Огня шестьсот шестьдесят шесть раз, лишь бы утвердить определение Огня как лестницу торжественную. Люди не могут прожить без обращения к Огню; или в земном, или в Тонком Мире они обращаются к высшему посредничеству. Но не об огнепоклонничестве Мы говорим, ибо найдутся невежды и изуверы, которые попытаются взвести и это нелепое обвинение. Говорю о познании высшем, которое приведет тонкое тело наше к Огненному Миру.

Сядем.

Каждый кормчий скажет вам не поворачивать руль слишком круто, но еще больше нужно сказать о человеческом сознании. Этот кристалл образуется медленно, но каждый миг наслоения есть пространственная радость. Сердцебиение у каждого, но огненную сущность замечают редко, потому говорим об Огне не всегда, но лишь там, где уже был Огонь наслоен.

Теперь др[угое].

У вас правильно чувство к приезжим. Утверждаю, что такие люди полезны. У Нас неприятность в Китае. Невежественные китайцы не понимают больших решений – вместо уважения к Азии они пытаются прикрыться мертвецами Европы. Можно понять, как вреден груз двухсот миллионов китайцев и двухсот миллионов индусов, совершенно утративших подобие Ариаварты. Так нужно двигаться в Армагеддоне среди омертвелых осколков, но будем смотреть в будущее. Явление японцев вносит неожиданное в жизнь Европы – уже это хорошо.

Помолчим.

Будем зорки. Довольно. 

Вл[адыка], это ужасно, если Англ[ия] и Ам[ерика] будут поддерж[ивать] К[итай]?

– Мертвые идут к мертвым.

Но Ам[ерика] не мертва?

– Не может Америка предпринять сильные меры.

Но при Англии?

– Но и вообще. Довольно.

29 сентября 1932,

четверг

Глаз человеческий не воспринимает сильнейшие электрические вибрации. То же происходит и в отношении огненных градаций. Между прочим, это обстоятельство будет всегда мешать Учению об Огне. Небольшие проявления огненных энергий будут ощущаться и тем допускаться, но более высокие утонченные явления станут неуловимыми для современного аппарата и для сознания, которое кармически не приближалось к стихии Огня. Но современники не легко допускают несовершенность аппарата и, тем более, свою неопытность. Такие недопущения становятся большим препятствием, и вместо движения вперед приходится тратить ценное время на внедрение понимания качеств Огня. Но и при повторениях понятия Огня происходит наслоение полезное, которое неизгладимо вложится в мозг. Что же делать, пусть хотя бы мозгом воспримут те, кто не могут принять сердцем. Наша обязанность – предложить пути кратчайшие, но терпение найдется следовать и длиннейшими дорогами. Главное – основание непоколебимости, когда вы сами знаете в сердце, что нет иного пути, и потому Мир Тонкий завершается лишь Огнем. Так знание сущности нашей не только знает, но и ощущает.

Посидим.

Неощущение высших токов Огня несколько напоминает, когда священнослужитель при каждодневности привыкает к току Святилища. Известно, как святые высшие духи, объятые струями Огня, не замечали этого высшего явления. Конечно, живущие в Тонком Мире не замечают особенность его, совершенно так же и приобщенные к Огню не считают это состояние особым. Виртуоз музыки не считает особенным, когда он играет прекрасно – это уже обычно ему. Так и Мир Огненный нисходит до земного состояния, и приобщенные к нему теряют ощущение особенности.

Теперь др[угое].

Штурм осужден, если он неискренен. Потому будем искренны даже в малом, даже в мыслях малейших. Теперь будем хранить здоровье, не станем считать это самостью, ведь на дозоре нужно иметь оружие.

Помолчим.

Почва трепещет – конечно, сердце отзывается. Но Ф[уяма] пусть обращает внимание на желудок. Какая радость темным, если могут вторгнуться даже хотя бы грибами. Лучше отказаться от местных грибов. Прибавим, что сырой лук уже был указан. Довольно.

Вл[адыка], можно перевести половинчатость мышления – half-way thinking?

– Это наиболее близкая передача.

Вл[адыка], у меня так болят колена и ноги, и я вспоминаю, что мне было предсказано одн[ой]  яснов[идящей], что в старости я десять лет буду страдать ногами, буду без ног?

– Нет, это центры колен звучат на землетрясения. Нужно представить себе центры ног как струны земли. Довольно.

30 сентября 1932,

пятница

Приступая к явлениям Огня, будем иметь в виду разные степени. Так называемые прохождения через Огонь будут совершенно различны. Низшие факиры натирают тело золою с минеральною пылью и тем придают некоторую стойкость против Огня. Конечно, это чисто телесное, внешнее воздействие не может быть занимательно. Йоги проходят сквозь Огонь и призывают, как противодействие, сердечную энергию. При этом огонь внутренний пробивается через поры кожи и, будучи мощнее Огня земного, образует сильную защитную броню. Такие Йоги могут без вреда проводить через огонь желающих следовать за ними. При этом Йог распространяет свою энергию на следующих за ним. Если они смогут всецело перенести свое сознание в сердце Йога. Условие всемерного перенесения сознания в сердце Водителя вообще характерно для огненных действий.

Теперь др[угое].

Скажут, что Огонь, как стихия, неуловим для наблюдения. Скажите – он показывается даже больше других стихий. Разве земля или вода больше явлены для человека при наблюдениях организма? Огонь легче показывается и в температуре, и в пульсе, [и], главное, в том трепете,  который сопровождает все огненные явления. Это не трепетание ужаса, но объединение с пульсом стихии. Разве общение с землею вызывает трепет, или с водою? Но Огонь, даже в малом размере, дает особую сенсацию. Так пусть не говорят о недостижимости Огня Пространства.

Сядем.

Особенно драгоценно уловить в сердце своем общение с огненной сущностью. Средневековье, конечно, добавило бы к этому и пламень костра, но даже в те времена могли находиться сильные люди, которые не боялись говорить о том, что они видели и ощущали в себе.

Теперь др[угое].

Змей Огненный, поднимающийся над Чашей в виде Змия Моисея, как восьмерка арабская, может показать напряжение Чаши, ибо Чаша полна Огня. Наслоения и отложения в Чаше представляют продукт огненный. Так мы, прежде всего, существа огненные. Только при этом убеждении мы начнем растить и так называемые огненные крылья.

Помолчим.

Не огненные ли капли стучатся к вам? Не огненные ли волны напрягают ритм? Пусть каждое напоминание об Огне служит насыщению торжественностью.

Теперь др[угое].

Очень велика битва. Иду.

1 октября 1932,

суббота

Наблюдения над людьми, любящими структуру пламени, постоянно дает новые выводы. Приближаясь к Огню, мы начинаем познавать ритм энергии, которая создает все сочетания. Нужно полюбить эту стихию всеми пониманиями, иначе говоря, мыслями, послушными пространству. Когда мы готовы пребыть земными гномами, то нужно помнить, что лучшие гномы служат Огню. Так нужно понять, что даже низшие сознания тянутся ввысь. Даже в сказках явлены гномы, которые не могут жить без преданности огненным существам. Так древние пытались внедрить в детское сознание огненные представления. Теперь же наука через теорию калорий, через астрохимию знает ту же сказку о Великом Огне. Но исключительность огненных явлений все же не позволяет среднему человеку ввести понятие Огня в обиход, тем самым Огонь остается в пределах нежеланной отвлеченности. От этого ограничения нужно отстать, говорю как врач.

Теперь др[угое].

Пусть Удрая пишет Шкляв[еру], чтобы все Общества написали приблизительно следующее Ф[уяме]: "Осведомившись о второй конференции Пакта и Знамени, считаем приятным долгом приветствовать нашего Вождя Культуры, положившего основание будущему возрождению духа и прогресса. Так мы можем радостно объединиться под Светлым Знаменем и идти под водительством столь опытным".

Теперь др[угое].

Пусть каждый выразит по-своему. Это нужно для будущего.

Теперь др[угое].

Утверждаю, что, служа Огню, пройдем через все темные бездны! Если для летательных аппаратов нужен особый газ, то насколько нужна тончайшая энергия для возвышения духа!

Сядем.

Нужно помнить, что Мы прилагаем особые усилия, чтобы придать народным движениям форму необычную. Так, когда говорим о массах в Индии, не нужно думать о прежних мерах революции. Теперь методы накопления и отмирания, как в растительном царстве. Нужно наблюдать, как будут события Ирландии внутренно отражаться на Индии.

Теперь др[угое].

Каждая газета может принести сведение о действиях Огня, и не только землетрясений, но разных пространственных явлений, потому многое может быть напряжено. Замечайте, что хочет Урусвати – это правильно.

Помолчим.

Довольно.

Можно Знамя Мира иногда. Знамя одно для всех.

2 октября 1932,

воскресенье

Подвиги и все героические деяния суть действия огненные. Высшая энергия переносит людей через пропасть. Могут спросить – не огненная ли энергия участвует в подъеме злодейства? Именно, та же энергия может поднять нож окровавленный, потому и советуем не обращать Огонь Благодати в пламень разрушения. Кроме вреда личного, пламень разрушения заражает окружающее пространство. Больше того, злой пламень раздувается разлагающими вихрями низших слоев. Давно сказано, что грешники сами ад топят. Сами люди ответственны за количества зла. При этом огромное количество зла не осознано, и люди не желают признать, откуда эти ужасные ожоги. В разных странах вы видели различные изображения ада. Если эти формы осуществлены на земле, тем самым они существуют в Мире Тонком. Насколько же на земле нужно избегать всего безобразного! Огонь Благодати творит самые прекрасные преображения. Будем же этими трудящимися благословенными кузнецами. Благодатные Огни высоко носимы вихрями дальних миров.

Когда-то существовало огненное испытание; при этом испытуемый приближался к огню, и огонь при касании истины устремлялся кверху, но неправда искривляла пламя. При всем несовершенстве такое испытание напоминало о возможности воздействия огня.

Теперь др[угое].

Урусвати видела Наш аппарат для давления Огня. Вырвавшееся пламя показывает ужасное давление. Огненная сущность находится под нагнетением многих атмосфер; чтобы воспламениться, нужно осилить массу нагнетений. Если пламень образовался и вырвался, значит, давление и мощь его необычны.

Только для вас.

Не нужно думать, что Нам решительно все подвластно, как на земле, так и на небе. Мы тоже мучительно ищем лучшие сочетания, потому так глубоко благодарны тем, кто поможет Нам. У вас каждый цент на счету, и у Нас тоже. Это доверие создает прекрасный Огонь.

Владыка, кто сказал «Такое горе!»?

– Ориола – страшное давление Огня берет массу энергии.

Вл[адыка], правильно не давать Шкл[яверу] ... [ одно слово неразборчиво]?

– Явлю путь, когда явлю. Довольно.

3 октября 1932,

понедельник

Оказавшись за пределами третьего измерения, даже самый хладнокровный ужаснется, если сердце его не приготовлено к следующему познанию. Нельзя перескочить из одного состояния в другое без закаления огненного. Так невозможно принять красоту и торжественность Тонкого Мира без своевременного утончения сердца. Можно в темноте стоять бессмысленно перед прекраснейшими произведениями искусства, но ведь темнота в нас самих! И зажечь Пространственный Огонь можно лишь огнем сердца. Много раз говорилось, что Великий Огонь выявляется нашим сердцем. Так, если кто-то остается в темноте, пусть винит лишь себя. Но ужасно остаться во тьме четвертого измерения, и все следующие измерения превращаются в ужасные гримасы без освещения огнем сердца.

Теперь др[угое].

Конечно, истечение слюны или разные боли нервных центров соответствуют различным степеням космических пертурбаций. Но является вопрос – будут ли эти знаки отражением космических событий или же они будут сотрудничеством с мировыми энергиями? Нужно признать второе. Микрокосм утонченный будет истинным сотрудником Макрокосма. Сказано – «Ходил Авраам перед Господом». Поймем это как полное сотрудничество. Из этой полноты рождается и следование закону Бытия.

Сядем.

Правильно полагает Урусвати, что пора готовиться во многом. Нужны книги, нужны воспроизведения, нужны вести во все концы мира. Правильно обратить внимание на самое полезное для плана. Пора двигаться там, где враги не видят пути. Пора отставить все умаления и утвердить все полезное. Нужно, именно, полюбить план и мыслить в мировом масштабе.

Теперь др[угое].

Не советую ездить на Дусеру,[32] кроме неприятностей ничего не будет. Так можно понять, насколько сейчас токи не полезны. Но зато можно перенестись в будущее – там величие!

Помолчим.

В Париже опять безобразие. Довольно.

Герм[анова] и другие опять?

– Су[к]р[о]варди.

Rubabi от больш[евиков]?

– От темной Ложи.

В кот[орую] входят и больш[евики]?

– Да.

Я видела сон, проводы Н[иколая] К[онстантиновича] и Юрия, я же оставалась здесь, ибо знала, что нужно что-то очень охранить.

– Кто же будет хранить Ашрам Это чрезвычайно важно. Сам скажу, кому когда ехать.

Девочкам можно ехать?

– Когда не советую, значит, не нужно не только вам, но и всем. Довольно.

4 октября 1932,

вторник

Трудно жить в низших слоях утонченному сердцу. Немного помогают высоты, но все же между сердцем и огненной родиной его слишком велики промежуточные разрывы. Но ведь не должны были существовать загрязненные слои. Люди создали их и должны стремиться к их очищению. Искусственный озон лишь очень мало поможет. Прана очищена высшим Огнем, и лишь это качество делает ее творящей. Но даже в долинах, даже на площадях городов прежде произнесения решений пробуйте вдохнуть как можно глубже. В этом вздохе, может быть, через все преграды дойдет частица праны Благодати. Так не будем отчаиваться нигде и сделаем всюду последнее усилие. Можно наблюдать, как искренний сердечный вздох образует необычно долгую как бы трубу призывную. Так не забудем, что все лучшие проявления человеческого организма не только могущественны химическими реакциями, но они проникают через многие слои своею психическою силою. Не унизим ничем священный микрокосм, созданный волею чистого сердца.

Теперь др[угое].

Пусть не отложат те, кто могут поспешать в мыслях своих. Нужно привыкать, что каждая мысль есть общение с Огнем. Потому стыдно иметь мысль невежественную и ничтожную.

Сядем.

Будем подобны ждущим Великий Приход; слушать Шаги и знать, что сердце наше предоставлено на помощь миру. Не допустим смущения и отрицания, ибо эти свойства обратят языки пламени против нас.

Теперь др[угое].

На великом Пути лучше быть оклеветанными, нежели мешать решению Владык. Полюбим быть оклеветанными, ибо не назовем огненного пути без этих ковров злоречия.

Теперь др[угое].

Пусть не смущаются в Америке Моим требованием борьбы. Стоящие на месте подвергаются в тысячу раз большим опасностям, нежели стремящиеся.

Помолчим.

Конечно, пусть стремление будет в сердце и в мыслях, не в ногах только.

Написать ли в Америку, что я слышала: «Нерешение Америки – ваша гибель»?

– Подождем этот месяц. Довольно.

5 октября 1932,

среда

Действительно, так называемая трава правды существует. Сочетание семи растений отворяет задерживающие центры, и человек говорит свои мысли. Это не гашиш, но явление древнейших лечебных воздействий. Первоначально оно употреблялось для определения заболеваний, ибо никто лучше самого себя не знает причину происходящего внутри. Но внутреннее сознание не может явить эти сокровенные причины без особого воздействия. Лишь впоследствии Правители и Суды применяли это как средство дознания и тем внесли элемент насилия. Но все насильственное и искусственное противно основам Бытия.

Теперь др[угое].

Часто люди жалуются на отделение Тонкого Мира, уже недоступного для земли. Но аюрведическая традиция предусматривала и это земное отчуждение. Существует растительный экстракт, который, втертый в кожу, дает приближение к Тонкому Миру, облегчая видимость и осязаемость его. Но при этом требуется полная отделенность сознания от земли. Кроме того, и такая насильственность недопустима в перестроениях мира. Не будем ничем умалять значение сердца и Огня. Разве нужны малые корешки при полете духа?

Сядем.

Если соберем все подробности жизни нашей, то найдем множество доказательств Тонкого Мира. Также найдем, что голоса Тонкого Мира в большей части [не] доходят до Земли, как наш голос до глухих ушей. Именно, это сравнение будет точно, когда представим себе крики Тонкого Мира не доходящими до Земли. Ничто не сравнится с отчаянием Тонкого Мира, когда его предупреждения не достигают цели. По-своему Тонкий Мир очень хочет помочь здешнему. Но истинное сотрудничество состоится лишь воспитанием сердца и пониманием качества природы Огня.

Помолчим.

Очень спешу.

6 октября 1932,

четверг

В древних фармакопеях и в разных родовых лечебных записях вас поражает множество намеков о составах для приведения организма в трансцендентальное состояние. Вы чувствуете, что это не некромантия, не колдовство, но своеобразное искание своего будущего. Потому ясно, что наши дальние предки гораздо больше заботились и мыслили о будущем, нежели мы, современные ученые. Будущее у нас остается или в пределах пламени ада, или в области электрического явления. Мощная животворная сила Огня не осознана; светлые, лучезарные явления не осмыслены, и сама Иерархия Света остается или призраком, или пугалом. Очень многие хотят уклониться от будущего, предпочитая назвать себя пылью. Но даже ученые содрогаются при вопросе – не желают ли они пройти через Огонь?

Теперь др[угое].

Между тем, как много раз мы бывали выведены из трехмерного состояния! Когда мы мыслим, разве мы замечаем время или температуру? Мы совершенно не замечаем множество минут, которые сливаются в один миг или превращаются в вечность. Такие опыты происходят ежедневно, и каждый может усмотреть прекрасные феномены.

Сядем.

Понятие Шамбалы действительно неразрывно связано с огненными явлениями. Без применения очищенного Огня невозможно приблизиться к высшим понятиям. По всему миру люди делятся на сознающих Шамбалу, как Высшую Меру, и на отрицающих будущее. Пусть слово Шамбала знакомо лишь немногим. Каждый имеет разный язык, но единое сердце. Нужно со всею бережностью явить внимание каждому, кто готов идти ко Свету. Мы должны сердцем обнять каждое явление, отзвучащее на Благо. Но лишь под Пламенным Сводом все равны.

Теперь др[угое].

Вы пишете по небу дымные слова и, может быть, не знаете, что халдеи на зиккуратах писали в пространстве, когда приходили сроки. Так создавалось сотрудничество со Светилами. Лучи химические спешили укрепить земные решения. И ученые, в свою очередь, запечатлевали в пространстве свои утверждения.

Помолчим.

Как благословенны мгновения Общения в молчании! (Ощущала токи). Довольно.

7 октября 1932,

пятница

Трудность познавания до известной степени зависит от ограниченности земного языка. Все символы и высшие понятия условны до степени нелепости. Когда человек замечал что-либо, выходящее из круга обихода, он начинал толковать о чем-то смутно необычном в таких выражениях, которые для соседа значили совершенно обратное. К тому же примешивались все аномалии зрения, вкуса, слуха, и получалось совершенное разноязычие. Когда же человек пытался выразить высшее Иерархическое Понятие, он старался нанизать лучшие слога и доходил до крайнего смешения. Заметьте, что каждый говорящий о трансцендентальном понятии встречается с самыми неожиданными толкованиями. Нередко люди говорят о том же самом в таких различных словах, что нет возможности словами примирить их. Тогда не утомляйтесь спором, но сердечно замолкните. Дайте поработать огненной энергии, она сумеет найти хотя бы узкий ход. Так при всех обстоятельствах помните, что у вас имеется запас самой всепроникающей энергии.

Посидим.

Также помните, что огненная энергия растет и работает непрестанно, если сердце зажжено. Тем самым легче понять и уже упомянутую делимость духа. Пламя делимо без ущерба и не требует никаких расстояний и времени. Так, когда видят вас в разных странах, не нужно удивляться. Это лишь одно из качеств огненного напряжения.

Теперь др[угое].

Конечно, это огненное напряжение приносит нагнетение солнечного сплетения. Нужно представить себе, насколько соединение Огня Сердца с Огнем Пространства должно напрягать центры.

Теперь др[угое].

Нужно постепенно готовить разные речи для народов Востока. Можно ждать напряжения большего. И мысль Удраи о железной дороге уместна. Можно найти много разбросанных и забытых зерен.

Помолчим.

Завтра сядем в девять часов.

8 октября 1932,

суббота

Работайте подобно ваятелям. Рука их знает, насколько прикоснуться к камню, чтобы не исказить форму. Впрочем, вкушающий пищу тоже знает, сколько ему потребно. Конечно, не переполнение желудка будет мерою. Наоборот, не земными мерами познается потребность. Огонь сердца дает знак сознанию. Так можно радоваться, что истинные меры находятся в огненном ведении. Мною намечается труд сохранения сокровищ. Ведь издавна опускали клад в глубину. Так и Мы видим, что преуспеяния сохраняются в глубине сердца и действительно окружены огнем.

Теперь др[угое].

Прикасание ваятеля не может быть описано никакими словами. Сам он не скажет, почему он утвердил именно эту глубину удара. Также и вы сочетайте чувствознание с действительностью. Учение позволяет считать действительностью многое, вчера еще не осознанное.

Сядем.

Можно в половине девятого. Много причин сегодня задержали Меня. Действительно, имеются доносы, но они уже не могут дать нового. Нужно утешаться тем, что люди не умеют быстро думать и менять направление. Нужно это помнить, ибо быстрота мысли – лучшее противодействие. Но кроме доносов имеются и другие нагнетения. Судья в Америке плох, и хорошо, что можно находить время для отсрочки.

Теперь другое.

Утверждаю, что Учение должно остаться в ваших руках. Помощники могут собираться частным порядком.

Помолчим.

Нужно Урусвати быть очень осторожной, ибо центры шевелятся. Довольно.

9 октября 1932,

воскресенье

Приближение Тонкого Мира к земному есть одна из великих огненных задач. Незаметно многое делается для этого, но кроме этого необходимо еще укрепить сознание в умах народа. Нужно утвердить действительность этого и вывести ее из состояния сказки. Мало того, что где-то уже достигнуты результаты. Но самое малое усовершенствование нуждается в сознательном принятии его. Если это замечено даже около обиходных открытий, то насколько же оно почувствуется, когда коснется самого человека. Трудно человеку поступиться даже малым! Герои, отдающие кровь во благо ближнего, редки, но этот внутренний импульс наполняет его организм новыми силами. Уметь нужно понять трансмутацию физического тела тоже как геройство. Должно служить ободрением сознание, что опыт такого приближения уже дал прекрасные и осязательные следствия. Люди должны привыкать, что усовершенствование условий Бытия должно ускоряться, но это не должно походить на судороги, наоборот. Люди не должны удовольствоваться ветхими обычаями, они должны научиться радоваться новому. Радость о новом уже есть крылья к будущему.

Теперь др[угое].

Главное затруднение в Америке – это взаимное подрывание. Это делается в мелочах, в мыслях, в намеках, в улыбках. Говорю и твержу об объединении, но в жизни Указы Мои мало применяются. Может ли значить формальное единение! Если даже посторонние могут замечать расчленение дела, сильного лишь единством! Сколько служащих потеряли уважение, слыша взаимные намеки! А ведь не раз сказано, что  даже в шутку не следует осуждать и умалять друг друга! Разбитие уважения непоправимо, и делается это обычно самыми малыми обстоятельствами и неудачными выражениями даже при посторонних. При опасных нападениях даже намек губителен. Можно прислать полезных людей, но не нужно отогнать их! Пора понять вред малых мошек. Враг пытается влезть не в дверь, но в щель. Напишите, что требуется великое единение. Если велик путь, то не пройти толкаясь. Знают, знают, что имею в виду! Пусть не забывают, что даже малый камень при падении наносит большой удар. Битва против самых темных сил должна вызывать самое благородное мышление. Будем же светлы и осмотрительны!

Вл[адыка], кто более повинен?

– У всех есть хвостик. Пусть не отодвинут Ояну! Мало понимания в Модре, и прочие не прочь осудить.

Вл[адыка], неужели написать все сказанное?

– Как сказано, ибо время очень опасное, и надо предупредить их, ибо хочу победу. Довольно.

10 октября 1932,

понедельник

Соизмеримость с действием сотрудников тоже есть огненное качество. Зажигая светильник, никто не собирается сжечь весь дом, наоборот, каждый находит для светоча безопасное место. Огненность не есть безумие. Ужасно часто слышать невежественные речи о хаотичности Огня. Нужно понять, что эта стихия нуждается в высшем соизмерении, в глубокой осмотрительности и бережности. Каждый Агни-йог, прежде всего, разумен в распределении вещества. Скорее он допустит скупость, нежели расточительность. Как страж верный, он знает, что высшая субстанция очищена высоким трудом и страданиями. Он знает, что каждая энергия огня – как редкая Благодать. Огонь пространства нуждается в выявлении. И он понимает цену этого нахождения. Тогда лишь ему может быть доверено море Огня.

Теперь др[угое].

Потому прошу всех сотрудников быть сурово бережными. Так они сохранят сокровище, которое в сердце нарастает. Лучше не просыпать в бездну тьмы, где каждый факел будет употреблен для губительного пожара. Колонна соизмеримости и в Огне должна охранять.

Теперь др[угое].

Никто не подойдет к Огню со страхом. Никто не подойдет с ненавистью, ибо Огонь есть Любовь!

Сядем.

Много сказано, и основа не нарушена. Пусть темные надеются, что Мы соберемся через сто лет. Скажем темным, что их победа близка. Порадуем их гордость – так думайте о темных. По счастью, пути ваши совершенно различны. Соберите от многих людей мнения о вас и подивитесь, насколько они не отвечают истине. Так и темные блуждают во мраке. Правда, их некромантия шепчет им о какой-то опасности, но путь и сведения некромантии очень условны. Потому хотя и предупреждаю о великой осторожности, но не могу не улыбаться на блуждание темных. Даже Иерофант их почти не знает, но лишь почти. Ошибка их в том, что они пытаются мыслить и надеяться на подлые пути, по которым будто бы вы можете помыслить. Но они ошибаются – Наш и ваш путь совершенно иной сравнительно с подлым мышлением темных. Но будем на дозоре – крыс много, и каждая несет яд.

– Помочь?

– Главное, ни в чем не подрывать друг друга. Это и есть цель врага. Довольно.

Вл[адыка], что значит – Митус[ов][33] должен искупить?

– Не нравится Мне его работа. Довольно.

11 октября 1932,

вторник

Каждое усилие выполнимо трояко: или внешне мускульным напряжением, или внешне нервным центром, или сердечно огненной энергией. Если первое усилие будет животным, второе будет человеческим, то третье будет от Тонкого Мира. Третье усилие могло бы применяться гораздо чаще, если бы люди могли сознательно прилагать понятие сердца и Огня. Но, к сожалению, это напряжение возникает в исключительные случаи. Конечно, когда мать спасает ребенка, она действует превыше земных условий. Когда герой полагает себя на спасение человечества, он удесятеряет мощь свою, но это бессознательное воспламенение происходит редко. Мы же заботимся о постоянном умножении сил через познание сил сужденных. Не так трудно переменить и возжечь сознание, когда к тому приложено постоянное внимание. Постоянство есть тоже качество Огня. Везде, при всех условиях сущность Огня одинакова. Огонь нельзя составить никакими элементами, никакими соединениями, можно лишь выявить Огонь; так же можно и приблизиться к Огненному Миру. Самые потрясающие перерождения совершаются огненными явлениями. Мир земной преображается лишь Огнем. Люди верят Свету Огня. Люди слепнут для Земли и возрождаются огненно. Можно привести множество примеров, как Огонь совершает мировые перевороты. Без проявления Огня не приступайте к обновлению. Многие будут глумиться даже при одном слове – обновление, но даже змей меняет кожу. Так лучше сознательно приступить к Огненному Миру.

Теперь др[угое].

Не ужасно, что океаны меняют ложе. Разве люди не должны быть подвижны, прежде всего, в мыслях. Умение перенести бытие в мысль будет приобщением к Огненному Миру.

Сядем.

Нужно привыкать к тому, что сонливость может быть от многих причин. Мудро понимать, что деятельность некоторых центров особенно трансцендентальна и должна вызывать сонливость физическую. Но Мы знаем, как состояние полусна бывает значительно.

Теперь др[угое].

Именно Монголия, как народность совершенно умершая, скорее всего может воскреснуть. Так нужно сеять и пахать на старых пожарищах.

Помолчим.

Не отгоняйте сонливость. Спешу. 

12 октября 1932,

среда

Вдумчивый врач может спросить об огненных болезнях – явление огненных болезней является ли совершенно особыми заболеваниями или может быть распространено на большинство болезней? Второе ближе к истине. Огонь может вносить усиление всех болезней, потому следует так обращать внимание на условия огненного устремления. При этом необходимо помнить, что каждое огненное явление не может быть уменьшено лишь водою или холодом, но, прежде всего, психической энергией, которая всюду может противостать огню. Эта энергия – как бы конденсация Огня, и может впитывать излишек огненный. Так нужно опять обратить внимание на психическую энергию, когда говорим о Сердце, Мире Огненном и об утверждении Нашем о бытии Тонкого Мира. Когда вы читаете о сгорании на внутреннем Огне, явите память о воздействии психической энергии. Она может быть явлена трояко: самовнушением, или воздействием физическим, или высшим воздействием на расстоянии. Но часто врачи забывают, что не микстура, но какое-то внешнее условие помогает. Мы помним замечательный случай, когда врач обладал сильной психической энергией, но следствия ее упорно относил к своему лекарству. Можно легко представить, насколько увеличилась бы эта польза, если бы врач понял, в чем его сила. Только не смешивайте сердечную энергию с внешним магнетизмом и так называемым гипнозом –  оба явления искусственны, и потому временны. Сердечная энергия не применяется насильственно, но передается контактом тока. Если бы врач и больной, прежде всех физических воздействий, вспомнили одновременно об энергии сердца, то во многих случаях воздействие сразу могло быть полезно целительно.

Теперь др[угое].

Прошу не забыть, что Мир Огненный не терпит отлагательства. Утверждение его в сознании уже есть степень приближения.

Сядем.

В мировых событиях разве нельзя усмотреть явление Огня? Смотрите на соотношения народов, на магнит идей, на распределение мыслей и на все знаки общественного мнения – не пути сообщения ведут эти вспышки пламени, но нечто иное, вне стоящее.

Теперь др[угое].

Не заметить явлений Азии невозможно. Кто может отрицать, что именно ваше нахождение здесь составляет ключ событий. Существует явление Бри[танского] вице-короля, почему не быть вице-королю Ш[амбалы]?

Теперь др[угое].

Утверждаю, что понимание Анг[лией] Китая и Японии примитивно. Так и понимайте события. Россия, конечно, катится по указанному Нами направлению. Сама виновата, также и Тибет. Мы обязаны предупредить, но неслух несет последствия. Довольно.

Мировое строение заставляет использовать все меры, ибо в истории бывали озарения. Довольно. 

13 октября 1932,

четверг

Радость и мужество необходимы, но без Огня эти качества не создаются. Рассудок может лишить всякой радости и тем закрыть врата будущего. Но огненное миросозерцание не свалится с неба, его нужно открыть. Этот метод открывания нужно начать с детства. Видим, как дети уже внутренно принимают труднейшие задачи духа. Даже все препятствия старших лишь кристаллизуют их чувствознание. Но кристаллизация есть огненное действие. Лучшие породы кристаллов сложены огнем. Так и несломимое сердце образуется от огненного воздействия. Это вовсе не символ, но чисто лабораторное заключение. Но как далеки бывают люди от огненных соображений!

Теперь др[угое].

Не только об Огне нужно нам мыслить. События надвигаются как океанская волна. Правильно понимаете, что темная сила окружает каждое благое начинание. Мы замечаем, что каждое обычное действие немедленно обращается в злое. Так нужно отставить всякую логику вчерашнего дня и заменить все обычное самым необычным. Можно даже наметить как бы премию за необычность. Неправильно думают, что Ленин получил миллионы – партия их получила. Так же и Лига Культуры может находить деньги в разных странах. Некрасиво, если лично покупать труд, но Лига может явиться новым организмом и необычно затронет новые силы. Не нужно ожидать от старого мира необычности. Нужно поверх условий обычных затрагивать самые неожиданные углы. Потому радуюсь, когда затрагиваются новые элементы.

Посидим.

Нужны огромные деньги. Нужны места, куда их направить. Музей и Школа не могут вместить средства для народных движений. Лига Культуры есть неограниченное вместилище, потому наставляю, чтобы Лига Культуры вмещала самые разнообразные Учреждения, как Мировой Кооператив.

Вл[адыка], но какая трудная задача для наших ам[ериканских] сотр[удников]?

– Они пусть сложат крошечную ячейку, но не напрасно посылаю Ф[уяму] по всему свету для объединения самых различных Учреждений. Нужно начать от Глав Государств и не отворачиваться от промышленных Учреждений. Таким образом, все уже приготовленные сознания найдут возможность приложения. Может быть, Лига выпустит свою монету или свой заем. Мы увидим, что легче по мировому состоянию. Ясно, что деньги не могут идти от одного лица, но нужно участие нескольких стран. Можно Францию, Югославию, Чехословакию, Японию, Бельгию, Перу. Явление Америки может выразиться Дюпоном,[34] он все-таки сохранил французское сознание! Впрочем, и небольшой круг финансистов приблизится, когда эта Потала заблестит куполом. Одно – Лига Культуры, но другое – восточное движение. Турция тоже может принять участие, и Мой тезка полезен; но дайте ему привлечь мусульманский капитал. Не забудьте, что среди мусульман много средств. Самое главное – не ограничивайтесь одним народом.

Помолчим.

Конечно, не принимайте никого из обезьян.

14 октября 1932,

пятница

Легочная чума, при особых формах, является очень показательным огненным поветрием. Не однажды она посещала Землю, подготовляя сознание к возможности бедствия. Виды странного кашля, о котором вы слышали, тоже близки этому заболеванию.

В Кейланге и Рале?

– Да. Повсеместно он является как на детях, так и взрослых, и даже на животных. Но люди не желают признать эту подготовительную форму ужасного бедствия. Они поверхностно будут относить ее к самым различным заболеваниям, лишь бы не подумать о чем-то необычном. Но следует изолировать всех подобных больных, и умерших сжигать немедленно. Люди, утерявшие психическую энергию, могут легко подвергаться этой заразе. Она может быть усилена разными добавочными формами, как внутренними, так и внешними. Потемнение или воспаление кожи напомнит или оспу, или скарлатину, но большинство огненных явлений отражается на коже. Учите обращать внимание на эти необычные явления. Мускус и горячее молоко с содою будут хорошими предохранителями. Насколько холодное молоко не соединяется с тканями, настолько же горячее с содою проникает в центры. Часто люди полагают лечить жар холодом, но реакция горчичника или горячего компресса оказывает неожиданное улучшение. Мы решительно против банок и пиявок, ибо они действуют на сердце и могут быть губительными. Мы часто посылаем на самые опасные подвиги, но в то же время заботимся о здоровье. Не мудро уничтожить полезное вещество.

Теперь др[угое].

Огонь носит в себе понимание красоты, окружает творчество и переносит нетленные документы в хранилище «Чаши». Потому Мы ценим эти нетленные достижения больше всех, могущих быть уничтоженными. Потому помогайте человеческому мышлению устремляться к Нетленному.

Сядем.

Кто же не поможет обновлению мышления, тот не друг Нового Мира. Уже много раз замечали, как явления улучшения и утончения наступают незаметно для человеческих измерений. Трудно усмотреть каждое развитие стебля растения, но прекрасный цветок так разительно отличается от зерна. Так же поразительны человеческие преображения; именно эти огненные цветы, даже редчайшие, держат равновесие мира.

Теперь др[угое].

Нельзя не заметить, насколько неожиданно свертывается свиток событий. Одно наблюдение за ними складывает целую Эпоху Огня.

Теперь др[угое].

Нельзя признать, чтобы Гора Гордости могла процветать. Нужно осторожно ходить около нее. Необходимо сохранить свободу действия.

Помолчим.

Махаван был тяжкий, ибо проходил через самые губительные слои.

15 октября 1932,

суббота

Огонь должен жить. Огню несвойственно бездействие. Энергия порождает энергии. Особенно вредно отрывать человека от привычного труда. Даже при низшем труде человек творит проявление огненной энергии. Отнимите от него труд, и он неминуемо впадет в маразм, иначе говоря, утеряет Огонь жизни. Нельзя насаждать понятие отставных людей; они стареют не от старости, но от погашения Огня. Когда Огонь погашается, не нужно думать, что не произойдет вреда для окружающего. Именно вред получается, когда пространство, занятое Огнем, вдруг становится доступным тлению. Это тление жизни противно закону Бытия. Наоборот, общество человеческое должно поддерживать Огонь во всем окружающем. Огонь друидов напоминал о поддержании Огня жизни. Нельзя утушить Огонь ни в чем, хотя бы в самом малом. Потому не нарушайте праздник духа, хотя бы язык его был вам непонятен. Непонятое сегодня станет понятным завтра, но угашенный Огонь не будет опять в этом назначении.

Теперь др[угое].

Праздник духа – общечеловеческая ценность; это есть сокровище, чем-то сложенное. Никто пусть не нарушит это заслуженное строение. Среди недозволенных вторжений в карму нарушение праздника духа считается  очень тяжким. Наоборот, улыбка торжеству будет самым пламенным цветком сердечного приношения.

Сядем.

Нужно трудные распознания токов понять. Многие не умели бы различить сложное изменение токов и ритмов. Очень хвалю Урусвати за внимание к токам; так только можно накоплять наблюдения. Через два года можно будет сообщить один из самых сложных токов, который без предварительного накопления невыносим.

Теперь др[угое].

Ток прошлой ночи является одним из очень напряженных огненных воздействий. Так называемый «двумя стрелами». Прошлый тяжкий Махаван тоже имел значение для этого нового напряжения. Он дается как особая оборона от тяжелых воздействий. Так можно вооружаться огненно, если только дух сам допускает такое вооружение. Для познания Мира Огненного нужно это допущение, ибо нельзя открывать врата там, где противодействие.

Теперь др[угое].

Немало огней на полях и в лесах, но люди даже их считают чем-то сверхъестественным. Можно лишь бедностью воображения объяснить это.

Теперь др[угое].

Кроме утверждения Нашего, даже сами люди замечают опускание некоторых материков. Но ничто не принимается во внимание – тоже по невежеству.

Помолчим.

Стойте так твердо, стойте крепче скалы. Огонь чудесный нагнетается стойкостью духа. Довольно. 

16 октября 1932,

воскресенье

Наблюдательность есть одно из главных огненных качеств, но она вовсе не легка и накопляется так же медленно, как и сознание. Правильно заметили, что сознание укрепляется на жизни. Так же укрепляется и наблюдательность. Не может быть отвлеченного сознания. Не может быть теоретической наблюдательности. Но чудовищна людская рассеянность, она слагает какой-то недействительный мир. В самости люди видят лишь собственные призраки. В этих блужданиях не может быть и речи о Новом Мире. Потому всеми силами вводите наблюдательность уже в школах для малолетних. Час, посвященный наблюдательности, будет истинным уроком жизни. И для Учителя этот час будет уроком находчивости. Начинайте утончение наблюдательности на самых обиходных предметах. Было бы ошибкой скоро направить учеников в высшие представления. Если для начала ученик сумеет наблюсти обиход комнаты, это уже будет достижением. Это не так легко, как кажется ненаблюдательному глазу. Затем будем ускорять впечатления наслоением опытов. Предложим ученикам пробежать через незнакомое помещение и все же сосредоточить наблюдательность. Так можно открыть слепоту и утвердить истинное зрение. Для всех чувств нужно составить программу упражнений. Дети очень любят такие задания. Уносят эти упражнения сознание в высшие сферы. Самый обычный обиход будет преддверием к  самому сложному. Представьте себе восторг малыша, когда он воскликнет: «Я еще увидел!» В этом «еще» может заключаться целая ступень. То же радостное восклицание будет приветствовать впервые замеченную огненную звездочку. Так начнется истинная наблюдательность.

Теперь др[угое].

Полеты по Тонкому Миру могут быть сложны. Даже опытное сознание может иметь затруднение. Сегодня Урусвати испытала такое затруднение. Нужно было усилие, чтобы пробить слои химические, которые образуются астрохимическими соединениями. Дни около полнолуния нехороши для полетов. Так называемое лунное стекло может препятствовать и требует очень сильного уявления настойчивости.

Теперь др[угое].

Некто улыбнется, надеясь на ваше разрушение, но светлые корабли не замедлят. Довольно.

Вл[адыка], что означает прилив крови к переносице, кот[орый] я видела у Св[ятослава]?

– Нужно быть осторожным. Центр третьего глаза начинает напрягаться – от солнца; и не наклоняться.

Что зн[ачит] Vergonu?

– Окружение вражеское.

– Mormongol?

– Путь через теснины.[35]

17 октября 1932,

понедельник

Каждый удар молота порождает явление Огня, но и каждый удар меча тоже дает огненное проявление. Будем одобрять труд молота и предостережем поднятие меча. Будем распознавать каждое касание Огня. Примем на великую ответственность каждое выявление великой стихии. Огонь явленный не вернется снова в первостихийное состояние, он будет в особенном состоянии среди проявлений огненных. Он будет или животворным, или губительным – по заданию пославшего его. Потому так утверждаем значение Огня, этого спутника неотступного. Нужно самым различным способом внушать людям о значении стихий. Они позабыли, насколько их жизнь полна самыми ответственными действиями. Слова и мысли порождают огненные последствия, но язык продолжает болтать, и мысль – язвить пространство. Подумайте об этом огненном производстве! Не кичитесь [какими-то мертвыми знаниями, если продолжаете] изрыгать хулу на самое Высшее. Подумайте, что эта хула пристанет к вам неотступно. Мир дрожит от злобного пламени. Породители его надеются на чью-то гибель, но сами погибают в проказе.

Сядем.

Перед вами опять явление большего порядка – Кундалини шевелится от основания до самого высшего сустава. Железы предгортанные очень воспалены, но это физическая сторона является необходимой для огненного воздействия. В этом состоянии Кундалини действует на самые дальние расстояния. Вы чувствуете, как нужно сейчас это воздействие Урусвати. Победа не могла быть без этого огненного действия. Но, именно, битва трудна, и волны нападений растут. Потому будем очень осмотрительны. Молоко горячее с содою хорошо. 

Помолчим.

Будем внимательны, доброжелательны и очень осторожны. Довольно.

Вл[адыка], что за музыку и хор слышала я сегодня ночью?

– Наши звуки из сферы Огненной.

18 октября 1932,

вторник

Звук и цвет являются одним из главных огненных проявлений. Таким образом, музыка сфер и сияние огней пространства будут высшими явлениями Огня. Потому и невозможно постоянно слушать звуки сфер или видеть огни блистающие. Такие частые эмоции слишком разделили бы земное тело от огненного, и тем самым не создалось бы равновесие, так нужное для Вечности. Правда, нужно отделять в сознании четыре тела своих, чтобы функции их могли быть разделены. Нарушение равновесия ведет к преждевременному разрушению низшего тела.

Теперь др[угое].

Напрасно думают, что Черная Магия особенно развита сейчас в Тибете. Конечно, она там очень усилилась, но это является лишь частью общемирового ее развития. Невозможно себе представить, насколько развивается черная паутина. Невозможно вообразить все разнообразие участников ее. Нельзя открыть все неожиданные сочетания, которые поддерживают друг друга. Можно ли примириться, что и явление Глав Государств, и прелаты, и масоны, и повстанцы, и судьи, и преступники, и врачи, и больные, и здоровые работают на том же черном поле? Трудность  распознания их также в том, что нельзя указать какую-то цельную организацию, но все построено на отдельных личностях, вкрапленных в самые различные дела.

Сядем.

Сами участники Черных лож отлично признают друг друга. Действительно, существуют признаки очевидные. Так, если заметите бесчеловечную жестокость, будьте уверены, что это есть признак темных. Каждое Учение Света есть, прежде всего, развитие человечности. Запомните это прочно, ибо никогда мир так не нуждался в этом качестве. Человечность есть врата ко всем прочим мирам. Человечность есть основа чувствознания. Человечность есть крылья прекрасные. Субстанция человечности есть вещество «Чаши», потому прежде всего на Земле облечемся в Человечность и познаем ее как броню от сил темных. Уявление огненное посетит сердце Человечностью. Так мы еще раз поймем, насколько самое далекое близко нам. Мы тоже признаем друг друга по Человечности. Так будем трудиться для самого нужного в этот час опасности.

Помолчим.

Завтра скажу о Лотосе внутреннем и внешнем. Это будет то же олицетворение истинной человечности.

Теперь др[угое].

Очень злоумышляют темные, но Мы знаем об этом. Неслучайно Лотос расцветает. Довольно.

Вл[адыка] не объяснит ли видение центра Чаши?

– Завтра. 

19 октября 1932,

среда

Лотос внутренний можно наблюдать как раскрытым, так и закрытым. При необходимости защитной пурпуровой ауры можно видеть, как лепестки Лотоса сжимаются и покрываются отложениями кровяных сосудов. Опытный Йог понимает при таком явлении, что опасность велика и близка. Как в природе задолго до тучи лепестки цветов усиленно оборачиваются к солнцу или поспешно складываются перед вечерней зарею, так и Огненный Лотос узнает приближение космических бурь. Но при развитии Йоги можно наблюдать такое напряжение и внешнего Лотоса; так называется круговое вращение Кундалини, прикасающееся к главным центрам и как бы образуя внешний Лотос защиты. Этому особому напряжению обычно предшествует появление стрел, о которых уже сказано. Внешний Лотос также называется бронею. У Нас понимают образование его не только как знак опасности, но и достижение степени Йоги.

Теперь др[угое].

Замеченное отсутствие, конечно, имеет не физическое, но йогическое значение. Оно вызвано спешной необходимостью побыть в дальних странах. Нужно привыкать к такому вызову, когда так напряжено все кругом. Но только слепой может думать, что завтра походит на вчера!

Сядем.

Но почему виденный мною Лотос был опущенным, как бы чашечковид[ным]?

Заметить можно, что некоторые цветы перед вечером не только закрываются, но и опускаются к земле. Совершенно то же и с Лотосом внутренним.

Теперь только для вас. Могут спросить – в каком отношении находится Наше Учение к Нашему же, данному через Блаватскую? Скажите – каждое столетие дается после подробного изложения кульминация заключительная, которая фактически движет миром по линии Человечности. Так Учение Наше заключает «Тайную Доктрину» Блаватской. То же было, когда христианство кульминировало мировую мудрость классического мира, и Заповеди Моисея кульминировали древний Египет и Вавилон. Только нужно понимать значение узловых Учений. Нужно пожелать, чтобы люди не только читали Наши книги, но и приняли их немедленно, ибо кратко говорю о том, что необходимо запомнить. Когда говорю о нужности исполнения Моих Указов, то прошу исполнять их в полной точности. Мне виднее, и вы должны научиться идти за Указом, который имеет в виду ваше счастье. Человек попал под поезд, потому что лишь наступил на рельсы, но он был предупрежден и не должен был ослушаться.[36] Спешу.

20 октября 1932,

четверг

Народ утверждает, что перед войною или бедствием бывают лесные и всякие пожары. Безразлично, всегда ли они бывают, но знаменательно, что народное поверие судит об огненном напряжении перед мировыми потрясениями. Народная мудрость отводит Огню замечательное место. Бог посещает народ в Огне. Та же огненная стихия избиралась как высший суд. Уничтожение зла производится Огнем. Явление несчастья сопровождается сожжением. Так во всем течении народной мысли можно видеть пути огненные. У народа зажигаются лампады, и народ несет светильники, уявленные на Служение. Торжественна огненная стихия в народном понимании. Так будем почерпать не от суеверия, но от народного сердца.

Теперь др[угое].

Искренное самоусовершенствование не есть самость, но имеет мировое значение. Мысль об улучшении не будет касаться лишь самого себя. Такая мысль несет в себе пламень, нужный для многих зажиганий сердец. Как Огонь, внесенный в помещение, наполненное горючим веществом, воспламеняет непременно, так огненная мысль вонзается в пространство и неминуемо привлекает к себе ищущие сердца.

Теперь др[угое].

Велика ответственность сердца зажженного. Оно по Иерархии передает ритмы и колебания, потому следует всем окружающим не отягощать нагнетенное сердце. Нужно понять это как Основу бытия.

Сядем.

Итак, темные силы довели планету до такого состояния, когда никакое решение земное не может вернуть условное благосостояние. Никто не может считать, что земные меры вчерашнего дня пригодны на завтра. Так нужно человечеству снова понять смысл своего кратковременного пребывания в земном состоянии. Только основным определением своего существования в плотном виде и понимании Тонкого и Огненного Мира можно укрепить бытие свое. Не нужно думать, что призрак торговли может, хотя бы временно, дать прочное пребывание. Жизнь превратилась в торговлю. Но кто же из Учителей Жизни был торгашом? Знаете великие символы об изгнании торгашей из храма, но разве сама Земля не Храм? Разве Маха-Меру[37] не есть подножие Вершины Духа? Так можно указать жителям Земли на сужденные вершины.

Теперь др[угое].

Не забудем, что каждое мгновение должно принадлежать Новому Миру. Заметьте, что при перечислении миров Мы как бы упускаем Мир Мысленный. Не случайно это – Мир Мысленный составляет живую связь между Тонким и Огненным, он входит ка[к] ближайший двигатель Мира Огненного. Мысль не существует без Огня, и Огонь обращается в творящую мысль. Явление мысли уже понятно; также осознаем и Великий Огонь – Оум!

Помолчим.

Луна убыла – многое тяжко, но радуйтесь. Довольно.

Вл[адыка], я слышала восклицания ужаса, как бы из Ам[ерики]?

– Не только из Америки, много тяжкого. Довольно.

21 октября 1932,

пятница

Можно различать работу Огня в самых различных проявлениях. Сейчас часто берут кристальный шар горного хрусталя и сосредотачиваются на нем, чтобы вызвать тонкие отпечатки, но это уже позднейшая форма. На древнем Востоке избирали глыбу горного хрусталя и полагали ее над закрытым огнем. Тогда строение огненного творчества оживлялось и привлекало проявления пространственного Огня. Так можно замечать, насколько вырождалось огненное наблюдение древности.

Теперь др[угое].

Так же можно заметить, насколько около одних людей изнашиваются вещи, тогда как другие точно чем-то охраняют их. Иногда ошибочно говорят – на нем все горит. На самом деле, как раз наоборот. Обращайте внимание на охранителей, они окажутся близкими Огню. Именно огненное начало сохраняет продолжительность существования вещей. Уже говорил о воздействии психической энергии работников на качество производств, и здесь будем искать участие Огня. Психическая энергия будет огненно являть привхождение огней пространства.

Теперь др[угое].

Можно Учение Огненное положить в основу каждого дня. Пока мы будем блуждать между призрачными увлечениями, мы не утвердимся на едином основании жизни и тем не приблизимся к восхождению.

Сядем.

Имею в виду тех блуждающих, которые не только теряют путь свой, но и затрудняют движение близких. Шатун не только расточает свои сокровища, но и обкрадывает других. Можно ужасаться, видя, как явление сомнения противоречит  всем огненным основам. При этом замечайте, что шатун обычно не в себе сомневается, но именно в других, и тем самым вносит разложение.

Теперь др[угое].

Не нужно думать, что только кармические условия создают шатание, причину часто нужно искать в одержании. Сам шатун думает, что он должен войти осторожно, но если бы эта забота касалась его самого! Прошлое многих шатунов может быть поучительно для школ.

Теперь др[угое].

В школах не следует читать лишь о героях. Несколько безымянных примеров судьбы шатунов будут уместны. Яркое пламя подвига еще [больше] засияет от судьбы тушителей.

Помолчим.

Дозор, дозор, дозор! Спешу.

22 октября 1932,

суббота

Отвергнутые возможности могут быть обсуждены не только морально, но и химически. Действительно, как же назвать разрушение уже сформировавшейся реакции, когда ценная огненная энергия собрана великими и долгими трудами, чтобы быть невежественно разметанной. Но эти огненные частицы, вызванные для определенного соответствия, надолго остаются дисгармоничными и снова потребуют уже удвоенных трудов, чтобы приложить их к созиданию. Повторяю, недопустимо нарушить чей-то духовный праздник. Преступно вторгаться в уже слагаемое целое сознание. Явление кармы разве не происходит от  этих неразумных вторжений? Особенно недопустимо явление насилия в огненных областях.

Теперь др[угое].

Мысленно соберем все приближения огненные, рассмотрим признаки вдохновения или прозрения. Мы найдем тождественные признаки, которые укажут на общую основу, притом вне лежащую. Так и должно быть, Огонь сердца соприкасается с Огнем пространства. Только этим способом получается зарождение, вернее, оплодотворение мыслетворчества. При этом нужно проявить высшее уважение к сложности аппарата, соприкасающегося с Огнем. Тончайшие золотые сплетения нервов почти неуловимы глазом. Нужно заглянуть в них третьим глазом, чтобы навсегда запомнить и проникнуться уважением.

Сядем.

Виденное золотое сплетение составляет основание «Чаши». Можно судить об утонченности внутреннего аппарата. Так утонченность может направлять мысли к бережности между человеческими существами. Не нужно оскорблять друг друга. Во имя Огня не нужно оскорблять. Не все исправления производятся молотом, требуются и очень малые приборы и осторожные касания. Опять старая истина, но пока не примененная.

Теперь др[угое].

У Нас ожидают разрешения больших задач японских. Положительно, нужно дать им память о Шамбале. Не могут они охватить горизонт без этих напоминаний, но тем лучше для Плана. Положительно, уже устало человечество без Вершины.

Молчите.

О свечении скажу завтра. Довольно. 

23 октября 1932,

воскресенье

О свечении пламенного сердца многие вообще не поймут, но те, кто видели эти огни озарения, знают, насколько это явление жизненно. Сам Огненосец замечает эти мгновения Света, но многие условия позволяют или мешают присутствующим усмотреть нерукотворный Огонь. Конечно, свойства присутствующих несомненно влияют на качества самих явлений. Можно легко представить такую тьму гасителей, когда будет лишь мерцать Звезда Света. Но иногда самое простое и прекрасное сердце возжжет новую силу Огненосца. Кроме человеческих воздействий и условий Тонкого Мира, множество явлений природы влияют. Так, при грозе свечение может усилиться, когда масса электрическая нагнетает и внутренние Огни. Вода тоже может благоприятствовать явлениям внутреннего свечения при некоторых минеральных особенностях. Конечно, хуже всего непроветренный, ядовитый воздух домов. Конечно, если он является рассадником болезней, то насколько он может подавлять эманации сердца! Уявление свечения чаще, чем думают, но предубеждение и рассудочность всегда найдут свои умышления. Несчастье в том, что люди не могут найти несвязанные суждения. Пресловутая освобожденность, о которой так любят говорить, прежде всего не будет рабством суждений.

Теперь др[угое].

Когда призываю – «Помогите мысленно», тем самым оказываю особое доверие. Не каждого можно просить о мысленной помощи. Нужно быть уверенным в свойствах мыслей и в сосредоточености сердечной энергии. Такие отборные мысли – как сильное радио. Нужно уметь собрать всю преданность и уметь не загромождать мысли посторонними чувствами. Ураган необходим, чтобы донести посылки. Крайняя необходимость и будет неуклонностью. Неправильно думать, что мысль нужна для земного плана; может быть, она еще более нужна для Тонкого Мира, создавая мощное сотрудничество. При нагнетении мира часто можно создавать равновесие именно мыслями.

Теперь др[угое].

Воздействия токов, отмеченные Ур[усвати],[38]имеют двоякое значение; они уравновешивают толчки космические и умножают силы посылок. Это так называемая психо-физическая терапия. При сгущении тьмы такие сильные токи полезны.

Теперь др[угое].

Чудо ожидаемое тоже нужно оживотворить мыслями, потому так советую доброжелательство. Довольно.

Вл[адыка], не скажете ли что-либо Светику?

– Завтра.

Почему Вл[адыка] сказал – «Я поражен»?

– Зов Моих родных в трех Мирах – мысли о том же в трех Мирах. Довольно.

24 октября 1932,

понедельник

Подвиг должен быть предметом беседы в каждый знаменательный день. Нужно принять подвиг как нечто призванное и не устать говорить и мыслить о нем. Несчастье порождается умалением подвига, точно в малую дверь вносят большое подобие храма и при толчках ломают самые ценные украшения. Опасно в день знаменательный вносить свои сетования. Как пояснить, что такие грубые приемы подобно падению молота на струны приготовленного инструмента. Человек, изрыгающий самые разрушительные слова, как младенец прибавляет – «Ведь небо не обрушилось!» Он не может усмотреть разрыва внутренних нитей, которые ничто ничем не может связать. Так часто наносится непоправимый вред. Но каждое сердце, познавшее огни, утвердит понятие подвига, ибо без него тесна и невозможна жизнь. Так понесем подвиг всех трех Миров.

Теперь др[угое].

Шамбала проявляется под самыми разнообразными обликами, в связи с понятием века. Правильно изучать все циклы легенд Азии. Так можно дойти до древнейших Учений, связанных с Сибирью, как самою неизвестною, исконною частью Материка. Связь Иероглифов с начертаниями островов Пасхи несомненна – так показано уявление нового сочетания народов, что вполне соответствует древнейшим сведениям. Так еще раз видите, как летописи сохранили верные исторические данные, но люди лишь с трудом принимают их. Удрая верно заметил, что данные о Калачакре обходятся молчанием; это не только невежество, но из ужаса коснуться основ. Человечество с одинаковым содроганием обходит колодцы знания – так о всех мирах, и о Мире Огненном так же содрогнутся.

Сядем.

Вл[адыка] не одобряет письмо Р[адне]?

– Очень не одобряю, ибо теперь именно нужно единение. Ведь начаты два процесса, о которых давно говорил. Нужна победа, и грешно бросать под ноги корки лимона. Можно так навредить! Особенно, если само начало процесса отяжелить такими мыслями. Казалось бы, достаточно говорил об основе сознания. Даже если к настоящему мышлению кто-то подал повод, то и тогда не следует засорять путь Великого Плана. Нужно проявить наибольшее старание не отягощать Владыку.

Теперь др[угое].

Люмоу может продолжать дружелюбие – это посев добрый. Может радоваться краскам картин и накоплять лечебные нахождения. Одна зубная паста стоит много. Но главное – дружелюбие. Каждый имеет свой меч!

Теперь др[угое].

Битва велика, можно видеть, как нападают и нужно заботиться, чтобы даже кухонная дверь не оставалась незакрытой. Явление вражеских глаз всюду. Пусть в Америке будут тоже очень осмотрительны.

Помолчим.

Старый походный марш. Начали подвигом, так и продолжим. Довольно.

Что озн[ачает] виденное мною большое пламя?

– Особое пламя, соединенное вчера с явлением тока. Это пламя называется дозором и помогает тонкому телу при опасности.

В указанн[ом] Вл[адыкой] лекарстве что лучше применять: смолу или масло?

– Масло чище.

Для пасты что лучше: ягоды или кора?

– Кора, но и ягоды можно. Кора имеет больше вяжущих свойств. Довольно.

25 октября 1932,

вторник

Прибавь от Меня Радне – «Дан прекрасный случай выказать доброжелательство и широту мыслей».

Теперь др[угое].

Ищите деление людей по стихиям. Не только по качеству крови, но и по свойству нервного вещества можно будет замечать прямую реакцию по стихиям.

Теперь др[угое].

При каждой болезни можно применять мысленное лечение или облегчение, но такая мысль должна выталкивать болезнь из организма со всею силою, без колебаний и без промежутков. Но если подобная мощь невозможна, то лучше вообще о болезни не думать и предоставить низшему Манасу вести внутреннюю борьбу. Самое вредное – мысленное шатание и представление победы болезни. Лучше в таком случае отвлечь внимание больного от его состояния. Когда люди заговаривают об гибельном исходе болезни, они сами приближают его. Самая несложная болезнь может принять размеры опасные при питании мысленном. Следует наблюсти в больницах, как влияют мысли на процесс болезни. Даже заживление ран зависит от психической энергии. Приходим опять к тому же Огню, порождаемому мыслью. Все лечения лучами, тепловым воздействием, световыми применениями являются теми же огненными воздействиями, которые слабы по сравнению с мощью мысли. Потому самый жизненный совет – развивайте мысль огненную!

Сядем.

Правильно соображение о синтетическом значении земного существования. Нужно сохранить всю силу сознания при достижении высших сфер Тонкого Мира. Но лишь синтетическое сознание дает эту возможность. Также нужно приучиться к скорейшей ориентации, но что же кроме синтеза поможет в этом? Люди говорят о зоркости, но под таким качеством понимают зоркость в одном направлении. Но даже хорошие дозорные погибали от устремления в одном направлении. Можно ли оценивать все богатства природы, если наш глаз не навык к подвижности?

Теперь др[угое].

Урусвати слышала пение Нашего английск[ого] Брата.

Moore?

– Да. Так Он молится, чтобы сужденное выполнилось закономерно. Не нужно думать, что справедливость подавляется национальностью. Наоборот, она обостряется в отношении тех, о которых столько известно. Разрушение было бы слишком мало для Рима. Должна Гордость испытать разложение. Хуже потопления. Но не может быть оправдания там, где есть ненависть. Зову к доброжелательству, но не к слабости. Можно все отдать на Служение Свету, но на Огне нужно испытать доброжелательство. Нужно понять это струнами сердца. Мудро Урусвати предложила помочь Аебо. Этот путь самый правильный. Но когда встретите тигра, не думайте о помощи – есть мера мерзости.

Помолчим.

Называл походным маршем Махаван – самый древний ритм. Довольно.

26 октября 1932,

среда

Мысль, по своей безвременности и безмерности, принадлежит к Тонкому Миру, но и в этом построении нужно различить еще более глубокие возможности. Мысль огненная идет глубже мысли Тонкого Мира, потому огненная мысль справедливее являет творчество высшее. Каждый, при внимательности, может различить эти два наслоения мысли. При обычном мышлении часто мы осознаем течение как бы второй мысли, очищающей и углубляющей первую. Это не есть раздвоение мышления, но, наоборот, это будет признаком, что более глубокие центры приняли действенное участие. Этот пламенный процесс имеет в индуской метафизике особые термины, но мы не будем их касаться, ибо это поведет к спорам и к западной аргументации. Не помогут такие прения, когда нам нужно помнить простой факт мышления, связанного с Огненным Миром. Даже дети восклицают – «Осветило» или «Озарило меня!» Так называются моменты решений правильных и мгновенных. Можно припомнить, как решала задачи С[офья] Ковалевская. Характерно такое огненное состояние, связанное с Огненным Миром. Урусвати знает, как поверх тонких мыслей являются мысли глубокие, которые иногда трудно отделить от мыслей Тонкого Мира. Это невозможно при состоянии нашей планеты. Но одно ощущение этого двойного порядка мыслей должно заставить нас осознать деление миров.

Сядем.

Конечно, иногда мы имеем дело с давними воспоминаниями, но могут быть случаи огненного просветления – так было и в том случае, о котором вспоминали. (Мне предстоял экзамен по музыке – за две недели или больше произошло обстоятельство, помешавшее моим занятиям. Оставались еще неразученными прелюдия и фуга Баха, я успела проиграть их не больше двух-трех раз. Дня за два до экзамена я в отчаянии подошла к роялю, вполне сознавая, что в два дня мне не разучить как следует этих вещей, не говоря уже о том, чтобы сыграть их наизусть. Но почему-то решила попробовать, насколько их помню; и вдруг вся фуга встала передо мною и как бы вложилась в пальцы, и без нот я сыграла ее от начала до конца. Настроение при этом было очень поднятое. На самом экзамене именно исполнение этой вещи было особенно одобрено советом профессоров.) Мир Огненный приносит нам молнии озарения совершенно так же, как в грубом проявлении грозы. Так же как грозы постоянно снабжают землю очищенным запасом Праны, так же и Мир Огненный проливает постоянно волны воздействий. Жаль, что редки приемники, но если начать упражнять сознание на общении с Огненным Миром, то такой приемник может естественно утвердиться. Но самое простое для всех Миров – прилепиться крепко к Иерархии.

Теперь др[угое].

Конечно, победа в Америке не велика, но при современном мышлении нужно и это принять радостно. Конечно, думаю о других победах, и нужно напрячь все силы к ним. Корабль несет за собою и щепки.

Теперь др[угое].

Жестокосердие есть мертвосердие. Умершие сердца наполняют Мир тлением.

Помолчим.

– Что же делать, Ф[уяма], такова жизнь, иначе Мы и не твердили бы о дружелюбии! Довольно.

27 октября 1932,

четверг

Если можно различать слои мысли, то так же можно ощущать разные виды деятельности. Сперва вся деятельность кажется происходящей на одном земном плане, после среди так называемых сновидений отделяются чувствования как бы отдельной деятельности, происходящей не только на земном плане. Так образуется первое осознание привхождения и других миров в наше существование. Затем уже в состоянии полного бодрствования начинают замечаться мгновения отсутствия, не связанные никаким заболеванием. Так еще глубже намечается связь миров и наше участие в них. Нелегко сознанию охватить представление о мирах незримых; по причине нашей плотной оболочки мы очень трудно сознаем все возможности вне нашего зрения. Нужно привыкать мыслить о целых мирах, реально существующих. Тонкий Мир не есть только наше состояние, он, именно, представляет из себя целый мир со всеми возможностями и препятствиями. Явление жизни Тонкого Мира недалеко от земного, но в иной плоскости. Все заработанное не исчезает, наоборот, оно умножается. Но если здесь трудно сохранить ясность сознания, то там это еще труднее, ибо встречается множество явлений новых для нас порядков эволюции. Так особенно нужно хранить завет о ясности сознания. Конечно, это и выражается истинным синтезом. Но если сознание так нужно для Тонкого Мира, то насколько же оно необходимо для Мира Огненного!

Сядем.

Мастер-плавильщик советовал новому работнику, как подходить к печи раскаленной. Но работник непременно хотел только узнать о химическом составе пламени. Мастер ему сказал – «Сгоришь, пока подойдешь к пламени; химическая формула не спасет тебя. Дай одену тебя, и сменю обувь твою, и защищу глаза твои, и укажу дыхание полезное. Сперва запомни все переходы и смены жара и холода. Могу самое огненное дело сделать тебе привлекательным. Ты полюбишь вспышки и сияние Огней. В напряжении пламени ты найдешь не ужас, но трепет восторга, и огонь, правильно воспринятый, укрепит сущность твою».

Теперь др[угое].

Так можно советовать каждому, начавшему мыслить о Мире Огненном. Принесем сначала преданность полную и вырастим ту степень любви, которая действует как Свет негасимый. Если мир земной основан на рукотворчестве, то привлекательно приближаться к мыслетворчеству.

Теперь др[угое].

Прошу быть готовыми к исполнению Моих Указов, так и в Америку укажите. Нельзя при бое хотя бы немного умалить Указы. Притом один конь может задержать весь караван. Иеровоам должен понять весь груз свой. Он должен идти быстро к освобождению. Он должен стремиться к освобождению как к истинному счастью. Он должен познать доброжелательность.

Теперь др[угое].

Кто помогает мысленно Иерархии, тот на великом Пути!

Помолчим.

Завтра образы образованно-огненных скажу. Довольно.

Вл[адыка], кто звал меня?

– Тоже скажу!

28 октября 1932,

пятница

Один китайский философ, зная ужасные лики низших слоев Тонкого Мира, решил притупить их впечатление. Для этого он наполнил свою спальню самыми страшными изображениями. Находясь среди этих отвратительных личин, он надеялся, что хуже худого не будет. Такой метод отвратителен. Хотя в той же или иной мере люди любят его. Наоборот, Мы учим делать глаз незрячим на отвратительное. К тому же невозможно представить всю меру ужасов, созданных людскими пороками. Даже здесь, в земном мире, мы часто ужасаемся нечеловеческими обликами. Но можно представить, во что они превращаются при обнаженной сущности своей! Мы и здесь часто испытываем натиски этих темных сущностей. Они пытаются уничтожить все опасное для них. Они стараются обессилить во время сна, чтобы тем легче подбросить вред, пользуясь нарушением равновесия. Нужно не считать все эти темные порождения суеверием. Каждый ученик должен понять глубину перспективы Бытия. Он понял неисчислимость малых организмов; он видел кости великанов-животных и может увидеть еще больше, если заглянет в глубь пещер гималайских. Так ученый отмеряет в бесконечность и считает бесконечные величины простыми математическими решениями. Значит, именно ученый должен допускать беспредельность огненных образований. Так нужно от грубейших арифметических нулей послать воображение в Беспредельность, помня, что пустота не существует.

Сядем.

Просите Урусвати рассказать о многообразии огней, виденных ею. Пусть все эти лучи, звезды, Лотосы огненные, цветы и все прочие явления Огненного Мира живут и утверждаются. Невозможно в земных словах изобразить все качества этих огненных видений. Как прозрение, за какими-то пределами открывается Огненная Область. Не определить ее временем, не указать причину возникновения, ибо слишком не в земных мерах Огненная Стихия. Но если мы видим ее и в грубых проявлениях и очень тонких, значит, даже наше плотное бытие может предвосхищать сферу высшую. Приобщение Огненное незабываемо, если хотя бы  однажды совершилось. Так соберем мужество для восхождения.

Теперь др[угое].

Слух о Чили пущен Мною, как степень нелепости. Много других выдумок ходят о вас. Именно, как громоотвод привлекает молнию. Так сложившееся сужденное огненное решение привлекает стрелы демонов, и все-таки они не знают многое, потому прошу осторожность, ибо свирепость не знает пощады.

Помолчим.

Пусть и все добрые элементалы будут на страже.

Все ли здесь? - Три тонких удара.

Все ли готовы? - Снова три тонких удара.

Так бодрствуйте!

Пусть Ф[уяма] бережется, также Урусвати. Довольно.

27 октября 1932,

суббота

Трехмерность есть оковы демона – так сказал кто-то. Действительно, тот, кто сковал человеческое сознание трехмерностью, был настоящим тюремщиком. Как же можно было сокрыть прочую прекрасную высшую мерность! Дети в первых вопросах своих часто устремляются за пределы условных ограничений. Древняя мудрость нигде не настаивала на трех измерениях. Лишь при огрубении человечества ограничение заняло умы. Замечательно, что люди начинают заниматься ограничением, когда светильники сердца потухают. Можно привести множество исторических примеров этому самоумалению. Но человеческое сознание не хочет понять основы самоусовершенствования. Тем оно пытается закрыть самые ценные возможности. 

Теперь др[угое].

Познавание огненных воздействий распределено по чувствам. Первое впечатление будет зрительным, со всем огненным разнообразием. Затем присоединится слух, с музыкой сфер, с колоколами, со струнами Природы. Затем приходит утончение осязания с ощущениями ритма, жара и холода. Труднее всего с обонянием и со вкусом. Но Урусвати знает, что значит слышать запах человека на дальнем расстоянии. Теперь Урусвати знает и другое очень трудное. Ощутить вкус металла, находящегося в Тонком Мире, уже [является] очень большим утончением. Но не только нужно иметь силу различать эти воздействия, но их нужно уметь заметить. Такое различение очень редко, но выходя за пределы трехмерности, оно делается доступным.

Сядем.

Вл[адыка], что это за металл виденный, и вкус которого я ощущала, и почему на нем были начертания?

– Скрижали Завета на огненной бронзе. Так от земного плана до высшего сохраняем ручательство.

Теперь др[угое].

Приближаясь к Огненному Миру, нужно твердо усвоить качество постоянства. Очень нелегкое качество в связи с подвижностью. Оба качества не значат лишь жевать ту же корку или суетиться в той же мышеловке. Нелегко утвердить эти качества в духе, когда не отставлены трехмерные ограничения.

Теперь др[угое].

Утверждаю, что нужно принять самые бдительные меры, ибо скоро скажут, что вы задумываете завоевать Луну. Но не бойтесь, ибо вы знаете ценность тактики Адверза.

Помолчим.

Довольно.

30 октября 1932,

воскресенье

Правильно замечено, что для приспособления к растительному питанию после мясной еды требуется около трех лет. Но если для чисто физических условий нужно такое время, то для преображения сознания нужен не меньший срок, если только кармические условия не подготовили особые условия.[39]Преобразить сознание – значит войти в особый мир, значит получить особую оценку всего происходящего, значит идти вперед без оглядки, значит покинуть сетования и обрести доброжелательность. Не покажется ли странным, что наряду со сроком для питания приходится ставить этическое понятие доброжелательства. Но, по счастью, каждый врач поддержит нас в этом, ибо доброжелательство есть лучшее средство для пищеварения. Люди любят, когда духовные основы поддержаны и пищевыми советами.

Теперь др[угое].

Принцип позволяет нам найти представление о последующих степенях того же порядка. Каждый человек может научиться плавать, как только он оборет стихию в сознании. В том же принципе человек может лежать на воде; при известном упражнении человек может сидеть на воде; подвигаясь дальше, человек-йог может стоять на воде. Конечно, такое стояние, так же как и левитация, будут уже огненными действиями. Вы знаете левитацию и помните, какое огненное напряжение требуется предварительно. Но левитация не так трудна, ибо стихия Огня близка к воздуху. При всем телесном совершенстве человек немедленно утонет или упадет при малейшем сомнении. Рефлекс сомнения самый поразительный.

Теперь др[угое].

Не нужно удивляться толпящимся кругом темным сущностями. Если бы вы в цветнике своем нашли льва, то, наверно, в доме произошел бы переполох. Для темных вы являетесь тем самым львом на их огороде. Они потратили немало стараний, чтобы вырастить свой чертополох, и вдруг явился непрошенный лев! Право, иногда жаль всех трудов человеконенавистничества. И все-таки отсутствие сомнения сильнее всех темных тенет!

Для вас.

Именно, когтями пытаются разодрать План Блага. На всем пространстве планеты отчаяния бездна!

Теперь др[угое].

Очень одобряю желание спешить с делами. Именно, нужно оповестить, как слышала Урусвати. Нужно идти всем мужеством, всегда помня, Кому служите. Истечение слюны может быть не только от землетрясения, но и от напряжения битвы. Отсутствие среди дня показывает степень напряжения. Довольно.

31 октября 1932,

понедельник

На глазах человеческих совершаются многие духовные воздействия с физиологическими последствиями, но люди не желают замечать их. То же можно знать, посещая Тонкий Мир, где эти явления гораздо отчетливее. Разложение астрального тела зависит также от огненного соприкасания. Когда огненное существо приближается к известным слоям Тонкого Мира, можно видеть поразительное явление. Огненная сущность будет как бы пробным камнем. От прикосновения его одни тонкие тела усиливаются в своей огнеспособности, но другие немедленно разлагаются. Процесс этот происходит очень быстро, как от Огня. Так можно сопоставить ряд поразительных восхождений и заслуженных отходов. Огненные качества могут проявляться не только из Огненной Сферы, но даже из огненных земных воплощенных. Следует постепенно привыкать к мысли, что и здесь, на земле, могут быть проявления высших огненных качеств. Нужно допустить это не только потому, что оно непреложно, но и по многообразию явлений природы. Могут не допускать, чтобы выделившееся тонкое тело могло произвести чисто физическое действие, как писание, но вы знаете, что это возможно, и не Мне убеждать вас в этом. Но, конечно, при таком действии нужна огненная энергия.

Теперь др[угое].

Усилие необходимо при направлении огненной энергии, которую для сокращения будем называть Агни. Усилие это, конечно, не физического, даже не тонкого порядка. На Востоке понимают эту молниеносность. На западном языке вообще не существует обозначения этому тончайшему понятию. Потому так трудно говорить о Мире Огненном. Из языков восточных тоже это понятие иногда отмирает за непригодностью к современному сознанию. Так многие знаки Тао[40] свелись к внешнему начертанию.

Сядем.

Сколько высоких бесед происходит! Какое множество знаков Высшего Знания проливается в жизни людской, и попираются они как шелуха! Но кто же мужественно думает о завтрашнем дне? Наоборот, завтрашний день обычно остается рассадником ужасов, в которых тонет сознание. Нужно обратить внимание на чудеса каждого дня. Начнем от колыбели весь путь доверия и самоусовершенствования.

Теперь др[угое].

Нужно именно углублять путь доброжелательности. Утверждена она как бы сущность[ю] нашего бытия. Не забудем этот талисман ни на час. Он – как Камень чудесный, который вы знаете. Не забудем качество Камня и утвердим его Нашим знаменем.

Теперь др[угое].

Нужно приветствовать все, что имеет жизнеспособность. Нужно приветствовать каждую искру, ибо из нее растет Огонь. Так будьте доброжелательны.

Помолчим.

Довольно.

Вл[адыка], есть ли что-либо положительное в Махер Баба?[41]

– Великий мошенник, лишь глупцы не видят это. Довольно.

1 ноября 1932,

вторник

Алкоголизм и опий являются уродливыми попытками приблизиться к Миру Огненному. Если  Самадхи – естественное проявление Огня Высшего, то пламя алкоголя будет разрушителем Огня. Правда, наркотики вызывают иллюзии огненного приближения, но они же встанут надолго препятствием к овладению истинной энергией Агни. Ничто не доставляет такого несчастья в Тонком Мире, как эти противоестественные попытки вызвать Огонь без соответственного очищения. Можно представить, что пьяница в Тонком Мире не только мучается от позывов к алкоголю, но он еще больше страдает от неестественно проявленного Огня, который, вместо укрепления, пожирает ткани вне срок[а]. Совершенно иначе совершается сгорание тонкого тела при переходе в Мир Огненный: оно вспыхивает как ненужная оболочка при ощущении освобождения; но, как все в Природе, должно совершаться лишь основным законом и не терпит насилия.

Теперь др[угое].

Насилие есть бич человечества, оно происходит от невежества, ибо даже немного мыслящий человек чувствует в сердце явление ужаса, когда перед ним черта неестественного.

Теперь др[угое].

От всего явленного ужаса обратимся к дружелюбию, хотя Мы и не устанем твердить о дружелюбии, но пора последняя для многих познать дружелюбие. Обратите внимание на слово "последняя".

Сядем.

У Нас также смятение вокруг, и ночь вчера лишь приоткрыла угол Тонкого Мира, потому так советую заострять сознание, чтобы миновать многие ужасы. Когда говорим об ужасах, то имеем в  виду как мировые, так и групповые. Если Урусвати выговаривала кому-то, то был повод. Значит, кто-то не дослышал Мои слова. Но кто ближе, с того и спросится. Когда спрашиваю – исполнили Указы, все закивают головой, но при первом случае не исполнят и поспешат выпустить когти. Но не мешайте победе. Не откладывайте Совет Мой. Так напишите, так скажите, ибо опасность велика. Уже не вчера твержу о том же.

Молчите.

Будем осмотрительны как на острие меча. Довольно.

Как объяснить исчезновение колец с надп[исью] М. во сне?

– Поступками затрудняют. Темные силы стараются предложить вместо серебряных колец золото. Довольно.

2 ноября 1932,

среда

Даже в физических заболеваниях ищите психическую причину. Народы сложили много поговорок об этих влияниях; они скажут: «От сердца глаз затемнился», или «Обеззубел с натуги», или «Раскололась грудь от думы», – так помнят народы о главной причине болезней, и врач разумный различает трудность лечения от духовного состояния. Утверждать можно, что каждая болезнь протекает быстрее, когда она не поддерживается психической причиной. Те же народы приписывали Огню различные целебные качества. Даже порезы производились раскаленным металлом – так огненное обезвреживание утверждалось даже в первобытном сознании. 

Теперь др[угое].

Помощь огненная, так называется состояние просветления. Нужно приблизиться к этому состоянию сознания со всеми утонченными чувствами. Конечно, можно заметить, что иногда говорю почти о том же самом, но в этом «почти» заключен целый оборот спирали. Если сопоставить все эти «почти», то можем признать наслоения нашего сознания. Очень нелегко усвоить ритм этих наслоений, которые различны индивидуально. Но при многих наблюдениях можно понять, какая тончайшая субстанция – наше сознание.

Сядем.

Именно, подчеркиваю утончение наслоений сознания. Часто люди воображают, что Огонь есть нечто буйное, неохватимое, почти ужасное, так они сами насаждают заросли огненные. «Как позовешь, так и откликнется!»

Теперь др[угое].

Нелегко лечить глаза, которые затемняются от пыли раздоров. Примочки истинного дружелюбия – первое средство. Так же наблюдайте и при многих других заболеваниях.

Теперь др[угое].

Туго положение в мире, повсюду закостенение. Люди думают окопаться на болоте, но раскалываются целые горы, как память о грядущем.

Помолчим.

Довольно. Одобряю (письмо в Ам[ерику]).

3 ноября 1932,

четверг

Вместо диплодоков[42] прыгают кенгуру; вместо птероподона[43] летают мыши; вместо дракона – ящерицы. Что же это значит? Неужели измельчание? Конечно, только применение. Также и палица Геркулеса была бы теперь лишь музейной редкостью. Так и в жизни нужно понять эволюцию не как рост кулака, но как конденсацию духа. Нужно из размаха палицы подойти к жизни каждого дня. Стихия Огня величественна, но даже ее нужно изучать в обиходе. Неправильно одевать героев в тогу, лишая других принадлежностей одеяния. Нужно принимать эволюцию от жизни, среди жизни и для жизни. Красота эволюции не будет отвлеченной, ибо каждая отвлеченность есть заблуждение. Нужно очень запомнить это признание эволюции как жизнеспособность – так мы дойдем до самых сложных формул, где буква Ом не будет начертанием, но выражением высшего ингредиента. К тому и будем упражнять наше сознание.

Теперь др[угое].

Не нужно думать, что можно иметь универсальное лекарство от болезни, которая имеет тысячи причин. Можно составить целые отделы лечений, которые отчасти ответят значительному числу причин заболевания. Данная трава полезна от рака; усильте наблюдения, как растет она и в каком окружении. Бальзам полезен от ревматизма, нужно не забыть об этом. Кора явленная несомненно останавливает разрушение десен. Нужно очень бережно наблюдать лучшее применение их. Все они принадлежат к категории огненных веществ и, конечно, могут помогать от заболеваний, причастных к огню.

Сядем.

Так нужно понять, что универсальное средство невозможно, ибо происхождение болезней совершенно различное. Так же и в приемах Йоги невозможно применять одни приемы для всех. Между тем, очень часто на лекциях и во время бесед упоминают общие приемы, и присутствующие заблуждаются, думая, что рецепт для всех один. Лишь очень внимательный обзор духовного состояния собеседника даст правильное направление указаниям. Казалось бы, очень примитивно соображение о разнородности организмов, особенно состояния духа, но человечество так любит панацеи. Между тем, панацея лишь одна – возвышенное сознание!

Теперь др[угое].

Многие животные живут до трехсот лет, но если они найдут средство продолжить жизнь хотя бы на пять лет, то для эволюции никакой пользы не будет. Жизнь духа есть основание эволюции.

Помолчим.

Будем доброжелательны. Довольно. Об огне на ноге скажу завтра – будем осторожны. Довольно.

4 ноября 1932,

пятница

Если заговорим об огненных смерчах, то многие вообще не поймут смысла, а другие отнесут сказанное к грубому электрическому явлению. Но следует очень задуматься над этим тонко-огненным действием. Вот вы только что видели, как царапина причинила огненное жжение. Такое явление не от физического заражения. Смерч огненный коснулся разорванной ткани. Можно наблюдать,  как подобные проявления соответствуют внешним огненным напряжениям. Ткань порванная со всеми выходами нервов как бы служит магнитом для огненных волн. Конечно, те люди, которые обладают сильной сердечной энергией, могут сильнее привлекать волны напряженного Огня. Потому в таких случаях советую компресс из воды, но не спиртные препараты. При напряжении Огня нужно избегать алкоголя, который также концентрирует огненную волну. Многие пьяницы могли бы дать поучительные показания о волнах огненных, которые причиняют такие страдания! Конечно, уже не говорю о нервных пожарах, которые лишь немногие наблюдали. Так или иначе, смерчи огненные не должны быть забыты в такое напряженное время.

Теперь др[угое].

Те же смерчи и спирали создаются беспорядочными устремлениями окружающих, хотя бы и не с плохими намерениями. Тоже знает Урусвати, что значат устремления плотных и тонких тел. Они не замечают, что в напряжении становятся почти вампирами. При этом нужно отличать рассудочные посылки от сердечных. Множество упоминаний имени могут почти не оказать влияния, но сердечная посылка своею тоскою стремления может действовать как спираль удушия. Истинно, можно сказать – не удушите, хотя бы для своего блага.

Сядем.

При посылках добрых мыслей нужно усвоить молниеносность этих стрел. Не следует для этого загромождать надолго сознание, но полезно метнуть эту стрелу. Как Свет, через все пространство работает огненная динамо. Нужно привыкать к этой работе, когда контакт с Иерархией постоянен.

Теперь др[угое].

Черная звезда – очень большая опасность; так на всем можно давать такие знаки, так малое сознание не вместит все потрясения, но развитое сознание понимает ценность возмущений воды от мечей Ангелов.

Помолчим.

Маленький Арборей на дозоре! Пусть не отходит от вас. Теперь иду в бой! Довольно.

Что значит «горящий план»?

– Много столкновений, запомните день. Довольно.

5 ноября 1932,

суббота

Напрасно западные врачи говорят о трудности работы с Нами. Мы никогда не были против экспериментальных методов. Напротив, Мы приветствуем каждое непредубежденное действие. Мы одобряем, когда член Британского медицинского совета говорит о правильных методах изысканий. Мы готовы способствовать русскому ученому в работе по иммунитету и бессмертию. Мы радуемся, когда японский хирург применяет астрологические сроки. Мы даем помощь латвийскому врачу при нахождении глазных признаков одержимости. Мы готовы каждому помочь и за каждого радоваться. Именно, Мы непрестанно требуем наблюдений и всячески направляем к внимательности. Мы говорим о действительности, утверждаем нелепость отвлеченности. Так Мы желаем, чтобы  врачи и ученые Запада отнеслись справедливо к Нашему сотрудничеству. Нужно понять, что пришло время очистить факты от последствий шелухи. Пора признаться, что многие суеверия еще произрастают на огородах обособленности. Так к суеверию будет принадлежать осуждение всего, что «не мое». Освобожденность мышления будет именно украшением истинного знания.

Теперь др[угое].

Разве не нужно напомнить об освобожденности мышления каждый раз, когда собираетесь говорить об Огне? Разве не нужно просить о справедливости, когда вы относитесь к познаванию? Разве не вызываете улыбки сожаления, когда упоминаете о Незримом Мире Огненном?

Сядем.

Для плотного состояния Мир Огненный невидим, за редкими исключениями. Но в Тонком Мире огненный явленный туман может быть очувствован. Конечно, приближаясь к нему, низшие существа ощущают особенное страдание, как перед недоступным. Сыны Огненного Тумана для этих низших существ как бы вооружены огненными лучами, что есть ничто иное, как излучения конечностей. Нужно, чтобы условное понятие тумана обратилось в стройное [огненное] мироздание, но для этого нужно преобразить сознание. Сколько потрясений нужно испытать, чтобы аспект Бытия поднял сознание во всем бесстрашии! Нужно избавиться от страха перед туманом, и честным мышлением, и заработанным воображением продвигаться дальше чудищ суеверия. 

Теперь др[угое].

Токи действительно тяжки, нужно усиливать ритм согласия. Нужно не окружаться явлениями мелкими и думать о будущем. Очень спешу.

6 ноября 1932,

воскресенье

Мыслетворчество и внушение совершенно различного порядка, хотя и относятся к огненным явлениям. Внушение есть насилование Огня, тогда как мыслетворчество – явление основного закона. Когда некоему саабу Мы говорили о наполнении его жилища Нашей Аурой, Мы, конечно, имели в виду мыслетворчество, но не внушение, которое охотно предоставляем мелким гипнотизерам. Мыслетворчество гораздо сильнее всяких внушений. Прежде всего, внушение преходяще, и оно поражает ауру и создает карму, но мыслетворчество напитывает ауру и не нарушит самодеятельность. Но, конечно, пространство, напитанное мыслетворчеством, сосредотачивает мощь огненную. Одним из самых утонченных условий все же остается ненарушимость кармы. Дать, помочь и даже руководить, и не нарушить личность – это трудная задача. Каждый оказывается перед решением ее. Мыслетворчество, лишенное самости, дает решение этих лабиринтов. Доброта, сердечность и сотрудничество также помогут. Но туман шатания – особенно плохой советчик.

Теперь др[угое].

Помогаю Нашим друзьям изгнать служение тьме. Каждое сквернословие и ссоры есть уже хвала тьмы. Страшный нож не за поясом, но на конце языка. Когда-то придется понять, что сказанное и помысленное неизгладимы. Каждый помысливший во благо может радоваться этому, но и наоборот.

Прибавьте латвийскому врачу. При наблюдениях над глазами одержимых нужно не упустить из виду, что признак усмотренный может быть подвижным. От приближения огненной энергии признак может как бы растворяться. Одержатель или может начать неистовствовать, или может отступить, унося с собою и признак. Таким образом, наблюдение нужно производить, не предпосылая огненной энергии, иначе действие превратится в изгнание одержателя. Такое действие само по себе прекрасно, но за пределами окулиста. Такое же воздействие иногда замечается при накожных болезнях, которые под влиянием огненной энергии видоизменяются и даже исчезают. Не забудем, что одержание иногда проявляется накожно или судорогами в лице. Но латвийский врач заслуживает похвалы, ибо усмотреть кристаллы коричневого газа нелегко.

Теперь др[угое].

Нравы темных не нравятся Нам. Черные звезды имеют значение. Иногда, до музыки, можно переводить «Сердце». Когда пришлют, можете прочитать вместе. Сейчас Нам нужно особенно твердить о дружелюбии. Именно, если в Америке так неспокойно, то лучше здесь укрепить вулкан дружелюбия. Я не советовал погружаться в прошлое. Все нужное для будущего скажу в срок, и не многие поймут пряжу тайных удач. Урусвати слышит зовы как из Тонкого Мира, так и земного. Если начертить все нити, направленные к ней, то не останется места на теле. Дружелюбием устоим. Довольно.

Вл[адыка], какая болезнь у жены Лукина?[44]

– Одержание, неизлечимая, ибо уже затронуты физические центры.

Вл[адыка], чем помочь М. от экземы?

– Молоко и покой.

Верны ли сведения о Т[аши-]Л[аме]?

– Нет, но много шпионов кругом. Довольно.

7 ноября 1932,

понедельник

В последний раз обратимся к дружелюбию как основе жизни. Не румяна, не белила злобы – дружелюбие. Не завеса – дружелюбие. Не личина предательства – дружелюбие. Не приветливая гримаса – дружелюбие. Нужно понять дружелюбие как нелицемерное сердечное чувство. Много ошибок относительно дружелюбия, ибо люди привыкли обманывать и самих себя; но если качество дружелюбия необходимо для Мира Огненного, то оно нуждается в истинной честности. Огонь, прежде всего, не терпит колебаний. Так нужно понять качество дружелюбия во всей полноте. Не следует считать, что дружелюбие – какое-то достижение. Нельзя хвалить за дружелюбие, ибо оно нераздельно от расширения сознания. Как можно вообразить преображение Огненного Тумана в прекрасный целый мир, чтобы не иметь сил очистить свои мысли от мелких заноз. Сознаем, как мелки эти занозы! И не трудно избавиться от них, стоит лишь обнаружить их в сознании. Не будем бояться, что люди вообще не могут вернуться к дружелюбию; его достаточно в каждом из нас, потому и о других вообразим то же самое. Но не сделаем это огненное качество как безволие, порабощенность и жалкое лицемерие.

Теперь др[угое].

Снова показаны низкие слои Тонкого Мира, чтобы еще раз убедиться, насколько они близки к подобным слоям плотного мира. Можно жалеть, насколько неподготовленно приходят люди в Тонкий Мир; принося с собою низменные привычки, они расточают силы мысли на несовершенные образы.

Сядем.

Вл[адыка], но как могут они предаваться пьянству?

– Они создают иллюзию пьянства и присоединяют даже запах алкоголя. Творчество мысли в Тонком Мире развито во всех областях. Трудно даже представить, на какие заблуждения тратится драгоценная мощь! Нужно советовать людям хотя бы немного приучаться думать о прекрасном, чтобы избежать явления безобразия. Не мало прекрасных творений и замечательных явлений Природы, но их нужно заметить. В этом темном состоянии и заключается все несчастье! Даже низкие слои Тонкого Мира отличаются отчетливостью иллюзий. Не смутные сны, но все подробности запечатлены там, где есть устремление. Но какая опасность, если стремление подло или пошло! 

Теперь др[угое].

Сочувствую каждому светлому стремлению, от кого бы оно не исходило. Довольно.

8 ноября 1932,

вторник

Наука уже установила наличность особых организмов, которые без приемников слышат дальние радио. Конечно, это явление огненного порядка и открывает пути к признанию возможности восприятия мысли на расстоянии. Если закон волн звуковых понят, то возможны все углубления того же принципа. Хорошо, что даже современная, пугливая наука допускает очевидность таких естественных возможностей. Но нехорошо, что наука не заботится исследовать таких индивидуумов. Можно услышать, что «за исключением такой феноменальной способности в остальном организм совершенно нормален», – это будет самым невежественным замечанием. Оно будет значить, что врач исследовал такого феноменального человека не лучше, нежели новобранца перед походом. Не хотим обидеть врача, ибо часто ему негде произвести должное наблюдение. Действительно, условия жизни затрудняют все тонкие работы. Попытайтесь постучаться в дверь экспериментальных учреждений, и вы будете встречены целым враждебным потоком условий, которые будут не по силам искателю. Необходимо изменить это положение, иначе где можно испытать разные явления, имеющие огненное основание? Попытайтесь найти  средства для исследований нужных явлений, и увидите, как будут враждебны слушатели, которые напомнят инквизиторов. Точно их задача разрушать возможности, но не помогать очень полезному! Так было, так есть, и люди желают, чтобы и было всегда. Иначе и не было бы Армагеддона. Нужно так сердечно понять, насколько много тончайших условий, которые могут обусловить знаменательные изменения всей жизни. Но как нужно стучаться, настаивать, подвергаться осмеянию, чтобы открыть, что, казалось бы, открыто всем! Голгофа созидается непониманием и невежеством.

Сядем.

Именно, и дикарь может летать на аэроплане, но не будем думать, что когда-то лучше было. Показал Урусвати клише Тридцатилетней войны,[45] чтобы дать понять, как даже в сравнительно развитых странах царствовала грубость и невежество. Можно бы привести рекорды утонченного Рима, Египта и Вавилона, о которых содрогнется сердце. Потому нужно по-прежнему стучаться всем, кто прозревает будущее.

Теперь другое.

Также нужно привыкать не отягощать Иерархию и не вредить друг другу. Звал явить понимание этого закона, но уши часто так глухи!

Теперь др[угое].

Явление старой книги пусть всем напоминает о том ключе, который открывает врата.

Теперь др[угое].

Нужно понять всю осторожность, как бы проходя между двумя кострами. Иду оберегать вас. Довольно. 

Вл[адыка], кто был интелл[игентного] вида человек – Валленштейн?[46]

– Валленштейн.

9 ноября 1932,

среда

Один демон решил поставить святого отшельника в безвыходное положение. Для этого он похитил самые священные предметы и поднес их отшельнику со словами: «Примешь ли от меня?» Демон надеялся, что отшельник не примет дары и тем предаст священные предметы; если же примет, тем вступит в сотрудничество с демоном. Когда этот ужасный гость сказал свое предложение, отшельник не сделал ни то, ни другое. Он встал возмущенный и всею силою духа приказал демону бросить предметы на землю, сказав: «Темный дух, не удержишь предметов этих, уйдешь уничтоженный, ибо веление мое явлено Свыше!» Так нужно отгонять темных, и когда уверенность крепка Иерархией, никакая темная сила не может удержать пламя духа. Не будем считать эти предания ненужными. Демоны многообразны, и каждый работник Света нападения выносит.

Теперь др[угое].

Головная боль может быть от многих причин, но также от непринятия где-то мысленных посылок; также это может отражаться иглами в сердце. Потому так забочусь, чтобы не происходил этот вред. Незаметно у некоторых людей образуется рутина отрицания и как бы привычка быть обиженными. На основе этих заблуждений люди делаются непроницаемыми явлениям мысленных посылок. При таком состоянии самая добрая мысль [отскакивает от заграждения обиды. Но мало того, мысль] может возвратиться и только утяжелить пославшего. Можно всех просить не вредить. Между тем, чувство обиженности есть самое мелкое и выращивается неразвитым сознанием. Так в обиходе живет рутина обиженности. Нужно сознать ее и выгнать как самое вредное насекомое. Малые чувства земные обращаются в Геенну Огненную.

Сядем.

Много ходят около, и там, где Магнит, особенно. Учитель предупреждает, что теперь можно ждать самых странных столкновений, так наполнены низшие слои Тонкого Мира. Люди решили наполнить Тонкий Мир множествами, не в срок пришедшими. Никто не подумал, какие последствия являются для самих себя. Нельзя безнаказанно убивать миллионы людей, не учредив самую тяжкую карму. Даже если эта карма не будет личная, тем хуже, если она умножает карму стран и всей планеты. Сказанно[е] о миротворцах тем вернее, что у них возникает правильное отношение к будущему. Нельзя наполнять низшие слои Тонкого Мира ужасами несовершенной кармы. Нельзя думать, что это не отразится на состоянии планеты. Но главная причина в том, что никто не мыслит о Тонком Мире. Самое страшное есть обособленность; именно, темная сила ликует при каждом отчуждении.

Помолчим.

Довольно.

Вл[адыка], не обидятся ли за мои письма?

– Но время такое опасное, и недаром только что сказал об обиженности.

Значит, лучше его не посылать?

– Нет, можно и эту беседу послать.

10 ноября 1932,

четверг

Последим за каждым движением. Наш организм покажет многие факты, которые относятся к Тонкому и плотному Миру. Можно заметить, насколько меняется наше сознание при полете в Мир Тонкий – оно как бы просеивается, и даже любимые формулы остаются при земном сознании. Это наблюдение очень трудно реализовать. Тем более радуюсь, что оно не только отмечено, но даже запомнилось ощущение ускользания даже близкой формулы. Это не значит, что в Тонком Мире теряется уже развитое сознание, оно даже обостряется, но проходит как бы через мелкую сетку, преображающую тонкое вещество. Но для этого наблюдения нужна развитая зоркость. Также хорошо делаете, запоминая моменты отсутствия. Со временем выяснится, где нужно было ваше присутствие. Не только в Тонком Мире, но здесь, на земле, идет обмен и помощь сознаний. Можно быть уверенным, что если отсутствие участилось, значит, узнаете о больших событиях, о столкновениях, где мешаются сознания и требуют помощь. Нужно уметь замечать именно эти моменты сотрудничества. Люди для спасения близких  иногда переливают кровь; разве не одолжат они огненное сознание, когда близкие смущены?

Сядем.

Также нужно научиться, чтобы не тратить труд непроизводительно. Смущение умов заставляет пренебрегать главным. Усмотрите, насколько лишены главного содержания два письма, полученные вами. Не столько виню писателей, сколько вызвавших смущение. Подобное отвлечение от главного есть уже непоправимый вред. Лицо, смущающее сознание близких, есть развратитель. И себе он не принесет радости, наоборот, будет темнеть его жизнь, ибо сознание отклонилось от главного. Распознать главное и держаться по пути к Нему – значит идти к победе. Но начать погружаться в бездну шатания не значит ли быть камнем на шее близкого?

Теперь др[угое].

Соответствие между главным и сором порога будет тем опытом, который нужно каждому иметь четко перед собою. Никто не имеет права колоть сердце или причинять головную боль, между тем как около проходят незаменимые сокровища! Люди не считают незаменимым то, что они не замечают.

Теперь др[угое].

Очень смятенное время. Довольно.

Вл[адыка], как быть с Я[понией]?

– Нужно Мне выдумать другую возможность, потому выдумаю другую.

Посл[ать] ли в Ам[ерику] сказ[анное] о письмах?

– Да, и включить в книгу.

Вл[адыка], в Париже неспокойно?

– Очень. 

– ... [неразборчиво одно слово]

– Нет, другое.

Вреден договор Фр[анции] с С.?

– Глупо, не очень вредно. Довольно.

11 ноября 1932,

пятница

Можно читать закрытую незнакомую книгу. Вы видели это. Можно при желании узнавать время – мысленно вызвать вид часов. Так можно заставить огонь пространства унести все преграды. Люди называют это явление ясновидением, но лучше назвать огненным прозрением. Но можно заметить, что не всегда эта огненная возможность бывает одинакова. Так же как можно убеждаться, что огромные потрясения увеличивают эту способность, так же как и полный покой. Но существует какое-то среднее состояние духа, которое, как облако, окутывает наше сознание, – это будет смущение духа. То самое шатание, которое порождает тьму сомнений. Ясность приемника поникает не только от своего смущения, но и от смущения окружающих и соединенных кармою.

Теперь др[угое].

Когда будет установлено снятие аур, можно увидеть знаменательное явление. Аура полного покоя будет по напряжению равняться ауре великого потрясения, но зато волны срединных воздействий будут напоминать встряхивание пыльного мешка. Потому так охраняю вас от мелких шатаний и раздоров. Можно представить себе серые пятна раздоров, которые, как пологом, закрывают свет возможностей.

Теперь др[угое].

Не нужно смотреть на работу Огня как на нечто психическое. Считайте, что Огонь нечто физическое, так среднему сознанию будет легче мыслить.

Сядем.

Сон, так же как равность противоположных аур, может иметь самые противоположные причины. Он может быть туманом успокоения или может быть напряжением работы тонкого тела. Когда кроме ночного сна требуется еще дневное отсутствие, значит, работа велика. Часто эта незаметная работа имеет мировое значение. Правительства хотели бы очень иметь таких сотрудников, но по человеческому состоянию не умеют даже позвать их. Когда же такая возможность возникает, они наполняются животным ужасом, восклицая – опаснейшие люди! Так каждое понятие, выходящее за пределы грубейших материальных условностей, будет сопровождаться животным страхом. Нужно утешиться, что так было всегда.

Теперь др[угое].

Кто может не согласиться с условием Учения познавания, тот пребудет в страхе. Нужно видеть ауру страха, чтобы понять, как нелепо это ощущение. Аура не только колеблется, но она свертывается, как бы замерзает, и, лишенная вибраций, висит как ярмо преступника. Можно приложить внимание к снятию излучений. Ведь фосфорицирующие рыбы снимаются легко. Теперь очень спешу. 

12 ноября 1932,

суббота

Еще вернемся к вопросу рождения, так связанного с Огненным Миром, но сейчас отвечу Урусвати на вопрос о Свете в Тонком Мире. Конечно, трансцендентальность состояния сообщает и всему миросодержанию соответственный аспект. Когда Урусвати посещала Докиуд, она видела достаточно Света, но некоторые поместья Тонкого Мира поражают сумерками. Свет в нас, и мы открываем пути ему. Также жители Тонкого Мира, которые хотят Света, не имеют недостатка в нем. Обыватели, которые чужды потребности Света, пребывают в сумерках. Это относится к неограниченному мыслетворчеству. То Солнце, которое мы на Земле ощущаем по одному аспекту, может претвориться во многие условия под мощью мыслетворчества. Желание Света допускает его, но погрязший в сумраке мысли получает то, чем себя ограничил. Потому так твердим об ясности сознания, о неограниченности мысли и вмещении. Такое приспособление организма к будущему дает самые желательные следствия. Сколько жителей Тонкого Мира озираются на Огненный Туман и смутно жалеют о чем-то утраченном.

Теперь др[угое].

Когда говорю, что враги добра потерпят поражение, имею в виду действительность. Можно видеть, как люди, утерявшие связь с Иерархией, теряют свое положение и уходят в забвение. Только что видели, как можно катиться вниз, и не от меча Ангела, но народным решением.  Так происходит, когда уже близкое, уже данное не принято. Не нужно ожидать, чтобы Вестник отбил себе руки от стука. Нужно призвать вовремя сердечное понимание. Нельзя отрезать нити Иерархии безнаказно. Тучи от самих себя! Так замечайте в жизни эти знаки огненные.

Сядем.

Во время особого огненного напряжения нужно избегать повреждения кожных тканей. Огненное соединение не естественным порядком причиняет особое жжение. Уявление это может заинтересовать врачей. Но нужно даже к царапинам отнестись с духовной стороны. Психическая энергия работает, но нужно принять во внимание особое огненное напряжение. Каждое извержение вулкана также происходит от особых причин нагнетения. Явление огненных напряжений происходит во многих сторонах жизни. Снова в Тихом океане поднялись новые острова как огненные нарывы.

Теперь др[угое].

Мы смотрим с сожалением, насколько явление жестокости убивает многое уже готовое. Нельзя не удивляться этой расточительности! Довольно.

– На всей планете, как болезнь духа.

Вл[адыка], меня так бесп[окоит] вопрос Яп[онии].

– Удумаю.

Которого плана придерж[иваться] Юр[ию] в работе?

– Первого. Конечно, нельзя себя запереть от мыслетворчества о всем сущем. Довольно. 

13 ноября 1932,

воскресенье

К чему устремимся, к конечному или беспредельному? Краткосрочно земное пребывание. Срочны миры Тонкий и Мысленный, но вне сроков Мир Огненный; значит, к нему и следует стремиться. В Мирах срочных добывается доспех огненный. Мир земной – как тупик пути: или восхождение, или разрушение. Даже Мир Тонкий не удовлетворит устремленный дух; все прочие жизни – лишь приготовления к всеобъемлемости Мира Огненного. Слабый дух ужасается расстоянием до Огненного [Мира], но прирожденные духи к восхождению могут лишь радоваться. Прекрасны красоты плотные, но ведь музыка сфер несравнима! Но за этим тонким прозрением представляется Величие Огненное. Озон кажется здесь посланником Свыше, но будет грубейшим проявлением атмосферы. Высока лазурь земная, но она – как шерсть перед просветлением огненным. Так входящие в Огненный Мир не могут дышать воздухом земли. Именно, Нирвана есть огненное восхождение. В каждом Учении находим символ этого огненного восхождения. Сергий причащался огненно. Так наглядно дан знак возможности высшей. Придет время, и оно уже близко, когда люди не будут знать, как принять огненные возможности. В смятении забудут, что суждено огненное приобщение. Они будут изощряться в противодействии вместо наполнения силою Огня. Потому твержу и напоминаю о нужном огненном приобщении. Многие опасные химические сочетания вызовут смятение. Именно загромождения Тонкого Мира могут показать, как больна планета. Если эта опасность стала очевидной, то Наша обязанность – предупредить.

Теперь др[угое].

Урусвати может не слишком напрягаться полетами. Огненное напряжение дает очень перемежающиеся токи, потому и намекаю о ровной температуре. Можно иметь временно или печь, или покрытие. Явление напряжения, конечно, неизбежно, ибо сложность необычайна. Ф[уяма] тоже может быть осторожен. Но рад, что друже[любие] помогает. Нет ли вопросов?

Я понимаю, что необычные космические условия прилива Огня к нашей сфере позволяют Огненным Существам приближаться к нашей атмосфере.

– Именно!

Как объяснить переживание mrs Mahon?

– Мой Луч дошел до нее, и она представила себе точную картину, так нужно обострять ее преданность.

Вл[адыка], хорош ли Кут?

– Применение его широко.

Какое лучшее средство от астмы?

– Умение дышать. Прана есть огненная подливка.

Правда ли, что валериан и полынь полезны и усиливают мозговую деятельность?

– Да. Валериан очень хорош, даже настаивая его как чай, он сохраняет жизнедательные свойства. Валериан – ваш друг, послан вам. Ценю ваше дружелюбие. Довольно. 

14 ноября 1932,

понедельник

Психическая энергия, иначе говоря, огненная энергия, или Агни, явлена в каждом живом существе. Каждый человек может различить в себе элементы плотные, тонкие и огненные. Там, где мы чувствуем проявление психической энергии, там уже область огненная. Из этих осколков можно складывать целое огненное миропонимание. Каждый, при внимательном наблюдении за рефлексами его бытия, может усмотреть множество характеристик огненного обихода. Это нужно замечать, ибо таким образом мы перестаем понимать Огненный Мир как нечто отвлеченное. Такое понимание Огненного Мира особенно пагубно, но и все отвлеченные толкования не помогут эволюции.

Теперь др[угое].

Можно отличить среди наших свойств черты Тонкого Мира. Они не всегда будут касаться психической энергии, но многие воспоминания, многие природные отвращения и склонности могут быть продуктами Тонкого Мира. Также и воспоминания о каких-то невиданных лицах или местностей могут быть не из Плотного Мира.

Теперь др[угое].

Так же можно на отдельных фактах познать Тонкий Мир как целое миросозерцание, но для этого нужна внимательность, иначе, утонченность – то, что называется культурностью.

Сядем.

Главное, нужно сохраниться в это переходное время. Вы правы, замечая, что именно внутреннее неблагополучие особенно губительно. Можно выиграть все процессы, можно встретить новых друзей, но внутреннее разложение может отогнать самого хорошего друга. Когда в воздухе пыль перца, все начинают чихать. Так империл может распространяться. Вы видели не раз, как подходили новые обстоятельства, но их нужно встретить. Так нужно, наконец, понять о заразе империла! Нельзя легкомысленно относиться к разложению! Этот процесс передается как проказа. Может быть или укрепление, или разложение, не может быть третьего состояния. Нельзя советовать укреплять насильно. Нельзя спасать от проказы насильно. Нельзя удерживать от империла насильно. Дружелюбие – не насилие. Рост сердца не от кнута, но можно растить сад прекрасный лишь действиями прекрасными. Оскорбление Иерархии непоправимо.

Теперь др[угое].

Корабли уже в пути, нужно им дать дойти. Нужно вызвать в себе лучшие огни преданности. Нужно оберечь вас.

Теперь др[угое].

Правильно быть осторожными и бережными, ибо на вершине событий вы! Мужество нужно знать, как по мосту пройти к Нам! Довольно.

Вл[адыка], как нам сократиться, чтобы дотянуть?

– Пока нет опасности, но ничего лишнего не задумывайте. Довольно.

15 ноября 1932,

вторник

Садху указал на плод манго, сказав – вот три мира! Сперва оболочка, которая не имеет цены; затем мякоть, преходящая, но питающая; и затем зерно, которое может сохраниться на вечность. Тонка оболочка, уже существеннее мякоть, и мощно зерно. Такие же аналогии представляет яйцо. Оболочка – преходящее явление, но белок – уже пища, хотя и не надолго, и затем огненный желток. Человек представляет синтез всех царств, но и синтез трех миров всюду показан. Так обычай в памятный день обмениваться красными яйцами имеет в себе древнейший символ. Люди хотели напомнить друг другу о пути трех миров, о пути восхождения и воскрешения. Так не будем думать, что путь не запечатлен даже на простых предметах.

Теперь др[угое].

Совершенно понятно желание узнать, почему, посещая Тонкий Мир, мы не поражаемся многоцветностью аур? Во-первых, сознание транспонирует многие впечатления, но главное в том, что существует гармония синтетическая. Конечно, можно различить степень озарения, но самое излучение, так же как в плотном мире, может быть вызываемо мысленно. Было бы несносно, если бы Тонкий Мир весь дрожал в пестрых радугах. Даже на земле радуга иногда может раздражать. Но Мир Тонкий действительно светится совершенно гармонично. Мы не говорим о низших слоях, где нельзя искать гармонии.

Теперь др[угое].

Так же и в Огненном Мире: не следует думать, что существа его постоянно окружены языками пламени. Огонь может кристаллизоваться, но его обычное состояние может быть  характеризовано как Свет. Просты эти сообщения, но лучше упомянуть их, чтобы избежать обычных непониманий.

Сядем.

Огненную ауру можно считать настоящим показателем Огненного Мира. Нужно привыкать, что среди жизни мы встречаем знаки этих напряжений. Грубый пример дает электрический угорь и прочие электрофорные животные. Но ведь некоторые люди, даже помимо электризации, носят такие заряды этой энергии, что при прикосновении дают толчки и искры. Ничего особенного это не значит, но поучительно наблюдать, как отлагается основная энергия.

Теперь др[угое].

Нужно помнить, насколько каждое указание Урусвати правильно, и каждое чувство имеет основание. Не только огненные извержения и землетрясения, но даже далекие ураганы показываются на ощущениях, и эти ощущения безошибочны, ибо сознание огненное прикасается чутко ко всему. Нет ошибок в определении людей. Так каждый покажет сущность свою огненному сознанию.

Теперь др[угое].

Формула о Ф[уяме], именно, точна и показывает причину многого, но это неизбежно! Довольно.

16 ноября 1932,

среда

Где то малейшее, которое поворачивает рычаг событий? Где то малейшее, которое разлагает уже сложенное? Не нужно искать гору Блага, оно появиться может как песчинка. Не следует укрываться лишь от черной тучи, злодействие ползет меньше червя малого. Нужно при всех обстоятельствах применить малые меры. Атом мал, но содержит многие судьбы; так подходим к Огню, и мала граница между приятным отогреванием замерзающего и ожогом. Всеми сравнениями пытаюсь внести понимание о тонкости огненной стихии.

Теперь др[угое].

Огонь имеет антиподами землю и воду. По несчастью, эти две стихии слишком ощутимы и тем удаляют восприятие огненное. Потому так трудно людям представить, что Огонь не имеет постоянного состояния. Он вечно или в эволюции, или в инволюции; и оба движения подвержены закону прогрессии.

Сядем.

Опять перед нами ряд грозных событий. Опять напоминаю о Львиных Сердцах. Не говорю о неудачах, ибо грозные события чреваты многими следствиями. Не удивляйтесь напряжению и особым волнам чередующимся. Нужно знать явление расстройства ритма. Там, где хорошо, не будем повторять, что держитесь за Меня как за единственную опору. Исполняйте Мои Указания точнейшим образом, главное – точнее, ибо малые щели очень опасны. Нужно продержаться Львиным Сердцем. Не будем думать, что враги малы, они, как для вас, так и для Нас, велики! Но не говорю для огорчения, но лишь, чтобы утвердить Львиное Сердце.

Пока о Москве не читайте. Не нужно пробуждать спящих. Можно представить себе, что все вами произносимое имеет особое значение. Можно видеть, как озабочен Я раздорами в Америке. Утверждаю, как нужно дружелюбие, остальное беру на Себя. Довольно.

Вл[адыка], ничего, что я снова повторила Ваши слова от 9-го окт[ября]?

– Конечно.

17 ноября 1932,

четверг

Один Правитель после Государственного Совета взял глиняную вазу и разбил на глазах у всех. Когда его спросили о значении сделанного, он сказал: «Напоминаю о непоправимости; когда мы разбиваем самый простой предмет, мы все-таки понимаем непоправимость. Но насколько непоправимы мысленные деяния!» Мы привыкли окружать себя грубыми понятиями, и они вытеснили все высшие представления. Если бы Правители чаще напоминали о непоправимости мысленных решений, они предупредили бы множество несчастий. Правитель, не знающий о духовном начале самоусовершенствования, не может вести вверенные ему множества сознаний. Правитель есть пример живой. Правитель есть слагатель пути по всем мирам. Он дает основу благосостояния, но не будет благосостояния лишь в плотном плане. Так не будет Правителем тот, для которого Огонь на конце спички. Размер его будет равняться его представлениям.

Теперь др[угое].

Уявление потребности огненных познаний будет так же как воображение лежать в области опытных накоплений. Конечно, воспоминание об Огненном Мире несравненно реже, чем тонкие впечатления. Часто люди не имеют слов для выражения огненных впечатлений. Но обычно люди не мыслят мысленно, но ограничивают мышление условными чужими словами; тем они вносят в необъятную область мысли мертвые слова.

Сядем.

Ураган, и вихри, и разрушение напоминают о разбитых вазах непоправимых. Так нужно соединить мышление с Иерархией. Лишь так земля не уйдет из-под ног. Утверждаю, как постепенно у земного основания теряется конечный смысл. Люди поймут, насколько условия мира устремляют их к следующим ступеням!

Помолчим.

Сердце, Чаша, солнечное сплетение, поистине, являются космическими градусниками. Нужно понять, какое напряжение в мире, потому говорю о хранении дружелюбия как основания здоровья. Можно понять, как настоятельно сердце требует дружелюбия. Множество черных звезд, как перед наступлением тьмы.

Теперь др[угое].

Будем осмотрительны и дружелюбны. Довольно.

Вл[адыка], можно заменить «властвование» «властительством»?

– Водительством.

По-англ[ийски] – Ruler-ship?

– Да.

Водитель – Ruler?

– Reget.

Что давать Фл[авию]?

– Валерианы и покой.

Фитин?

– Конечно. Довольно. 

18 ноября 1932,

пятница

Искра Мудрости – называется то переходное состояние, которое связывает нас с Иерархией. Это не есть пустота, не безразличие, не насилие, но полное сознательное открытие сердца.

Теперь др[угое].

Как говорил, нужно принять все меры осторожности. Стрел много, нужно не горячее, не холодное, не теплое – валериан хорош. Также капли строфанта, но главное – покой и не утомляться. Не нужно утруждать горло.

Простуда?

– Нет, комбинация напряжений.

Что озн[ачали] огни надо мною?

– Посланные Нами, чтобы уменьшить боль – уже могло болеть. Довольно.

Сильная боль в горле.

19 ноября 1932,

суббота

Но что особенно важно, обычно совершенно упускают в мышлении. Так самые реальные обстоятельства делаются неуловимыми. Люди не хотят замечать, как у них уходит возможность замечать внеплотные ощущения. Между тем, даже во время обычного кашля, зевоты или чихания можно подметить миг особого неплотного состояния. Уже не будем перечислять другие, более сложные напряжения, но кто почует сказанное внеплотное ощущение, тот уже может начать собирать явления прочих планов.

Теперь др[угое].

Перед вами напряжение синтетического центра гортани, нужно понять, сколько различных напряжений должно слиться, чтобы ударить по центру синтеза. Нужно очень внимательно относиться к этому напряжению, ибо оно рефлектирует на сердце. При таком состоянии следует хотя бы внешне беречь гортанные связки и не напрягать их говором.

Теперь др[угое].

Именно тепло хорошо для гортани. Нужно успокоить, но не вызывать реакцию. Но через осторожность прекратить опасность. Стою на дозоре.

Сядем.

Помолчим.

Довольно.

20 ноября 1932,

воскресенье

Архат отдыхает ли? Уже знаете, что отдых есть перемена труда, но истинный отдых Архата есть мысль о Прекрасном. Среди трудов многообразных мысль о Прекрасном есть и мост, и мощь, и поток дружелюбия. Взвесим мысль злобы и мысль блага, и убедимся, что мысль прекрасная мощнее. Разложим органически различные мысли, и увидим, что мысль прекрасная есть сокровищница здоровья. В мышлении прекрасном узрит Архат лестницу восхождения. В этом действенном мышлении есть отдых Архата. В чем же можем найти иной источник дружелюбия? Так можно вспоминать, когда мы особенно утеснены. Когда повсюду закрываются ставни самости, когда гаснут огни во тьме, не время ли помыслить о Прекрасном? Мы ждем чуда, мы стремимся выйти из затвора, но лестница Архата лишь в Прекрасном. Не загрязним, не умалим этот путь! Лишь в нем привлечем то, что кажется чудесным. И чудо не есть ли неразрывная связь с Иерархией? В этой связи и вся физика, и механика, и химия, и вся панацея. Кажется, немногим устремлением можно продвинуть все препятствия, но полнота этого условия непомерна трудна людям! Почему они отрезали крылья Прекрасного?

Теперь др[угое].

Правильно, что из Тонкого Мира гораздо легче видеть плотный мир. Конечно, тонкие обитатели будут, прежде всего, видеть тонкую сущность земного мира. Чем более будет развито наше тонкое тело, тем яснее оно будет тонкому восприятию. Потому для объединения Миров нужно заботиться о развитии Тонкого Тела. Нужно осознать и мысленно стремиться к этому утончению.

Теперь др[угое].

Лишь сознательное устремление может подвинуть человеческую эволюцию. Когда мыслите об особых мерах для эволюции, нужно призвать все сотрудничество. Учитель говорит школьнику – «Не решишь задачу, пока не захочешь решить ее». Так и в жизни нужно захотеть свободно двинуться к эволюции. Пусть каждый понимает ее по-своему, но позитивное движение содержит хотя бы малую возможность. Движение мысленное уже принадлежит области огненной.

Вопросы.

Правильно ли письмо Ф[уямы] к Таубе?

– Нужно говорить твердо о делах. Пусть он сам решит судьбу свою.

Вл[адыка], но многие выступления действительно не отвечают должному культ[урному] уровню.

– Но других вообще нет. Сейчас нет ничего большего; только нужно приближать малые народности – калмыки благополучны, осетины приведут даже других кавказцев. Нужно только устремиться ко Мне, но в Америке не все имеют устремление это. Можно кратко сказать – имейте одно единственное устремление ко Мне. Нужно не только при внешнем действии, но в сердце.

Теперь др[угое].

Пожар гортани отвращен, нужно быть необычно осторожными. Спешу.

21 ноября 1932,

понедельник

Сновидения были обследованы со многих сторон, но самое значительное обычно упущено. Ночные стуки, плохое пищеварение, раздражение и множество поверхностных воздействий не забыты, но упущены все рефлексы Тонкого Мира, все воздействия мысли на расстоянии, наконец, все Иерархические предупреждения и чувствования огненные. Нужно обладать очень атрофированным воображением и восприятием, чтобы упустить эти основания сновидений. Не только материалист обратил внимание лишь на поверхностные данные сновидений, но этот наблюдатель был скуден в природе своей. Можно понять материализм как стремление к действительности, но не к умалению и не к оскудению. Сновидение имеет огромное значение в течении плотной жизни. Почти половина жизни проходит в касании с Миром Тонким и даже Огненным. Нужно иметь уважение  к состоянию, равному бодрствованию. Нельзя во главу рассуждения ставить объедение, нужно добросовестно и неумаленно припомнить все четыре основы помянутые. Так можно будет различить многое – и поучительное, и прекрасное.

Теперь другое.

Сновидения Иерархические могут напомнить о многом, уже сложенном в пространстве. Так, когда нужно напомнить о надобности собирать все данные, можно видеть ищущего человека. Так не будем забывать, что указание всегда очень бережно, чтобы не насиловать карму.

Сядем.

Уже сложившиеся события часто нужно напоминать. Не обозрение это, но действительность. Люди гораздо чаще бывают направлены, нежели они думают. Но еще чаще они вовсе не думают, уносимые потоком предрассудков. Так Мы не можем не послать видение или сновидение там, где что-либо касается народного Блага. Ныне особенно мир нуждается в таких указаниях, иначе смятение умов может закрыть главный путь.

Теперь др[угое].

Смятение умов не допускает человечество до мысли об Огненном Мире. Явление извращенного материализма, именно, отвратило мышление от Материи как Источника Света. Дух отринут и Материя забыта – остался базар! Не думают люди, что сказанное не преувеличение, но пример прост. Пошлите гонца с просьбой о Благе и гонца о Зле и подсчитайте ответы.

Помолчим.

Подсчитав ответы, поймете, почему надо спешить. Довольно.

Уже сказано, что даже каждый лист должен быть осмотрен, чтобы не упустить возможность. Мы говорим о мировых возможностях. Довольно.

22 ноября 1932,

вторник

Бездушные существа всем известны. Это не символ, но химическая действительность. Могут спросить – воплощаются ли они в этом плачевном состоянии? Вопрос покажет незнание основ. Никто не может воплотиться без запаса огненной энергии. Без светоча Агни никто не войдет в плотный мир. Расточение Агни происходит здесь, среди всех чудес природы. Вовсе не требуется при расточении Агни совершать какие-то зверские преступления. Мы достаточно из разных Учений знаем о преуспеянии даже разбойников. Обычно расточение Агни совершается в буднях и в сумерках духа. Крошечными действиями останавливается нарастание Агни. Нужно понять, что Благодать Агни естественно нарастает. Но когда тьма покрывает усовершенствование, тогда Огонь незаметно, но, химически доказанно, уходит из негодного вместилища. Прекрасен закон вечного движения или эволюции, или инволюции. Прекрасен закон, дающий каждому воплощенному иметь в себе вечный Агни, как Свет во тьме. Прекрасен закон, даже вопреки карме, наделяющий каждого путника Светом. Прекрасен закон, не препятствующий уже от семи лет возрастить Сад Огненный. Пусть эти первые цветы будут не велики. Пусть они расцветают на крошечных помыслах, но это будет верный зачаток будущего мышления. Какое множество прекрасных помыслов зарождаются в семилетнем сердце! Когда смутные образы Тонкого Мира еще не покинули мозг и сердце! Также может начаться и расточение, если почва растения оказалась гнилой. При таком бедствии можно много помочь, или, как давно говорили, одолжить Огонь. Это одолжение происходит тоже на самых крошечных действиях. Итак, уже трижды напоминаю о крошках. Из этих искр растут огромные Огни.

Теперь др[угое].

Не думайте, что бездушные люди – какие-то чудовища. Они в разных областях достигают даже механических преимуществ, но Огонь покинул их, и затемнились дела их.

Сядем.

Конечно, каждый волен в судьбе своей и даже в конечном разложении. Но существа бездушные очень заразительны и вредны. Уявление одержимости особенно легко при таком погашенном состоянии. Не примите за преувеличение, если около половины народонаселения планеты подвержены этой опасности. Конечно, степень очень различна, но начавшееся разложение очень прогрессирует. То же можно видеть и среди минувших культур. Огни духа потухали как дымные костры, но всякий дым ядовит, если не добавить полезных веществ.

Теперь др[угое].

Уявление болвана нужно принять как бездушное существо, нельзя приписывать лишь ему все темные уловки.

Теперь др[угое].

Скоро можно видеть некоторые движения. Указываю в Америке о необходимости усиления сознания адвокатов. Можно выиграть большую победу, но нужно собирать все доказательства – их много.

Помолчим.

Каждый суд можно обратить в культурное торжество! Так напишите в заседании. Также не забудем, что одна Ярца[47] заключает в себе большой интерес! Довольно.

23 ноября 1932,

среда

Касание к Огненному Миру дает преимущество не только в будущих жизнях, но теперь. Недаром говорят – огненное желание будет исполнено. Не будем думать, что это скрытое помысленное предположение. Примем это как действительность. Огненное мышление настолько кристаллизует соответственные сферы, что, именно, мысль будет уже утверждением. Конечно, не будем мерить земными сроками, ибо безвременны пространственные Огни. Не будем делить жизни, ибо жизнь вечна. Но желание огненное будет исполнено. Так многие образы предуказанные уже сложены в неизменных хранилищах. Отнесемся к этим огненным желаньям со всем сознанием, и не будем поверхностны, когда касаемся сущности Бытия.

Теперь др[угое].

Уже много раз говорил о вреде разделений. Если жизнь вечна, если мы понимаем друг друга не условными звуками, но чем-то поверх языка, то мы обязаны прилагать силу к единению. Не прав разделяющий. Не прав допускающий разделение. Очень рад, если поняли Мое  указание, что неправильно возлагать ответственность лишь на одного. Правильно, чтобы лучшие и были вмещающими. Не время, по обычаю пещерных жителей, красоваться избранными [работниками]. Работники все, по всей Иерархии. Только никто да не помешает исполнению огненных желаний!

Сядем.

Полагаю, что Логван может единолично посещать по делам Дома. Пусть Ояна сосредоточится на самом главном. Пусть каждый творит порученное ему, ибо нет малого в делах Учителя. Поистине, велики все дела, но нужно, чтобы Указ Мой выполнялся без изменения, об этом говорил постоянно. Указ Учителя есть Меч Огненный. Ни во мраке, ни в Свете не уйти от закона. Так нельзя умалять дела Владыки. Нельзя обращать Свет чудесный в огарок. Нельзя откладывать уже сложенное в огненном желании. Нельзя не вмещать красоту сужденного. Так говорю и днем, и ночью.

Теперь др[угое].

Много удачи в пространстве. Нужно собирать все силы. Разделение Нам противно. Посмотрим на градусник великодушия. Я сказал.

Помолчим.

Будем мужественны и дружелюбны.

Вл[адыка] не объяснит ли мой сон?

– Завтра скажу.

Почему я вижу больше огней с левой стороны?

– Около сердца.

24 ноября 1932,

четверг

Даже для простого исследования лучами врач предписывает особую пищу. Но насколько тоньше прикасание к области Огненной! Нужно приготовляться не только пищей, но и другими внешними и внутренними условиями. Условия пищи не сложны; главное, избегать кровь, как начало, вносящее эманации, не потребные для утонченного организма. Но даже в случае крайней нужды можно избежать кровь или сушеным, или копченым мясом. Так и в распределении мучной и растительной пищи можно руководствоваться состоянием организма. Но каждый и без Йоги понимает, что излишек вреден, и каждый знает о витаминах сырых продуктов, но все эти условия, так же как и чрезмерная пранаяма, ничто в сравнении с сердечным постижением. Сами знаете, как вспыхивают огни и как руководят самые прекрасные мысли. Не раз, может быть, слышали о садху-грабителях, но они, вероятно, очень ретиво отсчитывают пранаяму. Также, конечно, слышали о некоторых Риши, которые не уходили от помощи людям, несмотря на все невозможные условия. Именно, каждый памятный день хорош для напоминания о сердечном приобретении Огня. Остальные условия прикладываются по достоинству сердца. Не будет сердце наполняться чужою или животною кровью, ибо качество сердца не примет это. Не задохнется огненное сердце от злословия, ибо это противно природе его. Так будем приветствовать и всегда помогать естественному зажжению огней.

Сядем.

Мера сознается сердцем. Непригодны слова для выражения меры. Но, тем не менее, каждое развитое сердце знает эти меры каждого приложения. 

Теперь др[угое].

Конечно, Урусвати сидела у Нас, и Мною были показаны несколько мысленных клише. Например – Мореа-пастух и палуба парохода. Можно будет вспомнить Мореа, когда Ф[уяма] будет подъезжать к Венеции. Можно припомнить, как Мореа предупредил целый народ и тем спас его.[48] Так и Ф[уяма] должен сказать целым народностям, что мера политических делений исполнилась. Можно лишь признаками Культуры строить Новую Эпоху. Так Культура будет произнесена как единственная самозащита от разложения.

Теперь др[угое].

Ныне можно стремиться лишь по этому направлению. Наш приказ, чтобы не упускать каждый случай, чтобы напомнить о Культуре. Пусть считают фанатиками идеи, но слушают и привыкают. Потому так нужны суды в Америке и правильно называть «Celebrated Cause».[49]Так Мы вносим мозговые рисунки.

Помолчим.

Мы говорили о торжественности, о дружелюбии, о великодушии – заключим этот квадрат благодарностью. От малого по всей Иерархии сверкают искры благодарности – ценны эти огни!

Когда была эта поездка?

– Когда ехали из Венеции на Бомбей. Довольно.

25 ноября 1932,

пятница

Даже если кто случайно совершит благо, хвалите его. За каждую кроху добра хвалите. Тому, кто взывает в мраке, безразлично, кто принесет Свет. Расширение поля зрения есть принесение Света. Полезно это действие как подающему, так и принимающему Свет. Передача Света есть его расширение. Было одно пламя, вот их стало уже два, – значит, и совершилось благо.

Теперь др[угое].

Благо в руках человеческих – как лампада каждого вечера. Становится темно, но готова лампада, и рука опытна, чтобы зажечь ее. Но опять говорю, хвалите за каждое благо, это будет явлением великодушия. Пусть каждая искра блага раздувается в пламя. Пусть случайное добро многочисленно, но оно, тем не менее, все-таки добро. Много запрашивать сознательного Благотворения, пусть хотя бы тусклые огни тьму рассеивают. Мрак совершенный не будет уже таким даже при одной искре Света. За мыслью, за словом, за действием уже Свет. Так сумевший найти искру Света уже будет сотрудником светлым.

Сядем.

Нужно, познавая Мир Огненный, навсегда забыть о малом, такое не существует. Как над целебным составом врач не думает о ничтожности, так и зерно пороха в пороховом складе не мало в следствии. На примерах Сущего утончаемся. Что пользы в образовании, если мозг остался лукав и язык лжив? Можно делить людей по утончению сердца, но не по лживости сознания. Не думайте, что лживость сознания без значения для Мира Огненного. Так снова от морали приходим к химии.

Помолчим.

Снова битва. Сгущены токи, но держите Мой плащ! Спешу.

Послать телеграмму в Ам[ерику] о Париже?

– Да. 

26 ноября 1932,

суббота

Каждый врач скажет, как смешение самых полезных ингредиентов дает часто губительное целое. Смешение во всех областях очень опасно. Через смешение уявляются уродливые усложнения. Как осмотрительно нужно следовать по пути сознания, чтобы ноги не оказались на разных путях. Цель жизни – очутиться в Огненном Мире со всеми накоплениями сознания.

Теперь др[угое].

Не следует думать, что Архат может упускать из сознания, хотя бы на мгновение, Волю Ведущую. Он окажется простым человеком, если не будет всегда торжественно нести Чашу подвига. Мощь Его сердца уснет, как только Он не ощутит в руке своей Нить Иерархическую. В этом сознании постоянного бодрствования заключается особенность Архата. Когда говорю вам о бодрствовании, о торжественности, научаю вас основам познания. Но не легка эта торжественность при смятении атмосферы. Не легка устремленная зоркость, когда клубится мысль разложения. Нельзя прилагать одинаковые требования, когда твердь содрогается.

Теперь др[угое]. Именно, только Архат может спасти смуту людскую.

Сядем.

Новая раса может зарождаться в разных частях Земли. Даже не удивитесь, если отдельные проявления окажутся в самых неожиданных местах. Ведь и магниты разложены довольно неожиданно для человечества. Но при положении магнитов  принимались во внимание многие условия. Так и сеть зарождающейся расы разбросана по дальним окраинам. Но одна часть мира решает судьбу века. Не буду называть эту часть мира, но история всех движений достаточно отметила ее.

Теперь др[угое].

И вам нужно знать, где ключ событий. Многие волны пробегают по разным народам, но решающий час в одной колыбели человечества. Укрепившись на самом главном, легче притягивать к себе подробности, но имейте в виду новых и нежданных сотрудников. Магнит и в этом действует.

Помолчим.

Токи действительно нелегки. Можно ждать всяких нападений.

Что означ[ает] видение черн[ой] чаши?

– Скажу после.

Вл[адыка], что ценно в тибетском средстве: растение или гусеница, поедающая его?

– И то, и другое.

Как пользоваться?

– Снаружи.



[1]  Синим цветом выделен текст, вошедший в первоиздание книги «Сердце, 1932» (Париж). Зеленым цветом выделен текст, вошедший в первоиздание книги «Мир огненный, 1933, часть 1» (Париж).   Слова, принадлежащие Е.И.Рерих и написанные в манускрипте красными чернилами, выделены курсивом. Расшифровка редакцией сокращённых слов дана в квадратных скобках. Деление текста на абзацы принадлежит редакции.

[2] В первоиздание книги «Сердце, 1932» (Париж) в параграфе 404 вместо слова "Урусвати" напечатанно "матери Агни Йоги".

[3] Лукин Феликс Денисович (1875-1934) — врач, основатель и первый председатель Общества имени Н.К. Рериха в Латвии.

[4] В первоиздание книги «Сердце, 1932» (Париж) в параграфе 420 вместо слова "Урусвати" напечатанно "Матерь Агни Йоги".

[5] бонна

[6] В первоиздание книги «Сердце, 1932» (Париж) в параграфе 439 вместо слова "даяние" напечатанно "деяние".

[7] В первоиздание книги «Сердце, 1932» (Париж) в параграфе 447 вместо слов "насколько вам" напечатанно "как".

[8] В первоиздание книги «Сердце, 1932» (Париж) в параграфе 453 вместо слова "возможность" напечатанно "необъятность".

[9] В первоиздание книги «Сердце, 1932» (Париж) в параграфе 453 вместо слова "удобное" напечатанно "убогое".

[10] Кейланг или Килонг — административный центр округа Лахул и Спити (англ. Lahaul and Spiti) в индийском штате Химачал-Прадеш.

[11] В первоиздание книги «Сердце, 1932» (Париж) в параграфе 505 вместо слова "самодовольством" напечатанно "отчаянием".

[12] Полковник Махон [A.E. Mahon] являлся сотрудником института "Урусвати", печатался в журнале института (статья "Последние археологические открытия в Индии", 1931 г.), поддерживал идеи Н.К. Рериха, написал о нём ряд статей в индийской прессе, в том числе о Пакте Рериха. Чета Махонов проживала в соседнем селении от Рерихов в Манали, в долине Кулу.

[13] Рупчан — друг Вальтера Кельца, бывшего ботаника института "Урусвати".

[14] Имеется в виду Вторая международная конференция, посвященная Пакту Рериха, прошедщая в г. Брюгге, Бельгия, в августе 1932 г.

[15] В первоиздание книги «Сердце, 1932» (Париж) в параграфе 553 вместо слова "нечто" напечатанно "начало".

[16] Гримуары (фр. grimoire) — книга, описывающая магические процедуры и заклинания для вызова духов (демонов), или содержащая ещё какие-либо колдовские рецепты.

[17] Адьяр — город в Индии, недалеко от Мадраса, известен расположением в нём штаб-квартиры Всемирного Теософского общества.

[18] В первоиздание книги «Сердце, 1932» (Париж) в параграфе 564 вместо слова "неблагоприятен" напечатанно "менее благоприятен".

[19] Далай-Лама V — воплощение Н.К.Рериха как Нгаванг Лобсанг Гьяцо (годы жизни по официальной версии - 1617-1682 гг., по данным дневников Е.И.Рерих (запись от 31-е янв. 1922 г.) - 1642-1731 гг.), выдающийся правитель Тибета, строитель дворца Поталы.

[20] Фетин — препарат растительного происхождения, изготовляемого из конопляного семя и жмыха,  употребляется для стимуляции кроветворения, усиления роста и развития костной ткани.

[21] Балу, Балю — Рододендрон (Rhododendron Anthopogon), род растений семейства вересковых, вечнозелёные или листопадные кустарники или небольшие деревья. «Эссенция мору или балю изготовляется из растения, встречающегося по всем склонам Гималаев не ниже 8-ми тысяч футов. Оно принадлежит к семейству рододендровых. В Тибете оно употребляется для курений». (Письма, 1.10.1933). «Относительно точной формулы из растений моруа и балю. Формула добывания из них масла осталась в нашем «Урусвати». Святослав пробовал извлечь ароматическое масло из этих растений, и после упорных опытов ему удалось изготовить чудеснейшие масла из обоих растений, но, конечно, в ничтожном количестве. Извлекать масло из этих растений не так просто, ибо трудно добывать самые растения. Они растут только в определенной местности и на определенной высоте. Так, моруа растет большим кустом в Гималаях в нашем саду. Но балю, действительно настоящий балю, можно найти лишь в Тибете и Сиккиме на высоте 11 тыс[яч] ф[утов], ниже, на 8-ми т[ысячах] ф[утов], он становится карликовым, и цветы его в виде бутонов чайных роз с розовым основанием превращаются в маленькие, незначительные желтенькие звездочки. Местные жители собирают листья и сухие ветки балю для курений. Сухие, они тоже прекрасно пахнут, так же как и моруа, листья которого мы ежегодно собирали и набивали им подушки и клали в белье, я же любила спать на них. Запах этих листьев напоминает аромат вербены». (Письма Е.И.Рерих к А.М.Асееву, 12.1.1949). «Растения мору и балю растут на Гималайских высотах. Эссенция листьев балю приготовляется на спирту и употребляется как дезинфекция для омовения. Принимать внутрь мы ее еще не отваживались. Балю принадлежит к семейству рододендрона антропагон». (Письма Е.И.Рерих к А.М.Асееву, 1.9.1933).

[22] Дзен — одна из наиболее влиятельных буддийских школ в Японии. Суть учения Дзен заключается в том, что для обращения к Богу нужен не разветвленный и развитый культ, а соответствующее духовное состояние человека. Распространение влияния Дзен послужило причиной появления при многих синтоистских храмах и монастырях специальных школ для изучения методов достижения сатори - пробуждения. Наивысший расцвет Дзен в Японии приходится на XIV-XV вв., когда дзенбуддийские монахи выступали в роли советников и наставников при сёгунском и императорском окружении. Монастыри годзан были крупными центрами культурной деятельности, там возникла богатейшая литература дзен-буддизма. Дзенские школы построены на принципах полнейшей изоляции от мира, жестокой дисциплины и сурового режима. Они послужили образцом для современных школ дзен-буддизма, которые возникли как следствие моды на Дзен в Европе и Америке в 19-20 веках.

[23] Стерн Лео — Нью-Йоркский адвокат, близкий друг Катрин Кембэл.

[24] Эрнст — Нью-Йоркский адвокат, близкий друг Хорша.

[25] Рулада — виртуозный пассаж в пении.

[26] Германова Мария Николаевна (наст. фам. Красовская-Калитинская; 1884-1940) — актриса Московского художественного театра (1902-1919), эмигрировала вначале 1920-х в Прагу, а затем в Нью-Йорк, и через короткое время в Париж. В 1930 г., будучи в Нью-Йорке, познакомилась с Н.К. Рерихом и загорелась его культурными идеями. В апреле 1930 г. уехала в Париж и приняла активнейшее участие в работе Французского общества Рериха, была президентом Женского Союза и общества «Друзья Культуры» при Французском обществе Рериха. Вела короткую переписку с Рерихами. Эзотерическое имя - Альбина. Весной 1931 г. она предала рериховское идеи и стала вместе с больным мужем Калитинским А.П. порочить имя Н.К. Рериха под псевдохристианскими лозунгами.

[27] Пайс — индийская счетно-денежная единица и мелкая разменная монета.

[28] Грета Гарбо (Greta Garbo, 1905-1990) — шведская киноактриса, с 1922 по 1924 гг. училась актёрскому мастерству в театральной школе при Королевском драматическом театре Стокгольма, с 1926 по 1932 гг. снималась в Голливуде в немом кино, фильм «Гранд-отель» с её участием в 1932 году был удостоен премии «Оскар», а в 1954 году она сама получила почётную премию «Оскар» за выдающийся вклад в развитие киноискусства.

[29] Арура — тибетское название дерева из семейства комбретовых (лат. Terminaliachebulaили ChebulicMyrobalan), вечнозеленое цветущее дерево, достигающее 20 м. в высоту, произрающее в Гималаях, с крупным стволом, коричневато-серой корой, кожистыми листьями, желтыми цветами, твердой и прочной древесиной и небольшими овальными плодами цвета, похожими на орех или желудь, известных своими антиоксидантными, омолаживающими свойствами, одно из самых известных растений в аюрведе,  почитается во всей Индии.

[30] Зороастр (Заратустра - Zarathustra, 1 век д.н.э.) — пророк, основателем зороастризма - религии религии древних мидян и персов, которая просуществовала более 2500 лет, да и сейчас еще имеет сторонников. Зороастр учил о едином Боге Ахурамазда, о пришествии Спасителя, о священном огне, о воскресении мертвых, о Суде Божьем и о вечной жизни.

[31] Мандрагора (лат. Mandragora) — род многолетних трав семейства Паслёновые.

[32] Дусера (Dussehra или Dussera) или Виджаядашами — индуистский праздник, символизирующий победу добра над злом и широко празднуемый индуистами в Индии и за её пределами.

[33] Митусов Степан Степанович (1878-1942) — музыкант-педагог, искусствовед, двоюродный брат Е.И. Рерих, близкий друг и сотрудник Н.К. Рериха, в 1922-1929 гг. вел классы камерного пения и камерного ансамбля в Санкт-Петербургском государственном институте музыкального просвещения.

[34] Дюпон (DuPont) — американский химический концерн, основанный в 1802 г. выходцем из Франции. Речь идёт скорее всего о PierreSamuelduPont (1870-1954), управляющем (1915-1919 гг.) и членом Совета директоров (до 1940 г.) этой компании.

[35] Теснина — ущелье, узкий проход, часто между горами, скалами, утёсами.

[36] В первоиздание книги «Мир Огненный, часть 1, 1933» (Париж) в параграфе 79 вместо слова "ослушаться" напечатанно "ступать".

[37] Маха-Меру — "Вознесенная Громада Славы, почитаемое Убежище Богов и небесных псалмопевцев... недостижимое для грешных людей... ибо оно охраняемо Змиями. ... гор[а], находящ[ая]ся на Севере от Гималаев. Меру не есть "легендарная гора в пупе или центре Земли", но ее корни и основание находятся в этом пупе... Это связывает ее с "Центральной страною, которая никогда не погибает"; та страна, "где день смертного продолжается шесть месяцев, а его ночь другие шесть месяцев". (Тайная Доктрина Е.П.Блаваской)

[38] В первоиздание книги «Мир Огненный, часть 1, 1933» (Париж) в параграфе 95 вместо слова "Урусвати" напечатанно "вами".

[39] В первоиздание книги «Мир Огненный, часть 1, 1933» (Париж) в параграфе 112 вместо слова "условия" напечатанно "возможности".

[40] Тао — древнекитайская религия.

[41] Махер Баба или Мехер Баба (настоящее имя: Мерван Шериар Ирани; 1894-1969 гг.) — индийский мистик и публичный учитель, в 1954 году публично провозгласил сам себя аватаром, т.е. воплощением Бога в человеческой форме, пользовался огромной популярностью как в Индии так и на Западе, где он перериодически проводил турне.

[42] Диплодок — вымерший род ящеротазовых динозавров из группы зауропод, крупнейший из динозавров, он достигал в длину 25 метров и весил около 30 тонн.

[43] Птероподон — вымерший род гигантских летающих ящеров отряда птеродактилей, размах крыльев достигал 15 метров.

[44] Лукин Феликс Денисович (1875-1934) — врач, основатель и первый председатель Общества имени Н.К. Рериха в Латвии.

[45] Тридцатилетняя война (1618-1648) — общеевропейская война католиков в лице Римской, Австрийской империй и Испании против евангелической реформации в лице германский княжеств при поддержке Швеции, Дании и Франции.

[46] Валленштейн Альбрехт (1583-1634) — выдающийся полководец времен Тридцателей войны, состоял на службе Австрийской империи.

[47] Ярца — "ценное лекарство, известное как «ярца гунпу», что значит «трава летом, насекомое зимой», которое в значительных количествах экспортируется из Восточного Тибета в Китай. Долгое время это лекарство классифицировалось как растительное. В действительности же это гусеница Cordycepssinensis". (Ю.Н.Рерих. ХРАМ БУДДЫ ВРАЧЕВАНИЯ. Неопубликованные очерки. Журнал "Ариаварта". 1998. № 2)

[48] Мореа - Венецианец — "Почему называют Великим Венецианцем? Поясню, почему. Вы уже знаете о начале движения народов, эта волна докатилась до Балкан. В своем движении она угрожала народу венетам (от Адриатики на север) и венеты могли погибнуть. Тогда между ними появился высокий пастух и указал им отойти с пути народов на острова. М[ореа] называли его. Потом он скрылся неведомо". (Тетрадь 21, запись от 30.VIII.1924).

[49] CelebratedCause — англ.: выдающийся процесс.

Какой вопрос рериховедения вы считаете наиболее важным? (можно выбрать несколько пунктов, но один раз)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос: