Содержание

  • Три портрета в зале МЦР
  • Личность Джул Кула из Писем Махатм
  • Портрет Кут Хуми, выполненного  Джул Кулом
  • Беликов и встреча Рерихов с Учителями в Сиккиме
  • Джул Кул в летательном аппарате Братства
  • Л.В. Шапошникова и "Храм встречи"
  • Джуал Кул в описании Ледбитера
  • Джуал Кхул Алисы Бейли
  • Три Владыки Мира по завету Е.И. Рерих

 

Фото."Зал Учителей" в Международном Центре Рерихов (Москва). Общий вид.

  • Zal_Uchiteley_ICR

Три портрета в зале МЦР

Фото. "Зал Учителей" в Международном Центре Рерихов (Москва).

Портреты Учителей и картина Н.К. Рериха "FiatRex".

  • Zal_Uchiteley_3_portreta

Все, кто когда-нибудь посещал музей Международного Центра Рерихов (далее − МЦР) в Москве, заходили в "Зал Учителей". Автор этих строк также не раз был в этом зале, который является не проходным, как все остальные, что придаёт ему сакральное значение. И это понятно, т.к. по замыслу устроителей в нём находится самое святое для каждого рериховца− портреты Учителей, бюсты Н.К. и Е.И. Рерихов и картина "Fiat Rex". Если приглядеться в три портрета Учителей внимательнее, то под ними можно прочитать следующие надписи (слева направо): "Портрет Учителя Кут Хуми (Portrait of Master Koot Hoomi), Портрет Учителя Мориа (Portrait of Master Morya), Портрет Учителя Джул Кулл (Portrait of Master Djual Khool)".

Первые два портрета широко известны со времен Е.П. Блаватской, в присутствии которой в период с 19 июня по 9 июля 1884 года они были исполнены в Лондоне молодым немецким художником Германом Шмихеном (Hermann Schmiechen).[1] Этот момент был подробно описан Лаурой Халловэй.[2] Приведём короткую выдержку из её воспоминаний:

"Как и обещал махатма, м-р Шмихен, молодой немецкий художник, проживавший тогда в Лондоне, должен был нарисовать их портреты. В назначенное время в его студии собралось много теософов. Главным гостем м-ра Шмихена на том первом сеансе была Е.П.Б., занявшая кресло, стоящее перед помостом, на котором был его мольберт. <...> Те, кто видел репродукции портретов двух Учителей, нарисованных этим художником, помнят облик молодого человека, каким изображён К. Х. <...> Работа над портретом Учителя М. последовала по завершении; обе картины были одобрены Е.П.Б., и эти два портрета стали знаменитыми среди теософов во всём мире. Они – источник вдохновения для тех, кто имел возможность изучить изумительную силу и выразительность, изображённую на них м-ром Шмихеном".[3]

По поводу этих портретов, выполненных Шмихеном, махатма Кут Хуми в августе 1884 года пишет Синнету:[4] "Надеюсь, вы теперь удовлетворены моим портретом, сделанным Шмихеном, и недовольны тем, который у вас есть. Все же они все похожи, каждый по-своему. Только, если другие являются произведениями челы, последний был написан рукою М., действующей в голове художника, а часто и в его руке".[5]

Фото. Портрет Учителя Мориа работы Г.Шмихена, 1884 г.[6]

  • Morya_by_H.Schmiechen_1884

Фото. Портрет Учителя Кут Хуми работы Г.Шмихена, 1884 г.[7]

  • Koothoomi_by_H.Schmiechen_1884

Третий портрет в зале Учителей МЦР под наименованием "Джул Кулл" в русскоязычном интернете совершенно неизвестен. Поэтому пришлось приложить немало усилий, чтобы найти его источник. Пути поиска привели во французский сектор интернета, а именно к известному во Франции исследователю оккультных наук, Филиппу Энкосу (1906-1984, Philippe Encausse),[8] доктору медицины, сыну ещё более знаменитого оккультиста и масона Папюса.[9]

Филипп Энкос был довольно уважаемым и авторитетным человеком как среди светской публики, так и в кругах эзотериков. В 1937 году он был призван на военную службу младшим лейтенантом в медицинские войска. К 1945 году он дослужился до начальника медицинской службы Генеральной дирекции молодежи и спорта. А после Второй мировой войны он стал главным инспектором медицины и образования, а также директором французского олимпийского комитета. За особые заслуги перед Францией в 1958 году его наградили орденом Почетного легиона.

Как и его отец, Папюс, который был основателем ордена мартинистов,[10] Филипп Энкос входил в этот орден. Пользуясь большим авторитетом среди братьев по ордену, он становится сначала членом высшего совета этого ордена, а в 1952 избирается президентом ордена мартинистов в чине Великого Магистра. В 1953 году он реанимирует старый журнал ордена L'Initiation (фр. Инициация) и возглавляет его как главный редактор.

Сам Филипп Энкос был сконцентрирован на работе по продолжению трудов своего знаменитого на весь мир отца − Жерара Папюса. В 1932 году выходит книга Филиппа Энкоса "Papus, sa vie, son œuvre" (Папюс, его жизнь, его работа), в 1949 году − "Sciences occultes ou vingt-cinq années d’occultisme occidental. Papus, sa vie, son œuvre" (Научный оккультизм или двадцать пять лет западного оккультизма. Папюс, его жизнь, его работа), в 1954 году − "Le Maître Philippe de Lyon, thaumaturge et homme de Dieu" (Мастер Филипп из Лиона, чудотворец и человек Божий). Последняя книга принесла Филиппу Энкосу широкую популярность. Эта книга была много раз переиздана. В 1982 году она была удостоена премии Академии наук Франции.

Фото. Изображение Иисуса из книги Филиппа Энкоса

"Мастер Филипп из Лиона, чудотворец и человек Божий" (1954), стр. 193.

  • Jesus

И здесь мы подходим к цели наших поисков. Все заслуги Филиппа Энкоса были так подробно описаны лишь для того, чтобы читатель понял, что автор этой книги является авторитетным и достойным доверия человеком, а сама книга "Мастер Филипп из Лиона..." признана на уровне Академии наук Франции. Итак, на странице 193 этой французской книги[11] как раз и находится искомый нами портрет. Подпись к нему: "Jésus d’après une vision", что в переводе с французского значит "Иисус из видения". Ссылка к этой подписи проясняет, о каком видении идёт речь: "Это изображение Иисуса, которое было широко распространено в прошлом, до войны 1914-1918 годов, парижским целителем Зальцманом, выполненного венгерским художником по имени Семихен, который получил портрет в результате видения, которым он был вознагражден. (Ф[илипп] Эн[кос])".[12]

Фото. Скриншот страницы "Photographs of Jesus Face".

  • Photographs_of_Jesus_Face

Данный портрет Иисуса был помещен Филиппом Энкосом в раздел книги, где собраны высказывания Низье Филиппа[13] об Иисусе. Этот раздел проиллюстрирован и другими интересными графическими материалами на тему эзотерического христианства. Филипп Энкос не мог ошибиться в описании источника портрета Иисуса, т.к. он был Великим Магистром ордена мартинистов, в котором исповедуется мистическое и эзотерическое христианство, т.е. в котором знают толк в таких вещах. Более поздние источники приписывают авторство этого изображения другим людям, но все они говорили именно об изображении Иисуса. Во французском сегменте интернета даже можно найти страницу с названием "Photographs of Jesus Face"[14] (фотографии лица Иисуса), где эти данные собраны воедино.

Что касается самого изображения, то нужно отметить, что среди других известных портретов Иисуса, распространенных на Западе, этот портрет не выделяется ничем особенным. Он воспроизводит черты лица человека арийского происхождения, некоего белого европейца из средней или даже северной части Европы. Такое изображение на начало XX века вполне подходило ко всем известным в изобразительном искусстве ликам Иисуса. В любом случае, никаких азиатских черт в нём не наблюдается.

Личность Джул Кула из Писем Махатм

Имя Джул Кула (Djual Khool) хорошо известно в теософских кругах. Впервые оно упоминается в письмах Махатм в качестве ученика (чела) махатмы Кут Хуми:

"Джул Кул, − говорится в английской теософической википедии, − был чела Махатмы К.Х. вначале переписки последнего и махатмы Мориа, состоявшейся с А.П. Синнеттом и А.О. Хьюмом. В сентябре 1882 г. махатма К.Х. писал, что "он больше не мой чела" [письмо 85B]. Джул Кул часто упоминается в письмах как "Лишенный Наследства" − прозвище, данное ему, потому что он был лишен наследства своей браминской семьи, когда он стал чела махатмы К.Х. Его также иногда называют как Бенджамин, по отношению к библейской истории, в которой Бенджамин являлся самым молодым из двенадцати сыновей Иакова. Варианты написания: Djual Khul, Gjual Khool, DK, GK. Кут Хуми называл его своим Alter Ego.[15] Джуль Кул был использован в ряде случаев махатмой К.Х. в качестве посредника для осаждения некоторых писем, которые он посылал г-ну Синнетту. Кроме того, он написал несколько писем и записок, и подписал их своим именем. Первое письмо, которое он написал г-ну Синнетту, было после того, как махатма К.Х. закончил своё длинное отступление. Письмо было получено в январе 1882 года и было опубликовано в Письмах Махатм под номером 37. Он  также написал сноску-примечание (подписанной как Gjual-Khool) к статье, которая будет опубликована Уильямом Оксли в Теософисте. Копия сноски была отправлена ​​Е.П. Блаватской Синнетту для того, чтобы внести исправления перед публикацией. Оно было получено им в августе 1882 года. Эта сноска в настоящее время опубликованы в Письмах Махатм в письме номер 83 в хронологическом издании Писем Махатм к А.П. Синнетту издания Баркер".[16]

Указанное в английской теософической википедии письмо номер 83[17] в русском издании (Самара, 1993)[18] имеет номер 86.[19] Процитируем несколько строк из этого письма, указывающие на отношение Джул Кула к Кут Хуми как своему учителю:[20]

Фото (83-3). Оригинал страницы собственноручного письма

Джул Кула с его подписью Gjual-Khool.[21]

  • Mahatma_Letter_No._83-3

"Мне приказано моим возлюбленным Учителем, известным в Индии и в Западных странах под именем К[ут] Х[уми] Л[ал] С[ингх], чтобы я сделал от его имени нижеследующее заявление в ответ на некоторые сообщения, сделанные м-ром У.Оксли и посланные им для опубликования в журнал «Теософ». Упомянутый джентльмен, утверждает, что мой Учитель К[ут] Х[уми] три раза посетил его «в астральном теле» и имел беседу, во время которой, как утверждает м-р Оксли, он давал последнему объяснения по поводу астральных тел... <...> К своему сожалению, мой Учитель вынужден прибегнуть к этой мере, так как к несчастью, в последнее время такой самообман стал вполне частым явлением и требует быстрого пресечения. Вышеприведенные заявление должно быть добавлено в виде подстрочного примечания к публикуемому сообщению м-ра Оксли.

По поручению Джуль Кул. М.xxx."

Указанное выше в английской теософической википедии письмо номер 37[22] за январь 1882 года в русском издании Писем Махатм имеет номер 33[23] и озаглавлено как "«Лишенный Наследства» – Синнетту". Приведём несколько цитат из него[24]:

Фото (37-4). Оригинал страницы собственноручного письма

Джуал Кула с его подписью "THE DISINHERITED" (Лишенный Наследства)

от января 1882 года.[25]

  • Mahatma_Letter_No._37-4

"Уважаемый сэр! Учитель [Кут Хуми] проснулся и велит мне писать. К его великому сожалению, по некоторым причинам он не будет в состоянии в течение определенного периода представить себя потокам мыслей, с большою силою вливающимся с той стороны Химавата. Поэтому мне приказано быть той рукою, которая начертает вам его послание. <...> Уверяю вас, что я, хотя пока что только скромный ученик, ощущал ваши добрые пожелания, летящими ко мне, как выздоравливающий в холодных горах ощущает нежное дуновение, подувшее на него с долин, расположенных внизу. <...> Учитель спрашивает. Учитель думает, что вы это можете сделать так же, как и мистер Хьюм, если вы только попытаетесь, так как метафизическая способность в вас находится только в дремлющем состоянии и вполне развилась бы, если бы вы только разбудили и вызвали к действию постоянным употреблением. Что касается нашего уважаемого М[ориа], то он желает, чтобы я уверил вас, что секрет вызываемой мистером Хьюмом любви к человечеству базируется на случайном присутствии в этом слове первого слога. Что же касается человеческого рода, к нему у него нет никакого сочувствия. Так как Учитель [Кут Хуми] не будет в состоянии сам писать вам в течение месяца или двух и более (хотя вы всегда услышите о нем), Он просил вас ради него продолжить изучение метафизики и не оказываться в отчаянии от этой задачи каждый раз, когда вам попадаются непонятные мысли в заметках Сахиба[26] М[ориа], тем более, что единственной неприязнью в жизни М[ориа] является его неприязнь к писанию. Учитель посылает вам лучшие пожелания и, прося, чтобы его вы не забыли, приказывает мне подписываться самому.

Ваш покорный слуга «Лишенный Наследства»

Р.S. Если вы захотите написать Ему, Учитель будет рад получать от вас письма, но Сам он не будет в состоянии отвечать. Вы это можете сделать через Дамодара К. Маваланкера.

Л[ишенный] Н[аследства]".

Касательно псевдонима Джуль Кула «Лишенный Наследства», в письме номер 12 от 20 февраля 1881 г. Кут Хуми пишет Синнетту о некоем своём друге. По всей видимости речь шла о завещании дедушки Джуал Кула:

"Время дорого, а материалы (я подразумеваю материалы для писания) еще более драгоценны. Так как «осаждение» в переписке с вами становится незаконно, недостаток чернил и бумаги в таком же положении из-за «Tamasha» и так как я нахожусь далеко от дома и в таком месте, где магазины письменных принадлежностей менее нужны, чем воздух для дыхания, то наша переписка угрожает оборваться внезапно, если я не распоряжусь более рассудительно с имеющимся под рукой запасом. Один друг обещает снабдить меня в случае большой нужды несколькими случайно уцелевшими у него листами, памятными останками завещания его дедушки, на которых тот лишил его наследства и таким образом оставил ему «состояние». Но так как мой друг в течение последних одиннадцати лет не писал ни строчки (кроме одного раза, на другой бумаге, как эта «double superfine glace», изготовленная в Тибете так примитивно, что вы бы непочтительно приняли ее за фильтровальную бумагу, а завещание также написано на подобной же бумаге), мы могли бы с успехом сразу же перейти к вашей книге".

Фото (75-8). Оригинал страницы собственноручного письма Кут Хуми,

в котором он говорит о том, как пишется имя Джул Кула

(подчёркивания красным − А.Л.)[27]

  • Mahatma_Letter_No._75-8

В письме номер 75[28] (в русской классификации письмо номер 81[29]) на странице 8 махатма Кут Хуми сам объясняет как правильно пишется имя Джул Кула: "The second letter, I think, was thrown on his table by Dj. Khool (the real spelling of whose name is Gjual, but not so phonetically)..." (Второе письмо было брошено ему на стол Джуль Кулом (его имя правильно пишется Гжуал, но фонетически это не так)...).

Кстати, в этом же письме номер 81 Кут Хуми рассказывает о трудностях доставки писем из Тибета в Индию. Махатмы Кут Хуми и Мориа должны были прибегать к услугам своих чела, в число которых входил Джул Кул.

Фото (104-48). Окончание страницы собственноручного письма Кут Хуми,

в котором он говорит о подготовке к посвящению нескольких своих чела,

и в том числе Джул Кула ("Several of my chelas — Gjual-Khool among others").[30]

  • Mahatma_Letter_No._104-48

В конце письма от 2 февраля 1883 г. под номером 104[31] (в русской классификации номер 106[32]), учитель Кут Хуми говорит о подготовке к посвящению нескольких своих чела, среди которых и Джул Кул:

"Я чрезвычайно занят приготовлениями к посвящению. Несколько моих учеников, в том числе Джуль Кул, стремятся достичь «другого берега». Ваш верный К.Х."

О том, что Джул Кул находился в стадии ученичества, косвенно говорится также в письме Кут Хуми Синнету, которому он рассказывает о свойствах адептов, и в качестве примера приводит своё незнание маленького несчастного случая, произошедшего с его чела Джул Кулом по его необдуманности, а точнее неопытности:

"Внутренний Адепт всегда наготове, всегда бодрствует, и этого достаточно для наших целей. Во время покоя его способности тоже в покое. Когда я сижу за едой или когда я одеваюсь, читаю или как-нибудь иначе занят, я не думаю даже о тех, кто находится близ меня. И Джуль Кул легко может разбить свой нос до крови, стукнувшись в темноте о балку, как это с ним случилось вчера вечером (как раз потому, что вместо введения «фильма» он необдуманно парализовал все свои внешние чувства, пока разговаривал с другом на далеком расстоянии) – и я остался в полном неведении этого факта. Я не думал о нем, отсюда мое незнание".[33]

Итак, из вышеуказанных Писем Махатм можно сделать заключение, что Джуль Кул вначале 1880-х годов являлся учеником махатмы Кут Хуми, который в 1883 году готовился к его посвящению, которое он, по всей видимости, успешно выдержал, что следует из поздних источников, а именно из писем и дневников Е.И. Рерих. К примеру, в 1939 году Е.И. Рерих писала одному из своих корреспондентов:

"Теперь о перечисленных Вами сотрудниках Е.П.Блаватской. <...> Махатмы не нашли ни одного истинного ученика среди европейцев. <...> Во время Блаватской один лишь индус по имени Джуал Кул, или, как она называла его иногда, «лишенный наследства», был принят в ученики Махатмой К.Х. и даже находился при Махатме К.Х. и часто сопутствовал Ему в Его разъездах. Итак, никто из европейцев не дошел до Башен".[34]

Е.И. Рерих знала о Джул Куле из общения с Учителем, махатмой Мориа, о чём речь пойдёт ниже. Здесь ещё можно отметить, что Джул Кул  хорошо владел английским языком, даже лучше, чем махатма Кут Хуми, как об этом писала Е.П. Блаватская, лично общавшаяся с Джул Кулом на английском языке.[35] И это несмотря на то, что Джул Кул никогда не соприкасался с западным миром, что следует из нижеследующих цитат из писем махатм.

Портрет Кут Хуми, выполненного Джул Кулом

В письме номер 17 от  5 августа 1881 г. махатма Кут Хуми пишет А.П. Синнету[36]: "И откуда другая мысль получить мой портрет? У меня никогда не было их, кроме одного, за целую жизнь: это был плохой ферротип,[37] сделанный в дни студенчества путешествующей художницей, из чьих рук мне пришлось его изъять. Ферротип имеется, но изображение исчезло: нос отлупился и нет одного глаза. Другого нет, чтобы преподнести. Не осмеливаюсь обещать, так как я никогда не нарушаю данного слова. Все же я попытаюсь когда-нибудь достать вам один".[38]

Со временем махатма Кут Хуми выполнил своё обещание и Синнет стал обладателем портрета Кут Хуми, который он показал своему другу, полковнику Чезни,[39] автору известного романа "Сражение у Доркина" (1871). В упомянутом выше письме номер 81,[40] кроме всего прочего, как раз идёт речь о том, как полковник Чезни воспринял портрет Кут Хуми. В этом письме также говорится, что этот портрет сделал Джул Кул путём осаждения[41] при участии махатмы Мории. Джул Кул был очень горд, что смог это сделать, и попросил разрешение у Кут Хуми сделать ещё один такой же портрет для самого полковника Чезни. Разрешение было получено и спустя 3,5 минуты оно было готово. По мнению Джул Кула, с чем согласился Кут Хуми, полученное изображение было наиболее похоже на оригинал, т.е. самого Кут Хуми. Джул Кул хотел сам доставить его полковнику, но ему было отказано. Поэтому это задание было поручено Ферну,[42] чела махатмы Мориа. В конечном итоге, опасаясь нелепых трюков со стороны Ферна, махатма Мория собственным почерком отправил телеграмму Ферну, приказав ему немедленно отослать пакет с портретом Кут Хуми полковнику Чезни путём обычной почты.

Этот портрет Кут Хуми для полковника Чезни был третьим по счёту. К сожалению, не один из них широкой общественности неизвестен. О том как создавался первый портрет Кут Хуми тем же Джул Кулом и тем же методом осаждения, но при более сложных обстоятельствах, описано в письме номер 88.[43]

Фото. Портрет индийского йога Тиравалла (Tiravalla),

созданного Е.П. Блаватской путём осаждения в декабре 1877 г.

Надпись внизу: "Ghostland or Land of the Living Brotherhood of T__Which"[44]

  • Tiravalla

Блаватская также обладала феноменальной способностью осаждения. В письме номер 91 от октября 1882 года махатма Кут Хуми сравнивает эту способность Блаватской с такой же способностью Джул Кула:

"Она может и производит феномены благодаря ее природным силам и долгим годам регулярной тренировки, и ее феномены иногда лучше, чудеснее и гораздо более совершенны, нежели некоторых высоких посвященных учеников, которых она превосходит в художественном вкусе и чисто западной оценкой искусства, например – в мгновенном создании картин. Вот свидетельство – ее портрет факира Тиравалла, упомянутый в «Намеках», в сравнении с моим портретом, созданным Джуль Кулом. Несмотря на все превосходство его сил по сравнению с ее силами, его молодости, противопоставленной ее старости, а также неоспоримое и важное преимущество, которым он обладает потому, что его чистый неомраченный магнетизм никогда не имел прямого соприкосновения с великой нечистотой вашего мира и общества, все же, делай он, что хочет, он никогда не создаст такой картины просто потому, что он не в состоянии представить ее в своем уме и в тибетском мышлении".[45]

Из этого письма становится ясно, что Джул Кул в 1882 году был молод, он никогда не  был на Западе, он имеет тибетский менталитет. То, что Джул Кул − чистый индус-тибетец, подтверждается также и более поздними источниками, в частности дневниками Е.И. Рерих, о чём будет сказано ниже.

Беликов и встреча Рерихов с Учителями в Сиккиме

В порту Марселя 13 ноября 1923 года Рерихи сели на пароход "Macedonia" и отбыли в Индию.[46] Проехали Порт-Саид, Красное море, Синай, Аден, переплыли Индийский океан, и 30 ноября 1923 года прибыли в Индию в порт Бомбея. В тот же день Учитель их приветствует: "Я, Я, Я, Учитель, приведший вас на Мою землю".[47] Этим днём заканчивается очередная дневниковая тетрадь Е.И. Рерих, по которым можно довольно точно проследить передвижения и действия Рерихов. К сожалению, следующая тетрадь дневников Е.И. Рерих, в которой продолжаются её записи после 30 ноября 1923 года, в Амхерст-колледже[48] отсутствует. Следующая тетрадь начинается записью Е.И. Рерих от 27.01.1924, когда Рерихи уже были в Дарджилинге. Таким образом, отсутствуют записи за два месяца, во время которых Рерихи пересекли всю Индию от морского порта Бомбея до горного Дарджилинга в восточных Гималаях. Известно, что эти два месяца Рерихи посвятили осмотру достопримечательностей, но также и во время пребывания в Дарджилинге они продолжали знакомиться с Индией и её культурными представителями:

"С 1923 года, − писал Н.К. Рерих, − мы объехали главные достопримечательности Индии, начиная с Элефанты, Агры, Фатехпур Сикри, Бенареса, Сарната, побывали в ашрамах Рамакришны, в Адьяре, в Мадуре, на Цейлоне и всюду нашли сердечное приветливое отношение. Установились связи не только с семьею Тагора, но и с многими представителями философской мысли Индии – Свами Рамдас, Шри Васвани, Свами Омкар, Свами Джаганишварананда, Шри Свами Садананд Сарасвати. Сблизились с Джагадис Боше, завязались переписки с Анагарикой Дхаммапаллой, с Рамананда Чаттерджи, с Сунити Кумар Чаттерджи, с Раманом".[49]

В Дарджилинге Рерихи поселились в доме Талай Пхо Бранг, где когда-то останавливался далай-лама. Этот дом Учитель приготовил для Рерихов ещё тогда, когда они были в Европе:

Фото. Дом Талай Пхо Бранг в Дарджилинге.

Крайний справа − С.Н. Рерих, рядом с ним − Н.К. Рерих. 1924 год.[50]

  • Talai-pho-brang_house_Darjeeling_1924

"— Дом Мой ждет.

Вопрос Юрия: Найду ли я дом в Дарджилинге?

— Поймешь".[51]

Вообще, весь план пребывания Рерихов в Индии на первый год был разработан Учителем и предложен Рерихам ещё 8-го марта 1923 года, когда Рерихи были в Нью-Йорке:

"Напишите Удрае[52] распределение первого года. После Бомбея и древних городов прибудете в Адьяр, лето в горах, полный отдых. После явитесь в Пондишери - весь год. Или хотите другой: после Бенареса - лето в Кашмире, после – города Шантиникитан и Адьяр. Тогда второе лето в Голубых горах. Пошлите два плана Удрае. После летом решим. Отдых требую летом в Индии. Отсылаю в горы Кашмира или горы Голубые. Урусвати останется довольна".[53]

Здесь приводятся эти подробности общения Рерихов с Учителем, чтобы показать, что все действия Рерихов заранее планировались и обсуждались с Учителем. Следует сразу заметить, что ни о какой встрече Рерихов с Учителями речи в дневниках Е.И. Рерих не шло − отдых в горах и не более. Это понятно, т.к. Рерихи должны были набраться сил перед сложной центрально-азиатской экспедицией и привыкнуть к высокогорному климату.

Рядом с Дарджилингом, куда прибыли Рерихи, и где они прожили довольно долгое время (чуть больше года) в одном и том же доме, находится монастырь Гхум, в котором в 1881 году Е.П. Блаватская встречалась с махатмой Мориа. Зная это, известный рериховед П.Ф. Беликов сделал заключение, что Рерихи тоже встречались с махатмой Мориа в этих местах. По мнению Беликова, в этой встрече махатму Мориа сопровождал Джул Кул. Приведём доводы Беликова [в квадратных скобках добавлены номера, к которым будут заметки после всей цитаты]:

"Мы знаем,  из переписки с Шибаевым, что сначала Рерихи намеревались посетить Адьяр и наладить связи с теософским  движением. Но по приезде в Индию они изменили свое решение и поехали в Сикким.[54] В Сиккиме состоялась встреча с Учителем и сопровождавшим Его Джул-Кулом. Произошла она в окрестностях Дарджилинга, в храме, с которого сделана фотография. [1] Место это довольно людное. [2] О самой встрече мы находим следующие подробности в "Надземном" (п. 40):

"Мы не уходим из жизни, когда Мы появлялись, Мы не отличались от остальных обывателей. Вы сами можете свидетельствовать, что Джул-Кул, когда появился встретить Вас, не отличался от лам. Урусвати  немедленно почуяла необычность, но явление могло быть отнесено и к настоятелю монастыря. [3] Так и все Собратья и сотрудники несут обычные земные облики. Но даже при условностях обликов сердечность будет сквозить и в каждом взгляде и улыбке. Можно назвать это качество сердечности и другим именем, более научным, но Мы желаем установить наиболее человеческий взгляд на Нашу Общину", и еще: "Урусвати помнит, как при первой встрече с Нами остальные прохожие как бы рассеялись. Справедливо предположить, что это было следствием Нашего мысленного приказа". [4] О том, что встреча эта состоялась непосредственно после появления Рерихов в Индии, свидетельствуют следующие тексты Николая Константиновича.

В "Алтай-Гималаях" имеется многозначительная приписка, пропущенная при последнем издании книги у нас, в России. На стр. 255 после слов: "Направление с северо-востока на юг" в рукописи следовало "Энергия А. Брат Д.К." В данном случае описывается наблюдение экспедицией шаровидного аппарата 5 августа 1927 года. Упоминание о Джул-Куле показывает, что свидание с Ним уже состоялось [5] и при этом было рассказано об энергиях, которые могли исходить из Братства. Очевидно, об этом и вспомнил Рерих. Кроме того, в неопубликованном очерке "Бывальщина" перечислены в хронологическом порядке необычные явления и встречи: "Не забудется и встреча в Чикаго. А Лондон в 1920! А Париж в 1923! А Дарджилинг! А Москва в 1926! А Белуха! А Улан-Батор! А Тибет! А Индия! Всюду вехи". Здесь Дарджилинг  назван после Парижа (получение Камня) и до Москвы. [6] Рерих пишет и в "Путях Благословения", в очерке "Звезда Матери Мира", датированном 8 мая 1924 года, об Учителях так, как будто с Ними встречался: "Люди, встречавшие в жизни Учителей, знают, как просты и как гармоничны и прекрасны Они. Эта же атмосфера красоты должна окутывать все, что касается Их области". (стр. 88). Несомненно, что это касается встречи в Дарджилинге с Учителями М. и Д.К. [7] Если встречи с Посланниками Белого Братства  в Лондоне, Нью-Йорке и Чикаго [8] были неожиданными и кратковременными, то эта встреча была продолжительной и запланированной. При встрече в Дарджилинге были получены инструкции о том, что надлежит сделать в ближайшие годы по Плану Владык, в том числе конкретные задания их главной миссии - поездки в Советскую Россию и передача там "Послания Махатм". [9] Главная цель экспедиции была, именно, - Москва и вообще Советский Союз, с которым надлежало установить связь. С этих пор Рерихи основное внимание уделяли этому".[55]

Прежде чем разбирать эту длинную цитату, следует отдать должное Павлу Фёдоровичу Беликову[56] (1911-1982) за его большие заслуги в области рериховедения. Он был первопроходцем в этой области, и поэтому не имел такого огромного набора первоисточников, которые имеются у нас сейчас. Он покинул этот мир в 1982 году, когда и речи не было о таких рериховских первоисточниках как полное собрание писем Е.И. Рерих, дневники З.Г.Фосдик, К.Н. Рябинина, Н.В. Кордашевского, а тем более дневников Е.И. Рерих. Поэтому ему приходилось оперировать ограниченным набором первоисточников, из-за чего появлялась необходимость домысливать не хватающие звенья разорванной цепочки фактов. Именно так и получилось в описании встреч Рерихов с махатмами. Разберём конкретнее вышеприведённую цитату из книги П.Ф. Беликова "Рерих. Опыт духовной биографии" (1994), которая кстати была издана его последователями на основе его черновых записей, которые сам Павел Фёдорович, может быть, никогда бы и не опубликовал. Итак, идём по цифрам в квадратных скобках.

Фото. Н.К. и С.Н. Рерихи в одной из комнат дома Талай Пхо Бранг в Дарджилинге

в тибетских одеяниях и перед индийской ритуальной тумбочкой. 1924 год.[57]

  • Darjeeling_1924
 

[1] "Произошла она в окрестностях Дарджилинга, в храме, с которого сделана фотография". − Беликов не указывает, о какой фотографии идёт речь, и даже её не описывает. На сегодняшний момент в рериховедении неизвестно ни одной фотографии Рерихов из сиккимских или дарджилингских монастырей. Судя по любительским фотографиях, дошедшим до наших дней, Рерихи имели в тот период с собой фотоаппарат, которым, судя по всему, снимали их сыновья − Святослав и Юрий. И фотографии с Рерихами из Дарджилинга за 1924 год известны, но нет ни одной фотографии, где был бы запечатлен хоть один сиккимский или дарджилингский храм. Здесь для читателей Беликова и его последователей открывается широкий горизонт для фантазий, чем позже и воспользовалась Л.В. Шапошникова.

[2] "Место это довольно людное". − Очень сомнительно, чтобы в таком месте проходила встреча Рерихов с махатмами, да и при том продолжительное время с подробным обсуждением планов на будущее. Аргументация, что мол махатмы сделали так, чтобы толпа их не видела, несостоятельна, т.к. в окрестностях Дарджилинга есть много тихих храмов, укрытых от толпы. Махатмы, если бы они действительно захотели встретится с кем-то, выбрали бы именно такое место, чтобы не расходовать зря ценную психическую энергию для психологизации толпы.

[3] "Вы сами можете свидетельствовать, что Джул-Кул, когда появился встретить Вас, не отличался от лам. Урусвати  немедленно почуяла необычность, но явление могло быть отнесено и к настоятелю монастыря". − Эта цитата из 40-го параграфа книги "Надземное" ошибочно отнесена Беликовым как описывающая встречу с махатмой Мориа и Джул Кулом. Эта запись относится к следующему эпизоду, который Н.К. Рерих в своей книге "Алтай-Гималаи" описывал так:

"Толкуем с ламой про бывший с нами случай около Дарджилинга. Надо записать. Ехали в моторе около монастыря Гум. Навстречу показался в портшезе, несомом четырьмя слугами в белых одеяниях, лама в чудесном, прекрасном облачении с короной на голове. Светлое, приветливое лицо с небольшой черной бородой. Мотор должен был задержаться, и лама улыбался и радостно кивал нам головою. Мы думали, что это важный настоятель большого монастыря. После узнали, что в портшезе лам не носят. Корону в пути ламы не надевают. И в таких прекрасных одеяниях ламы в Сиккиме вообще не появляются. Никто о таком ламе не слыхал, и подобного лица мы нигде не нашли. Шофер задержал машину, объезжая ламу, что позволило четко заметить лицо его".[58]

В другой своей книге "Шамбала" Н.К. Рерих рассказывает об этом случае так:  "Или другой незабываемый случай около Гума. Мы четверо после полудня ехали в моторе по горной дороге. Вдруг наш шофер замедлил ход. Мы увидали на узком месте портшез, несомый четырьмя людьми в серых одеждах. В носилках сидел лама с длинными черными волосами и необычной для лам черной бородкой. На голове была корона, и красное с желтым одеяние было необыкновенно чисто. Портшез поравнялся с нами, и лама, улыбаясь, несколько раз кивнул нам головою. Мы проехали и долго вспоминали прекрасного ламу. Затем мы пытались встретить его. Но каково же было наше изумление, когда местные ламы сообщили нам, что такого ламы не существует. Что в портшезе носят лишь Далай-Ламу, Таши-Ламу и высоких покойников. Что корона надевается лишь во храме. При этом мы шептали: “Наверное, мы видели ламу из Шамбалы”."[59]

Обратите внимание на слова "Затем мы пытались встретить его", которые говорят о том, что последующей встречи с этим незнакомцем не состоялось, т.е. этот проезжий незнакомец не ехал на встречу с Рерихами.

[4] "Урусвати помнит, как при первой встрече с Нами остальные прохожие как бы рассеялись. Справедливо предположить, что это было следствием Нашего мысленного приказа". − Эту цитату Беликов взял из книги "Надземное, п. 127" и датирует её временем, когда Рерихи были в Дарджилинге. Это явная ошибка. В своих дневниках Е.И. Рерих довольно часто писала об этой встрече с махатмами Морией и Кут Хуми, которая произошла в Лондоне. Этот момент рериховедами уже подробно исследован.[60]

[5] "В данном случае описывается наблюдение экспедицией шаровидного аппарата 5 августа 1927 года. Упоминание о Джул-Куле показывает, что свидание с Ним уже состоялось". − Точная информация об этом случае была получена в тот же день из общения с Учителем, что отражено в дневниках Е.И. Рерих. Логический посыл Беликова неверен, но он ничего не знал о том, как Рерихи получали информацию о таких вещах. (Подробнее этот случай разбирается ниже).

[6] "Здесь Дарджилинг назван после Парижа (получение Камня) и до Москвы". − Именно потому, что под Дарджилингом возле Гума состоялась мимолётная встреча Рерихов с Джул Кулом (см. [3]).

[7] "Рерих пишет...: "Люди, встречавшие в жизни Учителей, знают, как просты и как гармоничны и прекрасны Они. Эта же атмосфера красоты должна окутывать все, что касается Их области". Несомненно, что это касается встречи в Дарджилинге с Учителями М. и Д.К." − Рерихи встречали Учителей (М.М. и К.Х.) в Лондоне, и именно эти воспоминания позволяют Н.К. Рерих писать строки, процитированные Беликовым, который о лондонской встрече Рерихов с Учителями имел смутное представление.

[8] "Если встречи с Посланниками Белого Братства в Лондоне, Нью-Йорке и Чикаго..." − Из этой цитаты понятно, что П.Ф. Беликов не может отличить встречу посланников Учителей (каких много по всему миру), от встречи с самими Учителями Белого Братства, которых меньше, чем пальцев на одной руке, если считать тех, кто находится в физических телах.[61] Так, случай встречи Рериха с загадочным незнакомцем в музее Метрополитен в Нью-Йорке хорошо известен − о нём писал сам Н.К. Рерих в своих письмах в Америку.[62] Но этот случай не может быть поставлен в один ряд со встречей Рерихов с Учителями в лондонском Гайд-парке, также как и доставка посылки с камнем Чинтамане в Париже, когда Ю.Н. Рерих принял в её дверях дома от незнакомца, без каких-либо пояснений. На вопрос Е.И. Рерих, кто принес посылку, Учитель уклончиво ответил: "Птицы приносят, не надо много говорить, ибо много гончих по следу".[63] Конечно, для Рерихов это были запоминающиеся вехи, о чём и писал Н.К. Рерих в своём очерке «Бывальщина».[64] Но делать заключение, что в каждом из перечисленных пунктов произошла встреча с Учителями − это значит сделать очень грубую ошибку. Но Беликов просто не имел представление, как работают Учителя. В этом как раз и кроется главная ценность публикации дневников Е.И. Рерих − они помогают нам лучше понять работу Братства. А это значит, что люди и Братство сближаются. Именно в этом состоит задача ближайшей эволюции человечества, которое должно добровольно, только из чувства любви и признательности, встать под управление Великого Белого Братства, уже миллионы лет ведущее человечество по пути духовной эволюции.

[9] "При встрече в Дарджилинге были получены инструкции о том, что надлежит сделать в ближайшие годы по Плану Владык, в том числе конкретные задания их главной миссии - поездки в Советскую Россию и передача там Послания Махатм". − П.Ф. Беликов знал о послании махатм советскому правительству, которое было опубликовано ещё в 1965 году в журнале "Международная жизнь", и том, кто его доставил, но Беликов не мог знать как Рерихи получали задания от махатм,[65] и в том числе само т.н. "Послание Махатм". Из дневников Е.И. Рерих следует, что Рерихи имели телепатическую связь с махатмами практически каждый день, в ходе которой они и получали все указания. Также и "Послание Махатм" было телепатически принято и записано рукой Е.И. Рерих 30 ноября 1925 года, когда Рерихи стояли со всем своим экспедиционным лагерем в Хотане. После текста "Послания Махатм", Учитель даёт указание: "Это письмо, написанное рукою Урусвати передай Ч[ичерину]".[66]

Итого, не один из доводов П.Ф. Беликова в пользу его версии, что Рерихи встречались с махатмой Мориа в сопровождении Джул Кула в Дарджилинге (или Сиккиме), не выдерживает сверки с первоисточниками, которые стали известны уже после ухода Беликова с земного плана в 1982 году.

Как уже было сказано выше, по информации, изложенной дневникам Е.И. Рерих, можно вполне достоверно проследить путь Рерихов по датам. Поездка в Сикким у Рерихов проходила с 15 по 24 февраля 1924 года. Ни до, ни после этих сроков в дневниках Е.И. Рерих нет абсолютно никакой (!) информации о встречи с Учителями. В день возвращения из Сиккима Е.И. Рерих снова продолжила свои ежедневные записи диалогов с Учителем. Вот запись отъезда и приезда:

"15 февраля рано утром двинулись в Сикким.

24.II.1924.

День возвращения из поездки по монастырям

Считаю поездку удачною – духом укрепились, познали положение Учения. <...>

Почему ощущала такую смертельную тоску при посещении храмов?

— Тягость пыли мира. Являя луч, Мы как бы освещаем наросты пыли. Даже старик мечтает о новом храме".[67]

Автор этих строк изучает дневники Е.И. Рерих уже довольно давно. Десять лет назад я получил разрозненные оцифрованные манускрипты Е.И. Рерих из Амхерст-колледжа,  систематизировал их, создал из сканкопий djvu-файлы и выставил в интернете на сайте "Библиотека Урусвати",[68] специально для этих целей мною созданном. Я организовал работу по набору этих рукописей в печатный текст. Я лично набирал своими руками несколько тетрадей-рукописей Е.И. Рерих в печатный текст, благодаря чему досконально изучил почерк Е.И. Рерих, который не отличается легкостью чтения. И всё это время я читал, вычитывал дневники Е.И. Рерих, писал к ним ссылки, словом готовил тексты к публикации, и по мере готовности выкладывал их на этом сайте "Живая Этика в мире", главным редактором которого я являюсь. Давние читатели моего сайта не дадут мне соврать, что именно так и было. Всё это говорится не для того, чтобы похвалиться, а потому, чтобы читатель поверил автору этих строк в то, что он хорошо знаком с субстанцией дневников Е.И. Рерих, которые в рериховедении являются материалом новым и ещё мало изученным. 

Так вот, автор этих строк вполне авторитетно и с полным знанием вопроса заявляет, что никакой информации о встрече Рерихов с Учителями в Сиккиме или Дарджилинге в дневниках Е.И. Рерих нет! Абсолютно никакой! И даже ни намёков, ни косвенных фактов, даже между строк ничего такого не встречалось. О мимолётной встрече Рерихов с махатмами в Лондоне − информация есть и много. Но о встрече в Сиккиме, на которой, по словам Беликова, обсуждались планы центрально-азиатской экспедиции и поездки Рерихов в Москву, нет ни слова. По аналогии с лондонскими событиями, отголоски этой продолжительной и эпохальной встречи должны были быть отражены Е.И. Рерих в той или иной тетради. Нам известны все дневники Е.И. Рерих до 1935 года − это 40 объёмистых тетрадей, в которых отражены практически ежедневные записи общения Рерихов с Учителем, но ни в одной из них не упоминается встреча в Сиккиме или Дарджилинге. Поэтому вывод здесь только один: этой встречи не было!

Да, и вообще, зачем было Рерихам встреча в физических телах с Учителем (хотя бы и с его астральным телом), если Рерихи каждый день имели с Учителем телепатическую связь? Более того, Е.И. Рерих во время сна своего физического тела посещала Братство в своём астральном теле. Многие из этих опытов Е.И. Рерих записала в своих дневниках и письмах, о чём читатель этих строк, наверняка, уже читал. Зачем же тогда было Учителю толкаться в толпе индусов, чтобы встретится с Рерихами?

Итак, миф Беликова о встрече Рерихов с махатмами в Сиккиме развеян.

Джул Кул в летательном аппарате Братства

"6 марта 1925 г., − сообщает Ю.Н. Рерих, − наша экспедиция покинула Дарджилинг, а с ним и дружественное княжество Сикким".[69] Рерихи двинулись на поезде в Шринагар, откуда и стартовала центрально-азиатская экспедиция. Перевалив через Гималаи, пройдя весь Тибет, достигнув Советской России и посетив Москву, Рерихи снова возвращаются в Центральную Азию. Прошло больше двух лет с момента отъезда из Дарджилинга. Когда экспедиция Рерихов стояла полевым лагерем в Монголии, недалеко от тибетской границы, произошёл случай, который Н.К. Рерих в своей книге "Алтай-Гималаи" описал в следующих словах:

"Пятое августа [1927]. Нечто очень замечательное! В десять с половиной утра над станом при чистом синем небе пролетел ярко-белый, сверкающий на солнце шаровидный аппарат. Семеро из лагеря наблюдали это необыкновенное явление. Направление - с северо-востока на юг. Энергия А. Брат Д.К. Замечательно!"[70]

Фото. Палаточный стан экспедиции Рерихов в горах Циляньшаня.[71]

Н.К. Рерих и Н.В. Кордашевский, июль-август 1927 года.[72]

  • N.K.Roerich-N.V.Kordashewsky

В состав экспедиции, кроме самих Рерихов и их старшего сына Юрия, исполнявшего обязанности переводчика, входили несколько русских со следующими обязанностями: доктор К.Н. Рябинин, заведующий транспортом П.К. Портнягин, начальник охраны полковник Н.В. Кордашевский, заведующий хозяйством А.А. Голубин. Елену Рерих сопровождали сестры Л.М. и И.М. Богдановы.

Начальник охраны экспедиции, полковник Н.В.Кордашевский, так описывает это событие в своём походном дневнике:

"5.VIII. Сегодня над лагерем произошло странное явление. Мы с Ю.Н. стояли у коновязи и говорили о Тибете и его духовных учениях. Ю.Н. тонкий знаток Азии и этой страны – магистр восточных языков Гарвардского университета. Вдруг крик: «Орел!» – «Где орел? Черный орел над лагерем!» – перекликаются голоса. Я взглянул по направлению поднятых голов и увидел не орла, а громадный желтовато-белый, сверкающий на солнце шар. «Какой же это орел – это шар», – сказал я подходившему Н.К.Р. и бросился в палатку за биноклем. Им я опять скоро нашел в воздухе странный предмет. Совершенно явственно, около полукилометра над нами, в высоте шел шар. Снаружи не было видно ни веревок, ни гондолы. Н.К.Р., Ю.Н., несколько монголов и я наблюдаем необычайное явление. Шар идет по прямой линии с востока на запад и вдруг, повернув под прямым углом на юг, скрывается, все уменьшаясь, за ближайшей горной грядой. Буряты утверждают, что сначала между шаром и землей парил огромный черный орел, но я его уже не видел. Сыпятся предположения, начиная с того, что это был детский шар из Сучжоу, и кончая тем, что над нами пролетел аэроплан китайской авиации – кстати, несуществующей. Но во-первых, было совершенно ясно, что этот, я не могу назвать его иначе как сферический аэростат, переменил курс, повинуясь точному повороту руля, а во-вторых – по своей конструкции не походил ни на одно известное мне воздушное судно. Нельзя допустить и того, что это был европейский аэроплан. Что бы он делал в тысячах верст от возможной базы и в направлении Гималаев, перелет через которые из-за воздушных пропастей совершенно невозможен. Только потом узнали мы о том, чем было на самом деле это замечательное явление. Это, конечно, не был ни обычный авиационный снаряд и ни детская игрушка из Сучжоу, занесенная сюда по прихоти ветра".[73]

Доктор экспедиции К.Н.Рябинин так описал увиденное: "Около половины одиннадцатого утра мы заметили большого черного орла, пролетевшего с запада на восток, - такой величины птицы здесь редки; вслед за этим мы обратили внимание, что бурят Цультим смотрит на северо-восток. Приблизившись к нему, мы заметили на очень большой высоте ярко белевший объект, быстро и плавно двигавшийся в южном направлении хребта Гумбольдта. Успели принести три бинокля, и все присутствовавшие при этом семь человек внимательно наблюдали это явление. Хотя объект уже удалялся, в бинокль мы успели хорошо разглядеть его округлую, продолговатую форму, а также отметили наличие освещения с одной стороны; по словам наблюдавшего также Н.В., объект, вначале постепенно удалявшийся, вдруг повернул под определенным углом и скрылся в южном направлении. Были высказаны предположения об аэростате, а среди бурят - о воздушном шаре, пущенном китайцами с «парами бензина». Мы улыбались последнему предположению, так как ближайший пункт, откуда мог быть пущен шар, - это Сучжоу, находящийся в расстоянии шести дней пути, причем все эти дни, как и вообще во все это время года, ветер был определенно западный".[74]

Е.И. Рерих по какой-то причине данное явление не видела, но в вечерней беседе с Учителем она узнала, что это был летальный аппарат Братства и что им управлял Джул Кул, который летал в Лхасу, чтобы известить духовного главу всех буддистов, Таши Ламу, о скором приходе экспедиции Рерихов. В своих дневниках Е.И. Рерих записала свой диалог с Учителем махатмой Морией:

"Торжественно разрешаю оповестить всех, что Наш летательный аппарат известил Таши­Ламу о вашем приходе и о необходимости иметь для Монг[олии] особого гегена. Все видели (аппарат). <...>

– Какой энергией двигался аппарат?

– Аппарат движется смешанной А-энергией.

– Мне так больно, что я не видела.

– Нечего видеть, очень высоко, просто как белый камень.

– Какой формы?

– Шар, несколько удлиненный.

– Где спускается такой аппарат?

– Ночью в горах.

– Кто был в этом аппарате?

– Д[жуал] К[ул], одет как простой лама.

– Где спускается такой аппарат?

– Ночью в горах.

– Кто был в этом аппарате?

– Д[жуал] К[ул], одет как простой лама".[75]

После окончания экспедиции к Рерихам в Дарджилинг 12 августа 1928 года прибыла З.Г. Фосдик. Через десять дней после одной из бесед с Е.И.Рерих она записала:

"Е.И. говорила, что в аппарате Братства, который пролетел над ними, был Брат Джуал Кул с сотрудником в уплотненном астрале и летели они к Т[аши]-л[аме] упомянуть о них. И сотрудник должен был передать ему весть, а Брат Д[жуал] К[ул] остался сторожить аппарат (овальной формы, как бы из алюминия), чтобы, если кто откроет их, уничтожить аппарат".[76]

Итак, из записей Рерихов и их спутников видно, что Джул Кул всё так же работал в Братстве, спустя 45 лет с того момента, когда он в 1883 принял посвящение от своего учителя Кут Хуми.

Фото. Сканкопия рукописной страницы дневника Е.И.Рерих,

запись от 14 июля 1928 года. Красным подчеркнуты слова

"Какой национальности Дж[ул] Кул? Индус – Его приближение было решено.

Многие жизни работал с Нами"[77]. (Подчеркивания мои - А.Л.)

  • Dnevnik_EIR_14.07.1928

В том же 1928 году в дневниках Е.И. Рерих можно найти следующие записи, касающиеся Джул Кула:

"14 июля 1928[78]

– Какой национальности Дж[уал] Кул?

– Индус – Его приближение было решено. Многие жизни работал с Нами.

<...>

30 сентября 1928[79]

– Кто был говорящий на неизвестн[ом] мне языке?

– Дж[уал] К[ул], но Он изменил наружность, ибо облик тибетца больше не нужен. Ибо Тибет должен пережить судьбу. Мы больше не с ним [Тибетом].

<...>

12 декабря 1928[80]

– Рисунки Dj[ual] Kh[ul’а], изображ[ают] ли они долину сокровенную или же места около?

– Малые ашрамы около Брамапутры.

– Каким образом паломники, следуя по течению этой реки, не знают об их существовании?

– Не замечают, ибо тропа минует этот изгиб.

– Dj[ual] Kh[ul] упоминает о библиотеке?

– Одно из бывших хранилищ, теперь закрыто. <...>

– Мне хотелось бы больше знать о Dj[ual] Kh[ul’е], и как мог он так приблизиться к Учителям?

– Могу рассказать несколько его жизней. Дадим этому отдельный вечер".

К сожалению, в последующих дневниковых записях Е.И. Рерих рассказа о жизнях Джул Кула не находятся.

Фото. Рисунок Джул Кула, изображающий

место обитания Учителей К.Х. и М.М.[81] 

  • Ravine_in_Tibet

Е.И.Рерих усиленно занималась изучением теософической литературы, начиная ещё с пребывания Рерихов в Америке. И её вопрос о рисунках Джул Кула лишь говорит о том, что как раз в это время (запись от 12 декабря 1928) Е.И.Рерих где-то прочитала и увидела рисунки Джул Кула, опубликованные в разнообразных теософических источниках. Этот рисунок Джул Кула, изображающий место, где жили Учителя К.Х. и М.М., хорошо известен. По просьбе Е.П. Блаватской, Джул Кул однажды сделал для неё методом осаждения на тонком китайском шёлке изображение местности в Тибете, где тогда находились Учителя. Это изображение сегодня находится в штаб-квартире теософов в Адьяре. На этом рисунке слева от дерева виден всадник − это махатма Мория. Справа от дерева возле берега реки с шестом в руке стоит сам Джул Кул. Из дневниковых записей Е.И.Рерих становится понятно, что на этом рисунке изображён один из временных малых ашрамов Учителей около индийской реки Брамапутры, которые к 1928 году были уже закрыты.

"Также имейте в виду, − позже писала Е.И. Рерих одному из своих корреспондентов, − что никогда не может быть выдано ни точное географическое местонахождение, ни даже точная видимость не только главной Твердыни, но даже отдельных Ашрамов. (Потому и приложенное в книге изображение одного из Ашрамов неточно. Точно так же и все имеющиеся портреты Великих Учителей имеют лишь приблизительное сходство или же никакого с истинным Обликом Владык. Могу это утверждать, ибо имела высокое счастье встретить в физическом теле трех Великих Учителей, а также видеть еще и других Братьев и Сестер в их Тонком теле.)"[82]

Упоминаемые в этом отрывке три Учителя, которых Е.И. Рерих видела в физических телах − это махатмы Кут Хуми и Мориа в Лондоне, и брат Джул Кул около Гума под Дарджилингом, с которым Рерихи разминулись по дороге. Эти обе встречи подробно разбирались выше.

Л.В. Шапошникова и «Храм встречи»

Теперь мы вполне можем подойти к заявленной цели данной работы − откуда появился портрет Джул Кула в зале учителей МЦР. В журнале «Новая Эпоха» №2 (21) за 1999 г. опубликован материал "День Учителя в Международном Центре Рерихов", в котором воспроизводится доклад Л.В. Шапошниковой, который она сделала в МЦР 24 марта 1999 года. В нём есть такие слова по поводу Учителей, а также о встрече Рерихов с Джул Кулом [в квадратных скобках добавлены номера, к которым будут заметки после цитаты]:

"Вторую проблему составляет вопрос, как подходить к самому знанию о существовании Учителей. Полагаю, что большинство собравшихся здесь убеждено в том, что Великие Учителя, Высокие Духи, существуют. Они оставили великие исторические вехи и в прошлые века, и достаточно яркий след в двадцатом веке. Сегодня мы знаем о том, что Рерихи несколько раз встречались с Великими Учителями. Они встречались с Великим Учителем в Москве. В двадцать шестом году Он был здесь. [1] Они также встречались с Ним в Лондоне, в Нью-Йорке [2] и, наконец, в Индии, в Дарджилинге.  Но вы должны обратить внимание, как бережно относились к информации об Учителях и Николай Константинович, и Елена Ивановна. Вы помните, наверное, экспедиционный дневник, который называется «Сердце Азии», где Николай Константинович описывает встречу с одним из Учителей: «Мы ехали на автомобиле по шоссе перед Дарджилингом и вдруг увидели, что в портшезе несут какого-то очень странного ламу. У него корона на голове и одеяние не похоже на традиционные одежды ламы. И тогда мы спросили, — пишет Николай Константинович, − кто это. Никто не дал точного ответа».

Времена меняются, и сегодня я могу сказать, кто это был.  Имя встреченного Рерихами ламы — Джул Кул. [3] Его изображение сейчас перед вами справа от Учителя, если смотреть из зала. [4] Джул Кула несли в портшезе в один из небольших храмов под Дарджилингом, где должна была состояться встреча с Рерихами, которые ехали туда же на автомобиле. [5] Этот небольшой храм стоит на холме, почти рядом с монастырём Гум. Мне удалось там побывать. Это очень странный и удивительный храм. Вы, наверное, видели снимок «Храм встречи». [8] Именно здесь в двадцать третьем году [6] Рерихи встретились с Учителями. Их имена: Мория и Джул Кул. В этом храме обсуждалась проблема Центрально-азиатской экспедиции. [7]"[83]

Теперь подробно проанализируем эту цитату из доклада Л.В. Шапошниковой по цифрам в квадратных скобочках.

[1] "Рерихи несколько раз встречались с Великими Учителями. Они встречались с Великим Учителем в Москве. В двадцать шестом году Он был здесь". − Это абсолютно революционное утверждение сделано только Л.В. Шапошниковой. Никто из рериховедов, ни до ни после Шапошниковой, не брался делать такие громкие заявления. По всей видимости, Л.В. Шапошникова в этом вопросе опиралась, так же как и П.Ф. Беликов (см. выше), на информацию из очерка Н.К. Рерих "Бывальщина", где есть такие слова: "Не забудется и встреча с незнакомцем в Музее Метрополитен. Не забудется и встреча в Чикаго. А Лондон в 1920! А Париж в 1923! А Дарджилинг! А Москва в 1926! А Белуха! А Улан-Батор! А Тибет! А Индия! Всюду вехи. И не записано о них. Сколько неотмеченного!" Л.В. Шапошникова делает ту же ошибку как и Беликов − она воспринимает вехи, которые складывались из знаков от Учителей в виде их посланцев, или посланных предметов, или каких-то событий, вплоть до природного характера, за сами встречи с Учителями. Опровержением слов Л.В. Шапошниковой, что мол Рерихи в 1926 году "встречались с Великим Учителем в Москве", служат записи самих Рерихов, а именно дневники Е.И. Рерих, против публикации которых так яростно протестовала Л.В. Шапошникова.[84] Так, 5 апреля 1928 года в своих дневниках Е.И. Рерих делает запись своего диалога с Учителем:

Фото. Сканкопия рукописной страницы из тетради Е.И. Рерих

с вопросом, был ли Учитель в России.[85]

  • Dnevnik_EIR_05.04.1928

 "– Бывал ли Учитель в России?

– Нет, ибо С[ен-]Жермен дал отрицательный отзыв о русском правительстве, и с тех пор оно не улучшилось".[86]

По легенде, восходящей к мемуарам барона де Глейхена, Сен-Жермен посетил Россию в 1762 году.[87] В 1928 году Учитель дал однозначный ответ, что с того времени он в России не был. Да, и вообще, зачем Владыке было посещать Москву в 1926 году, если он сам послал туда Рерихов, чтобы они передали от Братства послание московским коммунистам, о чём уже говорилось выше? Если бы Учитель сам поехал в Москву, он бы и передал послание от Братства, что Учитель, например, делал в случае с королевой Викторией.

[2] "Они также встречались с Ним в Лондоне, в Нью-Йорке и, наконец, в Индии, в Дарджилинге". − Выше в случае с Беликовым уже было показано, что упоминаемая Н.К. Рерихов в очерке "Бывальщина" встреча в нью-йоркском музее "Метрополитен" не была встречей с Великим Учителем, а с каким-то незнакомцем, который просто предупредил Н.К. Рерих о не полезности намеченной встречи с галеристкой из Чикаго. При этом Н.К. Рерих не мог ошибиться, т.к. он уже встречался с Учителем в Лондоне в Гайд-парке в 1920 году.

Фото. П.Ф. Беликов и Л.В. Шапошникова, Новосибирск, 1976 г.[88]

  • Belikov_Shaposhnikova_1976_Novosibirsk

[3] Л.В. Шапошникова была хорошо знакома с П.Ф. Беликовым, и много с ним общалась. Конечно, только от него она могла услышать этот рассказ про вымышленную им же историю про встречу Рерихов с Учителями в Дарджилинге. Что касается публикаций, то до этого доклада Л.В.Шапошниковой в 1999 году, впервые эта история с Джул Кулом была опубликована в 1994 году в его книге "Рерих. Опыт духовной биографии". Правда, чуть раньше, в 1992 году последователь Беликова, В.М. Сидоров, в своей повести «Против течения» также озвучил эту версию про встречу в Сиккиме, но без упоминания имени Джул Кула: "О предстоящей встрече Рерихи были уведомлены. Правда, несколько смущало то обстоятельство, что назначена она была в очень людном месте недалеко от храма. Но точно так же, как и в Лондоне, в назначенный час толпа неожиданно рассеялась и никто не мешал беседе. По утверждению Елены Ивановны, это было следствием мысленного приказа Учителя. А беседа была продолжительной и обстоятельной. Была четко определена главная цель предстоящей миссии Рерихов − Москва, вручение советскому правительству послания гималайских Махатм, переговоры от имени тех же Махатм. Такого рода посольство снаряжается лишь один раз в столетие".[89]

[4] "Его изображение сейчас перед вами справа от Учителя, если смотреть из зала". − Раньше три портрета Учителей размещались в большом зале МЦР (сейчас это зал С.Н. Рериха), где проходят все собрания и конференции МЦР.

[5] "Джул Кула несли в портшезе в один из небольших храмов под Дарджилингом, где должна была состояться встреча с Рерихами, которые ехали туда же на автомобиле". − Как уже показано выше с разбором схожих утверждений П.Ф. Беликова, данный эпизод не говорит о том, что Джул Кул ехал на встречу с Рерихами, т.к. после разъезда на дороге Рерихи пытались его найти, но безуспешно. Н.К. Рерих рассказывает об этом случае так:  "Или другой незабываемый случай около Гума. Мы четверо после полудня ехали в моторе по горной дороге. Вдруг наш шофер замедлил ход. Мы увидали на узком месте портшез, несомый четырьмя людьми в серых одеждах. В носилках сидел лама с длинными черными волосами и необычной для лам черной бородкой. На голове была корона, и красное с желтым одеяние было необыкновенно чисто. Портшез поравнялся с нами, и лама, улыбаясь, несколько раз кивнул нам головою. Мы проехали и долго вспоминали прекрасного ламу. Затем мы пытались встретить его. Но каково же было наше изумление, когда местные ламы сообщили нам, что такого ламы не существует. Что в портшезе носят лишь Далай-Ламу, Таши-Ламу и высоких покойников. Что корона надевается лишь во храме. При этом мы шептали: “Наверное, мы видели ламу из Шамбалы”."[90]

[6] "Именно здесь в двадцать третьем году..." − Л.В. Шапошникова не владела точной информацией, т.к. в Сиккиме Рерихи были с 15 по 24 февраля 1924 года, о чём говорилось выше.

[7] "В этом храме обсуждалась проблема Центрально-азиатской экспедиции". − Выше в случае с Беликовым уже говорилось, что в этом не было необходимости, т.к. Рерихи получали инструкции от Учителя другим путём.

Фото. Фотография Л.В. Шапошниковой «Храм встречи».[91]

  • hram_vstretshi

[8] "Этот небольшой храм стоит на холме, почти рядом с монастырём Гум. Мне удалось там побывать. Это очень странный и удивительный храм. Вы, наверное, видели снимок «Храм встречи»". − Вот здесь Л.В. Шапошникова проявила свою собственную инициативу во всей этой вымышленной Беликовым истории, и внесла в неё свою фотографию одного небольшого архитектурного объекта под Дарджилингом, где она была в период своих индийских командировок. Рассмотрим подробнее этот момент.

"Храм встречи" был изобретён Л.В. Шапошниковой просто из воздуха − без всяких ссылок на рериховские источники. Она взяла одну из фотографий своих поездок по окрестностям Дарджилинга, и выдала его за фотографию храма, где якобы состоялась встреча Рерихов с Учителями. По всей видимости, единственным аргументом в пользу этого выбора говорили мелкие детали окна, которые напоминали символ Знамени Мира, но правда в перевернутом вниз виде. Именно этот небольшой фрагмент и был выдан Л.В. Шапошниковой за целый храм.

Фото. Придорожная молельня в пригороде Дарджилинга,

фрагмент которого Л.В. Шапошникова сфотографировала и

выдала как «Храм встречи».[92]

  • hram_vsrtretshi_1

Фото. Внутренний вид «Храма встречи».[93]

  • hram_vsrtretshi_2

В целом, выбор Л.В. Шапошниковой оказался неудачным, т.к. данный "храм" вообще и не храм, а простая придорожная молельня квадратной формы, при том без стен, половину которых замещают металлические решётки. Внутреннее пространство мало. По центру стоит алтарная бетонная  тумба для приношений, курений, благовоний и т.п. Для европейцев даже нет места, чтобы присесть (индусы обычно сидят на полу). На стене находится аляповатый барельеф с синеньким Кришной, одетым в жёлтые штаны. Почему-то русские туристы называют эту молельню "храмом Шивы", что противоречит внутреннему убранству этой молельни, т.к. Шива в индуизме всегда изображается четвероруким. Внутри грязно и пыльно, т.к. это заведение стоит на перекрёстке автодороги и железнодорожной узкоколейки, построенной ещё в 1881 году.

Фото. Фото из музея Дарджилинг-Гималайской железной дороги возле станции Гхум.

На старых фотография показана станция Гхум первой четверти XX века.

  • Ghum_Railway_Museum

Во времена Рерихов, а именно в 1923-1924 годах, по этой узкоколейке мимо этого "храма" проходило регулярное железнодорожное сообщение Дарджилинг-Гималайской железной дороги от Силигури до Дарджилинга: "Эта линия активно эксплуатировалась, и по примерным оценкам к 1910 году перевозила более 170 тысяч человек и 40 тысяч тонн грузов ежегодно".[94] Эта историческая узкоколейка занесена во всемирный список ЮНЕСКО как культурное всемирное достояние. Сегодня по ней ходят только туристические поезда, известные как "Игрушечный Поезд" (Toy Train). Официальное название этой компании: "Дарджилингская железная дорога"[95] (Darjeeling Himalayan Railway). Кто желает прокатится на этом "Игрушечный Поезде", не вставая со своего домашнего кресла, может это сделать, посмотрев несколько видео, снятого туристами и выставленного на ютубе.[96]

Фото. Туристический поезд проезжает мимо «Храма встречи». 2009 год.[97]

  • hram_vstreshi_poezd

Эта придорожная молельня стоит в маленьком городке Гхум (Ghum),[98] на расстоянии примерно восьми километров от Дарджилинга. Туристические поезда проезжают эту молельню по пути из Дарджилинга в Гхум и обратно. Сама молельня стоит в ста метрах от железнодорожной станции Гхум в сторону пути в Дарджилинг. Эта маленькая молельня не входит ни в один туристический каталог ни Дарджилинга, ни Гхума, и даже простые туристы-фотографы не посчитали нужным занести этой объект в карты google или panoramio. Поэтому можно дать только голые координаты для этого мелкого объекта: 27°00'31.8"N + 88°15'07.7"E или вот здесь ссылка для google-map.[99]

Фото. Вид на «Храм встречи» из монастыря Сакьягуру.[100]

(Указывающая стрелка добавлена мною - А.Л.)

  • view_from_Sakyaguru_Monastery_Ghoom

Рядом с этой молельной расположен большой монастырь Сакьягуру,[101] с балконов которого видна проезжая дорога, рядом с которой приютился исследуемый нами архитектурный объект. На разных фотография, сделанных туристами за последние 10-15 лет, он то блестит свежей краской, то блекнет в пыли. Крыша его выкрашена то жёлтой, то красной краской. Это объясняется тяжёлой экологической ситуацией этого места − проезжающие автомобили и паровозы, работающие на угле, откладывают толстый слой пыли на этом придорожном объекте.

Очень трудно себе представить, чтобы в такой неуютной молельне на людном, шумном и запылённом месте можно было организовать какую-то встречу вообще, не говоря уже о такой важной и сакральной встрече, какою должна была быть встреча Рерихов с Учителями. И это не смотря на то, что в самом Дарджилинге и его ближних и дальних окрестностях полно настоящих огромных храмов, стоящих в стороне от цивилизации. Даже в мыслях своих привести Учителей в такую придорожную забегаловку − это значит выказать им полное неуважение и непонимание. Но для Л.В. Шапошниковой это было не важным. Главным для неё − это выдать себя за эдакую посвящённую, прикоснувшуюся к Святая Святых − вибрациям Учителя, якобы отложившихся на "храме встречи":

"Когда я вошла в храм, − говорила Л.В. Шапошникова перед собранием МЦР в 1999 году, − то почувствовала покалывание в кончиках пальцев, как-будто по ним прошёл слабый ток. И я вдруг поняла, что это. Встреча была в двадцать третьем году, я вошла в храм в восьмидесятом. Сколько прошло лет, а сильнейшие вибрации Учителей остались. И эти вибрации остаются не только там, где Они сами присутствовали, но и в тех местах и на тех предметах, которых коснулся взгляд Учителей. Не могу сказать, что эти вибрации могут сразу ощущаться всеми. Это зависит от склада самой внутренней жизни. Но у многих эти ощущения, думаю, могут возникать".[102]

О своём посещении этой грязной придорожной молельни Л.В.Шапошникова рассказывала не только перед собранием МЦР в 1999 году, но на камеру для фильма «Зов космической эволюции», выпущенного МЦР в 2013 году. Ниже читателю предлагается фрагмент этого фильма, где говорится о встрече Рерихов с Учителями в Сиккиме.

Понятно, что этот вымысел был создан Л.В. Шапошниковой для того, чтобы внушить свой пастве о своей избранности и посвящённости в дела Учителей. Все подобные рассказы Л.В. Шапошниковой о том, как она держала в руках Чинтамани, сама лично встречалась с Учителями − из той же серии её выдумок.

Джуал Кул в описании Ледбитера

Чарльз Ледбитер[103] в своей книге "Учителя и Путь" (1925) упоминает некоего Джуал Кхула: "Время от времени Учитель Кут Хуми выезжает на большой гнедой лошади, и иногда, когда у них есть совместная работа, его сопровождает Учитель Морья, который всегда ездит на великолепном белом коне. Наш Учитель регулярно посещает некоторые из монастырей, предпринимая иногда длительную поездку в уединенный монастырь на холмах. Поездки по делам являются как будто его главным физическим упражнением, но иногда Он гуляет с Учителем Джуал Кхулом, живущим в небольшой хижине, которую он построил собственными руками, совсем неподалеку от большого утеса, с которого открывается вид на озеро".

Фото. Картина, изобретённая Ледбитером.

  • Leadbeater_blavatsky-3-master

Понятно, что в этом описании Ледбитер руководствовался широко известным в теософских кругах рисунком Джул Кула, о котором упоминалось выше. Из писем Е.И. Рерих мы знаем оценку этих и других писаний Ледбитера:

"Теперь хочу предупредить Вас, как опасен книжный оккультизм. Масса вреднейших книг выпущена на книжный рынок. Одни книги г-на Ледбитера, за исключением его труда Inner Life, когда его мышление отражало ещё мысли Е.П.Б., являются таким материалом. Впрочем, может быть, по счастью, они не все переведены на русский язык. Как сказано, «много творений рук, лишённых красоты, знания и честности». И Вы напрасно думаете, что уход Ледбитера большая утрата для Теософского общества. Именно Ледбитер явился злым гением этого движения. Именно он нанёс вред всему движению".[104]

Кстати, здесь стоит упомянуть картину,[105] которую изобрёл Ледбитер. На ней изображена сидящая в кресле Е.П. Блаватская в окружении трёх мужчин, подписи к которым гласят, что это Кут Хуми, Мория и принц Ракоци  (Racokzy, он же Сен-Жермен). Некоторые последователи МЦР пытаются выдать за эту картину за правду, к тому же подменив принца Ракотци − Джул Кулом.[106]

Джуал Кхул Алисы Бейли

"В ноябре 1919 года, как утверждается, произошёл телепатический контакт Алисы Бейли с тем, кто впоследствии фигурирует в её трудах под именем Тибетец. Голос, который она услышала, сказал ей: «Есть некоторые книги, которые желательно написать для людей. Их можете написать Вы. Вы сделаете это?» Так началась работа, которая продолжалась 30 лет, в результате чего были написаны более двадцати книг, которые, как она сама заявляла, в основном написаны под диктовку Тибетца. В различных источниках Тибетец отождествляется с Джуал Кхулом".[107]

"В 1921 году в «Посвящении человеческом и солнечном» Алисы Бейли сообщалось, что «Учитель Джуал Кхул, или Учитель Д. К., как Его часто называют, − еще один адепт Второго Луча, Луча Любви-Мудрости. Он последним из адептов получил посвящение и потому пребывает в том же теле, в каком Он получил Пятое посвящение в 1875 году… У Него немолодое тело, и он − тибетец… Он обладает глубокими знаниями и знает о Лучах и планетарных Иерархиях Солнечной системы больше, чем кто-либо другой из Учителей".[108]

Фото. Потрет Джуал Кула (DjwhalKhul) в исполнении

художницы Анны Гоуланд (AnnieGowland), 1931 г.[109]

  • Djwhal-Khul_by_Anni_Gowland_1931

Из этих двух цитат из Википедии читатель понял, что диктовщик книг Алиса Бейли называл себя Джуал Кулом. Такая стратегия понятна, т.к. это имя благодаря Письмам Махатм было широко известно в теософических кругах по всему миру, что должно было облегчить проникновение книг Алисы Бейли в этой читательской среде. Данная тактика увенчалась успехом, и на сегодняшний день все западные теософические общества заражены лжеистинами, изложенными в книгах Бейли. Более того, эта духовная зараза проникла и во многие общества Агни Йоги Запада по той причине, что там с самого начала имелись все книги Алисы Бейли, которые были переведены на все основные европейские языки. Но проникновение книг Алисы Бейли в русскоязычную рериховскую среду опоздало по сравнению с Западом на 50-60 лет. За это время у русскоязычного читателя была возможность ознакомится со всеми рериховскими первоисточниками, которые не оставляют камня на камне от лже-импосторов[110] Алисы Бейли. Е.И. Рерих в своих письмах поставила надёжный заслон от проникновения книг Алисы Бейли в круг читателей Агни Йоги. Процитируем по этому поводу для примера только три отрывка из писем Е.И. Рерих:

"Скажу только Вам – упомянутый «Тибетец» и близко не стоял около Твердыни Света. На вопросы о том, кто он и является ли он Учителем Белого Братства, скажите – инкогнито Учителя никто не имеет права раскрывать. Каждый ученик имеет того Учителя, который ему ближе. Сердце, только сердце может подсказать истину об Учителе, другого критерия НЕТ. Опасность этой особы велика, и она может вредить через своих последователей, поэтому не вдавайтесь ни в какие обсуждения о ней".[111]

"Ярые пользуются нашими книгами, отсюда и намеки на Один Источник. Но утверждаю Именем мне Сокровенным, что упоминаемый ими Дж[уал] К[ул] и никто из Вел[икого] Братства никогда не имел и не имеет никакого касания к Arc[ane] Sch[ool]. Основательница была определенным медиумом. Но никакое Учение не может быть оявлено медиумам".[112]

"Учитель Джуль Кул не имеет ничего общего с Тибетскими импосторами г-жи Алисы Бейли".[113]

Е.И. Рерих знала об Алисе Бейли от самого Учителя, который предупреждал круг Рерихов, когда Рерихи находились ещё в Нью-Йорке в 1923 году: "Теперь поговорим о книге Bailly. Не суждено описать Братство. Нарушаются последние заветы Блаватской. Как слепой может описать цвет яблони или высоту башни? Истинно говорю, легче Шафран увидеть, нежели Bailly".[114]

Почти все рериховцы знают об этом, поэтому портрет Джул Кула в зале Учителей МЦР вызывает у них справедливое негодование. На рериховском форуме  "Forum.Roerich" 10 лет назад уже обсуждался этот вопрос в теме "Портрет Джуал Кхула в комнате Учителей МЦР".[115] Эта тема начинается такой репликой: "Речь о портрете с подписью "Джуал Кхул" в московском рериховском музее. Портрет в общих чертах напоминает традиционные "портреты" Христа Иисуса. Кто-нибудь знает историю происхождения этого портрета?"[116]

После некоторого обсуждения, один из участников этой дискуссии, Игорь Павлович, пишет: "Всем наверное известно письмо Елены Ивановны Рерих: «Для Вашего сведения. Великий Владыка считает труды-компилляции Алисы Бейли очень вредными. Ярая была определённо сотрудницей тёмных сил. Нетрудно, при некотором знании, компиллирование подобных книг, когда живёшь в городах, где сотни тысяч оккультных трудов лежат на полках обширных библиотек. Учитель Алисы Бейли не принадлежит к Твердыне Света. Великий Владыка отказывается от него. Страницы «Белой Магии» переплетаются у неё с самой определённой черной магией. И такое смешение, конечно, страшно вредно и порождает великое смущение и извращение в нетвёрдых сознаниях».

P.S. А как известно, Джуал (Джвал) Кхул и есть учитель Алисы Бейли. Исходя из того, что в стенах МЦР висит портрет этого брата тени, можно считать, что МЦР захвачен ими. У меня на этот счёт, сомнений не осталось".[117]

Несомненно, что портрет Джул Кула в зале Учителей МЦР вводит посетителей музея Рериха в замешательство, и не столько бывалых рериховцев, которые знают предупреждения Е.И. Рерих против книг Алисы Бейли, но сколько неофитов, которые только начинают интересоваться эзотерическими знаниями. Можно себе представить как такой неофит после посещения МЦР придёт домой, станет искать в интернете материалы по именам Учителей, портреты которых находятся в зале Учителей МЦР, и дойдя до имени Джул Кула, что он увидит? − Одни только книги Алисы Бейли. Таким образом, волей или неволей, МЦР подыгрывает Алисе Бейли в продвижении её вредных трудов.

Спрашивается, почему именно Джул Кул, который сравнительно недавно вошёл в Братство? Из писем Е.И. Рерих известны имена таких Учителей Великого Белого Братства как Будда, Мориа, Иисус, Кут Хуми, Илларион, Раккоци.[118] В дневниках Е.И. Рерих указаны имена других Братьев. Все эти первоисточники есть в МЦР. Но почему директор музея МЦР, Л.В. Шапошникова, выбрала именно Джул Кула?  

Три Владыки мира по завету Е.И. Рерих

Если говорить о трёх Учителях, почитать которых нам завещала Е.И. Рерих, то это три Владыки Мира: "В Эзотерическом Учении указаны трое Владык Мира – Будда, Христос и Майтрейя. Майтрейя – Старший, Первый и Последний, Царь Царей, Учитель Учителей. В Тайной Доктрине Он – Санат Кумар".[119]

Над всеми Владыками стоит глава нашей Иерархии: "Матерь Мира пребывает вне слов земных – Глава Иерархии".[120] Она есть Учитель всех Учителей, Она всех Владык рукоположила на подвиг, Она есть истинная мессия нашего человечества, о чём не раз писала Е.И.Рерих в своих письмах:

"Но Мессия – Един, ибо все земные Облики Его нанизаны как бусы одного ожерелья. Так, Будда, Христос, Майтрейя – Единое Величайшее Эго, Существо, стоящее во Главе Иерархии Света, во главе нашей Манвантары, и проявлявшееся многократно во всех расах как Законодатель, Вождь, Учитель и Спаситель".[121] "Индивидуальность Одна, но частичные проявления Ее озаряли такие земные проявления, как Будда, Христос и Майтрейя и еще другие".[122]

Одно из имён Матери Мира − Ассургина. "Ассургина есть наименование Владычицы на Сензарском языке".[123] В знамени Владык − Знамени Мира − круг, обнимающий три сферы, есть её символ: "В Знамени Владык, конечно, не забыт символ Матери Мира, ибо Ее знак, круг - как символ, обнимающий Вселенную. Так Майтрейя открывает Врата пришествию Великой Матери Вселенной".[124]

Поэтому в храме будущего, где будут почитаться наши Учителя по истинным заветам Е.И. Рерих, а не по надуманным историям Л.В. Шапошниковой, центральное место займёт великий облик Матери Мира. В Её круг войдут три Владыки: Майтрейя Мориа, Иисус Христос и Гаутама Будда. Символом такого построения является Знамя Мира:

"Нужно распространять Знамя Мира, Знамя Ассургины и Трех Владык − как громоотвод встанет над Землею. Никогда Знамя Мира не выявлялось как Знак Нового Мира. Пусть поднимут люди знак Спасения. Твердь уже трепещет и токи раскалены!"[125]

Конечно, в храме будущего будут почитаться и другие Братья и Сёстры Шамбалы, но сакральное построение нашей Иерархии, выраженное в символике Знамени Мира − Матерь Мира и три Владыки Мира − должно занимать центральное место.

А.Люфт

28.10.2016



[1] См. биографию Г.Шмихена: https://de.wikipedia.org/wiki/Hermann_Schmiechen

[3] См. Л. Халловэй, "Портреты Махатм": http://www.e-reading.club/chapter.php/1023292/38/Blavatskaya_-_Eliksir_zhizni.html

[4] "I believe you are now satisfied with my portrait made by Herr Schmiechen and as dissatisfied with the one you have? Yet all are like in their way. Only while the others are the productions of chelas, the last one was painted with M.'s hand on the artist's head, and often on his arm." Оригинал письма (page 2): http://theosophy.wiki/en/Mahatma_Letter_No._129

[5] Цитируется по "Письма Махатм", Н.Е. Ковалёва, Эксмо, Москва, 2011, стр. 498.

[9] См. его биографию: https://ru.wikipedia.org/wiki/Папюс

[11] См. электронное издание этой книги: http://www.hermanubis.com.br/LivrosVirtuais/Encausse%20Philippe%20-%20Le%20maitre%20Philippe.pdf

[12] Там же, ссылка 139, оригинальный текст: "Cette expression de Jésus, qui fut largement répandue autrefois, avant la guerre de 1914-1918, par le guérisseur parisien Saltzman, est due à un artiste hongrois du nom de Semiechen, qui a eu la possibilité de réaliser ce portrait à la suite d’une vision dont il fut gratifié. (Ph. E.)".

[15] Alter ego (лат.) − другое я.

[16] Авторский перевод английской статьи "Djual Khool":  http://theosophy.wiki/en/Djual_Khool

[18] Здесь и далее приводятся цитаты из Писем Махатм по этому изданию.

[20] Расшифровка имён Учителей в квадратных скобках принадлежит автору данной статьи. Полной расшифровки нет в русском переводе, но в оригинале имена Учителей даны в полном виде. См. прилагаемые сканкопии оригиналов писем.

[24] Расшифровка имён Учителей в квадратных скобках принадлежит автора данной статьи.

[26] "Сахиб" означает на арабском языке "друг" и широко используется в Индии в качестве вежливого обращения, наподобие как "господин" или "госпожа" в английском языке. [Прим. энциклопедии: http://theosophy.wiki/en/Mahatma_Letter_No._37]

[34] Письма Е.И. Рерих, 15.04.1939.

[35] См. письмо Е.П. Блаватской: "С Джуль Кулом я также разговариваю по-английски, он говорит на этом языке даже лучше, чем Махатма К.Х." (Е.П.Б. – Синнетту, 6 января 1886 г., Вурцбург).

[41] Осаждение (англ.: Precipitation) − ментальный процесс материализации и осаждения материи из пространства на плоскость носителя изображения (бумаги или шёлка), на которой осаждаемая материя создаёт какое-либо информационное сообщение, к примеру, рукописное письмо, или ландшафтный рисунок, или портрет человека. Подробнее см.: http://theosophy.wiki/en/Precipitation

[46] "Урусвати, сумели Мы сесть на корабль – это праздник". Дневники Е.И.Рерих, запись от 13-ое ноября 1923 года: http://lebendige-ethik.net/index.php/biblioteka/dnevniki-e-i-rerikh/189-tetrad-18-07-10-1923-30-11-1923

[48] Больше узнать о дневниках в Амхерст-коллдже можно узнать из статьи "Печальная история. Хроника конфликта издательства "Сфера" с Международным Центром Рерихов": http://lebendige-ethik.net/index.php/rd/rd-sng/93-pechalnaya-istoriya-khronika-konflikta-izdatelstva-sfera-s-mezhdunarodnym-tsentrom-rerikhov

[49] Рерих Н. К. Листы дневника. Том 2.

[50] Источник: Архив Нью-Йоркского музей Рериха, Ref. no: 400673: http://www.roerich.org/museum-archive-photographs.php

[51] Дневники Е.И. Рерих, см. запись от 29-ое октября: http://lebendige-ethik.net/index.php/biblioteka/dnevniki-e-i-rerikh/189-tetrad-18-07-10-1923-30-11-1923

[52] Родители Ю.Н. Рерих в то время находились в Нью-Йорке, а он сам учился в Париже. Прим. − А.Л.

[54] Это не совсем верно, т.к. Рерихи прибыли в конце 1923 года из Бомбея в Дарджилинг, который находится в Восточной Бенгалии на границе с Сиккимом, и там Рерихи оставались всё время вплоть до своего отъезда в Шринагар 6 марта 1925 года . В Сикким ими была сделана короткая поездка с 15 до 24 февраля 1924 года. − Примечание А.Л.

[55] П.Ф. Беликов. "Рерих. Опыт духовной биографии", Новосибирск, 1994.

[57] Источник: Архив Нью-Йоркского музей Рериха, Ref. no: 400690: http://www.roerich.org/museum-archive-photographs.php

[58] Н.К. Рерих, Алтай-Гималаи, Глава V, Ламаюра - Лэ - Хеми (1925).

[59] Н.К. Рерих, рассказ в книге "Шамбала".

[60] См. статью Н. Ковалевой "Предначертанная встреча": http://grani.agni-age.net/index.htm?&article=6342

[61] Точное число членов Братства в теле и уплотнённом астрале дано в дневниках Е.И. Рерих. Предоставляю каждому читателю самостоятельно найти эту информацию.

[65] Автор данной статьи пишет слово "махатма" с маленькой буквы не из неуважения, а исходя из теософской традиции написания этого слова, что более отвечает правилам русского языка, в котором существительные слова-обращения пишутся с маленькой буквы, к примеру, такие слова как "товарищ", "господин".

[69] Ю.Н. Рерих. По тропам Срединной Азии. Самара: Издательство "Агни", 1994. Глава I. Кашмир - Ладак.

[70] Н.К.Рерих. Алтай - Гималаи. Гл. XI. Монголия.

[71] См. https://ru.wikipedia.org/wiki/Циляньшань

[72] Источник: Архив Нью-Йоркского музей Рериха, Ref. no: 404905: http://www.roerich.org/museum-archive-photographs.php

[73] Декроа Н. (Кордашевский Н.В.), "С экспедицией Н.К. Рериха по Центральной Азии". СПб, 1999.

[74] Рябинин К.Н., "Развенчанный Тибет", Амрита-Урал,  1996.

[76] Дневник З.Г.Фоздик, 23.VIII.1928.

[77] Источник: Библиотека Урусвати. Тетрадь 26: http://urusvati.agni-age.net

[79] там же

[82] Письма Е.И.Рерих, 29.08.1934.

[84] См. Л.В. Шапошникова, "Предатели": http://lib.icr.su/node/221

[85] Источник: Библиотека Урусвати. Тетрадь 25: http://urusvati.agni-age.net

[90] Н.К. Рерих. Шамбала.

[104] Письма Е.И.Рерих, 06.05.1934.

[106] См. http://forum.roerich.info/archive/index.php/t-2607.html (См. пост Альдебаран, 26.11.2010, 17:33: "Есть кстати очень известное изображение с Е.П.Блаватской в окружении трех Учителей, Основателей Теософского Общества, Один из Них - Д.Кул".)

[107] См. ru.wikipedia.org/wiki/Бэйли,_Алиса

[109] Источник: The Tibetan Master, Djwhal Khul: His Picture and it’s History: http://esotericastrologer.org/articles/the-tibetan-master-djwhal-khul-d-k/

[110] Импостор (англ. Impostor) − самозванец.

[111] Письма Е.И.Рерих, 23.03.1943.

[112] Письма Е.И.Рерих, 7.12.1951.

[113] Письма Е.И.Рерих, 4.03.1955.

[114] Дневники Е.И. Рерих, см. запись от 2-ое марта 1923: http://lebendige-ethik.net/index.php/biblioteka/dnevniki-e-i-rerikh/184-tetrad-13-24-01-1923-10-03-1923

[116] там же

[117] там же

[118] См. к примеру письмо Е.И. Рерих от 18.11.1935.

[119] Письма Е.И.Рерих, 20.06.1936.

[120] Дневники Е.И. Рерих, см. запись от 3.XII.1924.: http://lebendige-ethik.net/index.php/biblioteka/dnevniki-e-i-rerikh/191-tetrad-21-27-07-1924-20-05-1925

[121] Письма Е.И.Рерих, 18.12.1948.

[122] Письма Е.И.Рерих, 13.04.1953.

[123] Дневники Е.И. Рерих, см. запись от 11.VIII.1924: http://lebendige-ethik.net/index.php/biblioteka/dnevniki-e-i-rerikh/191-tetrad-21-27-07-1924-20-05-1925

[124] Дневники Е.И. Рерих, см. запись от 1 июня 1931: http://lebendige-ethik.net/index.php/biblioteka/dnevniki-e-i-rerikh/203-tetrad-33-28-05-1931-25-09-1931

[125] Дневники Е.И. Рерих, см. запись от 11 июня 1931: http://lebendige-ethik.net/index.php/biblioteka/dnevniki-e-i-rerikh/203-tetrad-33-28-05-1931-25-09-1931