Манускрипты-дневники Е.И.Рерих

в печатном виде

 

Тетрадь 23

13.08.1926–12.04.1927[1]

 

 

13.VIII.1926.

[Верхний Уймон]

 

Беседа о «Явление нужно понимать как очевидное, не глазом, но сознанием». [В этом разница вашего и Нашего понимания. Вы называете фактом следствие его, но Мы можем отличать истинный факт, незримый вам.

Слепой судит о молнии по грому, но зрячий уже грома не опасается. Так нужно учиться отличать истинные факты от их следствий. Когда Мы говорим о сужденном событии, Мы видим его истинное начало. Но кто будет судить лишь по видимым следствиям, тот будет запаздывать в суждении. Когда Мы говорим – идите против очевидности, Мы хотим сказать – не подпадайте под иллюзии прошедших событий. Надо четко отличать прошлое от будущего. Именно этим безразличием страдает человечество, вращаясь в иллюзиях следствий.

Творческая искра заключена в явлении события, но не в следствии. Занятое следствиями человечество подобно слепому, ощущающему лишь гром. Можно представить разницу между судящими по событиям и по следствиям.

Скажите вашим друзьям, чтоб научились наблюдать сущее по возникновению событий. Иначе останутся читателями газеты, составленной плутом. Напрягайте сознание уловить возникновение событий, если хотите приобщиться к эволюции мира. Можно назвать без числа примеры жалких, преступных и трагических непониманий, от которых смешивались сроки.

Дуб растет из желудя под землею, но глупец замечает его, лишь когда споткнется о него. Много спотыканий пятнают земную кору. Довольно ошибок и непониманий в час мирового напряжения!

Нужно понять, как бережно надо расходовать энергию. Надо понять, как только нужные двери приведут в покой Общего Блага.]

Пусть Лихт[маны встанут]. Я считаю, поняли вашу задачу. Наладится весь лад вашей работы. Мой луч над вами.

 

 

14.VIII.1926.

[Верхний Уймон]

 

Руки Мои не знают покоя. Нельзя представить уловок Конр[ада]. Как же будем отвечать, когда заливают огонь и выбрасывают ручьи воды? Так будем забрасывать каждую уловку множеством ответов. Не жалея находчивости, чужую волю зальем волною мелких потоков. Говорю: не молчите и не повторяйтесь, но шлите меткие стрелы. Явление нападения может доставить настоящую радость. И нападающий может стать источником подвижности и подвига. Рука ваша должна действовать непрестанно. Уявляю час настоящего боя.

Пусть Лихт[маны встанут]. Считаю, Рад[на] должна сесть. Уявите решение Т[аши-]Л[аме]. Укажите на необходимость скорых действий в Азии.

Посидите. Может Рад[на] передать Мою волю. Явлю находчивость ей. Думаю явить новых людей – посидите молча.

 

 

15.VIII.1926.

[Верхний Уймон]

 

Явление чую, ручаюсь за успех. Гора Учителя может успокоить ищущих Общего Блага. Рука Моя указывает ручательство нового совмещения понимания будущего. Увидели, как люди не понимают происходящее. Как же можно быть не обновленным, когда пути прошлого закончены. Только возможности, принесенные знанием, дадут исход народному помешательству. Пришло время, когда можно принять завоевания техники и подчинить их идее строительства. Как радостно будет видеть ускоряющие аппараты в руках народа. Поедут в Шамб[алу]. Кто на чем: кто на паровой мельнице, кто на тракторе, кто на бороне, кто на косилке, все услышат Наше Учение. Утверждаю ту нужную суровость, которая пронесет через все препятствия. Как же иначе нам дойти? Конечно, только прыжками барса. Чаша стоит полная, пусть не дрогнет рука.

Пусть Л[ихтманы встанут]. Считаю, все сведется к Нашей победе в Америке. Луч над вами.

 

 

16.VIII.1926.

[Верхний Уймон]

 

Руки Мои не знают покоя, идите не задерживаясь. Письмо Мое Ка[ю]. Понятно, что трудом преподавания не прожить. Хочу дать иное обеспечение. Для этого нужно проявить крайнюю чуткость, соизмеримость и преданность. Также избежать зародыша предательства. И умея защитить имя, облегченное Моим доверием. Чую, как можно выписать Бор. в Н.Сиб. Не вижу ужасного в положении.

Беседа. «В каждой книге должна быть глава о раздражении». [Необходимо вывести этого зверя из дому. Суровость приветствую, также решимость. Указываю, как изгнать насмешливые шутки. Нужно помочь каждому выйти из затруднения. Нужно остановить каждый росток пошлости. Нужно дать каждому свое слово сказать и найти терпение. Пустую молву обрезать и найти десять слов против каждого слова, поносящего Учителя. Именно не промолчать на стрелу против Учителя. Матерь и Учитель – эти оба понятия должны быть ограждены каждою книгою. Свет величия не потушим. ]

Пусть Л[ихтманы встанут]. Знайте, в опасности будете ограждены. Для лучшего действия нужны смелость и решимость.

 

 

17.VIII.1926.

[Верхний Уймон]

 

Явите память о семнадцатом числе, данном в М[оскве]. Сегодня видели Б[елуху] и долину города.

Беседа. «При космических построениях служение обязывает изменить сознание». [Ошибки могут быть. Самое большое преступление может быть оправдано, если источник его чист. Но измерить эту чистоту можно лишь просвещенным сознанием. Радость служения может проявиться лишь при расширенном сознании. Надо помнить, что каждое трехлетие представляет ступень сознания. Так же, как каждое семилетие является обновлением центров. Успейте понять, что сроки сознания неповторяемы и потому непропустимы.

Справедливо спросить человека, задумавшего вступить на путь великого служения, – чем думает он поступиться? Или он надеется лишь получить осуществление своих самых сладких мечтаний? Или удобно ему за крупицу веры присвоить земное богатство и занять несвойственное его сознанию положение? Нельзя перечислить всех способов расширения сознания, но во всем лежит сознание правды и самоотверженности.]

Пусть Л[ихтманы встанут]. Нуц[я] должен другого зла избежать должен есть меньше. Желаю, чтобы кольца не чернели. Передайте это за морем.

 

 

18.VIII.1926.

[Верхний Уймон]

 

Ур[усвати] решила мудро провести черту между прошлым и будущим.

Беседа. «Мудро провести черту...» [между прошлым и будущим. Невозможно перечислять все сделанное – несоизмеримо. Лучше сказать – день вчерашний погас, научимся встретить зарю новую. Мы все растем, и дела наши расширяются с нами. После двадцати семи лет никто не юн. И мы можем понимать подвиг Служения. Негоже копаться в пыли вчерашнего дня. Постановляем отныне ступень новую. Начнем работать, окружив себя тысячью глаз. Усвоим чистоту мысли и соизмеримость действий. Так наполним дни наши, привыкнем к подвижноcти и решимости. Также не забудем, что нет на Земле выше данного Плана Общего Блага. Явим понимание Учений Жизни. Как Моисей приносил достоинство человеческое, как Будда устремлял к расширению сознания, как Христос учил полезности отдачи и как Новый Мир устремлен к мирам дальним!]

Подумайте, какие сопоставления нас окружают. Подумайте о камне основания. Подумайте о данном пути. Подумайте, как границы Космоса с вами соприкасаются. Вот мы стоим на поле будущего города. Однако мы дошли до него. Припомните шаги чудесных напряжений не в книге, но в жизни. Подумайте, сколько не было поднято в Риге и не вмещено в Ам[ерике]! И все-таки стоим на месте города. Потому не отчаивайтесь ошибками, но восходите Иерархией Учения. Как дела исторические не могут не наполнять восторгом, так осознайте, в чем участвуете. «Уру» будет для Круга, но название будет «Ур»,[2] как город данный.

Пусть Л[ихтманы встанут]. Для дома достаточно быть щиту шестнадцать допустите. Только думаю новое. Посидите. Ур[усвати] Тару узнают монголы. Дам новые письма, чтоб лучше охранить вас. Можно Рад[не] знать, как тяжко будет в Ам[ерике], но задача ее прекрасна. Я учу чуять, как поле исполнения велико, тем лучше. Посидите долго.

 

 

19.VIII.1926.

[Бийск]

 

Правильно, правильно, правильно решаете Мои
дела.
Конечно, Мориа было дано. Захватите хотя бы конец возможностей. Правильно думаете о подробностях похода. Надо помнить, все народы Азии – союзники. Правильно решаете детский вопрос в Ам[ерике]. Правильно решаете записывать все данные возможности. Правильно решаете не посылать уявленному Ч[ахем-]Б[уле] указа. Правильно предполагаете дать отдел музыки в Санта-Фэ. Правильно учиться в детских часах. Правильно переставить комнату Р. Правильно понять, что музей и школа являются щитами. Правильно понять, что нельзя молчать в делах Учителя. Правильно поняли о нужности поддерживать друг друга. Правильно решили, что Шафр[ан] нуждается в заботе. Правильно поняли, что руки тянутся к Ф[уяме], и надо защитить имя. Правильно чуете «Урян[хай]». Правильно делаете «Урян[хай]» Моим. Широка[я] пора настала приложить Нашим серьезность момента. Правильно, чтоб у Ур[усвати] нашлась женщина для прислуживания. Учитель заботится, как Моим лучше послать средства на поход.

Пусть Л[ихтманы встанут]. Чую, правильно спрашивала Р[адна] Ур[усвати]. Луч Мой посылаю вам. Идите при сознании мудрости к Нашему руководству.

 

 

25.VIII.1926.

[Бийск]

 

Нужно быть готовыми к смутным вестям. Дознание скоро успех установит. Учитель не теряет часа. Учитель ручается за успех, когда урезание Р. пройдет. Рука Моя не знает покоя и скоро сможет чужих опрокинуть. Полагал вожжи ослабить, но нужно опять сильно натянуть. У турок успеете побывать, теперь лучше пролетать русск[им] на удивление.

Пусть Л[ихтманы встанут]. Нужно думать о школе, зная совершаемый Логв[аном] вред. Думаю, думаю, думаю.

 

 

27.VIII.1926.

[Новосибирск]

 

Укажите ламе, пусть скажет только эти три могут возвеличить, очистить и охранить Учение Благословенного. Только охраненные, они окажут Учению сказанное устремление. Без них, посланных, надолго Учение снова замедлится, потому поможем.

Теперь другое. Радуюсь решению обществу Друзей Музея. Поручаю Рад[не] устроить явление указанного Общества. Можно Рад[не] явить Мое желание скорее начать спасение Моих дел в Ам[ерике]. «Урян[хай]» может быть уявлен как ступень «Б[елухи]». Нужно мудро понять, что внутреннее начало дела не имеет ничего общего с внешним. Будем всегда применять сознание к срокам внутренним или истинным.

Пусть Л[ихтманы встанут]. Думайте, как спасти Мои дела в Ам[ерике]. Явите находчивость. Явите зоркость. Явите понимание. Явите, явите, явите. Щит Мой над вами. Руки Мои не знают покоя. Так много кругом прекрасных возможностей и опасностей.

– Как говорить о «Б[елухе]»?

Как о солидном деле.

 

 

28.VIII.1926.

[Новосибирск]

 

Чую, как невидимая опасность явна станет. Надо предвидеть и знать ее. Почва готова для лучших ростков. Но Наше знание видит, как легко уничтожить лучшие посевы. Даю все обещанное, но надо знать, что есть отдача. Так полученное сокровище нельзя променивать на старое мышление. Явление Яр[уи] в Ам[ерике] считаю вредным. Также, полагаю, можно устранить явление Тар[ухана] временно. Как нужно отвечать на вопрос закрытий некоторых дел? Скажите, временно перенесли внимание на другие предметы. Рояль имеет большую клавиатуру – у Нас обширный рояль. Вообще, пора научиться ничем не смущаться. Лучше говорить обо Мне в своих помещениях. Отрывки разговоров могут долетать. Смутно в М[оскве].

Пусть Л[ихтманы встанут]. Явление Пор[умы] уявится в будущем. Считаю, храните дела. Считаю, Р[адна] должна действовать для спасения дел. Я вижу, как неслыханно пылает Восток. Мир Будды может вспыхнуть прекрасно, но эта возможность последняя. Идите, как идут спасители. Можете требовать, когда служите такому Плану. Полагаю, можно Ав[ираху] ехать вместе с Рад[ной]. Можно поручить отчет Р[адне]. Можно вместе смелее говорить. Так спешу.

На вопр[ос] о Loan Exhib[ition].[3] Положите все и укрепите музей обществом. Так нужно закрепить дела. Считаю, нужно расширить сознание Пор[уме].

 

 

29.VIII.1926.

[Новосибирск]

 

Усчитайте, сколько вреда может принести ребенок, если сознание матери не изменится. «Именно надо сказать о необходимости изменить качество мышления…»

Справедливо дали Р[адне] монету. Можно дать Люмоу задуманное. Ручаюсь, можно дать Пор[уме] кольцо, которое она хранит. Ур[усвати] может послать кошелек Ф[уямы] Пор[уме]. Можно ручаться за руль при Моем луче. Чую, можно не ждать работы от Кая. Только важно, чтобы не предал. Лучше просите его никому ничего не говорить. Совсем не говорить о Ф[уяме]. Можно говорить или очень звонко, или совсем не говорить, если не найдена формула. Также лучше не посылать требование о статьях. Согласен с вами, что деятельность в Ам[ерике] ничтожна.

Пусть Л[ихтманы встанут]. Считаю, должны явить охрану щита. Я с вами для Мор[ии] потрудитесь. Считаю, явление дел серьезно в Ам[ерике].

 

 

30.VIII.1926.

[Новосибирск]

 

Обсуждайте Мои дела. Люблю речи о созидательных планах. Луч Мой уявляет силу созидания. Я считаю, как Наши воины идут по всему миру.

Пусть Л[ихтманы встанут]. Считаю, должны явить явление хорошего понимания «Урянх[ая]». Рад[на], яви чуткое мышление. Можно дать Ав[ираху] монету. Можно послать Землян. три червонца на Серг[ия].

– Послать ли книгу из Ам[ерики]?

– Можно три червонца.

– Писать Пор[уме]?

– Думаю, лучше не писать.

 

 

31.VIII.1926.

[Новосибирск]

 

Я говорил давно, что многие ждут вас. Разные страны по-своему готовы встретить вас. Конечно, не тысячи людей, но паутина людей покроет землю слухами. Не несколько фактов, но толща слухов как песчаные барханы зальют путь. Чем же можно поднять народы? Считайте, учением сроков. Лишь непреложность пришедшего Майтрейи даст силу подъема. Не избегаю сильных нападок, если могу сильно ответить, потому отвечайте сильно. Можно показать Ре[риху Б.К.[4] ] ковчег снаружи и сказать о присылке Камня.

Пусть Л[ихтманы встанут]. Я думаю, лучше считать дело «Ур[янхая»] трудным. Трудным из-за построения. Считаю, должны изменить устав, ту вижу трудность, когда будете обсуждать в Ам[ерике]. Лучше иметь устав в Р[оссии]. Пусть деньги приходят в виде ссуды под проценты. Паи артели должны быть одинаковые. Чую, незачем иметь форму акций. Можно делить прибыль, но форма акций должна быть избегнута. Конечно, все члены артели хотя бы косвенно [должны] принимать участие в делах артели. Не должно быть паразитов, но каждый должен мыслить строительно. Может быть, деньги могут быть взяты от банка под проценты. За деньги лучше платить, но не давать им командовать. Беря деньги, отложите проценты на три года вперед. Я сказал.

 

 

1.IX.1926.

[Новосибирск]

 

Недопустимы слезы Ур[усвати]. Неужели книги Мои не научили Ам[ерику] чуткости и соизмеримости? Ярко дураки мечтают покрыть Мои дела, но отберем самое ценное, остальное предадим по заслугам. Главное, забудем все анекдоты и хохот. Твердым возмущением духа понесем ковчег познания вокруг стен. Я считаю ящики сокровищ, которые собираетесь ограбить, разбойники!

Пусть Л[ихтманы встанут]. Считаю явление Лебл. опасным. Трудное время явит Р[адне] и Ав[ираху] Круг в Ам[ерике]. Дайте знак Рер[иху Б.К.], рука его полезна.

 

 

2.IX.1926.

[Новосибирск]

 

Чую, пучина щита не боится. Урывками сознание наполняется преданностью, но часто хвостатые мысли клубятся. Надо понимать ясность мышления и приложимость его к будущему так можно избежать шершавость образа действий. Нужно идти непохоже на других. Ценю каждую крупицу решимости. Хочу напитать вас Моим дерзанием. Лучше пусть считают необычными, нежели нарядиться в мундир пошлости. Нужно читать Мои Учения. Нужно стремиться приложить их к каждому проявлению жизни, не по праздникам только. Скажите себе можно ли устремляться по утрам и попугайничать вечерами.

Пусть Л[ихтманы встанут]. Чую, явление Лебл. опасно. Считаю, нужно передать телеграммой.

 

 

3.IX.1926.

[Новосибирск]

 

В день начала новой ступени скажем без укоризны о великом времени, когда научаемся отрываться от Земли и в теле уже приобщаться к мирам высшим. Никто ничего не лишен – приди, протяни руку к трапезе духа. Утверди дух от материи и запомни, как трепещет сердце перед сиянием горы. Мое слово утвердить вас должно в красоте подвига. Перед путем оставим указы действий, снова соберем сознание поверх тверди. Прекрасно уже иметь астральное тело, когда дух уже не смутится перед полетами дальними. Потому будем радоваться каждому движению по коре Земли. В них как бы летать учимся. Летать – какое прекрасное слово! В нем уже задаток нашего назначения. Когда тяжко, мыслите о полетах. Передайте отсутствующим Мое пожелание летать. Пусть каждый мыслит о крыльях. Шлю смелым все токи пространства.

Помните! Явлю силу летать духом!

 

 

7.IX.1926.

[Верхнеудинск]

 

Узнайте явление значения Учения Моего. Мощь щита ручательства усилилась. У Учителя уявлена новая. Учитель указывает идти, как подобает послам. Ручаюсь, лишь спокойствие даст оправу венцу. Ручаюсь, указ Мой учит новых. Но ваш путь сказан во всей полноте. Там, где наибольшее мужество, там лучшее достижение. Учитель ручается за вас.

Невыразимо много материала ожидает вас. Невыразимо много встреч назначено. Так снова ожидайте события спешащие. Радуюсь видеть, как растет мужество ваше. Имейте открытый глаз, тем поможете Мне. Ур[усвати] незачем слишком ограничивать себя Б[елухой] задача всей Азии шире. Г[ималаи] тоже могут быть столицей. Север и юг должны быть уравновешены. Каждый приносит камень к любимому месту так безграничен Пл[ан]. Теперь идите к занимательной странице. Каждый лама будет нести мед в ваши соты.

 

 

8.IX.1926.

В[ерхне]у[динск]

 

Учитель одобряет все рассуждения о дальнейших шагах. Истинно, нужно иметь десяток переулков на один пожар. Усилено действие, когда за ним десять решений. Для неопытных нужен пожар позади, но званые могут иметь все входы открытыми. Нужно в Ам[ерике] протрубить каждый шаг, но вы уже можете сотрудничать сознательно. Учитель чует, как можете разбираться в уклонах пути. Нужно уметь понимать, как гнется клинок врага. Уметь улыбаться, когда конский топот врага слышен. Уметь понять, когда стрела летит выше головы, чтоб не наклониться.

Можем значительно увеличить число колец в Ур[ге], ибо придется делать для Т[аши-]Л[амы] и для Лабр[ана]. Можно заказать не менее десяти колец. Надо Ур[усвати] поносить их немного.

– Что означ[ает] Лезетек?

Санджур. Книга Моя имеет главу о непреложности.

– Зрина?

 – Неотложность.

 

 

13.IX.1926.

Ур[га]

 

Можете брать откуда можно. Учитель дивную повесть делает из жизни вашей. Ручаюсь за успех. Учитель ручается за успех, если идти, как шли сейчас. Рык можно обратить на пользу. Будем наполнять книгу, и пишите о буддизме. Ту книгу закончим к лету. О буддизме закончите, как понимаете с Моих слов.

– Можно вставить о Бодх[и]сат[т]вах?

– Конечно, но в жизненном приложении, как учение труда и радости просветления будущего.

Теперь книга.

«Трудно вместить большое, но еще труднее вместить малое при расширении сознания». [Трудно приложить малую действительность к объему великого понимания. Как вложить великий меч в малые ножны?

Только испытанное сознание понимает ценность зерна действительности. Царство не в коронах и не в толпах, но в космосо-пространственности идей. Так учения жизни дополняют друг друга, не нуждаясь в привлечении множеств.

Сказал вам, что дам третью книгу, когда будет принята община. Но Нам не нужны множества, но лишь сознание тех, кто Нам нужен; потому даем третью книгу. Потому твердим еще о фактах истины, и потому Мы предпочитаем напутствовать нарождение и не принимаем на Себя похоронных процессий.

Одним нужно трубить в уши Учение, другим можно лишь расставить вехи, третьим – лишь дать односложные намеки, если сознание их может вместить даже малое. Как же Учение приветствует тех, кто может вместить каждую кроху, оценивая мировое значение каждой!

Каждое распадение эонов перемещает целые миры, тем самым мысли ваши призываются к бережливости мыслящей энергии.]

Могу советовать написать для Монгольского Музея панно «Явление Майтрейи в облаках».

 

 

14.IX.1926.

[Урга]

 

Уявлю указ явленному чистому новому другу. Нужно другу понять – не внешность, не разумность, не приветливость, не терпеливость, но ту основную энергию, которая движет другом. Каждый организм движется особой энергией, но нужно установить точное направление основного устремления.

Однажды ученики спросили Благословенного: «Как понять исполнение заповеди отказа от собственности?» Один ученик покинул все вещи, но Учитель продолжал упрекать его в собственности. Другой оставался в окружении вещей, но не заслужил упрека. Чувство собственности измеряется не вещами, но мыслями. Так община должна быть принята сознанием. Можно иметь вещи и не быть собственником. Учитель посылает пожелание, чтоб эволюция нарастала законно. Учитель умеет различить освободивших сознание.

Так сказал Благословенный и просил вообще не думать о собственности, ибо отречение есть омытие мысли. Ибо лишь по омытым каналам может пробиться основное устремление.

Теперь другое. Когда дела требуют, можете смело пропустить беседу. Нужно врасти и овладеть положением. Не много русск[их] здесь.

 

 

15.IX.1926.

[Урга]

 

Уявление ламы невредно, ибо думаю дать другого переводчика. Полезно менять людей. Ручаюсь за успех. Моя чистая добыча нарастает. Теперь утвердитесь здесь самостоятельно. Учитель узнал довольно сильные новости. Учитель ручается за неожиданный поворот. Читаю на щите, как пойдете своим путем.

– Какие новости?

Скажу, лишь оформятся.

 

 

16.IX.1926.

[Урга]

 

Ручаюсь за успех. Учитель пошлет удар, когда нужно. Рука Моя может показать на Т[ибет], потому установите лучшие отношения с тиб[ет]цами. Монг[олы] тоже придут после нового года. Нужно пахать, как в М[оскве]. Урочный час Китая настал. Будем следить за явлениями неурядицы.

Напомню сказку, слышанную Акбаром. Повелитель спросил мудреца: «Как увидеть гнездо измены и оплот верности?» Мудрец показал на толпу разодетых всадников и сказал: «Гнездо измены». После указал на одинокого путника и сказал: «Оплот верности, ибо одиночеству ничто не изменит». И с того дня повелитель окружился верностью.

Учитель принял всю меру верности. Рука Моя – руке путника огонь во тьме. У щита Моего – тишина гор. Знаю, знаю, как Моей общине тесно. Уявление основ строительства уявляется в тишине. Понимание материи может расти лишь там, где измена невозможна. Иногда отверженный свидетель лучше посланца. Можете запросить Зар., кто был уведомлен о вас?

 

 

17.IX.1926.

[Урга]

 

Готов говорить с вами в любое время, только лишь бы не нарушать дела. Надо мудро врасти в Ур[гу]. Уничтожу предателей, но и вы разите их. В М[оскве] никому не верьте. Напротив, следует написать о затруднениях, чинимых вам на местах. Нужно писать, кому условлено. Чуждый жизни Нар. – на будущее следует игнорировать. Указал вам единственного полезного человека в Ур[ге]. Монг[ол] – после нового года. Требую, чтоб Ф[уяма] писал картины. Для этого нужно просить проводника от Учкома. Для У[драи] языки. Для Ур[усвати] собирание двух книг. Скоро можно занять серьезное положение в Ур[ге]. Советую Ур[усвати] поставить компресс. Написать о препятствиях, чинимых здесь. Пусть запросит.

 

 

18.IX.1926.

[Урга]

 

Улыбайтесь нелепостям. После возвеличения Ленина кто же смеет укорять вас? Зап[иши], конечно, сл[едующую] бес[еду] с будд[истом] и д[ай] расс[каз] в А[рья-]Самадж.[5] Теперь пусть У[драя] обратит внимание на перемену в Китае. Лучше начинать подготовлять миссию в Т[ибет].

Теперь книга.

«Когда представится затруднение с наследством, можно сказать...» завещания отменены, но можно оставить общине пожелание, чтоб пользование известными предметами передано было бы известному лицу на пробное трехлетие». Так наследство будет превращением в кооперацию достойных. Можно поручить особым выборным следить за качеством работ. Полезно углублять сознание о постоянной испытуемости, ибо народ еще не умеет работать при сознании испытания. Между тем, все вещество мира взаимно испытывается. Только нужно под испытанием понимать улучшение.]

Мой дозор на Башне. Теперь Наше время мало отличается от вашего, разница не больше полутора часа.

 

 

19.IX.1926.

[Урга]

 

Учитель радуется уявлению настроения вашего. Истинно, не одеждою, не положением, но внутри создается очаг. Опять вместо обычных суждений можно будет перейти к Учению жизни. Устраним рисунок на кольце и заменим надписью Майтрейя-Сан[х]га. В Ам[ерике] также могут заменить бирюзой с надписью, но кроме Ри[ги]. Носить скрыто. Пусть не бросают прежние камни. У Нас тоже несколько колец. Можно новые, но нужно не откладывать. У р[усского] ювелира не делать. Ручаюсь за успех. Нужно победить темную змею. У Нас много змей. У мудрости змий спиралью. Зло змий согбенный. У Нашей Общины, кроме внутренних сигналов, имеются еще и зрительные. Нужно знать несколько из них. Кв[адрат] есть окончание. Тр[еугольник] – начало. Черт[а] верт[икальная] молчание. Три пар[аллельных] гор[изотальных] лин[ии] победа. Кр[ес]т опасность. Два кр[еста] предательство. Два ром[ба] гор[изонтально] поспешность. Утвердитесь в этих знаках.

Можно понять, как Община Наша образовалась вокруг Камня, на котором первый искатель развел огонь. Можно понять, как этот огонь вспыхнул синим, нежгучим пламенем. Как около Камня был построен конический шалаш, и как по знаку начали приближаться иные искатели. И так Община великой Материи получила земное материальное основание. То же основание ляжет в Наши дела явленные.

Мы начинаем всегда в очень малом начертании – это опыт очень многих веков и основной космический принцип. Зерно твердое и неделимое дает нарастание элементов. Но дрожание и нечуткость повторения дает туманность. Чуткость жизненного принципа заставляет экономить твердое зерно. Так ценит химик неделимые тела. Истинно, постройка должна быть нерушима, когда она вызвана необходимостью эволюции. Нужно понять разницу допущенного и данного неоспоримо.

 

 

20.IX.1926.

[Урга]

 

Поручаю вам добрую душу у ней нет никого. Учите ее преданности Общине мира. Нужно иметь здесь преданного человека. Также нужно обратить внимание на т[ибет]цев. Чую, как разовьется путь ваш. Тихо проложим путь и довезем, не отложим. Давно говорил о посольстве и менее обращал внимание на пушки, ибо все должно делаться особым способом.

Теперь книга.

«У Нашей Общины не нужны утверждения и клятвы». [Непритворны траты труда и незабываемы явления долга. Разве возможно многословие там, где приняты жизни на попечение? Там, где час может явиться длиннейшей мерой? Можно ли предать возможности времени, когда отрицаются дух и движение? Нужно преобороть робость и почуять вихрь спирали, и в стержне вихря иметь мужество спокойствия.

Столько говорил о мужестве и против страха, ибо у Нас лишь космический научный метод! При входе надо дать себе отчет, где страх и крепко ли мужество? Не вижу ни одной подробности диалектики или методики. Знаем лишь суровые цветы необходимости. И надо дойти до Нас в сознании непреложности.

Суровость не есть сухость, и непреложность не есть ограниченность. При всем тяготении тверди почувствуете вихрь пространства и протянете руку к дальним мирам. Нельзя навязать ощущение уявления миров, но именно этим сознанием принимаем ответственный труд. Уносим себя в реальные возможности эволюции.]

Евцеклеус – неделимый. Максиний – наивысший.

 

 

21.IX.1926.

[Урга]

 

Считаю текущий год трудным. Неслыханно много пройдено и неслыханно много затронуто. Считаю, можно побыть на месте. Явно разрушается Китай. Можно усмотреть, как не лица, но принцип владеет. Когда говорю о принципе, не следует переносит[ь] на определенных лиц. Р[усские] лица, конечно, изменятся, но сущность построения не меняется.

Книга.

«Чтоб понять подвижность действий, нужно замутить поверхность бассейна и наблюдать неподвижность низших слоев». [Но так нужно избороздить поверхность, чтоб тот же ритм проник до дна без преломления. Силы отрицательные не имеют провода до дна, ибо для этого нужно разложить первичное вещество. Такой опыт не под силу им.

Новоприходящие часто спрашивают: «Где же граница между подвижным слоем и неопровержимым основанием?» Конечно, не может быть границы установленной, но закон преломления установлен, и стрела не может долететь без пресечения первоназначенной линии.

Как же устранить поражение слоев? Конечно, нужно ввести твердые столбы, дробящие течение. Упоминал о стержне духа посреди спирали – это построение запомните, ибо непреклонность, окруженная центробежным движением, может противостоять всем волнениям. Построение Нашей Общины напоминает такие же стержни, окруженные мощными спиралями. Лучшее построение для борьбы, конец которой предрешен. Так нужно понять Наши построения материально. И зачем нужно непонятное отвлечение, когда принцип Космоса один? И система нарастания кристаллов показывает, как многообразен мир тяготения. Ищущие могут понять, как нужно идти материально в великом знании. Кто не любит четкости кристаллов, тот не дойдет к Нам. Чистая неповторяемость доводит форму до совершенства. Можно показать кристалл ребенку, и он поймет завершение. Именно строение кристалла общины даст совершенство формы.]

Малакту наяву.

 

 

22.IX.1926.

[Урга]

 

Рык нам на пользу. Нужно помнить это указание, эта подробность как тактика Adversa.

Книга.

«Почему нужно быть неуклюжими?» [Почему нужно производить впечатление невежд? Почему Наши должны быть небрежными? Почему, когда идет спор, Наши должны быть крикливыми? Почему Наши должны болтать без меры? Обходите ненужную грязь. Видите, как каждую подробность надо подчеркнуть, иначе обычай Нашей Общины не укрепится в вас.

Дисциплина свободы отличает Наши общины. Не только дух дисциплинирован, но и качество внешних действий. Слишком печалиться – не Наш обычай. Слишком порицать – не Наш обычай. Слишком широко считать людей – не Наш обычай. Слишком ждать – не Наш обычай. Нужно мочь заменять сложный план более простым, никогда наоборот. Ибо противники Наши действуют от простого к сложному. Думайте укрепить друзей ваших.

Держите в жилищах ваших чистый воздух, устремляйте к приходящим лучшие пожелания и очень ждите Нас. Пусть каждая община ждет своего Учителя, ибо община и Учитель составляют концы одной колонны. Даже в мелочах дня нужно помнить основание дома. Опять приходим к необходимости изменить качество сознания, тогда легок переход.]

Теперь другое. Конечно, вы поняли, что кольца с чашей остаются тем, кто вместил общину мира, и что Майтрейя-Сангха – у тех, кто сознает качество Майтрейя-Сангха, которое ближе буддизму. Потому Рад[на] может понять явление, которое вне национальности. Труднее с Пор[умой], но пусть посмотрит на эту надпись. Могут быть потрясения, которые и Пор[уму] изменят. Тар[ухан] спасен будет.

 

 

23.IX.1926.

[Урга]

 

Похвалю, как Ур[усвати] помогает указанной Ел[ене]. Надо отдых. Можно дезинфицировать Марг. калием. Нервное род цинги, мучное. Ручаюсь за успех.

Можно посещать монастыри. Укажите, как в Лонд[оне] ламы вас позвали. Скажите были, ибо перед развитием великого Учения было многое замечательное. Покажите письмо из воздуха, призывающее сотрудничать в созидании Нового Мира, и пророчества. Покажите, как чуете время Майтрейи. Нужно украсить ваше появление здесь. Лучше не обращать внимание. Лучше обходить воров. Лучше думать о движении в Т[ибет], посеяв здесь большие зерна. Лучше начать с Т. с картины Шамб[алы]. Как Мы не раз говорили, пройдете лишь Моим именем. Рык не страшен, когда идете по Нашему пути.

Теперь книга.

«Руки устрашающие не достигнут вас, когда идете, обвитые спиралью преданности». [Если бы глаз в грубом зрении мог увидеть панцирь преданности! Но тогда человек уже не был бы в низшем сознании. Уроки прежних жизней не доходят до закрытых глаз. Именно, без крыльев над бездной остается каждый, приближающийся к Нашей Общине в ветхом сознании. Как взрывом озона будет поражен каждый, кто в гордости пытается проникнуть к Нам. Как же объяснить, что не Мы, но сам себя гордец поражает? Так же, как гибнет вошедший в пороховую мастерскую на металлических подошвах. Умение применить стальные гвозди на подошвах дает недурного скорохода, но каждый рабочий научит надеть мягкие туфли на взрывчатой поверхности. Так нужен буфер для насыщенной атмосферы.

Укажу на Благословенного – когда Он шел в горы, Он тоже уделял время, чтобы смягчить переход. Этим достигается экономия энергии. Поистине, это единственная экономия, допустимая и оправданная, иначе между мирами могут образоваться каверны, и кто знает, каким газом они могут быть заполнены. Могу советовать сберегать энергию, ибо каждая напрасная расточительность, как по струне, на далекое расстояние поражает пространство. Нужно в каждой былинке беречь Космос, если мы готовы стать вселенскими гражданами.]

 

 

24.IX.1926.

[Урга]

 

Книга.

«О качестве путешествий». [Необходимо усвоить, как нужно путешествовать. Не только надо оторваться от дома, но надо преобороть само понятие дома. Точнее сказать – нужно расширить дом. Там, где мы – там и дом. Эволюция свергает явление дома-тюрьмы. Успех раскрепощения сознания даст возможность стать подвижным. И не подвиг, не лишения, не возвеличение, но качество сознания отрывает от насиженного места. В насиженном месте столько закопченности, столько кислоты и пыли. Мы против затворничества, но маленькие домики с проплесневевшей атмосферой хуже пещер. Да, да, да! Зовем тех, кто может дать простор мысли.

Хочу видеть вас идущими по лицу мира, когда от множества границ стираются народности. Как можем летать, когда пришпилены на маленький гвоздик?! Удумать надо, как человечеству нужны путешествия!]

Конечно, когда сегодня наметился новый узел пути. Пользуйтесь приглашением на будущую осень. Ни коня лишнего.

 

 

25.IX.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Часто вы говорите о несовершенстве существующих книг». [Скажу больше – ошибки в книгах равны тяжкому преступлению. Ложь в книгах должна быть преследуема как вид тяжкой клеветы. Ложь оратора преследуется по числу слушателей. Ложь писателя – по числу отпечатков книги. Занимать ложью место народных книгохранилищ – тяжкое преступление. Нужно почуять истинное намерение писателя, чтоб оценить качество его ошибок. Невежество будет худшим основанием. Страх и подлость займут ближайшее место. Все эти особенности непозволительны в общине. Устранение их нужно осуществить в новом строительстве. Запретительные меры, как всегда, непригодны. Но открытая ошибка должна быть удалена из книги. Необходимость изъятия и перепечатка книги образумит писателя. Каждый гражданин имеет право доказать ошибку. Конечно, нельзя препятствовать новым взглядам и построениям, но неверные данные не должны вводить в заблуждение, потому что знание есть панцирь общины, и защита знания ложится на всех членов.

Не позже года должны быть проверены книги, иначе число жертв будет велико. Особенно надо беречь книгу, когда достоинство ее потрясено. На полках книгохранилищ – целые гнойники лжи. Было бы недопустимо сохранять этих паразитов. Можно бы сказать: «Переспите на плохой постели», – но невозможно предложить прочесть лживую книгу. Зачем обращать лучший угол очага во лживого шута! Именно книги засоряют сознание детей. Должно отметить вопрос книги!]

Теперь другое. Желал бы видеть по субботам У[драю], чтобы продолжить и укрепить технику и общение. Можно завтра. Улыбаюсь, когда находите смысл Моих названий. Неслыханно много сделано за год. После неслыханных передвижений организм защищается. – На мое замечание, что я стала много спать и есть. Лучше все мучное и копченое.

 

 

26.IX.1926.

[Урга]

 

Начнем восхождение ступеней пути на Т[ибет]. Увидим сокровищницу Учения Благословенного. Тяжело ударит молот мудрости по лбам отрицателей. Считаю месяцы до похода в Т[ибет]. Можно чуять чудную сказку в Т[ибете]. Пусть Ф[уяма] вст[анет].

Книга.

Однажды женщина остановилась между изображениями Благословенного Будды и Майтрейи, не зная, кому принести почитание. И изображение Благословенного произнесло: «По завету Моему почитай будущее, стоя в защите прошлого, устреми взгляд на восход». Помните, как Мы работаем для будущего, и все существо ваше устремите в будущее. Чуждое свету Учение принесете в лучах знания, ибо свет мира покрыт тьмою. Употребите все на пользу, умейте взять уявление каждой крупицы.

– Можно знать причину свечения ламы?

– Успею сказать о нем отдельно. Нужно описать подробно, ибо комбинация места имеет значение.

– Многие ли ламы имеют сношения с Ш[амбалой]?

Не зная того.

 

 

27.IX.1926.

[Урга]

 

Узнать надо от представителя Д[алай-]Л[амы], что ваш путь для распространения буддизма явление желательное. Рука Моя посылает вас к Т[ибету]. Достаточно времени осмотреть все подробности. Как первые р[усские] буддисты вы направлены великими ламами, и потому буддисты должны предусмотреть подробности пути. Каждое усложнение создает препятствие к сказанному распространению Учения. Нужно пользоваться временем, ибо Мы полны лучшими намерениями и поступаем согласно желанию великих лам. Так скажите. Ручаюсь за успех, если возьмете верный тон.

Теперь книга.

«Ускорение сроков необходимо, иначе уплотняется невежество». [На пределе нового мира столпились все язвы. Вихрь намел кучи отбросов. Уменье смотреть мужественно в глаза мерзости невежества складывает меры необычные. Следует уметь, наконец, показать отличие людей пригодных. Почему люди могущие должны погибать среди цепей предрассудков?

Детей надо спросить, могут ли они отойти от страха быть нелепыми в глазах толпы? Готовы ли поступиться личным удобством ради нового мира? Надо сурово спросить, ибо явленное пламя не боится ветра. Преданность переносит через бездну, но трепетание чуткости должно окрылять эту преданность.]

Именно, самим нужно делать. Передавать письма (дело Ник[ифорова]).

 

 

28.IX.1926.

[Урга]

 

Книга.

«На пути не отдыхай под гнилым деревом». [В жизни не прикасайся к людям с потухшим сознанием. Неразвитость сознания не так заразительна, как сознания потухшие. Потухшее сознание является настоящим вампиром. Нельзя напитать извне пропасть невежественного сознания. Именно эти люди бесполезно выпивают энергию. После них непомерна усталость. Как зловоние, нужно миновать их, преграждая флюиды разложения. Трудно различить границу неразвитости и потухания. Но одно качество будет несомненно. Неразвитости будет или может сопутствовать трепетание преданности, но потухший кратер полон золы и серы. Учение не отказывает тратить энергию на неразвитость, но есть степень потухания, когда не залить бездну новым веществом. Только катаклизм с ужасом нежданности может растопить застывшую лаву.

Помните о сокровище сознания. Трепет вещества Космоса являет пульсацию пробуждаемого сознания. Именно, радуга знания течет из трепета сознания. Видимая река – из невидимого истока. Всеми опытами прошлого и всеми достижениями будущего помните о сознании!]

На сегодня довольно о книге. Перед Нами необычайная возможность сделать многое простейшими средствами без аптеки алхимика. Можно чуять, как активный буддизм может составить новое обстоятельство мира. Руки миссионеров грязнили дорогу света, но буддизм не навязывает себя. Именно к Учению приходили, но никто не побуждает просветиться. Мала выгода, когда подойти к Учению без сознания. Помогу вам кончить книгу о буддизме. Пусть и здесь ее знают.

 

 

29.IX.1926.

[Урга]

 

Ручаюсь за успех. Нужно сосредоточиться на тиб[ет]цах. Умение явить торжество буддизма должно отличить вас. Именно это никто не делал. Почему не запастись заграничным паспортом из России. Летом все разъезжаются, потому лучше теперь. Новые люди могут не знать о вас. На случай отъезда. Думаю, зорко надо собирать все слухи. К вам будут стекаться сообщения подберите. Сегодня иду на Башню.

 

 

30.IX.1926.

[Урга]

 

Книга.

«В холоде даже собака греет». [Неслыханно мало людей, потому даже убогих неприятелей нельзя отгонять, если в них не заросла ячейка духа. Хотел бы напомнить, как Благословенный являл внимание даже неприятелям. Эта книга читается в преддверии общины. Должно предупредить входящего о всех его недоумениях. Кажется часто, что противоречия неразрешимы. Но, путник, где же противоречия, когда видим лишь изобилие путевых знаков? Бездна преграждается горой, и гора ограничивается морем. Обувь для гор не годна для моря. Но ведь входящим приходится менять свое вооружение ежечасно. Не только подвижность, не только быстрота мысли, но нужен навык менять оружие. Не так легко привыкнуть к смене оружия. Подле чувства собственности стоит привычка, и трудно заменить приспособленность к предметам приспособляемостью сознания. Для поверхностного мышления получается почти игра слов, но как бы нужно было понимать разницу понятий руководителям судеб народов!

Невозможно отравленному сознанию различить момент свободы и связанности. Человек, потерявшийся в догадке, где рабство и где свобода, не может мыслить об общине. Человек, подавляющий сознание брата, не может мыслить об общине. Человек, извращающий Учение, не может мыслить об общине. Основание общины – в свободе мышления и в уважении Учителя. Признать Учителя – значит стать в ряд работающих на пожаре. Если каждый от родника устремится к пожару без порядка, то и родник будет затоптан без пользы.

Как бы лучше понять бережливость в сознании? Это оградить понятие Учителя. Ведь Учитель, ведь знание, ведь эволюция мира будут путями к дальним мирам! О дальних мирах опишем в книге «Беспредельность». Здесь же запомним, что врата общины ведут к дальним мирам!]

Теперь другое. Много идет событий, много трудов, много радости.

 

 

1.X.1926.

[Урга]

 

«Печать – страж тайны» (только книга).

[Тайна существовала во все времена. Там, где малое знание, там и тайна. Устрашающе подумать, что известное качество сознания ничем не отличается от уровня каменного века. Чужое мышление, не человеческое, не хочет двинуться, именно, не хочет. Учитель может лить знание, но оно более служит пространственному насыщению, потому учащий не одинок, даже без видимых учеников. Помните это, приближающиеся к общине! Помните тайну не отчаиваться.

Тайна будущего лежит в стихийном устремлении. Извержение вулкана не может быть отсрочено, также Учение не может быть отложено. У указа времени не бывает опоздания – вольется ли оно в чашу сознания или же вознесется в пространство. Нельзя учесть, когда личное сознание или множитель пространства важнее. И в ту минуту, когда ближайший недослышит, эхо пространства гремит. Потому не отчаивайтесь, приближаясь к общине.

Книга «Зов» не знала препятствий. Книга «Озарение» камню подобна. Книга «Община» подобна плавателю перед бурей, когда каждый парус и каждая веревка содержат жизнь. Уявление общины подобно химическому соединению, потому будьте чисты, будьте проникновенны и забудьте цепи отрицания. Запретом и отрицанием не повторите царственных разбойников. Невежеством и чванством не уподобьтесь золоченым дуракам. Конечно, община не допустит вора, кто кражею утверждает худший вид собственности. Явите суровость, умейте почтить тайну так, что даже самому себе не повторять срока, – как волна принимает камень только один раз. Можно запечатывать, если знаете ценность посылки.]

 

 

2.X.1926.

[Урга]

 

Можно ожидать новых событий в Китае и в Европе. За этот год много перемен. Углубите подготовление похода. Главное знание местных условий. Иду на Башню.

Пусть Ф[уяма встанет].

Книга.

«Поймите Учение, поймите – без Учения не пройти». [Нужно эту формулу твердить, ибо в жизни многое делается без Учения. Учение должно окрашивать каждый поступок и каждую речь. Окраска, как прекрасная ткань, украсит следствие речи. По следствиям нужно судить о качестве посылки. Нужно привыкнуть, что сама посылка может казаться непонятной, ибо только ее внутреннее значение имеет щит. Привыкайте вкладывать значение в каждую речь, изгоняя ненужный лепет. Трудно отказаться от чувства собственности, также трудно преодолеть лепетание.]

Иду на Башню.

 

 

3.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Умейте принять, когда вас назовут материалистами». [В действиях и в мышлении мы отделиться от материи не можем. Мы обращаемся к высшим слоям или к грубейшим видам той же материи. Можно научно показать эти взаимоотношения. Также научно можно доказать, как качество нашего мышления действует на материю.

Эгоистическое мышление привлекает низшие слои материи, ибо этот образ мышления обособляет организм – как одинокий магнит не может притянуть более своего напряжения. Иное дело, когда мышление производится в мировом масштабе: получается как бы группа магнитов, и может получиться доступ к высшим слоям.

Лучше можно наблюдать на одном чувствительном приборе, фиксирующем качество мышления. Можно видеть спирали, идущие сверху или погруженные в темноватый пар, – наиболее наглядное обучение материальности мышления при качестве внутреннего потенциала. Эти простые манифестации показывают двойное значение: первое – они обличают невежд, которые представляют себе материю как нечто инертное и не имеющее ничего общего с началом сознания; второе значение имеют для ищущих, которые отдадут себе отчет в качестве мышления.

Поучительно наблюдать, как мысль заражает пространство – получается аналогия с процессом выстрела. Пуля летит далеко, но дым распространяется в зависимости от атмосферных условий. Плотность атмосферы заставляет дым надолго прослаивать утреннюю зарю. Так берегите ваше мышление. Тоже научитесь мыслить красиво и кратко. Многие не видят разницы между мыслью для действия или рефлексом мозга. Нужно уметь пресекать рефлекторные спазмы, которые ведут к полусознательности. Развитие рефлекторной деятельности похоже на опьянение.

До общины доходят в ясности мышления. Яркую, непередаваемую ответственность приносит явление мышления. Мы очень заботимся, чтоб сознание ответственности не покидало Нас[6] .]

 

 

4.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Образование народа надо вести с начального обучения детей с возможно раннего возраста». [Чем раньше, тем лучше. Поверьте, переутомление мозга бывает только от неповоротливости. Каждая мать, подходя к колыбели ребенка, скажет первую формулу образования – ты все можешь. Не надобны запреты; даже вредное не запрещать, но лучше отвести внимание на более полезное и привлекательное. То воспитание будет лучшим, которое сможет возвеличить привлекательность блага. При этом не надо калечить прекрасные образы как бы во имя детского неразумения – не унижайте детей.

Твердо помните, что истинная наука всегда призывна, кратка, точна и прекрасна. Нужно, чтоб в семьях был хотя бы зачаток понимания образования. После семи лет уже много потеряно. Обычно после трех лет организм полон восприятий. Рука водителя уже при первом шаге должна обратить внимание и указать на дальние миры. Беспредельность должен почуять молодой глаз. Именно глаз должен привыкнуть допустить беспредельность.

Тоже необходимо, чтобы слово выражало точную мысль. Изгоняются ложь, грубость и насмешка. Предательство даже в зачатке недопустимо. Работа «как большие» поощряется. Только сознание до трех лет вместит легко общину. Как ошибочно думать, что ребенку нужно дать его вещи, ибо ребенок легко поймет, как могут быть вещи общими. Сознание «все могу» не есть хвастовство, но лишь осознание аппарата. Самый убогий может найти провод к беспредельности, ибо каждый труд в качестве своем открывает затворы.]

Учитель являет заботу о страже. Учитель охватывает уявление врага.

 

 

5.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Правильно думаете, что без достижений техники невозможен коммунизм». [Каждая община нуждается в технических приспособлениях, и Нашу общину нельзя мыслить без упрощения жизни. Нужна явленная возможность применять достижения науки, иначе мы обратимся в обоюдную тягость. Как материалисты-практики, Мы можем смело утверждать это. Мало того, Мы можем настойчиво укорить всех ложнореалистов. Их униженная наука и слепота мешает им в достижении того, к чему они стремятся. Точно фарисеи древности, они прячут страх перед допущением того, что другим уже очевидно. Не любим невежд, не любим трусов, попирающих в  ужасе возможности эволюции.

Тушители огней, светоненавистники, не все ли равно с какой стороны вы ползете? Вы хотите затушить пламя знания, но невежественный коммунизм – темница, ибо коммунизм и невежество несовместимы. Нужно знать. Не верьте, но знайте!]

 

 

6.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Мы готовы поддержать каждого изобретателя...» [ибо даже самый малый изобретатель пытается внести улучшение в жизнь и заботится явить бережливость энергии. Учитель узнает ручательство и заботу о сохранении энергии. Эта упорная бережливость позволяет доверять ученику. Конечно, эта бережливость далека от скупости. Полководец, берегущий отборных солдат, действует сознательно. Каждая возможность является нашим воином, но нужно понимать вещи объединительно.

Однажды было сказано о трех мировых организациях – иезуиты, масоны и ламы. Не следует их понимать узко. К иезуитам примыкают клерикальные конгрегации. За масонами масса ложного оккультизма. За ламами сознание Востока со всем индуизмом и мусульманством. Подумайте, какие аппараты выдвигаются!

Как нужно быть осмотрительными при изобретениях, чтоб не лишить их прямой целесообразности! Нужно знать, кого вооружаете в данный момент. Пусть сознание мировой эволюции поможет вам найти пригодные стрелы. Уши ваши должны слышать шаги эволюции, и решимость не должна обмануться. Вы должны определенно решить – хотите ли вы отлить колокол иезуитам, или отточить магическую шпагу масонам, или хотите просветить сознание масс Востока.

Как худа неряшливость у изобретателя, как губительна необдуманная реакция, как непростительна ошибка невежества! Мы можем ценить труд изобретателя в мировом размере при осознании направления мировой эволюции. Трудно понять приложимость законов динамики, пока не усвоили устои материи.]

Теперь другое. Можно печатать дневник в 1928 г., янв[арь]. Рука Моя окружает вас помощью. Учитель на этой неделе решит ваш путь.

 

 

7.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Коммунизм, поддержанный техникой, даст мощное устремление к знанию». [Именно община должна быть самым чутким аппаратом эволюционности. Именно, в сознательной общине никто не может утверждать о сложившейся мироизученности. Всякая тупая преграда отметается обостренной вибрацией коллектива. Даже намек на законченность делает невозможным пребывание в общине. Кто же примет клеймо тупости?

Червь не будет ограничивать своих проходов мрака – вы же, смотрящие в беспредельность, вы не можете червю уподобиться! Несовершенная изобретательность некоторых из вас уловила невидимые лучи и неслышимые ритмы. Грубым воображением, грубыми приборами все же были уловлены некоторые космические токи. Но ведь глупец поймет, что воображение может быть утончено и приборы улучшены. Исходя из самоулучшаемости, дойдете до беспредельности. Буду твердить о возможностях улучшения, пока самый закоснелый не устыдится своей ограниченности. Не может быть коммуни[ст],[7] ограничивающий свое сознание, иначе он уподобится женской ноге старого Китая. Тоже тьма обычая вызвала это безобразие.

Какой общинник может прикрыться плесенью суеверия? Ведь никто не употребляет убогий первобытный паровоз, также никто не может остаться при младенческом понимании реальности. Ленин мыслил широко и понимал материю. Неужели вы не можете хотя бы частично следовать за вождем?

Младенческий материализм явится дурманом для народа, но материализм просвещенного знания будет лестницей победы. Без отрицаний, без суеверий, без страха пойдете к истинной общине. Без чудес, беспоклонно найдете ясную реальность и киркою испытателя будете вскрывать закрытые глубины. Полюбите бесстрашие знания.]

 

 

8.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Указать надо о качестве требуемого знания». [Знание должно быть безусловно. Каждая условная, связанная наука причиняет непоправимый вред. Свободное сочетание элементов даст неповторенные, новые достижения. Кто может предписать химику пользоваться лишь одной группой элементов? Кто может заставить историка и философа не касаться исторических фактов? Кто может приказать художнику употреблять лишь одну краску? Знанию все открыто.

Единственным преимуществом в областях знания будет большая убедительность и привлекательность. Если хотите увлечь вашим знанием, сделайте его привлекательным, настолько привлекательным, чтоб книги вчерашнего дня показались сухими листьями. Победа убедительности избавит от несносных запретов.

Больше всего заботьтесь изгнать из жизни учащихся запреты. Общинникам это особенно легко, ибо их книга может быть особо вдохновенна и увлекательна. Конечно, писарское изложение общины невыносимо. Убогий аптекарь оттолкнет каждого, кто не выносит бездарного отношения к красоте. Около общины должна быть вдохновенность. К свету тянутся растения – этот закон первичного сознания непреложен. Идите путем непреложности и стройте жизнь. Ничего нет отвлеченного, и жизнь впитывает каждую мысль. Потому будьте реалистами истинной реальности.]

 

 

9.X.1926.

[Урга]

 

Книга… Обратите сугубое внимание на работу Англии. Весною можно ожидать событий сложность большая. Удумаю путь на Т[ибет]. Теперь главное подготовить путь. Много головотяпов кругом. Надо начинать работу. Удивляются р[усские], чуют особое направление. Решаем суровые меры. Пусть Ф[уяма встанет].

Книга.

«Коллективизм и диалективизм – два пособия при мышлении о материализме». [Существо материализма являет особую подвижность, не минуя ни одного явления жизни. Учитель являет лишь вехи нужные. Можно развивать положения, мысля сказанными путями. Нужно до такой степени обосновать материализм, чтоб все научные достижения современности могли войти конструктивно в понятие материализма одухотворенного.

Мы говорили об астральных телах, о магнитах, о свечении ауры, об излучении каждого предмета, о перемещении чувствительности, об изменении весомости, о проникновении одного слоя материи через другой, о посылках мысли через пространство, о явлении цементирования пространства, о чувстве центров, о понимании слова материя. Много невидимого, но ощутимого аппаратами, нужно вместить тем, кто хочет приложить технику в жизнь. Нужнo заменить идеальные слюни твердым разумом.

Мы, материалисты, имеем право требовать уважения и познавания материи. Друзья, материя не навоз, но вещество, сияющее возможностями. Нужда человечества – от презирания материи. Настроены храмы, где востребована помощь для обмана и убийства, но не воспеты гимны знанию!]

 

 

10.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Спрашивают: как приступить к учению?» [Ведь для этого нужно переродить сознание? Конечно, сознание перерождается после Учения. Для начала надо открыть и омыть сознание. Открытие сознания делается моментально, одною волею. Желайте открыть сознание!]

 

 

11.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Мои молодые друзья, опять вы собрались во имя Учения, и опять у вас получился вечер с гостями». [Между тем, сказано и повторено, чтоб час беседы об Учении был лишен обывательских пересудов. Пусть этот час будет реже, но качество его должно быть охранено. Вы приближаетесь закоулками, вы превозмогаете усталость трудового дня, вы несете частицу Общего Блага, но нажитые вещи знакомого помещения разбивают ваше устремление, и незаметно вы становитесь пыльными жильцами. Мало того, кто-то из вас замечает случившееся, и становится добровольным надзирателем и погружается в малюсенькое раздражение. Ткань беседы разорвана и начинается недостойное штопание. Мы просим: хотя бы один час быть сознательно ответственными людьми. Если вам труден час в неделю, то лучше сойдитесь через четырнадцать дней. Сумейте исключить на это время все волнующие, звериные привычки – курение, вино, еду, мелкие сплетни, обороты мелких дел, осуждение и гнев.  Сойдясь, посидите несколько минут в молчании. Если же кто из вас не найдет силы просветить сознание, то пусть молча выйдет снова на холод и тьму.

Мы враги всякой насильственной магии, но естественный контроль сознания должен стать условием реальных построений. Ведь на час можно отрешиться от личных попыток. Если же это трудно, то как же можете думать об успехе и росте сознания? Вол знает жвачку, но дальше пищеварения не растет. Сделайте усилие дать беседам красоту, простоту и чистоту общины. Самые неожиданные проблемы знания, самые дерзновенные образы красоты пусть вытолкнут вас из затхлого уголка. Поймите, хочу видеть вас, хотя бы временно, особенными и вместившими. Эти зерна кооперативного мышления дадут вам настойчивость достижений. Не только решимость, но и настойчивость нужна. Поймите концентрацию как опыт сознания. Дайте видеть вас идущими устремленно и сознательно. Говорю для немедленного исполнения.]

– Одобряет ли Учитель мысли Ю[рия] о друж. Т..?

Радуюсь плану, тем легче Мне помочь его осуществлению. Придет время.

 

 

12.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Чуете ли истинный вред, причиняемый ошибочными поступками?» [По эгоизму не думаете ли, что вред прежде всего касается вас самих? Но в плане действий не вы одни, но каждый шаг ваш касается и тех ответственных, которые самоотверженно идут. Много непоправимого причинено во время легкомысленных собраний. Учение много раз указывало на связь коллектива. Нужно беречь тех, кто рискует для ускорения следствий. Мысленно оберегитесь от пагубных, резко омраченных настроений.

И еще спрошу: научились ли вы читать книги Учения? Нет ли желания привязать мысль к одному столбу? Очень любим красивые притчи, но забываем, что в каждой из них заложена цена жизни. Для вечерних собраний очень остроумно отметить необычный состав речи или очень странное выражение. Но подумайте, не висит ли на каждой букве этого выражения множество жизней? У каждого должно вспыхнуть сознание важности часа, в который он призван. Когда давно говорил о легкомыслии, нужно было сразу принять в сознание серьезность момента и заставить себя вместить чувство ответственности. Вне дел, вне личных и вне групповых преуспеяний нужно ощутить эволюцию с ее особенностями. Так четко мыслите. Старайтесь улучшить собрания.]

 

 

13.X.1926.

[Урга]

 

Книга, предисловие.

«Рассеиваем суеверие, невежество и страх». [Всякое стремление к просвещению приветствовано. Каждый предрассудок невежества обличен. Трудящийся, горят ли в твоем сознании основы сотрудничества и общины? Если это пламя уже просветило мозг твой, усвой признаки Учения Наших гор. Если мышление твое еще не очищено истинным молотом и серпом, найди книгу «Озарение» и книгу «Зов». Трудящийся, не устань перед головоломкой некоторых выражений. Каждая строка – высшая мера простоты. Привет трудящимся и искателям. Привет Общины Востока!] Это предисловие книги «Община».

 

 

15.X.1926.

[Урга]

 

Надо, надо осветить положение жестокий развал. Главное, не знают, как приняться, и боятся новых движений. Нет людей, нет мужества, нет знания. Шаблонная политика зарыла все возможности. Штопаем, чтоб наладить положение. Иду в Ам[ерику].

 

 

16.X.1926.

[Урга]

 

Луч Мой негодует поведению родины. Усмотрим новые возможности. Подберем оружие с полей сражения. Поедем на карманных лошадях. Устроимся сами. Необходимо удар в Т[ибете]. Т[ибет] должен сделаться новым фактором мира. Родина не в силах ответить миру. Пусть вместо людей скажут слово горы. Надо идти на Башню.

 

 

17.X.1926.

[Урга]

 

Удача идет. Настилаем новый путь. Как легко бы родине устроить дела в Азии! Конечно, очень многое упущено, но события ждут Р[оссию].

Пусть Ф[уяма встанет]. Получены советы чрезвыч[айной] важности. События идут.

 

 

18.X.1926.

[Урга]

 

Учитель указывает думать Церин очень вреден думать убрать его. Руки Мои моют грязь около Моих дел. Считают Ф[уяму] виновным в нравственном учении, которое темнит существующий строй. Удят рыбу из Моих каналов. Ф[уяма], уяви терпение. Ярко явлю новые возможности.

Теперь книга.

«Мы относимся бережно к вашим стремлениям и ждем к себе ту же чуткость». [Мы защищаем вас на всех путях и можем ждать ту же заботу. Там, где может быть хотя бы задаток сотрудничества, там неуместно отвергание. Пьяные легко лезут в драку, но трезвый разум четко различает друзей. В Наших обычаях положено исчерпать все доводы, прежде чем отсечь. Не вижу препятствий кооперации, но можем составить десять новых группировок. Ведь сознание Мировой Общины должно расти. Упрямство невежества не будет препятствием.

Ваши книги стоят в Наших хранилищах. Так ли обстоит дело с Нашими книгами у вас? Мы можем ответить о ваших книгах. Читали ли вы Наши? Знание Мы полагаем в основу Общины, не ограничивая его. Опыт и доброжелательство полагаем в основу Общины. Мы являем лучшие условия для преуспеяния друзей. Узнаем ваши намерения к Нам.] Можно это дать после введения.

 

 

19.X.1926.

[Урга]

 

Учитель чует. Р[усские] являют неприличие. Р[усские] подобны явлению собак. Р[усские] удумали Ф[уяму] ущемить. Р[усские] удумали явить Ф[уяму] опасным существующему строю. Р[усские] удумали сбыть Ф[уяму] с пути. Р[усские] удумали
руль
попортить. Чую, Учитель не по плечу р[усским]. Советую не вести длинных бесед с р[усскими]. Говорю на будущее. Учитель может помочь Всесв[ятскому].[8] Учитель поможет избежать р[усских]. Один даже связан с убийцами (шофер). Теперь не критикуйте, прошу еще раз. Мыслить надо строительно, без раздражения. Из этой правды кучи навоза сложены, но критика не Наше занятие.

 

 

20.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Когда самый незнающий и несознательный скажет об Учении...» [ – кажется, это какое-то другое общинное учение, – умейте справедливо ответить. Скажите: каждая община, основанная на труде и знании реальности, не вредит делу усовершенствования человечества. При движении Космоса нельзя пребывать в кажущейся недвижности – или назад, или вперед. Все осознающие общину движутся вперед. И не может быть общины, противной друг другу, так же как ощущение голода не может быть противоположно во всех видах. Так, против общины будет говорить лишь тот, кто начал двигаться назад, входя в состав космического сора.

У еще неопытных общинников немало подозрительности и чванства, но для Нас Община является сложившимся делом жизни. И Мы можем говорить о ней со всею ясностью долгого опыта. Нас не запугает никакая недодуманная неразбериха, и Мы видели достаточно космического сора и принадлежать к нему не собираемся. Общину будем защищать силами знания.]

 

 

21.X.1926.

[Урга]

 

Учитель думает еще щит уплотнить. Чужие надеются, что чудо не может достаточно защитить вас. Жребий должен, по их мнению, выпасть. Чую явление, явление учуянных дураков, но они забывают, что Наша кольчуга умеет хранить. Если Учитель одел кольчугу – значит, Он готов! Сравните – когда сказал: в кольчуге! Умею смешать планы врагов.

Книга.

«Часто вы удивляетесь, что Учитель предусматривает самые малые подробности». [Но кто вам сказал, что эти подробности малы? Часто нога ломается от самого ничтожного камня и стебель травы ввергает в пропасть. Даже в будничной жизни вы устраняете опасности от близких, разве в жизни общины не увеличена охрана жизни сотрудников? Уста друзей не промолчат, но надо научиться, как слышать зов предупреждения.

В малых ячейках легко приспособить внимание, но международность общины обязывает приучиться к неожиданным проявлениям. Не преувеличиваю – каждая минута неблагополучна, но и привыкнуть к этому постоянному неблагополучию нельзя, иначе потеряется сторожевая чуткость. Именно, как орел на вершине, не потеряйте зоркость. Зоркость растет лишь опасностями. Привет опасностям!]

 

 

22.X.1926.

[Урга]

 

Учитель очень озабочен делами в <...>. Учитель хочет видеть руки уявленных дураков обожженными. Учитель просит еще раз ничего не критиковать. Учитель занят желанием, чтоб уявленные скорее кончились.

Теперь книга.

«Опасайтесь миссионеров». [Опасайтесь миссионерства не только в отношении чужих зазываний, но чтоб и самим не сделаться миссионерами. Невозможно исчислить вред миссионеров, и нельзя без презрения увидеть, как на базаре продается Учение с уступкой. Умейте понять, что сознающее свое значение Учение не будет выставлять себя на базаре. Только исключительное невежество последователей может поставить Учение в позорное положение лжи и пресмыкания. Притом положение миссионеров настолько ложно, что невозможно назвать, кто из них мог удержаться от подлости или комизма. Можно жалеть тех молодых, кто неосведомленно, по нужде принял эту бесцельную работу.

Какое трогательное единение инквизиторов и крестоносцев! Не удивительно, что первые обратились в сыщиков и вторые в палачей, – логическое следствие. Но не думайте, что, осудив чужое миссионерство, легко избежать своего собственного. Тонка черта между утверждением и навязыванием. Часто легко унизить себя не по цели. Каждая капля, мимо упавшая, обращается в жгучую кислоту. Насильственное набухание дает лишь водянку, и вы знаете, что лечение ее невозможно. Потому только качество, но не количество. Каждый постучавшийся отвечает сам, но зазванный ляжет жерновом на шею звонаря. Потому звоните лишь вовремя – так избегнете миссионерства.]

 

 

23.X.1926.

[Урга]

 

Утверждаем новые позиции. Выясняется необходимость особого направления. Удумаю, удумаю новые пути. Пусть Ф[уяма встанет].

Книга.

«Явили осуждение миссионерам и собраниям друзей...» [но к кому же надлежит отнестись особо сурово? Конечно, к самому себе. Как следует нести Учение наедине? Как пройти между ханжеством и наглостью? Не ряды свидетелей, но лишь сам судья! Каждый чтит свое достоинство, так же каждый оценивает жемчужину своего сознания. Учение жизни оценивается жемчужиной сознания. Можем ли извергнуть сокровище существований?!

Нужно уметь пред собою нести Учение как последний огонь, как последнюю пищу, как последнюю влагу. Явить нужно любовь и бережливость, как к последней возможности и воде. Поступая наедине, можем показать меру преданности. Нужно уметь создать мир личной ответственности за свое сознание, тогда осуждение превратится в суждение правды.]

 

 

24.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Качество совета». [Часто советы не достигают своего назначения, потому что даются для себя. Состояние брата не принимается в соображение, и советчик подставляет себя на место пришедшего. И сочувствие, и жалость, и забота текут о самом себе. Вред таких советов ясен не только по существу случая, но и в отношении пострадавшего. В сознание его, как клинья, вонзается чуждое мышление. Эти трещины трудно залечимы, ибо такие советы бывают очень житейски применимы, но для выполнения требуют совершенно другую ауру.

Конечно, вы уже запомнили, что соотношение аур к пространственному веществу дает качество следствия. Именно, не объем, но цвет дает особый подход к действию. Объем ауры даст напряжение поступку, но путь будет подсказан цветом. Так невозможно подставить в чуждую группу цветов определенный способ действия. Случайное предопределение наносит смешение лучей и парализует волю. Немощь многих работников объясняется смешением разнородных цветовых групп. Здесь очень пригодился бы простой физический аппарат для определения основных излучений. Подумайте, какое облегчение трудящимся и какое углубление напряженности – истинная экономия! Кроме количества производительности надо представить, как соотношение цветов отнесется к самочувствию работников. Много злобы и непонимания исчезнет без угроз и запретов.

Строители общины[9] ! Не забудьте, как легко простым техническим прибором достичь удобства трудящихся. Не туманная философия, не досужие мечтания, но несколько физических приборов внесут реальную помощь. Уже в Америке, в Германии и в Англии определяют основное излучение. Даже эта грубая степень исследования поможет в первичных группировках, а там, может быть, подойдете к методам восточных лабораторий. Прежде всего, изгоните всякое невежество и без напыщенности просто больше знайте! Руководство массами обязывает к расширению сознания. Также углубите курс начальных школ. Это Мой совет для немедленного применения!]

 

 

25.X.1926.

[Урга]

 

Учитель указывает считать урочным год от сегодня. То время подготовки к будущему, не похожему на настоящее. Руки Мои вкладывают множество подробностей и возможностей. Храните их и подмечайте, как ведут себя разные люди. Так, уже Ник[ифоров][10] и тиб[етцы] начинают вести себя как нужно. Хуже в М[оскве] – там старая закваска везде.

Теперь книга.

«Могут спросить, какие признаки Учителя ценить?» Эту беседу можно дать на второй странице.

[Вы уже знаете о качестве действий и можете уже приметить новые подходы к действию. Надо предпочесть того Учителя, который идет новыми путями. В этом люди Северной Страны имеют отличный пример – их Учитель Ленин знал ценность новых путей. Каждое слово его проповеди, каждый поступок его несли на себе печать незабываемой новизны. Это отличие создало зовущую мощь. Не подражатель, не толкователь, но мощный каменщик новых руд. Нужно принять за основание зов новизны.

Историк не давал новых учений, нужна оторванность от старых путей. Можно знать старый прах, но цепь ржавчины окисляет сознание. Может быть, не случайно Индия не писала истории своей и не дрожала за сохранение камней старины. Можно походить на деда и не понимать направление будущего. Куда девать чучел древности?

Пусть старательный охранитель сердится на Нашу Общину, Мы легче оставим его без заработка, нежели решим идти вспять. Бывает время, когда можно идти лишь вперед. Сохраним зов воли в беге непрестанном и над бездной не промедлим. Нужно сказать строителям жизни, чтоб нашли новые слова, скованные новой необходимостью. Сознание новизны каждого часа дает импульс. Укажите друзьям, какое счастье быть вечно новыми. И каждый электрон нового мира дает новую мощь. Поймите мощь нового зова. Вы можете применить ее в жизни каждого дня. Вы достаточно знаете, что говорю для применения.]

 

 

26.X.1926.

[Урга]

 

Я яркую звезду увидел. Можно определить направление ее. Учитель луч чует, луч звезды. Учитель еще не решил, как направить новый луч человечеству. Учитель думает, что звезда лишена жизни.

Учитель думает, что жаркая атмосфера уничтожила Ф[уямы] наследство. Китай может начать новую жизнь. Надо, чтоб императорские символы покинули Китай. Легче с Тиб[етом] будет.

М[осква] трудна: где приготовлен рубль, найдем лишь пятак. Так много энергии поглощается. Но если не может двигать, то сохраним как символ. Можно создавать уявление на другой горе. Пока есть Гим[алаи], можно создавать новые обстоятельства. Значит, положение таково – ваше положение хорошо. М[осква] захлебнулась многословием. Нужно знать, что делать, но лишь вы знаете будущее. Два-три тиб[етца] знают также, но им нужно сказать, что знаемое ими уже пришло.

Теперь книга.

«Не захлебнитесь многословием». [В многословии теряются гибкость и находчивость. Многословие создает нарезку винта, и ничто новое не может пройти этим жерлом. Все пули отливаются на фабрике, но фабричное изделие не дает нового знамени. Община без гибкости и находчивости превращается в очень скучное времяпрепровождение. Как же для каждого найдете особую пулю по одному винту? Вот пришел ребенок, вот девушка, вот воин, вот старик – нельзя дать всем один совет, иначе разбегутся ваши гости.

Конечно, вы скажете: «Мы отлично знаем, как действовать». Мне же придется ответить – тем хуже, если знаете и не делаете. Много мужества надо, чтобы дослушать ваши нарезные речи. Необходимо научиться говорить короче и содержательнее, иначе община будет отменена по скуке. Скука – опасный зверь! Но гибкость и находчивость одни сохранят свежесть дерева свободы.]

 

 

27.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Наша Община, прежде всего, ставит условием для вступления два сознательных решения...» [труд без границ и принятие задач без отказа. Устранить слабоволие можно двухстепенной организацией. Как следствие труда безграничного может быть расширение сознания. Но многие недурные люди не мечтают о следствии, запуганные непрестанным трудом и непомерными заданиями. Между тем, они в основе восприняли идею общины. Было бы пагубно включить этих еще слабых людей в общину, но, чтобы не погасить их, нельзя отвергнуть. Для этого нужно иметь другую организацию – друзей общины. Там, не покидая обычного уклада жизни, пришедшие могут углубить осознание общины. Такая двухстепенная организация позволяет сохранить более искренности в работе. Если же допустить формальный прием в общину, то придется периодически исключать негодных. Иначе говоря, тогда община вообще не будет существовать. Просто будет заведение под фальшивой вывеской, перед которым синедрион фарисеев был бы высоконравственным учреждением.

Друзья общины позволяют иметь резервуар, не предавая основ Учения. Друзья общины не скрывают слабости, и это дает возможность успешно подкреплять их. Именно, говорю – друзья, ибо для Запада это наименование понятнее. Между собою Мы называем их учениками известной степени, но Запад плохо вмещает Наше понятие ученичества. Потому останемся при наименовании более понятном.

Мы знаем книги Маркса и Энгельса, даже Наши представители в свое время беседовали с Марксом. Все их положения легко вместимы Нами. Мы не находим закостенелости и отверганий законов материи. Нелепо, чтоб Запад не вместил Наши простые положения, укрепленные долгим опытом. Наши Общины стары! Отчего лучшие люди поняли общину и никакую иную форму не предложили?]

Ур[усвати] правильно отметила мысль Марка Аврелия: после общины – к дальним мирам! После м[онгольских] собраний дам подробности вашего похода. Подумайте о знамени Майтрейи.

 

 

28.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Принятие поручений общины имеет некоторые признаки». [Рассмотрим искренность и жаление. Искренность есть ничто иное, как кратчайшее достижение. Напрасно сентиментальные люди навьючивают на искренность романтические лохмотья. Искренность есть понятие реальное и непобедимо острое. Не для расплывчатой доброты можно на примерах показать, как искренность подобна правильно направленному удару копья. Каждое сомнение уничтожит мощь удара. Потому для Нас искренность есть кратчайшее достижение.

Другое дело – жаление. Жаление есть лужа, где скользит верная нога. Жалеющий опускается до уровня жалеемого. Сила жалеющего растворяется в сумерках жалеемого – следствие самое плаксивое. Не нужно смешивать жаление с состраданием. В сострадании ничто не растворяется, но нарастают кристаллы действия. Сострадание не плачет, но помогает.

Рассмотрим обвинение и явление. Обвинение практично для обвиняемого. Обвинение или заслужено, и тогда чужая формулировка поучительна, ибо всегда разнится от нашего понимания; или обвинение чаще не заслужено, и тогда можно в спокойствии наблюдать, как преломился ваш поступок в злобе невежества.

Явление нужно понять не в смысле назойливости, но в отношении качества быть невидимым. Мечта народов о шапке-невидимке может претвориться в жизни без волшебства. Можно отвлечь внимание от себя, но это гораздо труднее, нежели привлечь. Так надо уметь понять импульс наблюдателей. При поручениях важно качество быть невидимым.

Рассмотрим общение и устремление. При общении нужно сохранить нужду к себе. Не спрашивайте советов, но дайте высказать их. При устремлении не обратитесь в погоню, иначе за вами побегут гуляки и стража. Так знайте, какова поклажа поручений! Нужно знать, как переходить страны. О страхе и предательстве говорил давно.]

Теперь другое. Утверждаю орден Вождя.

Я слышала об ордене Возничего.

– Конечно, вождь – возничий. Подумайте о виде его. Отвезете Д[алай-]Л[аме] от тех, кто признает Учение Благословенного. Надпись – Майтрейя-Сангха. Сам буду назначать. Не забудьте, что за вами стоит международный аппарат, который вы еще не сознаете.

Для картины ли было показано мне небо?

– Да, для картины.

 

 

29.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Ничто не закончено, ничто не недвижно, потому отнесемся сознательно к тому, что можно предусмотреть». [Когда Мне удается предусмотреть нужные действия, не считаю это законченным. С одной стороны, вы и множество кармических обстоятельств могут нарушить уровень предусмотренного, с другой стороны, Мы и новая карма можем улучшить соединение частей.

Истинно, когда можно что-нибудь упростить и украсить, мы должны это сделать. Слепо прикрепляться к чему-то, несомому потоком, было бы похоже на кораблекрушение. Значение потока нужно осмыслить. Указанная подвижность есть лишь приготовление к осознанию великого потока. Как неубывающая спираль, питаемая силами материи, стремится вечный поток. Мысль может догонять свет, который может следовать за потоком.

После подробностей обихода нужно обращаться к явлениям великого движения. Нужно взлетать, и тем оторваться от Земли. Уявление великого потока принесите к вашему рабочему станку и окрылите ваш труд. Как же иначе вольете совершенную технику в ваши изделия? Насыщенность трепета возможностей даст ритм работе. От каждого зерна, сознательно уявленного, подымается серебряная нить к дальним мирам. Мысль пронижет слои атмосферы и соткет пряжу.

Как растолковать, что без единения миров жизнь на земной коре – нелепость?! Сознание малости и несовершенства Земли может помочь тяготению к дальним мирам. Не забудем, что мы – микроорганизмы, населяющие складки планеты.

Надо научиться мыслить. Никакая лекция не научит мыслить. Качество мышления образуется одиночеством во всей разумной устремленности. Именно мысль высекает искру жизни из вещества материи.]

Теперь другое. Камень тяжелый. Как сказано, Учитель одел кольчугу.

 

 

30.X.1926.

[Урга]

 

Углубите работу. Надвигаются события. Жду новых возможностей. Считаю, скоро новые сведения будут.

Пусть Ф[уяма встанет].

Книга.

«Замечали вы, какая разница между действием по внешнему приказу и под осознанием импульса?» [Могу приказать принести воды – и вода будет получена. Но если водочерпий проникнется сознанием необходимости, то больше половины препятствий в пути будут устранены. Потому избегаем внешних приказов, предпочитаем наведение воли, чтобы сознание восприняло нужность действия. Помимо очевидных последствий также важна карма, создаваемая внешним приказом.

Обратите внимание, чтоб указы подготовлялись заранее, и тем могли входить в сознание исполнителей. Потому без сотрудничества приказ подобен полету стрелы против ветра. Даже неожиданность приказа должна быть предвидена. Тогда неожиданность превратится в пережитую напряженность.

Умейте вызвать сотрудничество не только в поступках, но и в мышлении. Только тогда можно отпустить сотрудника на расстояние. Явление поручения обязывает к самостоятельным действиям. Поток понесет устремившихся.]

Теперь другое. Запомните Мои боевые замечания – именно, необычно сильный. Потому очень помните. Необычно сильный, и знайте, что Англия. Будет случай посл[ать] п[исьмо] Т[аши-]Л[аме]. Ничего в Р[оссию] не писать.

 

 

31.X.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Космогоническая индусская сказка сообщает». [«Жило ужасное чудовище, пожиравшее людей. Однажды чудовище преследовало намеченную жертву. Человек, спасаясь, нырнул в озеро, чудовище прыгнуло за ним. Ища спасения, пловец скакнул на спину чудовища и крепко схватился за торчащий гребень. Чудовище не могло опрокинуться на спину, ибо брюхо его не было защищено. Оно устремилось бешеным бегом, ожидая, когда человек изнурится. Но человек думал, что он своим отчаянным положением спасает человечество, и в этой мировой мечте силы его напрягались без устали. Чудовище, между тем, так ускорило бег, что искры летели огненным хвостом. И в пламени чудовище стало подыматься над Землею. Мировая мысль человека подняла даже врага.

Когда люди видят комету, они благодарят отважного, устремленного вечно. Мысли людские мчатся и дают новые силы всаднику чудовища. Белые, желтые, красные и черные люди устремляют мысли к тому, кто давно стал огненным».

Устремите себя на руководящую мысль о помощи человечеству. Думайте ясно, что вы делаете не личное, не групповое, но абсолютно полезное дело. Делаемое вами без времени, без ограничения пространства является трудом на соединение миров. Храните руководящую огненную мысль.

При ежедневном руководстве можно утерять сознание руководящей мысли. Слабые умы думают, что они остаются без связи с руководителем, – обычаи обихода делают их обычными. Но именно среди ежедневности можно растить пламенную мысль. Как металл куется обычным молотом и как зерно, полное величия субстанции жизни, собирается обычным серпом, так среди обычных дел усмотрите нить величия!

Нужно превозмочь обычное тем, кто носит знак Майтрейя-Община!]

Теперь другое. Учитель думает спрашивать вас о Р[оссии]. Укажите, нужно ли теперь же строить Зв[енигород] или пока иметь ст[анцию] на Гим[алаях]. Место Зв[енигорода] найдено и можно его охранить. Но если р[усские] непристойны, то не лучше ли прежде убрать нужных негодяев? Наша обязанность дать Р[оссии] возможность, но ловить всех р[усских] клопов Мы не должны. Наша обязанность, чтобы Пл[ан] не пострадал, но его внешние условия должны быть жизненны. Даже для Ам[ерики] приготовлено несколько мест заработка. Можно упрочить Пл[ан], когда можно свободно обсуждать обстоятельства. Вы видите, как обширно и заблаговременно Мы подготовляем свободу обстоятельств. Ур[усвати] очень ладно готовит Ам[ерику]. Дела Ам[ерики] растут.

Наша Сестра, мусульманка.

 

 

1.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«О поднятии врага». [Учение Общины очень заботливо имеет в виду поднятие врагов. Для этого не следует отягощать врага прямыми предложениями. Но личное устремление к мировым заданиям может достичь такого напряжения, что неминуемо враг обратится к тому же направлению.

Мы не должны забывать, что враг той самой враждой уже связан с нами. В этой связи заключается слабость врага. Ненавидя нас, враг начинает наполнять существо свое нашим представлением. Враг приковывает сознание к нам и часто кончает простым подражателем, в чем, конечно, никогда не сознается. Подражать враг будет во внешних приемах именно тогда, когда ненависть доведет до подражания, и тогда космичность задания может и внутренне увлечь врага.

Когда знаем, что враг привязан к нам, мы можем смотреть на него, как на неразумного домочадца. Так вникните в сущность врагов и найдите им место. Они могут прекрасно служить ножками вашего рабочего стола. Из упрямства невежества они напрягут силы, чтобы следить за вами. Но вам нечего скрывать, ибо вы работаете для человечества. И враг должен стать подражателем или погибнуть. Эта гибель, конечно, не от вашей руки, но от искры мирового аппарата. Потому и настаиваю на пламенном устремлении.]

Теперь другое. Учитель не снимает кольчуги. Этот бой может принести вам утомление. Не тратьте сил, ибо эта зима – отдых. Будущую осень придется напрячь все силы. Пусть р[усские] сами судят свое будущее. Мы ценим каждое движение к общине, но упрямство невежества нужно пережить самим. Правильно думаете, что Л[енин] был бы арестован сейчас. Учитель идет на Башню.

 

 

2.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Нужно изгнать все слова отрицания». [Отрицающий беден, утверждающий богат. Отрицающий недвижим, утверждающий устремлен. Отрицающий неправ постоянно, утверждающий прав всегда. Утверждающий может быть относителен в месте и во времени, отрицающий безусловен в мертвенности. Невежество – мать отрицания.

Учение Будды настаивало на достоверности, но изгоняло всякое отрицание. Изгоняя отрицание, Учение никого не порабощает. Отрицатель уже рабовладелец, ибо не хочет выпустить собеседника из своего круга.

Учение общины должно действовать на открывание всех путей. Именно, как Будда учреждал обширные общежития, в которых допускался отказ, лично осознанный, но отрицание приравнивалось невежеству. У общины Будды можно было отказаться от мелких соображений, но отрицание равнялось выходу из общины. Было принято никогда не поминать выбывшего – Община должна жить будущим. К тому же часто выбывший возвращался, тогда возвращение не сопровождалось никакими вопросами, кроме одного: «Не отрицаешь?»

Учение Будды должно быть проверено и дано на широкое сведение. Странно думать об общине и не знать положений первого научного общинника.

Рука Будды не знала покоя, слагая опыт мировой лаборатории. Одно то, что Будда заповедал Мировую Общину как эволюцию человечества, одно это сообщает Его Учению огненную убедительность. В построении Будды можно двигаться по бесчисленным этажам, и двери будут везде открыты призывом общины. Точное знание Будды позволило Ему определить точное состояние современников, и только в далеком будущем увидеть Общину Мира. Уважение к Будде было таково, что никто не усложнил облик Учителя одеянием божественности. Будда запечатлелся человеком, Учителем утверждающим. В этом львином, огненном утверждении Он дошел до предвидения Майтрейи – века познания величия материи.

Утверждайте материю во всем ее многообразии и единстве!]

Теперь другое. Бой велик, но Ур[усвати] удается просветить Пор[уму], это очень нужно. Можно к радости дел продержаться. Можно найти удачные решения, ибо много разнообразия подробностей. Иногда им кажется, что художник умер, но обстоятельства могут дать выгодные обороты.

 

 

3.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Будда указывал на необходимость соизмеримости и целесообразности». [Он говорил: «Не нужно быть ни меньше, ни больше». Последователи из этой формулы соизмеримости сделали скучную золотую середину. Также Будда завещал иметь возможно меньше вещей, чтоб не отдавать им слишком много времени. И этот совет последователи обратили в педантство. Будда порицал изуверов и советовал обращаться с телом по необходимости условий. Там, где тело должно быть облегчено перед передвижениями, там Учитель указывал худобу. Там же, где зараженность атмосферы требовала защиту, там Учитель требовал питание.

В Учении Будды Мы находим не только материалистическую философию, но и практическое улучшение жизни каждого дня.

Притчи Будды имели назначение усугубить полезные советы. Входя в положение каждого ученика, Будда приобщал отдельный случай к общине.

Никогда не называем Будду кротким, наоборот, Он – водитель неунывающий, борец за общину и материю, герой труда и единства. Особенно ценно усмотреть, как Будда сочетал мировое с преходящим. Нас не занимают позднейшие нагромождения около буддизма – только основы, завещанные самим Учителем, нужны для будущего. И в этих основах можно видеть Учение, не только проложенное железною волею, но и запечатленное ступнями хождений долгих.

Можно изумляться, какими доводами поверхностные исследователи показали Учение Будды как отчаяние! Ведь это ложь!!!

Песнь величия труда, песнь победы человечества, песнь суровой радости! Учение Будды можно назвать научным опытом трудовой общины. Не только понимание буддистов, но и все справедливые умы должны оценить камень труда Будды.]

Теперь другое.

Учитель предлагает рассуждать о будущем походе. Говоря о походе, вы как бы нагреваете атмосферу. О М[оскве] лучше не думать.

Писать ли Тр[илиссеру]?[11]

– Рано. Учитель полон раздумья о М[оскве]. Сохраним ее как отвлеченный символ.

Как объяснить наполнение звуком моей головы, но слов не могла разобрать?

– Беззвучный телефон, посылавший в Ам[ерику] не слова, но ритм.

 

 

4.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Если ваш собеседник выражает упорство и непомерное невежество, спросите его...» [много ли и долго ли он путешествовал. Наверно, получите ответ, что его путешествие не длиннее воробьиного полета. К тому же, приезжая в новые места, он попадал в старые условия вследствие незнания языка и по неразвитию. Такой человек будет особенно спорить, не стыдясь своего невежества. Именно переживание путей дает лучший ключ к осознанию космических жизней. Истинный путник четко представляет путь прошлый и ясно выражает направление желанное. Он оценит случаи бывшие и предусмотрит возможности лучшие.

Путник, как представляешь себе путь за пределами земной коры? Так много затрачено сил для определения жизни запредельной. Людям кажется, что они сразу проваливаются в беспочвенность. От неразвитой наблюдательности происходит это малодушие.

Опытный путник, ты знаешь, что на Земле выражены зачатки всех возможностей. Ты знаешь несовершенство прошлого и уловишь эмбрионы будущих сочетаний. Несовершенство пройденного пути напомнит рудиментарную жизнь миров меньшего сознания. Проблески решений в новых сочетаниях повлекут тебя, путник, к путям, предначертанным во всей реальной надзвездности. Тебе не нужно мистических знаков, ты идешь видимым путем, и каждая травинка готовит тебе список сил природы. Призраки – тем, кто сидит за печкой. Тебе же – волны светоносной материи. Печать запрета – тем, кто сидит в курятнике. Тебе же – реальные образы лучей. Им – магические чудеса, тебе же – творчество чистых слоев материи.

Путник, рад встретить тебя, рад видеть, как твердо идешь! Путник, ты знаешь, что ищешь; тебе можно помочь!]

Теперь другое – удивляюсь на р[усских]. Теперь они так охотно допускают темные силы. Наш путь от этого станет еще выше. Можно уделить вечер Вс[есвятскому] завтра. Терафим действует.

Нельзя это прекратить?

– Можно пресекать последствия. Теперь важно в Ам[ерике]. Каждую ночь бываешь – здоровье тоже нужно – воздействие сильно.

 

 

5.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Мы одобряем сокращение языка». [Желательно составление новых определительных выражений. Такой новый язык выводит из неподвижности речи. Нечего поклоняться умершим словам. Гораздо радостнее ценить, как смысл звукового воздействия проникает и убеждает. Все понимают, что убеждают не слова, но посылка мозгового центра! Сладкоречие может достичь цели вследствие аффекта слушателя. Скорее можно победить молчаливым жестом, нежели холодной риторикой.

Когда говорят: «Это язык моего отца», – спросите: «Целы ли стоптанные сапоги вашего отца?»

Каждая наука нуждается в новых формулах. Также периоды жизни несут новые выражения. Каждому новому выражению нужно радоваться. Нет хуже объятия трупа! Без того вы привязаны ко множеству умерших предметов. Вынос каждой мертвой буквы сопровождается причитаниями, точно не существует огромного значения поступательных дел!

Некоторые народы неграмотны и покрыты вонью и мерзкими насекомыми. Который же из ветхих предрассудков оплакивать? Весь сундук насекомых надо сжечь! Не будет разрушения, но обновление!

Ищите обновление во всей жизни!]

 

 

6.XI.1926.

[Урга]

 

Зорко следите за происками Англии. Считайте себя послами Т[ибета]. Конь ждет у шатра.

Пусть Ф[уяма встанет]. Можно посидеть втроем. Думайте о Лен[ине] – посылайте вслед за Мною.

 

 

7.XI.1926.

[Урга]

 

Лучше ложитесь спать. Ложись раньше, чтоб слышание перенести под утро.

 

 

 

8.XI.1926.

[Урга]

 

 [Книга.]

«Когда люди говорят о невозможности общины на Земле, предложите им опыт». [Каждый ребенок рождается общинником, но зараза от земного строя входит в него от второго дня. Поставьте рожденного в условия истинной общины, и вы получите феномен эволюции. Но в ваших городах и селениях нет общины, хотя лицемеры не стесняются давать клички – Палата Общин или улица Общего Блага. Бывает и так, что вождь вместил общину, но сотрудники не мыслят, какого цвета община! И так некуда отдать младенцев, и тем самый, казалось бы, легкий опыт превращается в химеру. Ведь нельзя твердить младенцу отвлеченные формулы, ему нужно показать действие в сиянии солнца. Пока он не увидит все слышанное им, все будет лишь щебетанием птиц. Можно ли в обиходе собственности воспитать сознание Общего Блага?

Дайте остров, где бы опыт вместимости общины мог проведенным быть. Как из наблюдения земного пути рождается представление об эволюции, так каждый человеческий организм носит общину в своем строении.

Напомню предание из жизни Будды. «Благословенный сидел над струями глубокого озера. В глубине можно было рассмотреть целый мир рыб и водорослей. Благословенный заметил, как этот мирок сходен с царскими дворами. Если туда опустится человек, он ступней разрушит все призрачные чертоги, но сам задохнется. Из таких глубин не подымется дух человека. ‘‘Впрочем, – улыбнулся Учитель, – на все есть средство. Можно пробить скалу и выпустить озеро – улитки должны будут или засохнуть, или найти другое существование, но человек уже не погибнет’’».

Колыбель младенцев похожа на домик улитки. Дайте детям воздух, дайте не стремление к предметам рода своего, но пусть каждый ребенок выйдет против солнца без хвоста лохмотий!]

Теперь другое – устремление врагов не слабеет. Делаюсь ваятелем, как воск в руке. Рык может пугать слабых.

 

 

9.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Правильно замечено, что дети животных должны подлежать охране». [Вопрос материнства тот же, что и у человечества. Когда животные будут помилованы, они будут платить свой налог молоком, шерстью и трудом. Вопрос животных, живущих около человека, очень важен. Можно представить, как изменится атмосфера, когда около жилища будут друзья. Спросите араба о коне или северянина об олене – они скажут не о животных, но о семье.

Можно от животных перейти к растениям. Уже знаете, что полезно спать на корнях кедра. Знаете, какие собиратели электричества хвойные иглы. Не только растения служат целебно своим экстрактом, но их растительная эманация дает сильное воздействие на окружающее. Можно представить, как может помогать человеку цветник, сознательно составленный. Нелепы смешанные цветники, взаимно уничтожающие свое воздействие. Подобранные или однородные могут отвечать нуждам нашего организма. Насколько полезны составы полей, покрытых дикими растениями! Комбинации растений, соседствующих в природе, нужно изучать как инструменты оркестра.

Правы ученые, рассматривающие растения как тонко чувствующие организмы. Следующими ступенями будет изучение воздействия групп растений как друг на друга, так и на человека. Чувствительность и воздействие растений на окружающее поистине изумительны! Растения являются как бы соединительным веществом нашей планеты, действуя на сеть неощутимых взаимодействий.

Конечно, ценность растений давно предусмотрена, но групповое взаимодействие не изучено. До последнего времени не понимали жизненности растительных организмов и неразумно резали пучки разнородных растений, не заботясь о смысле делаемого. Человек с букетом часто подобен младенцу с огнем. Истребители растительности коры планеты подобны государственным преступникам.

Помните, Мы не любим срезанных цветов.]

Теперь другое – чудовище виденное не последнего ранга – есть еще хуже.

Чей голос слышался?

– Сестры Р...

 

 

10.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Многое вы начинаете делать правильно». [Вы отменяете рукопожатие и тем признаете могущество прикосновения. Вы отменяете рукописание и тем признаете наслаивание живой энергии. Вы сокращаете язык и тем признаете нужность космических сбережений. Вы отменяете наследование и тем признаете перевоплощение. Вы отменяете храмы и тем признаете подлинное Учение. Вы отменяете личную заслугу и тем признаете План Общины. Вы отменяете ценность денег и тем признаете эволюцию. Вы отменяете явление тирании и тем признаете Учителя. Вы отменяете сквернословие и тем признаете ценность звука. Вы отменяете танец пошлости и тем признаете значение ритма. Вы отменяете плохие зрелища и тем признаете важность цвета. Вы отменяете тунеядство и тем признаете мощь энергии. Вы отменяете отсталость и тем признаете волю. Если не всегда научное значение ваших действий вам ясно, то, являя неизбежность эволюции, вы поступаете правильно.

Видите, сколько у нас согласий, – только особо тупой может думать о противоречии путей. Эта мера тупости иногда существует, но такое низкое сознание нельзя принимать во внимание.

Как цветы целебные, подымаются ростки сознания народов! Русло народного стремления несет человечество к новым знаниям. Это утверждение можете выражать поэтической метафорой или сухой формулой, но смысл народного потока останется непоколебимым. Захочет ли кто идти затрудненно или поймет полезность сотрудничества, но направление эволюции останется неизменным.

Будут процветать мировое обновление, сотрудничество, взаимопомощь и община!]

Теперь другое – можно снестись с Т[аши-]Л[амой]. Можно и картину писать «Красная звезда». Можно послать. Наш У[драя] может прочесть лекции. Ур[усвати] чуяла Наш луч. Подбирайте все даваемое.

Кто была женск[ая] фиг[ура] в лилов[ом] с белым плат[ком] и огнем в руке?

– Сестра Р...

Можно объяснить явление замораживания спины и светоносных волн?

– Как ограждение от чудовища.

 

 

11.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Скажите и тому старику, который опасается всех обновлений...» [- разложение у тебя. Этот процесс начинается гораздо раньше, нежели физические болезни. Как можно наблюдать начало намечающегося распада? Только в неподвижности допущений. Как можно установить, когда распад становится опасным для общественности? Когда вялое сознание считает общину вредной чепухой. Нужно проходить мимо таких живых трупов. Иные не вмещают общины, но разряд нападающих возмущенно должен быть изгнан из общения. Нужно понять, что хотя бы малейшее прикосновение к этим организмам вредно. Здесь не может быть во-проса родства. Почтенна старость тела при ясном сознании, ибо, в сущности, тогда никакой старости нет. Но преждевременное гниение окружает нестерпимым зловонием.

Когда Будда называл человека зловонным, Он прежде всего имел в виду духовное сознание. Этот гангренный процесс лечению не поддается. В Наших построениях избегайте затронуть таких людей. Тратить на них время равно отнятию куска от ждущего голодного.

Как ждут каждого слова о Новом Мире! Устремление новых сознаний даст новые сочетания. Мы ждем тех, кто может назвать желанным новый день. Для кого лучший прошлый день хуже каждого нового. Они правы, ибо каждый новый день одет новоэволюционной праной. Становится новым фактически измененный распадением миров воздух. Как нужно изучать состав атмосферы самыми чувствительными аппаратами! Состав воздуха – нужная часть биологии. До сих пор мы грубо говорили о воздухе, забывая его психическое воздействие.]

Теперь другое. Друзья теряют много возможностей. Им так же щедро посылаются возможности. Теперь остается знамя Майтрейи.

 

 

12.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«О развитии возможностей действием». [Когда создается определенное действие, оно походит на движение корабля. Пересекаемая атмосфера посылает брызги напряженной материи. Все они находятся в магнитной сфере действия и временно подчинены ему. Слои пересекаемой атмосферы очень разнообразны. И полезность возмущенных частиц совершенно неожиданна. Истинно, владеет действием тот, кто может учесть возмущенные частицы материи и, признавая, сжать их до единства.

Давно говорил вам о сосредоточении на действии. Именно, непоколебимое устремление должно быть в каждом действии. И все же будет не прав, кто будет просыпать искры удара – эти благодатные подробности. Хозяин знает счет зернам, и ловец не упустит рыбы поверх сети. Огни неожиданности приносят свет пути.

Зовите из бездны материи светлых вестников. Нужно оценить, сколько возможностей попадает в вовлеченную спираль. Эти принадлежащие возможности упустить непростительно. Не говорю, что надо тяжко мучиться над пространством действия. Нужно зорко охватить круг воздействия, и возможности упадут, как зрелые плоды. Нужно изучать качество атмосферы. Нужно изучать качество действия. Действия могут стать бессмысленными, и атмосфера переполнится волнами разной длины. Так можно оградиться от безумия.

Поединки безумны. Нет случаев, когда драка может разрешить спор. Чем выше предмет, тем неуместнее драка. Можно представить необходимость уничтожить врага, но такое уничтожение не есть следствие оскорбления. Ничто не может оскорбить сознательного борца.]

 

 

13.XI.1926.

[Урга]

 

Устанавливаем работу. Учреждаем движение р[усское] на Т[ибет]. Нужна необычайная бдительность во всех поступках.

Книга.

«Героем называют человека, который действует самоотверженно...» [но это определение не полно. Герой тот, кто действует самоотверженно, неуклонно, сознательно, революционно, и, действуя во имя Общего Блага, тем приближает течение космической эволюции.

Можно встречать героев в текущей жизни. Не следует считать это понятие неприложимым. Страшась произносить такое понятие, мы сами отрываем путь в страну правды. Нужно познать геройство в жизни, нужно бесстрашно признать наличность врагов, нужно помнить, что меч есть жезл героя. Умение обратить меч в жезл должно найти место среди трудового дня.

Как поникнут все магические формулы перед неудержимым скачком через бездну к живоносному Солнцу! Только познавшие реальность могут говорить о Солнце без поверхностной слезливости. Хотим видеть вас стойко побеждающими. Каждая победа учит сдержанности, но эта сдержанность трепещет полетами. Не бойтесь больших определений и, отправляясь на подвиг, скажите, чтоб приготовили пищу на завтра. Идущий на подвиг должен идти, как на колокол труда. Устремленному достаточна самая тонкая поверхность. Устремитесь!]

 

 

14.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Трупов не едят, но убитых животных принято есть». [Надо спросить: какая разница, ибо убитое животное разве не труп? Мы советуем не употреблять мяса не из чувствительности, но из простой целесообразности.

Конечно, всякий понимает, что употреблять разлагающиеся клетки вредно. Но когда начинается это разложение? В момент прекращения функции жизни тело теряет заградительное излучение, и немедленно разложение начинается. Потому житейская мудрость о неядении трупов лицемерна. Потому советуем пищу мучную, молочную и растительную, где меньше разложения.

Конечно, процесс жизни растений походит на жизнь животных, но можно видеть, что разложение растений начинается много позднее. Лучше свежие растения или сушенные на большом жару. Хлеб лучше опресный без жиров. Достаточно жировых веществ в коровьем и растительном масле.

Ваше наименование – вегетарианство – неудачно; оно подчеркивает отделение по принципу, но не по существу.

Пища должна быть в общине растительная, ибо члены общины должны преследовать наибольшую целесообразность.

В пути не будем разборчивы. Не забудем полезности смолы во всех видах. На пути будем помнить, что еда дважды в день достаточна. Долго за столом не сидим.]

 

 

15.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Держите соотношение расширения и закрепления». [Помните – не только скачок, но и удержание новой почвы. Можно привести много примеров, когда расширение не дало возможностей. Расширение, конечно, понимаем в отношении сознания. Если победа сознания не будет закреплена технически, то вместо ровного света сознание наполнится острыми, болезненными искрами. Как и во всей жизни, надо понять момент сживания. Человек, живущий полно, начинает замечать как бы пульсацию своих переживаний. Эта пульсация идет помимо количества работ и внешних импульсов. Эту пульсацию надо внутренне беречь, не приписывать ее переутомлению или случайному аффекту. В эти моменты сознание сживается с каким-то новым приобретением. По неопытности часто начинают беспокоиться о временном молчании сознания, но такое закрепление завоевания ведет к следующему скачку. При таком сживании сознания не насилуйте его задачами. Бабочка готовит новые разноцветные крылья – не повредите кокон.

Для наблюдений за движениями сознания следует применить съемку физических излучений. Эти съемки должны быть поставлены очень точно. Вы слышали о видимых симптомах заболеваний, отражаемых на снимках. Кроме этих пертурбаций можно заметить как бы синие пятна, плавающие в поле излучения. Можно знать, что сознание конденсируется в эти моменты. Затем снимок покажет как бы пламенные струи, сметающие синие сгущения – значит, герой готов к следующему подвигу. Правильной постановкой съемки излучения будет сделано крупное закрепление народного понимания неочевидных качеств организма человека.

Можно дать так называемый вполне научный институт, где каждый прохожий может зайти и обнюхать экран и пластинку и обследовать рукава и карман оператора.

Нигде нет обмана; именно, как хотели: ясно, бесплатно и с разрешения правительства, и без принятия предварительной ванны. Но последнее не легко, ибо для снимка нужно сильно протереть тело спиртом для удаления испарины.

Нужно закреплять сознание!]

 

 

16.XI.1926.

[Урга]

 

Учитель озаботился дать вам охрану.

Можно ограничиться сообществом Як. и Петр... Когда для дел, не стесняйтесь затратить вечер. Руки Мои много воска переработали. Надо послать письмо в Ам[ерику]. Можно передать Як. о делах музея.

Ручаюсь за необычный успех.

 

 

17.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Ускорение взаимопонимания заключается не в произносимых словах, но в затрагивании центров мозга». [Существует замечательный опыт, когда говорящий устанавливает ток понимания и затем внезапно меняет язык, выбирая наречие, незнакомое слушателю, и феномен понимания продолжается.

Конечно, вы знаете и ощущали молчаливое внушение, когда молниеносно сообщается пространная мысль. Она интерпретируется на ближайшем для слушателя наречии, но исходное наречие могло быть совершенно иным.

Опыт передачи мысли становится обычным, но качество посылки и получения недостаточно исследуется. Менее всего наблюдается момент замыкания тока понимания, после которого формальные слова становятся излишними. Прочность этого тока менее всего зависит от напряжения мозговых мышц. От напряжения скорее могут лопнуть сосуды, но понимания не произойдет.

Вы давно знаете разлагающий звук, который действует не напряжением, но качеством. Понимание подобно этому звуку. В древности говорили: «Открой врата понимания, иначе моя молния испепелит твой затвор». Именно, молния мысли, это первосоздание сущего, пронзает все затворы.

Наступает момент, когда глаза слушателя темнеют и по физическому излучению пробегают искры несвойственного цвета, – этот цвет принадлежит излучению пославшего. Конечно, свет успел промчаться быстрее всего и аффектировал свет сознания слушателя. Значит, поле занято и способно к дальнейшему восприятию.

При опытах передачи мыслей важно опросить всю округу, чтоб нащупать, как распространилась зараза посылки. При этом можно установить спиральность движения. Из этого можно понять, что посылки в пространство не будут иметь успеха в смысле срочной определенности. Представляя реальную цель, можно кроме нее захватить большое пространство в точном направлении.

Кончим улыбкой – не представляете ли себе грозу мыслей в пространстве? Один ученик спросил: «Если мысль весома, то не должно ли от мыслей отяготиться пространство, и тем нарушить тяготение?» Как думаете?]

Теперь другое – можно предлагаться настойчиво. Кроме самих, никто не поймет, что вам желательно.

 

 

18.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Еще один показательный опыт». [В темное пространное помещение посредине становится человек. Около стен бесшумно двигаются несколько вопрошателей и неожиданно задают краткие вопросы. При темноте почти невозможно определить точное направление голоса. Но еще замечательно: когда вопрос задается в пространство, внутренне игнорируя стоящего в середине, тогда голос часто получается из противоположного направления. Таким путем можно видеть, что не внешний орган, но внутренняя посылка имеет первое значение.

Конечно, искра света первая попадает в цель. Уменье владеть толпою лежит не в красноречии, но в понимании узлов толпы и в своевременной посылке туда светоносного гонца. Неуменье обращаться в пространство или фиксирование одного слушателя – одинаково вредно. Также Мы советуем пользоваться фонографом для научных сведений. Но ожидать зажигательных эмоций через механическую передачу нельзя.

Личная электрификация толпы тем полезна, что зажженные узлы становятся как бы резонаторами и заражают значительную периферию вокруг себя. Как же найти наиболее работоспособные и звучащие узлы толпы? Но между говорящим и толпою летают мячи света, и центры энергии пылают четко, если оратор не болтун, но вождь Общего Блага.

Попробуйте сравнить физические излучения болтуна и вождя Общего Блага. Как сверкает излучение вождя, какие прямые стрелы брызжут из оплечий, и какие пурпуровые волны стремятся, и ограждая, и рождая новую мощь! Но излучение болтуна изборождено зигзагами, концы которых обращены внутрь.

Аппарат для съемки физических излучений скоро будут дарить детям к праздникам, и умудренные старики опять будут предостерегать детей от опасного занятия: «Можно прожить и без познания самого себя!»]

Теперь другое. Можно привести некоторые притчи, указав, что слышали от индусского буддиста. Конечно, вы понимаете, что сложность по-прежнему велика.

Всесвятейшая организация врагов человечества. Отв[ет] на вопр[ос]. Света мало.

 

 

19.XI.1926.

[Урга]

 

Книга. «В Наших общинах осуждено всякое опаздывание». [Отсутствие опаздывания достигается двумя внешними особенностями жизни – четкостью работы и настороженностью. Четкость работы должна развиться у каждого работника.

Полномерный, мгновенный перенос внимания позволяет кристаллизовать каждый момент работы. Можно при дисциплине достичь ясного расчленения каждой мысли. Прыжки пухлых зайчиков непригодны. Бок о бок с четкостью стоит вечнозрячая настороженность. Не холодный совет упадочных мудрецов – «Ничему не удивляйся!», но пламенный зов – «Будь зрячим!» Такая напряженность не есть натянутый канат, готовый лопнуть, но есть радуга предусмотрения.

Не нужно думать, что настороженность может делать человека холодным и оторванным. Воин на дозоре полон светом возможностей. Правда, он ничему не удивляется, ибо предвидит рождение новых возможностей.

Когда вы восклицаете – «Всегда готов!», вы как бы следуете Нашему призыву. Тому, кто всегда готов, можно испытать все горнило напряженности.

Днем и ночью Наши сотрудники готовы ко всему сверканию Космоса. И в готовности днем пройдут они невидимыми, и ночью найдут сияющий путь. Ничто не тревожит, когда будете постоянно тревожимы. Нрав искателя не дает обмерзнуть кораблю. У Нас осуждено опаздывание.]

 

 

20.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

Решит кто-то: «Разве трудна настороженность, или соизмеримость, или подвижность, или преданность? [Вот чувствую, могу вместить эти условия, не возьмете ли меня в дальний путь, в Общину?» Но разве этот спешный путник подумал о непременном условии сказанных им качеств? Забыта постоянность. Мелькающие огоньки только на миг вмещают все качества пламени, но тьма поглощает их так же быстро, как жаровня снежинку. Нельзя доверять моменту вмещения; только постоянность, закаленная трудом и препятствиями, дает возможность поверить ценности вмещения.

Истинный музыкант не думает над каждым пальцем, вызывающим звук, – только ученик считает годные пальцы. Истинный сотрудник не думает о намеренном применении качеств труда. Музыка сфер сливается с песней преуспеяния труда.

Думайте, как постоянность подобна лестнице огненной.]

Теперь другое. Советую сосредоточиться на Т[ибете].

 

 

21.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

Решит кто-то: «Пройду по огненной лестнице». [Иди, каждому путь открыт. Но помни: в случае страха ступени расплавляются в жидкое пламя. Куда пойдешь, не владея качеством работы? Когда Мы говорим: «Лучше спать на кедровых корнях», – то последователь может легко исполнить совет. Легко спать, да еще по совету. Но когда сказано: «Прими постоянный дозор», – тогда становятся горячими ступени. Одно нужно твердить – не легка лестница.

Плох вождь, скрывающий истинную опасность. Преодолеть ее можно лишь полным знанием.

Вижу, идет другой неразумец – этот еще несовершеннее. Он порицает: «К чему торжественное вещание?» Скажем: «Торжественность предупреждения пропорциональна унизительности писка твоего при опасности. Двуногий! Сколько раз ты терял лицо свое при первой трудности! Мы видели тебя чернее угля, и отрицания твои наполнили тебя зловонием. Плохо тебе живется, сжег ты ступени и просишь ты милостыню у бездны».

Новый вопрошатель: «Как примирить Учение с наукой?» – Если наука преподает достоверное знание, то Учение и есть наука. Какую цель имеет наука, если она распухла от предрассудков? Тот, который так обеспокоен торжественностью утверждений, тот понимает науку как логово мещанства. Тому, кто мыслит об общине, тому нет вреда от ползущих гадов.

Говорю – знаю всю сложность построения. Не скрою, как далеко носить камни, как велико безводие! Именно это сознание, именно бесчисленность звезд дает утверждение ступеней огненных!]

 

 

22.XI.1926.

[Урга]

 

Учитель нуждается в помощи вашей. Надо обратить внимание на Ам[ерику]. Нужно уявить в телеграмме рост дел. С их точки благополучно, но с Моей не благополучно. Происходит полная несоизмеримость. Клопу уделяют целое заседание, но крупное явление проходит без следа. Не в том дело, что они преданны, но в том, что не растут с делами. Уже растеряли личность художника. Урывками понимают защиту, но не могут охватить размер. Спросите – пусть запросят Фреда, почему безмолвствует с Бельс..? Укажите на рост дел. Укажите на желание знать о каждом деле. Укажите: Учитель советует посылать письма. Укажите: код заменить значением новым из-за англичан. Конечно, пока не употребляйте французск[их] городов. Р[усские] не понимают величия подвига и мерят по своей мерке. Стирка белья – посидите, – посылайте в Ам[ерику]. Думайте как подвижники!

 

 

23.XI.1926.

[Урга]

 

Книга. «Построение общины любит напряженность». [Можно заметить, как при различных выявлениях способствует напряженность. Даже простая напряженность тела усиливает элементарные явления. Не только отягощение нервных центров, но и мускульные сокращения создают эманацию чувств усиленную. Не сидение в спокойном удобстве, но затекшие от труда члены дадут насыщение энергии.

Но, конечно, телесное – только для самых элементарных проявлений, необходима напряженность центров мозга. Лучшей напряженностью будет постоянная настороженность.

Приведем картину из Нашей Общины. Нас можно назвать максималистами – средства Наши напряжены для Общего Блага. Каждый работает в полной готовности. Вот Наше беспроводное сообщение принесло срочную новость – нужно воздействие личное. Избранный Совет назначает исполнителя. Иногда исполнитель знает все течение поручения, иногда же ему дается только промежуточное действие. Часто времени достаточно лишь для выбора надлежащего платья, и часто начатая книга идет в книгохранилище непрочитанной. Часто длительность поручения не определена. Часто следствия поручения не видны. Что же заставляет избранного радостно отрываться? Что помогает ему спешить в стужу по ледяным глыбам? Какой приказ может вызвать усиленный труд? Ликование готовности растет из привычной настороженности.

Когда советую развивать напряженность и настороженность, не для тягости говорю. Мои советы имеют в конечном следствии ликование. Те же, кто устрашаются напряженной работы, те боятся формы и закона энергии. Пусть они бесформенно идут к разлагающимся лунам. Пусть своим разложением дополнят то, что подлежит коренной переработке.

Умейте предвидеть ликование!]

Теперь другое. Думаю, можно меньше есть вечером. Сон в текущей атмосфере нужен, ибо нужно понять, какая битва идет здесь. Не только ваша, но и народов. Положение М[осквы] подобно положению их собак. Конечно, ваше назначение на <...>, но помните о народах калек. М[осковитяне] могут быть богатырями, когда изменить калекмейстеров – ни одного годного.

Ж[амцарано][12] – полезный вам, – сумерки Монг[олии]. Кто полезен – того дам.

 

 

24.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Можно представить, что путь несущих поручение неспокоен». [Думают, что шествуют какие-то маги, чуть ли не с шапкой-невидимкой. Между тем, даже внушением разрешается пользоваться лишь в исключительных случаях.

Руками и ногами человеческими строится Мировая Община – в этом лежит красота построения. Но редко в городах встречают радушно посланца Общины. На него рычит сама сущность города. Истинно, само бытие Общины отрицается в городе. Сама атмосфера не допускает покоя посланца.

Вот он, одинокий, прошел, проплыл, пролетел указанные пространства, он уже сообщает и передает. Кто же принял его? Первое – недоверие, существует ли Община? Второе – может ли быть Община деятельной и принимать участие в дальних делах? Третье – не есть ли появление посланца и нужда в его воздействии просто совпадение? Помню, как один посланный, возмущенный убожеством последнего соображения, ответил: «Вы, говорящий о совпадении, не забывайте, что вы сами есть совпадение частиц материи. Но если ваше совпадение неудачно, то закон материи имел на то основание».

Впрочем, когда дело доходит до денежных и предметных передач, тогда мысли совпадают благоприятно. Факты и предупреждения выслушиваются  внимательно. Выжать полезное сведение, хотя бы и от Общины, житель городов не прочь. Так, посланный, кроме нескольких сотрудников, встречает кругом жадную бездну. Дай денег, дай совет на завтра, отведи врага и сам сгинь поскорей и не смущай наше пищеварение мыслями о Мировой Общине.

Конечно, осознание сотрудничества-общины идет, но мышление обывателя усугубилось в косности.

Зовем сотрудников, знающих трудности. Зовем тех, от кого не нужно скрывать сочленение плана. Зовем тех, кто не обернется назад. Зовем тех, кто знает, что радость есть особая мудрость!

Община Наша может дать сведения самые трудные, но советы Наши ведут к ликованию!]

Теперь другое. Книгу одобряю.[13] Советую несколько увеличить биографию. Сказать пространнее о четырех местах почитаемых.

Теперь нужно обратить внимание на Т[ибет]. Очень вижу ваши возможности в Т[ибете].

Можно дать переводчика?

– Но он будет плохо знать р[усский] яз[ык]. – Не очень плохо.

Акаша и есть материя. Когда прочтешь спокойно, поймешь, почему одобряю.

 

 

25.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Когда Мы отправляем посланца, Мы желаем ему удачи при встрече с драконом». [Конечно, это не безобидный хвостатый, доледниковый, но свирепый человеческий эгоизм, доходящий до опасных пароксизмов, называемых ужасом или бешенством эгоизма.

Где же гнездятся эти драконы? Утверждают, что злейшее гнездо будет в царском дворце, или за прилавком менялы, или в складе торговца. Но скорее найду безвредного менялу и честного торговца, нежели пробью броню отрицания и недопущения. Отрицатель не только готов защищать свое невежество, но он мечтает окружить все человечество стеною ужаса.

Где же первопричина бешенства эгоизма? Человек, сеющий ужас, сам безумно боится. В отрицателе сидит не только невежество, но и низкий страх. Скажите детям, по какому признаку находить гнездо эгоизма. Они должны понять, что эгоист прежде всего не допускает, но искатель Общего Блага ставит первой задачей вмещение возможностей.

Нашему посланцу стоит произнести любую элементарную истину, чтобы быть заподозренным в каких-то замыслах Общины. Он скажет: «Энергия и свет». Казалось бы, самое простое понятие, но обыватель городов уже чует какое-то покушение на его благополучие. Обитатель городов настолько привык считать себя чем-то плотным и темным, что не допускает, как он мог бы оказаться источником физического света. Но даже дети не изумляются электрической искре, от них исходящей.

Необходимо проверить программы школ и усилить линию материально достоверного познания. Идеализм суеверия загоняет людей в щели ужаса. Необходимо это выпрямление школьного мышления провести немедленно, иначе еще одно поколение недоумков будет позорить планету. Нужно усилить естествознание, поняв значение этого слова. Биология, астрофизика, химия привлекут внимание самого раннего детского мозга.

Дайте детям возможность мыслить!]

 

 

26.XI.1926.

[Урга]

 

 [Книга.]

«Магнетизм и газообразования – оба эти динамические факторы совершенно не изучаемы». [Магнетизм привлекает внимание, когда конь не может оторвать подкову от почвы. О газах упоминают, когда люди и животные падают мертвыми. Только о таких грубейших проявлениях говорят, но магнетизм и газы существуют по всей поверхности планеты. Нет безразличного места, каждая местность неповторяема по свойствам глубоко практического значения.

Можно изумляться наивности людей, оседающих без всякого понимания ближайших условий места. Можно понять, сколько возможностей погибает и сколько опасностей может быть отвращено.

Вы сами делали испытание с веткой орешника, и сами изумлялись, как этот древнейший и примитивнейший аппарат напрягался, дрожал и приходил в движение, реагируя на подпочвенные воды и минералы. Конечно, эта очевидная реакция лежит не в орешнике, но в человеческом аппарате. Как же детально и усердно должно быть изучаемо воздействие каждой местности на человека и на целые людские группы!

Многие местности окружены народной молвой об особенностях характера их обитателей: где-то люди снабжаются зобами; где-то уничтожаются зубы; где-то проказа гнездится; где-то селезенка разрушается; где-то сердце расширяется; где-то характер вялый; где-то бодрость и живость. Множество бросающихся в глаза отличий. Можно наблюдать, что эти особенности заключаются не в расовых и климатических условиях. Само строение подножия содержит главные причины различия людских приобретений. Широкое поле для изучения, если приступить зорко и без предрассудков.]

Теперь другое. Можно позволить альманах годовой или полугодовой. Название должно быть изменено. Не будем настаивать, но в названии должно быть больше утверждения, больше знамени.

 

 

27.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Не только люди не обращают внимания на эманации земли, они не отдают себе отчета...» [в качестве употребляемой воды, хотя и привыкли лечиться водами. Для охранения люди придумали употреблять кипяченую воду, забывая, что некоторые водные организмы жить в кипяченой воде не могут. Правда, многие микробы погибают при кипячении, но зато при охлаждении именно кипяченая вода принимает наибольшее количество мертвых частиц атмосферы.

Если хотите понизить мозговую восприимчивость, пейте долго стоявшую холодную кипяченую воду, – она сообщает организму вялую затхлость.

Учим употреблять кипяченую воду лишь в свежем, очень горячем состоянии.

Наша Община пользуется родниками, допуская для очищения квасцы или пемзу. Туф, который имеется около гейзеров, также полезен для очистки воды. Чистая вода не только утоляет жажду, но и озонирует всю атмосферу.

Раны лечим погружением в чистую воду. Свет и вода – Наши лекарства. Усилия Нашей Общины направлены на простейшие средства. При образовании новых общин следите за простотой всех приемов. Нужно начать с витиеватой, подслеповатой речи. Сведите речистого путаника на берег горного родника – пусть устыдится!

Ныне утром незаменимо усталость прогнал звон родника. Эта эманация энергии равна сильному воздействию электричества.]

Теперь другое. Хочу видеть У[драю] не менее часа в неделю, время сообща найдите. Нужно снабдить полезными эманациями.

 

 

28.XI.1926.

[Урга]

 

Я думаю приготовить книгу Тибета. Придется заняться борьбою. Китай кончился. Я думаю, теперь время для действий в Инд[ии]. Нужно думать о движении в Инд[ии]. Я вижу конец Инд[ийской] империи. Я думаю наладить дело в Ам[ерике]. Малые дети.

Книга.

«Мы избегаем внушения, кроме случаев отвращения прямой опасности». [Другой случай, когда вы видите сложившееся сознание, ждущее искры извне; но всякое насильственное вторжение осуждено. Этот принцип должен быть в общине утвержден, особенно зная безграничное воздействие воли. Когда знаете, что не только люди и животные, но даже предметы двигаются волею, тогда волевая волна должна быть направлена четко, осмотрительно.

Вы знаете, что передвижение предметов волею не преувеличено. Магии здесь нет, магнит скорее даст вам правильный путь мышления. Также бузинные фигурки под электричеством дадут наглядное сравнение.

Мы особенно изучаем волю, которая может быть острее стрел. Нельзя защититься от этих стрел. Можно бы подставить щит, если бы знать точное направление стрел. Но кто же может знать это направление?!]

 

 

29.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Наблюдайте показания сейсмических кривых». [Они располагаются не по экватору и не по меридиану, но дают свою кривую. Иногда усиленная деятельность потрясений и сдвигов совпадает с напряжением так называемых солнечных пятен – получается напряжение солнечной системы. Не нужно быть пророком, чтоб понять, что мозговая деятельность в эти сроки будет протекать особенно.

Социальные стремления также имеют свою кривую распространения. Осмотрительно нужно не прерывать это следование событий. Трещины сдвигов одинаковы как в почве, так и в народных стремлениях.

Сейчас наблюдается устремление учения буддизма в направлении северо-западном и учения Ленина в направлении юго-восточном. В свое время обвиняли Будду в извращении древних учений, также указывают на изменение Лениным традиций марксизма. Лучше назвать оживлением традиций, ибо народный вождь должен быть на гребне всех новых горизонтов. Новый Мир должен явить чуткость лучшего сейсмографа.

Если кто усложнит шествие народов, тот может получить венок невежества. Нельзя оправдываться незнанием законов, также непристойно для водителя переменить направление на обратное. Никто не может руководиться личным, но, сопоставляя ценности Общего Блага, может выбрать путь скорейший. Нужно не рассыпать ни одной возможности.

Кажется, сказана простая, надоевшая истина, но ведь ее никто не применяет, и план действий изготовляется во тьме комнаты, а не на сторожевой башне.

Надо наблюдать не так, как хочется, но так, как есть в действительности.]

 

 

30.XI.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Кто уверяет о своей преданности реальному и достоверному, тот должен особенно приветствовать распознавание действительности». [Не притворное заикание перед методом признанного авторитета, но борение и горение исканий действительности. Именно, неудержно, именно, неизменно в ярости устремления, когда высокая гора, как маленький холм, не закрывает пространства.

Среди взлетов научаемся великому дару терпения. Сияющее, творческое терпение не походит на мутный плащ непротивления злу. Как неудачные рыбаки, сидят согбенные непротивленцы. Их ставка на длину нити пряжи не может обуздать танец стихий. Творческое терпение знает ключи Нового Мира, потому терпение творит мощь и с каждым часом действительности напрягается.

Непротивление подобно долго открытому флакону благовоний, но творческое терпение как старое вино затворенное.

Следите за напряженностью творчества в каждом социальном построении. Верно то построение, где окрыляется разнообразное творчество. Если творчеству тягостно, это верный знак ошибки в построении. Этим ошибкам не давайте гнездиться. Зовите каменщиков, перекладывайте стены, пока песнь не зазвучит свободно.

Старая легенда говорит: «С дальнего мира пришел посланец, чтобы дать людям равенство, братство и радость. Люди давно забыли песни и омертвились ненавистью.

Посланец изгонял темноту и тесноту, поражал заразу и строил радостный труд. Утихла ненависть, и меч посланца остался на стене. Но все были молчаливы и не умели запеть. Тогда посланец собрал маленьких детей и увел их в лес, и сказал: “Ваши цветы, ваши ручьи, ваши деревья. Никто не пошел за нами, я отдохну, а вы наполнитесь радостью”. Так начались робкие прогулки по лесу. Наконец, самый маленький остановился на поляне и засмотрелся на луч солнца. Тогда желтая иволга начала свой призыв. За нею малыш зашептал и скоро радостно зазвенел: “Наше солнце!” Вереницей вернулись дети на поляну, и зазвучал новый гимн Свету. Посланец сказал: “Люди запели, настал срок”».]

 

 

1.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Творчество есть основа эволюционности». [Чем же можно укрепить явления творчества? Можно лишь источником бодрости. Радость есть особая мудрость. Бодрость – особая техника. Углубление бодрости происходит от сознания творчества элементов. Конечно, творческое терпение и бодрость являются двумя крыльями работника.

Мы плохо понимаем сентиментальное слово вдохновение. Когда сознание работает, тогда не к чему ходить в гости к вдохновению. Точно подвальный жилец за милостью к благодетелю! Тогда опять начнется деление на будни и праздники. Тогда можно опять начать праздновать дни рождения. Наша Община имеет один нескончаемый праздник труда, где бодрость служит вином радости.

Нельзя утешаться вдохновением, можно успеть удержать сознание на степени творческого терпения и петь подобно птицам, для которых песнь есть выражение существа. Но надо изгонять пугал песни, ибо степень песни есть степень качества труда. Нужно пройти бодро, как древнее сравнение – лет стрелы!

Не покажется ли странным, что так часто говорю о терпении, о препятствиях, о бодрости, о нескончаемости борьбы? Именно, в разное время и с разных сторон кую доспех бесстрашия. Помните, эта закалка не может быть совершена в одночасье. В разных температурах закаляется меч. Даже Будда не отрицал, что в самый счастливый час надо помнить о несчастье, не уменьшая радости.

Изуверы нашили на лоб мертвую голову и успокоились. Но закаленная радость не знает пугал. Радость есть особая мудрость.]

 

 

2.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Врач предвидит течение болезни, и вы принимаете предложенные меры». [Астроном предвидит солнечное затмение, и вы запасаетесь необходимым освещением. Социальный психолог предвидит течение событий, тогда вы кричите: «Пророк!», – и в ужасе прячетесь в самые темные уголки. Конечно, вы делаете это будто бы для сохранения научных методов, но, в сущности, лицемерие и страх мешают вам поразмыслить, где больше настоящего знания – в близоруком ли суждении врача, ползающего по внешним покровам, или в дальнозоркой меткости социального провидца, в котором сочетался опыт с непреложностью.

Вспомните ваших социальных пророков, которые на столетия вперед намечали события человечества. Вы не называете их мистиками или ханжами. Вместе с Нами вы зовете их дальнозоркими психологами. На этом определении Мы с вами согласимся и остановимся. Кстати, вспомним, что осужденное слово пророк значит предрекающий. Ленин и Маркс были предрекающими течение событий; значит, это понятие не менее реально, нежели медицина и астрономия.

Махатма означает великая душа, вместившая явления Нового Мира. Но не будем назойливы – эта особенность в общине осуждена. Согласие достигается не толчками, но шепотом на чуткое ухо. Явите понимание, что есть чуткое ухо, для которого Беспредельность превращается в предел человеческих возможностей. Тот прав, кто может покрыть суждение противника полностью, не касаясь начала и конца его. Для этого нужно быть, хотя бы в малой мере, предрекающим, вернее – реально дальнозорким.]

 

 

3.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«При устройстве общины наблюдайте, чтоб под личиной исполнения Заветов не обнаружилось своекорыстие». [Уничтожение творческих завоеваний следует за темным своекорыстием. Скажут: «Этот червь слишком свойственен невежеству человечества». Тем более нужно знать причину его зарождения.

Самой существенной причиной будет преимущество. Надо всеми силами разрушать этот вредный призрак. Устройство общины прежде всего предусматривает равенство. Допустите ошибку против равенства – и вы сразу натолкнетесь на губительное преимущество. Явление неравенства создает качели – больший подъем одного создает лишь больший подъем другого. Единственный выход избавиться от расшатывания столбов – это равенство.

Находятся циники, которые говорят: «Пусть качаются, тем более энергии в пространстве». Замечание не лишено смысла, но именно общее дело настолько нуждается в заботливости, что явление истинной экономии сил должно быть допущено. Самый экономный принцип – равенство, оно уничтожает преимущество и своекорыстие.]

Теперь другое – битва велика.

 

 

4.XII.1926.

[Урга]

 

Струна звучит напряжением работы. Новые события в Индии. Укрепляю работу в Индию. Стремлюсь родине дать отдых, и дуло британской винтовки не приведет в трепет. Кую движение на всем Востоке. Иду путем стальной необходимости.

Книга.

«Истинный жар-цвет – настоящее бескорыстие...» [но оно должно быть проявлено не только поступками, но именно в сознании. Поступки, как блуждающие тени, являются неточным отражением, и вихрь дрожащих условностей скрадывает смысл действия.

Можно ли судить поступок без причины и следствия? Тогда спаситель окажется оскорбителем и отдавший покажется скупцом. Но не легко установить сознание бескорыстия – неминуема индивидуальность. И сочетание бескорыстия может произойти лишь при ясном осознании будущего. Бескорыстие не строится на опыте прошлого, только реальное ощущение будущего может сложить внутреннее суждение о границах возможного. Кто думает в тишине ночи: «Прошлое научило меня ценности бескорыстия», – тот узник.

Нужно пропеть гимн бескорыстия в лучах солнца, как птица – единое свое выражение, зная будущий день, когда суждено начало перелета. Понятие перелета имеет значение для осознания бескорыстия.

Будущее можете понять как оборот от ночи ко дню. Проспят сонные, но Община бодрствует. Наша Стража не считает ни один дозор ничтожным.]

 

 

5.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Часто было сказано – отдых может быть достигнут не сном, но переменой труда». [Конечно, кто-то перестал спать и получил плохие следствия. Нужно предварительно научить нервные центры работать группами. Нужно расчленить центровую работу. Нужно уметь соединить самые неожиданные группы и затем быстро сменять их комбинации.

Так уличный музыкант, играя одновременно на нескольких инструментах, проделывает уже одно из полезных упражнений. Диктование одновременно нескольким писцам полезно. Соединение чтения и диктования полезно. Движение рук в противоположном направлении полезно. Остановка дыхания и мышления полезна. Можно перечислить множество упражнений воли, о которых можно сказать – пчелы создают улей терпением.]

Теперь другое. Сообщите терпение. Нужно дать врасти делам. Сказал давно – окна побиты. Нужно телеграфировать Рер[иху Б.К.]. Советую Ур[усвати] выпить молоко.

 

 

6.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Осторожно выражайте желания». [Каждый знает много притч и сказок, дающих описание уродливых последствий неосторожных желаний. Помните, как раджа желал получить прекрасный дворец и получил его, но, входя, подумал о тигре нападающем,– и тигр явился и растерзал его.

В символах притч много реальности. Если бы люди осознали мощь воли, то многие явления получили бы практическое объяснение. Конечно, не насильственное напряжение воли, но динамичность согласованности центров дает эффект исполнения. Так, часто повторенное желание, как затупленный клинок, не рассекает пространство. Между тем, звон нежданной согласованности поражает самую плотную поверхность.

Рассказы о колдунах, насылающих смертные болезни, не вымысел, но только тут нет никакого колдовства, а только упражнение воли. Самый слабый гипнотизер может заставить испытать эффект утопления. Он же может приказать умереть в определенный срок. Такие случаи установлены.

Теперь вообразите волю, воспитанную в благоприятных условиях, и вы легко согласитесь, что «смертный глаз» Востока имеет основание.

Нельзя сомневаться в могуществе воли, но другое дело – определить это могущество в жизни. Как найти и распознать условия, когда желание вонзается в существо, опознанное нашей волей? Нужно особенно следить за искрами нашего сознания. Когда тело почти незримо, то молния мысли все-таки сверкает, и на острие этой молнии – жизнь и смерть.

Известен правитель, который говорил преступникам: «Не можете жить более дня», – и к ночи их находили бездыханными. Ответственность таких посылок велика. И каждый час Мы посылаем стрелы по всем направлениям.

Будьте осторожны в выражении желаний.]

Теперь другое. Советую П. писать для альманаха. Если можно, выбрать часть дневника теперь же.

Нужно молоко. Ночью предо[т]вратил сильную ангину. Сам.

 

 

7.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«При лечении болезней волевым приказом помните, что нельзя устранять заразные болезни внушением». [Обычная ошибка в неумении различить круг возможного воздействия. Между тем, лечение заразных болезней внушением может принести непоправимый вред. Собаку, засевшую в воротах, лучше не трогать: если начать ее хлестать, ярость ее удесятерится. Также с микробами: их можно побороть лучами или противодействием сил организма, но бич воли заставит поникнуть многие центры, и пожар поглотит новые области. Лучи подсекают корни заразы, но воля ведет к новой деятельности.

Конечно, трудно определить болезнь в зачатке; только исследование выделений и картина излучений дадут определение. Если выделения могут иногда ввести в заблуждение об истинной причине, то иероглиф излучения покажет основание болезни. Каждая особенность деятельности организма дает цвет и знак начертания. Можно вести наблюдения при каждой больнице.]

Советую горячее молоко и меньше говорить. Атмосфера очень резкая здесь.

 

 

8.XII.1926.

[Урга]

 

Посидите втроем.

 

 

9.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Мы говорили об условиях и об отличиях». [Конечно, явится вопрос – что есть обычное и что необычное? В представлении Нашем все обычно. В представлении малосознательного человека многое необычно. Обычное и необычное делятся лишь по степени сознания. Вернее сказать – вмещенное и невмещенное, узнанное и неузнанное. У Нас необыкновенное понимается иначе.

Каждый тип сознания имеет обычную группировку центров, вроде того, как вы определяете тип математического или философского мышления. Из этих кругов сознания часто выделяется группа центров, им не присущая. Эти ветви сознания поистине необыкновенны; именно они дают обладателю много возможностей, но мало счастья земного. И редко сам обладатель может указать симптомы этих ветвей сознания. Это необычное тонет в рутине сознания. Даже опытный психолог с трудом найдет эти неожиданные цветы.

Если болезни четко отражаются на излучении, то необычные ветви сознания с трудом формулируются. Конечно, излучения дают полный облик человека, но все психически неосознанное дает дрожащие, трудно фиксируемые начертания. Здесь область необычного для известной группы сознания, и такие цветы на камнях особенно ценны.

Вдумайтесь в психоз, вдумайтесь в преступность, вдумайтесь в неуравновешенность!

Будда привлек многих разбойников и сумасшедших. Разбойники ли, сумасшедшие ли?

По-нашему, гораздо болен меняла или торгаш, которых в ваших суетных странах награждают орденами христианских святых. Это тоже необыкновенное явление, но с обратной стороны.]

Теперь другое. Не напрасно думаете о специалистах Т[ибета]. Прежде всего доктор и электротехник. Не забудьте врача Ряб[инина].[14]

Вынесет ли он перевалы?

– Не будет высоких перевалов. Скажите – нужны прививки, хирургические малости и зубы. Пишите в Ленинград.

Что еще прибавить к книге «Основы Буддизма»?

– Можно подчеркнуть, что Будда никогда не проповедовал, но разъяснял при случае. В Сарнатхе встал на лежавшее колесо, и сравнение было жизненно.

Пишите Ряб[инину], не упустите, как Портн[ягина].[15] К чему ему паспорт, когда идет с вами. Можно сказать Ряб[инину], что его ждет богатая практика.

 

 

10.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Кому-то покажется, что многое из сказанного Мною общеизвестно». [Нужно утвердить различного порядка понятия, только этим путем ассимилируется сознание. Можно представить двух собеседников, приблизительно одинаково развитых и все же непонимающих друг друга. Может быть, в их сознании недостает лишь нескольких малых звеньев, но эта малая разница заставляет иначе вращаться зубчатые колеса мышления, а в результате начинают двигаться совсем различные рычаги. Только полная договоренность не введет никого в ущерб. Ведь Мы не откровения изрекаем и не проповедуем, Мы просто договариваемся, чтобы ассимилировать сознание для совместной работы. Таким образом в поле зрения входят разные подробности, которые кем-то уже продуманы, но для укрепления цепи должны быть утверждены в состоянии настоящего момента.

Именно, надо чистить цепь мышления. Нужно собрать всю заботливость для успеха сотрудничества. Конечно, в общинном сознании не обижаются, но несвоевременными постановками мысли можно поджечь собеседника, причинив вред делу; потому Мы следим за последовательностью нарастания сознания. Не Наше дело просто раздуть размеры сознания. Только органическое развитие и разнообразие поступлений обусловят действительный объем сокровищницы.

Представьте и помните Наши беседы на берегу ручья. Ни одну из волн его нельзя повторить, но глазу они все кажутся схожими.

Следите за созвучием сотрудничества.]

Теперь другое. Надо пережить резкость и насыщенность атмосферы.

 

 

11.XII.1926.

[Урга]

 

Назревают события в Китае. Необходима большая гибкость в т[ибетских] делах. Необходима большая осторожность в делах Индии. Ждем новых событий во многих странах Востока. Надеюсь дать скоро работе толчок. Движение на Т[ибет] – совершенная необходимость. Жду новых событий. Может У[драя] идти к себе.

Книга.

«Сомневается кто-то, как примирить ассимиляцию сознания с обменом мыслей, называемым спором?» [Нужен ли спор? Не будет ли спор явлением диссимиляции? У Нас спора не существует, он выражается в обоюдном обогащении сознаний. Именно, долгая ассимиляция позволяет претворять противоречия в обогащение запаса знаний. Противоречия обычно лишь различные качества одного и того же явления. Конечно, когда противоречия истекают из невежества, то и спор обращается в яму отбросов.

Пусть сознание осветит подвал мышления, и смешные споры обратятся в рассуждения пользы и радости.]

Теперь другое. Очень одобряю книгу – можно издать.

 

 

12.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Отмечается, что некоторые люди несут как бы успех за собою». [Суеверие называет их счастливчиками. Наука приписывает успех твердости воли. Мы же добавим, что обычно эти люди имеют ассимилированное сознание. Они делаются представителями коллектива, вовлекая в последствия силу, напряженную многими соучастниками, которые в данный момент иногда даже не подозревают расхода энергии. Вовсе не требуется, чтоб весь коллектив знал друг друга. Через узлы передачи мгновенно
передается волна энергии, потому наличность международного коллектива очень нужна для действий. Потому международная волна нужна, ибо разнообразие динамики даст больше напряжения.

В Нашей Общине можно встретить многие народности и разнообразные специальности – это практично для конденсации волевых волн. Можно сохранить весь потенциал индивидуальности и настроить созвучие сознаний. Мы против исключительной специализации, лучшая конструкция коллектива имеет это условие в виду.

Вы недавно беседовали о значении лучей в беспроволочной передаче. Именно лучи способствуют соединению коллектива на дальних расстояниях. Именно те лучи, которые так недавно отрицались. Именно они ткут новое покрывало планете. Лучи имеют то преимущество перед другими волнами, что они легче проходят, не нарушая тяготения атмосферы. Звук, конечно, ранее привлек внимание человечества. Свет и цвет реже привлекали изучение, но так как звук есть лишь реакция света, то углубленное познание обратится к значению света и к высшей энергии – материи светоносной. Materia Lucida привлекала все лучшие умы; если даже не находили сознательного применения ей, то значение ее считали неминуемым при следующей эволюции.

Лучи и световые волны несут решения новой эволюции.]

 

 

13.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Экстериоризация чувствительности давно знакома». [Достигалась она механически или волевым приказом и служила самым твердым поводом для сожжения на костре. Даже и теперь современные инквизиторы надеются найти хвостик чернокнижия, загоняя смелое искание в подполье.

Ленин и Маркс заботливо чуяли достижения знания. Коммунист должен быть открыт всем новым возможностям.

Если найден принцип явления, то размеры его зависят от техники. Так, перенесение чувствительности может принять самые различные размеры. Скажем – на таком-то месте должна основаться новая община. Место имеет все нужные признаки, но окружающие условия временно могут составить грозную опасность. Тогда берем новое место и переносим на него возможности первого. В сознании мы не оторвались от возможностей первого места, и мы переживаем эффект первого решения, подводя устои будущего строения. Будет ли нечто на пятидесятой параллели или двадцатью параллелями южнее, но существенно сохранить озарение строительства.

Сказка о невидимом городе со звоном напоминает человека, который не заметил важного ощущения вследствие переноса чувствительности. Мой пример, может быть, еще вам не ясен, но принцип перенесения чувствительности может быть увеличен до целых народностей. Можно этим принципом избежать многие опасности.

Если допустить, что человеческий организм – самое мощное психическое орудие, то нельзя приписать ту же мощь физическому аппарату. Физический аппарат подслужебен той высшей энергии, которую называем психической конструкцией. Эта энергия может сравниться качественно лишь со светом.

Мы только что говорили о мощи лучей и о новом их применении, невозможно упустить возможности человеческого организма. Как изучать дальние миры, когда мы не обращаем внимания на наши собственные функции? С трудом открываете лучи, но их воздействие на мозговые и прочие центры разве изучаете?]

Почему эти дни я хожу в такой абсолютной тьме?

– Вмещение действительности.

Но я не испытываю ни малейшего страха.

– Первое качество исследователя.

 

 

14.XII.1926.

[Урга]

 

Один человек ждет вас. Одна сотрудница ждет вас. Один сотрудник ждет вас. Замечайте, будут знаки. М[осква] являет тупость умов. Диву даюсь, как мало людей. Новое забыто. Родина забыла свою миссию на Востоке. Может У[драя] идти к себе.

Книга.

«Вы знаете многие опыты чтения мыслей». [Расскажите их западным людям, они не имеют понятия, насколько это психологическое свойство присуще Востоку. По невежеству называют даже суеверием. Между тем, если мысль является органическим созданием, то она может быть обнаружена. Даже скудные физические приборы могут улавливать напряжение мысли. Даже термометр и электрические приборы реагируют на возникновение мысли. Мысль даже изменяет температуру тела. Настолько психический аппарат доминирует над физическим; вернее психический аппарат называть частью физического.

Существует прибор, записывающий течение мыслей, также оно отображается на излучении и сравнительным методом может быть деталировано. Впрочем, эта система мила западному мышлению, поклоняющемуся первым формам механики.

Мало попыток связать механику с психикой. Между тем, вы знаете, как научное отношение к психике облегчает и преображает все существование.

Говорил, что община невозможна без техники; в это понятие включалась техника физическая и психическая. Иначе общинники начнут походить на заводные игрушки.

Твержу обратить неотложное внимание на возможности психического аппарата.]

Что делать, чтоб усовершенствовать свой аппарат?

– Аппарат очень хороший, но не нужно критиковать. Пришлось месяц потратить, чтоб получить согласие.

Книга настолько хороша, что некоторые люди придут в бешенство.

Но там так мало моего.

– В том, что Я сказал, нет ни одного Моего слова. Нужно привыкать к анонимности коллектива.

 

 

15.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Психомеханика будет верным определением приложения психической энергии». [Можно заметить интересные опыты при фабричном труде. Каждый опытный работник знает, что машины требуют отдыха. Трудно ближе определить это явление, но оно значительно знакомо даже тем, кто не имеет понятия о психомеханике.

Нам приходилось делать опыты на ткацких фабриках, где имеются сотни станков и до сотни довольно опытных работников. Станки просили отдыха вне разрешаемой пропорции, вне зависимости от опытности ткача. Подвергая ткачей психическому испытанию, можно было ясно видеть, что в руках, обладавших психической энергией, станки менее нуждались в отдыхе; как бы живой ток сообщался станку и удлинял его жизнеспособность. Эта живая координация между работником и станком должна быть применена в общинах труда. Можно достигать это выгодное условие лишь при изучении психомеханики.

Государственная задача – вызвать к жизни наиболее производительные условия, принимая меры и направляя ученых к облегчению жизни коллектива, вплоть до анонимности.

Мы знаем, что иногда символ личности необходим для народов, но анонимность все-таки останется в идеале правильной эволюции. Это одно из условий осознания кратковременности земного существования и лучший путь к счастливому сотрудничеству. Антиподом анонимности будут самоначертания древних царей, никому теперь не известных. Эти начертания, кроме улыбок, ничего не вызывают и чаще всего не соединены с намерениями Общего Блага. Имея такого антипода, община, конечно, будет стремиться к анонимности. Но без психомеханики такая анонимность будет уродлива. Может стать анонимным тот, кто установил свое место среди явлений и предметов. Может отдать свое «я» кто осознал пространство. Так могут общины приближаться к неразрушимости.

Общинных мотыльков и розовые общинные лепестки мы не ценим. Не забудьте, что пьянство – враг психомеханики. Не думайте, что психомеханика лишь для избранных; она – достояние разумного коллектива и испытывается на всех обиходных явлениях.]

 

 

16.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Можно ли приобретать психотехнику без Учителя?» [Невозможно. Эта техника сопряжена с опасными процессами. Пошлете ли ваших детей в физический кабинет без руководителя?

Как найти Учителя? Не забудем, что законы воли обладают свойством привлекать внимание, кого зов касается. Нет необходимости нахождения Учителя в соседнем доме, можно руководить на расстоянии. Но бывают моменты, когда опытное предупреждение неизбежно.

Ряд психических явлений тесно связан с атмосферическими и астрофизическими событиями. Существуют незримые, но смертельно ощутимые магнитные бури; физический руководитель даст полезные советы, как избежать опасности, заключенной в каждом металле. Существуют психические бури, когда рука Учителя становится необходимой.

Вы знаете, что физические явления оказывают воздействие на большие группы людей. Это нельзя назвать сумасшествием, но особым явлением коллективного единения. Можно представить воздействие подземных газов и пыль атмосферических тел. Иные парализуют психические действия, но зато имеются такие возбудители, что Кормчий должен принять неотложные меры. Говоря о возможностях психотехники, Мы не собираемся разрушить чьи-то аппараты. Мы, как члены Общины, преследуем задачу истинной экономии, и каждый психический аппарат должен быть охранен. Тем более нужна тщательность, что потенциал психической энергии часто не совпадает с интеллектом и нужно определить качество психической возможности. Насиловать психическую энергию в чуждом ей направлении будет самым опасным видом насилия.

Отложения светоносной материи и астрохимические лучи сообщают психической энергии необычайную чувствительность и насыщают ее периодически лучами. Конечно, качество сознания будет давать решающее следствие, потому обойдемся с психической энергией заботливо.]

 

 

17.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Напомним о свойствах, совершенно недопустимых в общине...» [невежество, страх, ложь, лицемерие, своекорыстие, присвоение, пьянство, курение и сквернословие.

Кто-то скажет: «Хотите ангелов набрать». Мы же спросим: «Разве в вашей земле все лжецы или пьяницы? Мы же знаем многих мужественных и правдивых».

Опять скажут: «Слишком высоки требования». Ответим: «Неужели у вас все сквернословцы и своекорыстники? Все эти условия страшны только для мещанина, прячущего под порогом богатство. У Нас, в Гималаях, давно нашлись люди, которым сказанные условия – не пугало».

Советую присмотреться к общинникам. А если кто не может вместить всех условий, тот пусть лишается всех возможностей кооперации. Пусть походит по-звериному, пока не почует тяги к человекообразию.

Пока сознание не приняло общины, каждое малейшее покажется непреоборимым. Отчего Ленин мог проходить без лицемерия трудный путь? Говорим – можно. Можно отказаться от каждой слабости, если ясна задача будущего. Думайте о приложении себя к будущему, и страх настоящего растворится. Не берите сказанное за пышную фразу, но, каменщики, обтесывайте ваши каменные сердца. После сердца окаменеет мозг.

Можем ли сомневаться, что вы захотите победить ваши недочеты? Для начала не лгите и не бойтесь и учитесь каждый день. Не нужно твердить об этом общинникам, но могут быть лжекоммунисты; их надо отделять, как заразу сифилиса.

Хочу, чтоб Мои советы достигли школы. Хочу, чтоб дети помнили о Друзьях Востока, посвятивших себя Общине Мира.]

 

 

18.XII.1926.

[Урга]

 

Идем в Т[ибет], единственная дорога – в Т[ибет]. Одобряю движение в Т[ибет]. Направляйте мысли на Т[ибет]. Успех ждет вас в Т[ибете]. Надо ждать известий из Тиб[ета].

Может У[драя] идти к себе. Посидите вдвоем в темноте. Думайте о Моем совете на Т[ибет]. Советую не трогать англ[ичан] везде – не замечать, ибо построение Востока выше одной нации. Конечно, настороже надо быть и отбить английский кулак.

Ур[усвати] большое дело делает, решив записать биографию духа.

Но мне так тяжело писать о себе.

– Только четыре дня, все последующее уже отмечено.

Можно писать отрывочно?

– Не люблю связанных трактатов.

Рука Моя покрыта потом. Необычно сложно течение – каждое явление имеет духовные оболочки. Ментал Плана готов, астрал готов, но тело нуждается в ряде приспособлений. (В начале беседы на мои руки упали как бы тяжелые капли.)

 

 

19.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Представим – видите человека, делающего вред, но имеющего искру психической энергии, вы, конечно, начнете говорить о лучших...» [свойствах эволюционирующего человека. Ваш собеседник немедленно согласится с вами, не относя к себе, – так обычно бывает. Не мудро сказать ему, что он поступает дурно, но можно сказать, что его действие не отвечает направлению эволюции. Нет ни дурного, ни хорошего, но поступки его только нецелесообразны и потому непрактичны. Если ваш собеседник выдает себя за общинника, то разговор проще. Тогда, как приверженцы общины, вы можете требовать охранения основ эволюционности. Даже для племенных свиней требуются определенные условия жизни. Как же человек, решившийся
на подвиг социальной жизни, может оставаться в прежних мещанских берлогах? Как же может ложь или трусость жить под личиной коммунизма?

Меньше всего Нас занимает словесное утверждение. Для Нас имеет значение состояние сознания и действия. Как врачи следят за самочувствием и следствием и не обращают внимания на выдумки больного, так у Нас не обращают внимания на словесные уверения и взвешивают качество действия. Старинный способ испытания принят у Нас. Испытание продолжительно и неожиданно. Помните занятия Будды c учениками на неожиданность?

Разве неожиданность может испытывать страх или ложь? Именно неожиданность. Необходимость не будет решающим условием. Вор перед судом являет образец честности. Смотрите его не перед судом, но во тьме переулка. Не отвергайте испытания, ибо решение социального подвига должно быть испытано огнем стали. Те, кто верят слову, или неопытны, или не тверды. Опыт может перейти в непреложность только неизменным устремлением.

Умейте устремляться!]

Что означают слова «vitae fornicum» и «динаиура»?

– Скоро – после встретите в Моей беседе.

 

 

20.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Мчусь ли или недвижим, но устремлен». [Учусь или даю знание, но устремлен. Одинок или в толпе народов, но устремлен.

Как напрячь устремление? Где корни и условия его? О качестве труда и действия вы слышали. Условия таковы: полная перегруженность и осознание небезопасности жизни. Перегруженность поставит тело в направлении напряжения. Осознание опасности каждого часа жизни даст чуткость и знание бесповоротности.

Если пушинка в глазу обращается в бревно, то перо из крыла птицы в пространстве рождает гром в дальних мирах. Как же пояснить западным умам чуткость космического аппарата? Как пояснить, что насильственные взрывы губительнее разрушения небесного тела, ибо разрушение небесного тела происходит в совокупности всех окружающих условий. Вы сами не ставите фабрику над опасной каверной, но избираете лучшее место. И Мы говорим о лучших условиях.

Можно создать симфонию взрывов, можно создать созвучие машин. Даже полуглухие замечают, что они иногда слышат тихий голос лучше крика, – значит, качество, но не одно напряжение. Именно качество каждого действия налагает глубокую ответственность и полно опасностей непоправимых.

Нужно сжиться на краю пропасти, при полном сознании глубины окружающей, и уметь не бояться действовать в перегружении. Так опытные носильщики идут в гору под тяжестью с песнями. Эта песнь, омытая трудом, не потревожит пространство.

Мы бывали в ваших театрах и мало ощущали их нужность. Песнь, звук и цвет не должны быть запертыми в искусственные теплицы. Эти ценности должны сопровождать жизнь, анонимно окружая народ лаской красоты.

Великий артист Ашвагоша предпочел базар и площадь, чтоб найти путь к народному сердцу. Красота научит устремлению.

Вы знаете и вы понимаете высокое понятие Аватара, но чтобы достичь его, нужно стать Авакара – огненно устремленным.]

 

 

21.XII.1926.

[Урга]

 

Очень долго ничего не было по проводу. Учитель занят на Башне. Можно знать, какая битва у Учителя. Мечом не мешают уголья. Еще можно р[усским] сказать – думайте о завтрашнем дне.

 

 

22.XII.1926.

[Урга]

 

Нужно подумать, как достать Б[ориса] Р[ериха], оставить его во власти университета нельзя. Не надо бояться родственного каравана. Может поехать с кинематографом. Жена с радостью поедет к матери свезти маленький подарок. Лучше не иметь однофамильца в Р[оссии]. Конечно, обдумайте.

Также удачна мысль приготовить все к весне. Удачна мысль о типографии. Советую все печатать здесь. Может быть, даже дневник. Р[усские] могут искалечить.

После Нового года можно ожидать сношений с монголами. Лекции Бл[юмкина][16] имеют лишь фольговое значение. Должны быть занятия с простым работником. Пусть даст К... Правильно любезны с Бл[юмкиным]. Правильно не доверяете ему. Только бы удачно выбраться. Он вас охраняет, но не сказано верить. Здесь надо избежать врагов. Здесь сносных людей нет. Можно идти как слоны в кустах. Можно быть заботливыми о здоровье и очень не огорчаться. К тому приняты меры. Иду на Башню.

 

 

23.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Правильно, правильно, правильно – точность во времени должна быть соблюдена». [Посмотрим не только с точки принципиальной честности, но и со стороны практичности.

Человек назначает известный срок и тем посылает пространственный приказ. Тот, кто принял срок, замыкает ток. Течение энергии волевой закрепляет как бы астральный образ решения. К этому мосту пристают лодочки возможностей, укрепляя и дополняя первоначальное предположение. Легко представить, что произойдет, если одна сторона моста исчезнет. Ведь пространственные сроки гораздо точнее механизма ваших часов; блестящие возможности рассыпаются как песок и исчезают неповторенные.

Подумайте, какая задача для статистики: сопоставить успешность решения своевременного с неуспешностью запоздалости – получится поучительный подсчет, и кто-то пожалеет о невежестве запаздывания. Правда, столько людей живут как свиньи, пожирающие драгоценные цветы. Нельзя не охранить пространство от их бессмысленного невежества. Если бы они могли заглянуть в пространство, ими обезображенное, то они сказали бы: «Запретите это недостойное беспутство!»

Берегите чистоту пространства. Будьте ответственны за соизмеримость. Не можете сжигать чужие провода! Сколько прекрасных лампад погибло от незаботливости! И вы же будете потрясать пространство жалобами, когда уже будет непоправимо. Между тем, был час, когда один жест мог бы сохранить вам нужное и просимое.

Учите каждого ребенка понимать значение сроков. Иначе еще одно поколение мягкотелых беспозвоночных будет пожирать друг друга.

В общине точность сроков установлена как основа.]

 

 

24.XII.1926.

[Урга]

 

Одобряю покупку одного автомобиля. Одобряю решение У[драи] учиться управлять машиной, полезно в будущем действии. Стремителен поток событий в Азии. Новые войны надвигаются, новые осложнения рождают новые возможности. Идите, несите славу Т[ибета]. Жду новостей скоро. Жду новости. Идут новые люди. Может У[драя] идти.

Книга.

«Правильно, правильно, правильно, люди должны селиться на испытанных местах». [Даже медведь заботливее выбирает берлогу. Конечно, растения покажут лучшие возможности. Смотрите, где кедр и сосна, где вереск и дуб, где травы и цветы ярки. Нужна естественная электрификация места. Крупноигольчатая хвоя – лучший конденсатор электричества. Высоты, лишенные растений, являют полезную прану после одиннадцати тысяч футов.]

Другое. Не забываю число и послал полезное сведение о человеке. Наш аванпост.

Почему мне трудно было слышать вчера?

– Усилена магнитная буря.

 

 

25.XII.1926.

[Урга]

 

Жду новых событий. Надвигаются события, потрясения некоторых стран. Может У[драя] идти к себе.

Книга.

«С чем ближе сравнить Общину? С хором песнопевцев или с военным станом?» [Скорее, второе. Можно себе представить, как должна отвечать она правилам полковедения и полководительства. Можно ли узнать пути продвижения Общины без отражения и наступления? Можно ли брать приступом крепость, содержание которой неизвестно? Условия защиты и нападения должны быть взвешены. Нужны опытное знание и зоркость дозора.

Не правы те, кто считают Общину молитвенным домом. Не правы, кто называют Общину рабочей мастерской. Не правы, кто находят Общину изысканной лабораторией.

Община – стоокий страж. Община – ураган вестника. Община – знамя завоевателя. В час, когда знамя свернуто, враг уже подтачивает основание башен. Где же ваша лаборатория? Где же ваши работа и труд? Воистину, один пропущенный дозор открывает десять врат. Только неусыпность дает ограду Общине.

Победа есть лишь обязательство. Укрепление сил – лишь явление нового вихря. Сознание мощи есть лишь испытание. Вызов есть лишь малодумие. Как океанская волна, наступает Община. Как гром землетрясения, звучит Учение непреложности.

До восхода солнца идем в неусыпный дозор.]

Теперь другое. Нужно не утомляться – тяжка атмосфера.

 

 

26.XII.1926.

[Урга]

 

Учитель едет в учрежденный будущий город – Ур[усвати] столицу. Сохраните оба кольца. Первое – как знак Моего Круга, второе – как Учение Общины. Можно туда собрать группу для цементирования ее. После нужно спросить место для монастыря Будды Побеждающего. Рука Победителя учит, как р[усские] должны ждать. Устроим модель Б[елухи] и экстериоризацию А[лтая].

Теперь книга.

«Часто спрашивают общинники...» [откуда приступы тоски, иногда ими испытываемые? Нужно знать, что без этих спазм тоски невозможно продвижение. После перехода пропасти чувствуете ослабление ножных мышц. При расширении сознания проходите много незримых пропастей. При узловых нарастаниях сознания получается скачок, и психические спазмы сокращают нервные центры. Не следует опасаться этих спазм, недолгий покой выправит эти сокращения. Нарастание сознания труднее уследить, нежели рост волоса. Сознание завоевывает и искореняет. Сожигание старых мостов не дает поступательной отметки, но оно дает возможность наступления. Ценно не только стремиться, но и уничтожать сор позади. Сейчас видите, как большинство могло бы двинуться, но им жаль векового сора. Оба Моих знака храните: один – как отрывание от старого, другой – как эволюцию.

Можно найти устремление, не закройте дверь!

Когда слагаете книги, наблюдите, чтоб каждая могла быть принята отдельно. Так же в действии, чтобы каждый отдельно мог бы выразить всю группу.]

 

 

27.XII.1926.

[Урга]

 

Беседы не было. Учитель уезжал смотреть новое место.

 

 

28.XII.1926.

[Урга]

 

Правильно, пусть пишут М[оскве]: «Америка сожалеет, что недостойные и неверные статьи затрагивают почитаемое имя. Ам[ерика] гордится сотрудничеством и руководительством Ф[уямы]. Культурные сношения между великими странами рассеиваются подобными недостойными выпадами, и совместные выступления могут значительно затрудняться. Как бывшему ученику Ф[уямы], мы вам поручаем сказать кому следует и прежде всего наркому Лун[ачарскому]. Америка сожалеет о допущенной несправедливости. Говорим это, зная подробно огромную международную работу Рериха, и надеемся, что вы по справедливости отнесетесь. Мелкая злоба недопустима в великих делах». – Пусть приложат последний каталог и две лучших последних статьи. Перед словом «работа» поставьте – огромная, международная. Пошлите телеграмму, что письмо с указом следует.

Теперь другое. Место найдено и обойдено. Работа получит новое русло. Психология р[усских] заставит Нас подняться еще выше. Прием Ф[уямы] был дан как пробный камень, но свинья не может поднять голову. Они не понимают, что лишаются возможности. У Нас много планов, но у них свинарник один. Уже давно указал вам р[усских]. Пусть еще три месяца говорят.

Теперь книга.

«Труден вопрос, что считать проявлением дела». [Мы знаем, что дело в качестве, а не в объеме и количестве. Но новые люди часто не видят качества, и признак внешнего объема для них заслоняет сущность. По легкомыслию они заняты раздуванием мыльного пузыря и радугу разложения принимают за свет озаренности. Даже довольно опытные умы заняты механическим подсчетом вместо сопоставления сущности. Как сказать им, что только качество озарит и утвердит их?

Различайте великие дела от длинных мертвецов.]

 

 

29.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Каждая община нуждается в оборонительных средствах». [Мы не насильственные завоеватели, но все же имеем учет врагов Наших и не обманываемся в их многочисленности. Лучи, газы и воздушный дозор будут лучшими внешними средствами, но самое действенное будет в продуктах психической энергии. Мы вовсе не намерены представить зрелище беззащитных овечек! Реальное знание готово к ответу! Нам нет дела запугивать кого-нибудь, но Мы должны предупредить: «Берегись, невежда!»

Теперь время шепнуть всем объединенным общиною – будьте сознательны в психических приказах ваших. Есть и будут случаи, когда в полном сознании можете взять на себя ответственность решительного приказа. Но напрягите тогда всю зоркость, чтобы четко очертить круг цели вашей. Самое безобразное следствие будет при неточно направленном приказе. Будут затронуты попутно самые нежданные явления, и кто может контролировать последствия неразумной стрелы?

Давно сказал врагу: «Приму в щит все твои стрелы, но пошлю тебе только одну». В этих словах весь Наш совет.

Нужно каждому общиннику знать технику боя, но, главное, нужно различать лжеобщинников и изгонять их далеко за ограду. Ни длина бороды, ни счет цепей, ни увечья, ни уверения – никакие случайные признаки не могут быть свидетельством. Только полнота сознания, ясная в дневном бодрствовании, искренняя во сне, может утвердить облик истинного желания. Часто сон искреннее бодрствования. Каждая искренность имеет право быть вооруженной. И приказ непреложности рождает и разит.]

Другое. Одобряю писать Д[алай-]Л[аме].

 

 

30.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Как можно чувствовать себя наиболее защищенным?» [Только установив ближайшую связь с Учителем. Только в действенном сотрудничестве и в уважении скрыта лучшая возможность прохождения через опасные сферы. Связь с Учителем есть живая проникновенность в будущее.

Есть предки земные и предки космические; иногда эти понятия совпадают, но при несовершенности они чаще всего разъединены. Вот получается цепь предков земных, и вот – радуга предков космических. Не трудно распознать, которая явленность будет путем эволюции.

Конечно, каждый Учитель имеет своего Руководителя, и ценность мысли возносится в дальние миры. Почитание Учителя и построение устремления к дальним мирам связаны, как радуга соединена сущностью света.

Научитесь понять, как высоко понятие Учителя. Проведите эту черту от края и до края, от прихода и до ухода. Знайте, как явлено вам Учение Света, и помните серебряную нить связи. Связь с Учителем легка как крыло орла, и орлиный глаз смотрит вперед. Что же можете предпочесть, если сознание ваше открыто? Строение общины может помочь собрать мысли. Ведь не грузовые ослы, но орлы были указаны в сравнении.

Рука Учителя зовет к порогу общины. И с горы Нам видно, куда летит колесо необходимости.]

Теперь другое. Можно послать телеграмму, как вы думаете. Соберите сведения об электротехнике, чтоб выписать, когда нужно. Дума[ю] заменить его индусом. Можно удумать тайные сношения с Индией. Пусть запросят Б., не знает ли он достойных техников. Может ответить по адресу иному, любой ам[ериканский]. Очень тяжела атмосфера.

 

 

31.XII.1926.

[Урга]

 

Книга.

«Жертва несчастья – так называли вступившего в общину по безысходности». [Потерпев полную неудачу, человек жертвовал несчастье свое, и цена неудачи была несчастна. Но именно принесший несчастье считал наибольшим вкладчиком себя: он и пожертвовал, он и отказался, он и предпочел, он – ждущий и предъявляющий счет.

Мы предпочитаем жертву счастья. Кому есть от чего отказаться, тот менее ждет платы.

Так стройте общину по вехам пожертвований.]

Что за лучи направлены были ночью на меня?

– Очень важные лучи для легких, очень резкая атмосфера, надо беречься от простуды.

 

 

1.I.1927.

[Урга]

 

Желаю успеха новому воину. Новый год – много туч кругом. Поедем среди бряцания оружия. Т[ибет] ждет нового уложения. Можно говорить спокойно. Может У[драя] идти.

Книга.

«Рыбак радостно возвращается с ценным уловом». [Человечество образовалось не для несчастий. Человек – тот же радостный рыбак с многообразным уловом. Конечно, улов различен, но одна радость неотъемлема – радость мысли о будущем. Ни рыбы, ни птицы, ни животные не знают будущего. Но человек уже знает неминуемость будущего. В этом зове пространства заключена огромная радость. Кто боится будущего, тот еще находится в животном состоянии, и мировая трапеза еще не для него.

Научиться углубить и вознести мысль о будущем – значит занять в нем место, которое будет расти вместе с сознанием. Кто не ждет внешней помощи, тот знает ценность своего молота. Кто знает путь в будущее, тот может без боязни нести свой улов. Между тем, часть человечества не видит даже нити в будущее. Сорванные и разметанные как осенние листья, они подымают пыль с чужих базаров. Облако пыли закроет врата общины, и сорное мышление обратится в сор.

Когда темно, когда грозно, тогда держите сознание на будущем. У Нас будущее зовется ковром полета. Учите детей летать высоко. Миф о ковчеге замените воздушным кораблем.]

 

 

2.I.1927.

[Урга]

 

Книга.

«Могут спросить: как отличить нововошедшего?» [Конечно, не по словам. Лучше примите старый способ Востока – по глазам, по походке и по голосу. Глаза неподдельны; походка и голос, конечно, могут скрыть истину при особом умении, но совокупность всей триады признаков безошибочна.

Неужели люди наивно думают, что они могут скрыть ложь лишь наглыми словами? Слова не стоят одного кивка головы. Полет выдает породу птиц. Хищник издалека являет себя. Клекот орла не подобен соловьиной песне.

Что же делать, если иные люди утверждают, что все индусы на одно лицо; что нельзя различить китайцев, монголов и арабов друг от друга! Можно ли этим людям поручить различие по глазам и по походке? Для них все люди ходят на двух ногах и все глазеют.

Отсутствие анализа может оскорбить самого терпеливого руководителя. Многие даже не могут установить род занятий жильца по особенности его жилища. Степень ненаблюдательности поражающа. Люди не могут заметить предметы, угрожающие их темени. Не могут перечислить десяти окружающих предметов. Не могут указать самых простых обстоятельств обстановки. Для них все ничего, ничто и нигде. Это уже не степень беспечности, но тупость невежества. Обойдите таких двуногих!

Нужно развивать детскую наблюдательность с первых дней. Ведь сознание детей живет с первого часа, но не для тех, для кого все индусы на одно лицо.

Наблюдательность, или, вернее, зоркость, есть начало «орлиного глаза», о котором вы уже давно знаете. Услышать о зоркости – для кого-то уже значит прозреть, а прозреть – значит увидеть путь мира к общине.]

 

 

3.I.1927.

[Урга]

 

Книга.

«Анализ, диагноз, контроль, кооперация, прогноз являются излюбленными темами Запада». [Мы также произносим эти термины. Казалось бы, в чем же разница? Разница велика: для Запада эти темы составляют застольные беседы, в лучшем случае постановления, которые никем не соблюдаются. В Нашей Общине эти наименования не произносятся, но ежечасно применяются в жизни.

Могут ли названные понятия применяться в жизни городов? Только что Мы говорили об отсутствии наблюдательности, при которой диагноз невозможен. Мы говорили об отсутствии терпения – значит, анализ невозможен. Отсутствие мужественной твердости исключает контроль. Ложь и лицемерие не допустят кооперации. Страх затемнит всякий прогноз. Останется расставить самые длинные столы и хором повторять полупонятные слова.

Надо гниющим городам оставить эту привилегию обезьянства; кстати, эти горожане стали прививать себе обезьяньи железы. Именно, каждый получает по достоинству. Никто не сказал им о более целесообразном способе восстановления сил, когда больного помещают в длительную ванну и подвергают переменному току и известному составу минеральной воды, сопровождая лечение определенным внушением. Должно быть, рациональные способы обнаружатся, когда община примет сознательный характер, и ничто от обезьян не будет заимствовано.

Когда знамя общины развернется как осознание необходимости, тогда жизнь окрылится в действии каждого дня. Пока кто-то думает, что община есть опыт, до тех пор община будет находиться в банке алхимика. Только твердое осознание исторической необходимости введет общину в жизнь.

Думайте, думайте сурово о непреложности общины. Из суровости – лучшая радость.]

Теперь другое. Думаю, теперь можно дать У[драе] секретаря Порт[нягина].

 

 

4.I.1927.

[Урга]

 

Явление Порт[нягина], конечно, полезно. Думаю явить явление Ряб[инина] как секретаря. Можно дать двести пятьдесят рублей с указанием на две должности. Учитель заботится о деньгах.

Напрягись, Ф[уяма], до лета. Куем золото картин. Ручаюсь за новые возможности. Ручаюсь зарыть клад. Уявлю, что картины стелют ковер-самолет человечеству. Можно устранить Учение из Мо[сквы], но не из мира.

Учу Б[ориса] Р[ериха], что «Урянх[ай]» будет нуждаться в нем. Ур[усвати] поняла, как не нужно обижать людей, врагов достаточно. Чую, как растут события. Учитель знает, как тесно время.

Теперь книга.

«Развитие наблюдательности позволит обратить внимание на окружающие условия». [Если стены вашей комнаты покрыть мышьяковым веществом, или серными препаратами, или смолою, или ртутью, или мускусом, то всякий поймет, что такие покрытия повлияют на состояние организма, – это грубый пример.

Но теперь спросите ваших биохимиков и технологов, как влияет материал жилищ на физическую и психическую основу? Какая разница между домом из кирпича или из базальта, или между домом из гранита или из мрамора, между железным и деревянным, между дубовым и сосновым? Каким организмам отвечает постель железная и каким – деревянная? Кому нужен шерстяной ковер или деревянный пол? Во многих условиях технология будет несведуща, как в пещерные времена. Между тем, кто не согласится с тем, что древесина и минералы имеют важное лечебное значение? Значит, существенный анализ остановился за отсутствием наблюдательности. Пытливость пошла по руслу обычности, и для чрезмерных наблюдателей где-то уже готов костер. Поверьте, дух инквизиции еще не очень далек. Разница лишь в одеждах и в способах искоренения новых исканий.]

 

 

5.I.1927.

[Урга]

 

Книга. «Учитель Миларепа часто беседовал с животными». [Около его уединения гнездились пчелы, созидали города муравьи, залетали попугаи, и обезьяна садилась подобно учителю. Учитель сказал муравьям: «Пахари и созидатели, никто вас не знает, но вы возводите высокие общины». Сказал пчелам: «Собираете мед знания и образов лучших, никто не прервет сладкий труд ваш». Заметил попугаю: «По крику твоему вижу, что собрался быть судьей или проповедником». И погрозил резвой обезьяне: «Ты разрушил муравьиные строения и похитил чужой мед. Может быть, решился стать правителем?»

Кто же, как не правители, присваивают чужой труд и случайно пятою сокрушают строения? Много веков прошло со времен учителя Миларепы, но правители по-прежнему живут психологией обезьян. В основании такого прозябания лежит ужасная безответственность. Даже выборное начало скорейше приспособляется к бичу сознания. Что же лежит в основании безответственности? Конечно, то же самое невежество и страх будущего. Никакое наказание, никакое ограничение не исправит невежества.

Большие и малые правители, вам нужно учиться, чтоб познать целебность меда и муравьиного пота. Кажется, эта мысль достаточно древняя, но некоторые суставы человеческого сознания так заржавели, что десятки веков не могут повернуть их.

За сладкими яствами будете говорить о прогнозе, но звезды за окном меньше привлекут внимание, нежели мотылек у свечи.

Рушите негодное, где бы оно ни укрывалось. Раскрывайте невежество под любой личиной. Мир делится по качеству сознания, и степень невежества есть мерило. Конечно, вы знаете, что невежество не излечивается перелистыванием книг, но синтезом вмещения.]

Теперь другое. Можно ждать сложных событий. Сумейте идти спокойно. Учитель на дозоре.

 

 

6.I.1927.

[Урга]

 

Книга.

«Посещая ваши страны, Я замечал, что там очень боятся слова контроль». [Но, между тем, именно у Нас это понятие легко вмещено. Рука, знающая свое дело, не боится поделиться со своим другом. Значит, нужны доброжелательность и знание, тогда можно легко думать, что психомеханика может осуществить контроль любого тайного действия.

Уже можно видеть через стены, уже можно запечатлеть все звуки и мысли. Для тайны нужна необычайная мужественность сознания. Достичь ее невозможно без длительной подготовки. Достичь равновесия условий возможно лишь поднятием качества работы. Тогда каждый может применить самоконтроль. Тогда каждый может спросить постороннего контролера: «Покажи сам, как лучше». Добровольный контролер должен сам уметь работать совершеннее. Потому у Нас установлено, что каждое замечание должно быть основано на лучшем знании. Эта опытность создает убедительность, которая распространяется далеко.

Вы сами знаете, что значат Наши поручения и письма. Достоверность дает мощь, достоверность не убоится. Следуя за достоверностью, можно быть уверенным в своевременности решения и в щедрости способов.

Плох водитель, применивший план лишь ко дню или к ночи. Не можете идти уверенно, думая о скудости вождя. Ручательство может быть проверено, ибо не боится контроля община. Нужное решение проходит не падением во мраке, но в улыбке ожидания, независимо от облика.

В знании – конец страха.]

Теперь другое. Едва Ф[уяма] справился с чудовищем в астральном пл[ане]. Охота за Ф[уямой]. Знаете, конечно, о травле. Продолжайте обычные занятия и не критикуйте чужим М[осквы].

 

 

7.I.1927.

[Урга]

 

Идите львами. Сокрушайте преграды. Устремляйтесь через полчища врагов. Умейте двигать народами. Найдите новое слово Т[ибета]. Вижу путь на Т[ибет]. Вижу Нашу встречу. Вижу ратный путь. Вижу подвиг нового строителя. Вижу ликование в Т[ибете]. Вижу бой победный. Вижу час расплаты
отрицающих. Есть важные новости. Можете спокойно говорить. Пусть У[драя] идет к себе.

[Запишите о психической заразе. Тема старая, но до сих пор не примененная в жизни. По-прежнему люди даже чрезмерно боятся заразы физической, забывая главный канал всех зараз. Неужели можно убивать, проклинать, неистовствовать без пространственных наслоений? Все отлагается явно и тяжко, создавая над местом события пелену наподобие губительных газов. Можно ли ожидать, чтоб ядовитые излучения злобной энергии рассеивались? Наоборот, они будут сгущаться и давить прану. Никогда не селитесь на кровавых местах.

Новые дела должны быть на новых местах.]

 

 

8.I.1927.

[Урга]

 

Углубляется тяжесть мира. Новое столкновение неизбежно. Китай пылает. Жду новых событий. Т[ибет] молча собирается с силами. Идите львами, предстоит много боев. Новые люди подходят. Много событий, много событий. Можно говорить спокойно. Пусть Ф[уяма встанет].

[Явления должны быть принимаемы в полной реальности. Для материалистов это условие особо обязательно. Но именно материалисты более других подкрашивают разнородные явления в свой цвет, тем самым затрудняя эволюционный процесс. Мы, как опытные материалисты, можем видеть вред нетерпимости, основанной на грубейшем незнании. Где же реальность, когда мышление стеснено, вместо тысячи знаков знает лишь пять! Утверждение становится искажением, если заранее скован стереотип условностей. Улыбка знания опрокидывает шлюзы намеренных заграждений. Строитель не может фантазировать о почве под зданием. Такое положение тем более преступно, что материальное воззрение дает самые неограниченные, законные возможности.