Глава 1

Значимость писем С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову для рериховского наследия

Фото. Письмо-дополнение С.Н.Рериха от 22 октября 1992 г. в пользу

МЦР к завещанию С.Н.Рериха "Архив и наследство

Рерихов для Советского Фонда Рерихов в Москве"

  • Dopolnenie_icr_1992

В 2007 году один из авторов данной статьи уже проводил анализ подписи С.Н.Рериха. Результаты исследования были изложены в работе "Сравнительный анализ подписи С.Н.Рериха на дополнении в пользу МЦР к завещанию С.Н.Рериха Архив и наследство Рерихов для Советского Фонда Рерихов в Москве".[1] Выводы были следующими: "По результатам графологического анализа и юридического оформления Дополнения к завещанию С.Н.Рериха в пользу МЦР от 1992 года следует вывод, что этот документ С.Н.Рерихом не подписывался, а был кем-то сфальсифицирован. Таким образом, правопреемственность МЦР от СФР не подтверждается, а значит, все утверждения сегодняшнего правления МЦР о правах на рериховское наследие основаны на подложном документе".

В 2014 году Министерство культуры РФ совместно с Центром независимых экспертиз, также проводило анализ этого документа, и пришло к похожему выводу, что «подпись, вероятно, выполнена другим лицом»:

Фото. Экспертиза Минкультуры подписи

С.Н.Рериха на его письме от 22.10.1992.[2]

  • Ekspertiza_Minkult

"Однако, как объяснила «Известиям» адвокат КА «Инюрколлегия» Анастасия Сивицкая, представляющая интересы Музея Востока и Минкультуры (учредителя музея), данный документ не является дополнением к завещанию Рериха — в тексте письма нет ни слова о завещании, не содержится никаких распоряжений относительно имущества Рериха и передаче его МЦР. Более того, экспертиза подписи, проведенная Минкультуры совместно с Центром независимых экспертиз, нашла, что «подпись, вероятно, выполнена другим лицом». Кроме того, по законодательству РФ невозможно вступить в права наследования частично. Таким образом, если МЦР в судебном порядке не будет признан наследником СФР, то и права на имеющуюся у него часть наследства можно оспорить".[3]

В 2014 году это т.н. письмо-дополнение к завещанию С.Н.Рериха в пользу МЦР от 22.10.1992 было рассмотрено Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, которая пришла к аналогичным выводам: "... судебная коллегия, оценивая представленное письмо Рериха С.Н. от 22.10.1992 года приходит к выводу, что данное письмо не может быть признано дополнением к завещанию от 19.03.1990 года в части изменения наследника. Письмо от 22 октября 1992 года не соответствует требованиям, закрепленным в Законе о наследовании от 1925 года Индии, предъявляемой к форме завещания, и не может его дополнить, поскольку не содержит обязательных подписей не менее двух свидетелей. <...> Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия приходит к выводу о том, что у заявителя Международной общественной организации «Международный Центр Рерихов» отсутствует право на наследство..."[4]

Данное решение Верховного Суда РФ было принято 20 июня 2014 года, и оно является окончательным, т.е. обжалованию не подлежит. Предыстория этого решения высшей судебной инстанции РФ довольна драматична и затрагивает самый высший эшелон власти РФ. Прежде чем коротко и простым языком изложить эту длинную историю судебных разбирательств, нужно сказать, прежде всего, о причинах этого решения Верховного Суда РФ, которое заключается в том, что МЦР собственной жадностью, порожденной маниакальным желанием обладания 282 картинами Рерихов, находящихся с 1980-х годов в Государственном музее Востока, вынудил государство принять такое решение. Теперь обрисуем коротко историю этого дела, предшествующую этому окончательному решению Верховного Суда РФ.

Начиная с 2000-х годов, МЦР инициировал многочисленные судебные разбирательства, в которых пытался отсудить в свою собственность 282 картины Н.К. и С.Н.Рерихов, которые находились в Государственном музее Востока (далее − ГМВ).[5] По этому делу московскими судами различных инстанций принимались противоположные судебные решения,[6] передающими права на эти картины то ГМВ, то МЦР. После одного из таких решений Хамовнического районного суда от 24.11.2011,[7] картины Рерихов должны были быть переданы из государственного музея ГМВ в общественно-частный музей МЦР. Как ни странно, это решение поддерживал и усилено продвигал тогдашний министр культуры А.А.Авдеев,[8] который симпатизировал МЦР. К счастью ГМВ, он оставил свой пост 21 мая 2012 года. Пришедший ему на смену новый министр культуры, В.Р.Мединский,[9] предпринял попытки совместно с руководством ГМВ оспорить это судебное решение. Эти попытки оказались безуспешными, в итоге чего перед государством встала реальная угроза потери этой ценной коллекции, о чём министр культуры РФ, В.Р.Мединский, доложил 11.11.2013 лично президенту РФ В.В.Путину, кратко изложив суть проблемы в следующем виде:

Рис. Письмо  В.Р.Мединского

с резолюцией В.В.Путина

  • medinskii_putin_11.11.13

"Уважаемый Владимир Владимирович!

Информирую Вас о ситуации, сложившейся в отношении 282 картин Н.К. и С.Н.Рерихов, находящихся с 1989 года в Государственном музее искусств народов Востока (далее − Музей) и относящихся к государственной части Музейного фонда Российской Федерации.

На протяжении многих лет на картины в судебном порядке претендует общественная организация «Международный центр Рерихов» (далее − МЦР), зарегистрированная в 2000 году.

Решением Хамовнического районного суда от 24.11.2011 данная коллекция картин безосновательно передана МЦР в качестве наследственного имущества. При этом Музей, являясь заинтересованным лицом, права которого затронуты решением суда, даже не был привлечён к участию в деле. Впоследствии жалобы Министерства и Музея были оставлены без удовлетворения  апелляционной (14.06.2013) и кассационной (31.10.2013) инстанциями Мосгорсуда, ввиду отсутствия, по мнению суда, нарушений прав Музея.

Указанные судебные акты приняты с нарушением норм материального и процессуального права, ограничивают право Музея на судебную защиту своих имущественных интересов и повлекут утрату государством 282 уникальных произведений искусства, которые имеют значительную материальную стоимость (оценочно более 3 млрд. рублей).

Министерство и Музей обжалуют данные судебные акты в Верховном суде Российской Федерации".[10]

Резолюция В.В.Путина на это письмо Мединского была следующей: "Коновалову А.В., Лаврову С.В. Примите меры для обеспечения интересов государства". Для справки: Коновалов Александр Владимирович − министр юстиции РФ, Лавров Сергей Викторович − министр иностранных дел РФ. После этой резолюции В.В.Путина государственная машина РФ очень быстро закрутилась в обратном направлении, итогом чего стало вышеупомянутое решение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 июня 2014 года, лишающее МЦР право не только на спорные 282 картины Рерихов, но и вообще на всё рериховское наследие, переданное С.Н.Рерихом СФР в 1991 году.

 Директор МЦР, Л.В.Шапошникова,[11] зная об этом письме Мединского Путину, и о резолюции последнего, в надежде переломить ход этого дела, попыталась сыграть тем же способом − написала 12.05.2014 личное письмо Путину, в котором изложила своё видение ситуации, описанной в письме Мединского, приводимого выше. В частности, в своём письме Шапошникова писала (квадратные скобки мои − по ним будут реплики ниже цитаты):

Рис. Письмо Л.В.Шапошниковой

с резолюцией В.В.Путина

  • LVS_Putin

"Дело в том, что министр культуры В.Р.Мединский 11 ноября прошлого года направил Вам письмо №4704-01-07-ВМ о ситуации с коллекцией Святослава Рериха, на котором Вы написали резолюцию «Примите меры для обеспечения интересов государства» (прилагаю копию письма с Вашей резолюцией, поскольку Министерство культуры бестактно передало его прямо в судебные инстанции и теперь оно доступно всем). Беда в том, что член Правительства представил Вам неполную и отчасти ложную информацию.

Во-первых, министр вообще не написал Вам, что художественное наследие должно находиться у нас, поскольку это − воля самого С.Н.Рериха. Она содержится в его завещании [1] и в письме Б.Н.Ельцину от 26.04.1992 г. [2], которое легко найти в Президентском архиве (копия прилагается). Вот об этом В.Р.Мединский почему-то Вам не сообщил.

Во-вторых, министр скрыл от Вас, что в 2010-2011 гг. были решения трех инстанций российских судов, признавших законность завещания С.Н.Рериха в наш адрес.[3] Интересы государства представляло Министерство культуры РФ,[4] однако суды решили в нашу пользу".[12]

Остальная часть письма Л.В.Шапошниковой касается других споров между Минкультуры и МЦР относительно учредителей МЦР и постановки коллекции МЦР на госучёт. В рамки этой работы не входит задача рассмотрения этих тем, поэтому автор данной статьи ограничивается цитированием письма Л.В.Шапошниковой вышеприведёнными тремя абзацами, суть которых будет разобрана ниже, согласно цифрам в квадратных скобках.

Несмотря на требования Шапошниковой, чтобы её письмо рассмотрел кто-то другое, но только не министр культуры Мединский, Путин ставит резолюцию: "Мединскому В.Р. Пр[ошу] рассмотреть и доложить. В.В. Путин [подпись]. 2.9.2014". Интересно также отметить, что в то время, пока это письмо Шапошниковой от 12 мая бродило по коридорам президентской канцелярии, 20 июня судебная коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ уже приняла окончательное решение в этом вопросе, именно в духе резолюции В.В.Путина от 11.11.2013: "Примите меры для обеспечения интересов государства". Поэтому, Путин не мог изменить своего раннего решения, даже если бы захотел.

Теперь подробно разберём выше приведенное письмо Л.В.Шапошниковой по указанным цифрам в квадратных скобках.

[1] Л.В.Шапошникова В.В.Путину: "Во-первых, министр вообще не написал Вам, что художественное наследие должно находиться у нас, поскольку это − воля самого С.Н.Рериха. Она содержится в его завещании," − завещание С.Н.Рериха известно только одно − это "Архив и наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в Москве" от 19 марта 1990 года,[13] в котором перечисленное имущество передаётся Советскому Фонду Рерихов (далее − СФР), а не МЦР. Л.В.Шапошникова, по-видимому, имела в виду вышеприведенное письмо С.Н.Рериха в пользу МЦР от 22.10.1992. Сами сотрудники МЦР называет этот документ "дополнением к завещанию С.Н.Рериха". Поэтому здесь Л.В.Шапошникова слукавила, опустив слово "дополнение". Министр культуры Мединский сознательно не упомянул этот документ в своей докладной президенту Путину, потому что уже к тому времени его министерством была проведена экспертиза, которая пришла к заключению, что «подпись, вероятно, выполнена другим лицом» (см. цитату из газеты "Известия" выше).

[2] Л.В.Шапошникова В.В.Путину: "... воля самого С.Н.Рериха. Она содержится ... в письме Б.Н.Ельцину от 26.04.1992 г.," − вот тут становится ясно, что вторым по значимости документом, подтверждающим права МЦР на рериховское наследие, является письмо С.Н.Рериха, адресованное первому президенту РФ − Б.Н.Ельцину. Л.В.Шапошникова даже прилагает его копию к своему письму В.В.Путину. Ниже это письмо С.Н.Рериха Б.Н.Ельцину будет подробно рассмотрено с разных точек зрения. Здесь же нужно сказать, что все правовые претензии МЦР на рериховское наследие основываются на этих двух сомнительных документах. Третий документ − письмо С.Н.Рериха мэру Москвы Ю.М.Лужкову имеет второстепенное значение по отношению к первым двум, но оно тоже будет подробно разобрано ниже.

[3] Л.В.Шапошникова В.В.Путину: "... министр скрыл от Вас, что в 2010-2011 гг. были решения трех инстанций российских судов, признавших законность завещания С.Н.Рериха в наш адрес," − здесь Л.В.Шапошникова пытается ввести президента РФ В.В.Путина в заблуждение, что мол министр культуры В.Р.Мединский не доложил о каких-то трёх судебных решениях, касающееся этого дела. В действительности, этими тремя судебными решениями являются:

1) Решение Хамовнического районного суда от 24.11.2011 по делу № 2-3191/11 об установлении факта принятия наследства международной общественной организации «Международный Центр Рерихов».[14]

2) Определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14.06.2013 об оставлении апелляционной жалобы Федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный музей искусства народов Востока» на решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 24.11.2011 г. без рассмотрения.

3) Определение Московского городского суда от 31.10.2013 № 4г/3-10593/13  об отказе в передаче кассационной жалобы Минкультуры на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 14.06.2013 по гражданскому делу по заявлению Международной общественной организации "Международный Центр Рерихов" об установлении факта принятия наследства.[15]

Если читатель хочет убедиться в том, что речь идёт именно об этих трёх судебных делах, то он может обратиться к мнению самих сотрудников МЦР, в частности, заместителя генерального директора МЦР, В.В.Фролова, который в предисловии к шестому тому сборника «Защитим имя и наследие Рерихов»[16] на страницах 7-8 как раз и описал победу МЦР по вышеуказанным трём судебным решениям.

Но в своём письме Путину В.Р.Мединский как раз и указывает на эти три решения судебных инстанций: Хамовнического районного суда от 24.11.2011 (номер 1 в нашем списке), а также на оставленные без удовлетворения  жалобы Минкультуры и ГМВ в апелляционных (14.06.2013 − номер 2 в нашем списке) и кассационных (31.10.2013 − номер 3 в нашем списке) инстанциях Мосгорсуда. Проигрыш Минкультуры в этих трёх судебных инстанциях как раз и послужил причиной письма В.Р.Мединского к президенту. Таким образом, Л.В.Шапошникова просто нагло оклеветала министра культуры В.Р.Мединского перед его вышестоящим начальством − президентом РФ, В.В.Путиным.

[4] Л.В.Шапошникова В.В.Путину: "Интересы государства представляло Министерство культуры РФ, однако суды решили в нашу пользу," − здесь Л.В.Шапошникова пытается внушить Путину, что, мол, это дело уже было решено в пользу МЦР независимыми судами, несмотря на усилия Минкультуры. Но известно, что в России суды не так уж "независимы" от давления со стороны власть предержащих как должны быть, и когда этими судами принимались указанные Л.В.Шапошниковой решения, министерство культуры представлял другой министр. Дело в том, что предыдущий В.Р.Мединскому министр культуры А.А.Авдеев был большим сторонником МЦР, и действовал против интересов российского государства в пользу общественной организации МЦР. В частности, с его помощью МЦРовцам удалось добиться отмены старого Постановление Совета Министров - Правительства РФ от 4 ноября 1993 г. N 1121 "О создании Государственного музея Н.К. Рериха":[17]

"По прошествии последних трех лет, − писал в 2013 году в вышеупомянутом сборнике заместитель генерального директора МЦР, В.В.Фролов, − эта ситуация еще более усугубилась. Раскрывая ее, важно отметить, что МЦР при поддержке министра культуры РФ А.А.Авдеева одержал несколько важных побед на своем пути. В 2010 году суд вынес решение об отмене Постановления Правительства от 4 ноября 1993 года, дававшего возможность Государственному Музею Востока (ГМВ) отобрать у МЦР усадьбу, в которой располагается Музей имени Н.К.Рериха, а также присвоить наследие Рерихов, переданное С.Н.Рерихом России для создания этого Музея. Тем самым была снята угроза ликвидации общественного Музея имени Н.К.Рериха".[18]

Но заместитель генерального директора МЦР, В.В. Фролов, ошибся в своих оценках. После письма министра В.Р.Мединского президенту В.В.Путину, и требования президента РФ о принятии в этом деле мер для обеспечения интересов государства, высшая судебная инстанция РФ 20 июня 2014, как уже говорилось выше, лишила МЦР вообще всех прав на рериховское наследие. За этим судебным решением Верховного суда РФ последовала передача усадьбы Лопухиных из московской собственности в собственность федеральную на баланс Минкультуры,[19] после чего очень быстро было принято решение коллегии министерства культуры РФ №2 от 16 февраля 2016 "О проекте концепции Музея семьи Рерихов",[20] согласно которому в усадьбе Лопухиных создается государственный Музей семьи Рерихов как филиал ГМВ.[21] 20 декабря 2016 года тот же Хамовнический районный суд г.Москвы отказал в рассмотрении иска МЦР, оспаривающего это решение, что говорит о том, что у МЦР практически нет никаких шансов остаться в усадьбе Лопухиных и распоряжаться находящимся там рериховским наследием.

Конец своего письма В.В.Путину Л.В.Шапошникова заключает следующим абзацем:

"Мое обращение к Вам продиктовано тем, что других способов добиться справедливости у меня уже не осталось. А хотелось бы ее видеть еще при моей жизни. Очень рассчитываю, уважаемый Владимир Владимирович, на Вашу мудрость, защиту и поддержку.

Прилагаю:

  • копию письма В.Р. Мединского от 11.11.2013 г. № 4704-01-07-ВМ- 1 л.
  • копию письма С.Н.Рериха Б.Н. Ельцину от 26.04.1992 г. - 1 л."

 

Ниже мы очень подробно рассмотрим письмо С.Н.Рериха Б.Н.Ельцину от 26.04.1992, которое Л.В.Шапошникова выкладывает перед президентом РФ В.В.Путиным как последний аргумент в споре с Минкультуры за рериховское наследие. Здесь же стоит отметить, что решение Владимир Владимировича Путина в споре МЦР с Минкультуры было в пользу государства, как читатель убедился в этом из вышесказанного. Трудно было ожидать другого решения от государственного человека. Президент РФ принял то решение, которое от него требует его должность и конституция РФ − защищать интересы всех граждан России, а не узкокорпоративные интересы отдельных организаций вроде МЦР. Это решение президента делает ему честь, в отличии от предыдущего министра культуры, А.А.Авдеева, который защищал интересы МЦР в ущерб государственным.

Л.В.Шапошникова ушла из жизни 24 августа 2015 в полном осознании полного проигрыша своей организации в борьбе против государства за рериховское наследие. Её приемник, А.В.Стеценко, после того, как главный козырь МЦР в споре на рериховское наследие − письмо-дополнение С.Н.Рериха от 22 октября 1992 г. − был признан Верховным судом РФ несостоятельным, решил сменить тактику. Раз это письмо С.Н.Рериха не проходит, А.В.Стеценко решил сделать ставку на два других письма С.Н.Рериха − Ельцину и Лужкову:

"Рассмотрим заявление руководства Минкульта, пишет А.В.Стеценко в своей статье "История прав МЦР на наследие Рерихов..." от 29.04.2016,−  о том, что МЦР не имеет прав распоряжаться наследием Рерихов, переданным С.Н.Рерихом в 1990 г. Советскому Фонду Рерихов. Во многих ответах, полученных из Управления Администрации Президента по работе с обращениями граждан и организаций, чиновники цитируют следующее объяснение руководства Минкульта: 

«МЦР в разные периоды времени объявлял себя законным владельцем наследия Святослава Рериха по двум основаниям: на основании правопреемства от Советского фонда Рерихов и на основании дополнения к завещанию Святослава Рериха от 22.10.1992 г. Мосгорсудом признано, что ни по одному из указанных оснований МЦР не является законным владельцем наследия Святослава Рериха. Никаких иных оснований перехода прав на наследие Святослава Рериха к МЦР не существует».[22]

Следует сразу отметить, что МЦР никогда не обосновывал права на наследие своим правопреемством к СФР. Права МЦР на наследие основываются на том, что это право нам было передано самим С.Н.Рерихом, владельцем наследия. Именно поэтому МЦР является законным распорядителем и хранителем наследия, полученного от С.Н.Рериха".[23]

Далее А.В.Стеценко пытается доказать, что, мол, С.Н.Рерих выразил свою волю о передаче МЦР всех прав на рериховское наследие не в своём письме от 22 октября 1992 г. (признанного Верховным судом РФ недостоверным), а в своих письмах Ельцину и Лужкову:

"Одно не учли стратеги Минкульта, − пишет А.В.Стеценко, − в разгар кампании по признанию МЦР неправопреемником СФР Святослав Рерих был жив. Он оставался единственным владельцем переданного им в Россию наследия и мог расстроить все планы алчных чиновников. Что он и сделал. Но, перед тем как засвидетельствовать у нотариуса права МЦР на переданное в СФР наследие, С.Н.Рерих в своих письмах к Президенту РФ Б.Н. Ельцину и мэру Москвы Ю.М. Лужкову вполне определенно высказал, кому он передал наследие своих родителей. <...> С.Н.Рерих в этих письмах высказался определенно и ясно: наследие он передал МЦР. Обратите внимание на то, что эти заявления сделаны им уже после преобразования СФР в МЦР. В то же время Святослав Николаевич однозначно указывает на то, что государство незаконно владеет частью наследия, переданного им в МЦР. Данное письмо С.Н.Рериха находится в архиве Президента РФ, и с ним чиновники Администрации Президента всегда могут ознакомиться".[24]

Вот тут читателю должно быть понятно всё наиважнейшее значение писем С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову, которое состоит в том, что в настоящее время на этих двух сомнительных документах держатся все претензии МЦР на право распоряжаться рериховским наследием, переданным С.Н.Рерихом СФР в 1991 году. Этой же стратегии А.В.Стеценко придерживается и в предложениях МЦР, представленные на рабочем совещании Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре, проходившему 27.10.2016.[25] Сам по себе этот документ представляет образчик извращённой морали МЦРовских функционеров, предлагающих Минкультуры сомнительную сделку по передачи усадьбы Лопухиным в безвозмездное пользование МЦР в обмен на остановку клеветнической компании против руководства Министерства культуры и ГМВ. При этом, все свои претензии на право распоряжаться рериховским наследием МЦР основывает на воле С.Н.Рериха, который якобы выразил её в своих письмах Ельцину и Лужкову:

"Для достижения этой цели МЦР считает необходимым учитывать и соблюдать выполнение всеми сторонами ранее принятых на себя обязательств и правоустанавливающих документов, а именно: <...> Выполнение воли С.Н.Рериха в отношении переданного им из Индии наследия <...> После преобразования СФР в МЦР, осуществленного 22 сентября 1991г., С.Н. Рерих, являясь владельцем переданного СФР наследия и узнав, что Минкультуры России инициировало компанию по признанию МЦР неправопреемником СФР, окончательно определил свою волю в 1992г. в отношении дальнейшего собственника на переданное наследие – МЦР:

a. Письмо С.Н.Рериха к Президенту РФ Б.Н. Ельцину.

b. Письмо С.Н.Рериха к мэру Москвы Ю.М. Лужкову.

c. Обращение С.Н.Рериха к Рериховским обществам России и других независимых государств.

d. Распоряжение С.Н.Рериха от 22.10.1992 г., которое он незадолго до смерти составил, заверив у нотариуса свою подпись. На основании этого документа он передал права МЦР на находившееся у СФР наследие".[26]

Указанные документы под пунктами "c" и "d" входят в тот же пакет документов, что и письма С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову (см. Приложение 6. Пакет документов с подписью С.Н.Рериха в пользу МЦР). Они будут рассмотрены ниже. Сейчас же обратимся к анализу писем С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову. Ниже приводятся фотокопии этих двух писем.

Фото.

Письмо С.Н.Рериха Б.Н.Ельцину от 26.04.1992.

(Источник: МЦР[27])

  • SNR_Elzin_26.04.1992

Фото.

Письмо С.Н.Рериха Ю.М.Лужкову (дата отсутствует).

(Источник: МЦР[28])

  • SNR_Luzhkov

Глава 2

Сравнительный анализ бланков двух писем

С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову

Фото. Кадр из видеозаписи обращения

Девики Рани Рерих к русским друзьям от 3.10.1993

  • Devika_IRMT

Оба письма написаны на одинаковых бланках Международного Мемориального Треста Рерихов (далее − ММТР) в их чисто английском исполнении. Сверху и по центру − знак Знамени Мира и жирным шрифтом "INTERNATIONALROERICHMEMORIALTRUST (Regd.) INDIA". Справа − адрес ММТР в Индии (фактический дом С.Н.Рериха): "TATGUNNIESTATE. KANAKAPURAROAD. BANGALORE - 560 062. INDIA". Слева − имя президента Треста: "PRESIDENTDR. SVETOSLAVROERICH". Именно такой же бланк виден на видеозаписи обращения Девики Рани Рерих к русским друзьям от 3.10.1993 г.,[29] в первой его части, где Девика Рерих сидит в кресле и читает с ручкой в руках некий документ, имеющий такую же "шапку" бланка ММТР как и рассматриваемые нами письма. Из этого следует вывод, что оба письма составлены на настоящих одинаковых бланках ММТР, которые имели хождение в Индии на английском языке, являющемся вторым официальным языком индийского правительства, наряду с хинди.[30]

Глава 3

Датировка писем С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову

Первое письмо (Ельцину) имеет дату в начале письма − 26.04.1992. Второе письмо (Лужкову) не датировано, что само по себе вызывает сомнение в его подлинности, т.к. подобного рода деловые письма, составленные на официальном бланке ММТР, обязаны иметь дату. В содержании сборника МЦР "Защитим имя и наследие Рерихов"[31] (2001, т.1, стр. 712), где впервые был опубликован этот документ, это письмо датировано 22 ноября 1989 г. Также и в других источниках, доступных в интернете, можно встретить такую же датировку этого письма. Но из контекста письма ясно, что С.Н.Рерих не мог подписать это письмо 1989 годом, если только он не путешествовал на машине времени и не телепортировался вместе со своей супругой в момент ока из Москвы в Бангалор и обратно. Рассмотрим в этой связи три цитаты из письма Лужкову:

Фото. Первая страница содержания первого тома

сборника МЦР  "Защитим имя и наследие Рерихов" (2001),

на которой против страницы 111 видна

дата письма Лужкову − 22 ноября 1989 г.

  • Sbornik_mcr_Zachitim_tom1_str.712

1) Цитата из письма С.Н.Рериха Лужкову: "Мне хотелось бы уведомить Вас в том, что в 1990 году я передал наследие моих родителей Международному Центру Рерихов /бывшему Советскому Фонду Рерихов/, почётным президентом которого я являюсь". − Получается что в 1990 году С.Н.Рерих передал наследие МЦР, потом сел в машину времени, отправился в прошлый 1989 год, и оттуда написал письмо Лужкову. − Абсурд!

2) Цитата из письма С.Н.Рериха Лужкову: "Примите мои сердечные поздравления и наилучшие пожелания в связи с избранием Вас мэром Москвы". − Мэром Москвы Ю.М.Лужков был назначен Указом Президента Российской Федерации от 6 июня 1992 года № 565 «О Ю. М. Лужкове».[32] Снова получается, что С.Н.Рерих путешествовал на машине времени по Москве 1992 года, откуда вернулся в Бангалор 1989 года, где и написал письмо Лужкову. − Абсурд!

3) Цитата из письма С.Н.Рериха Лужкову: "Здесь в Индии мы знаем о Вашем активном участии в культурных делах Москвы..." − В ноябре 1989 г.[33]  С.Н. и Д.Р. Рерихи находились в Москве по приглашению Правительства СССР для основания Советского Фонда Рерихов (далее − СФР). По этому поводу 17 ноября 1989 г. в Кремле состоялась встреча С.Н. и Д.Р. Рерихов с М.С.Горбачевым и Р.М.Горбачевой. А 23 ноября 1989 г. С.Н.Рерих выступал на пресс-конференции в пресс-центре МИД СССР.[34] Всё это время чета Рерихов, включая их секретаря М.Пуначи, находилась в Москве под пристальным вниманием общественности. Получается, что 22 ноября 1989 г. эти три человека незаметно для московской общественности телепортировались в индийский Бангалор, написали там письмо Лужкову, и тут же таким же мгновенным образом вернулись обратно в Москву. − Абсурд!

Итак, понятно, что 22 ноября 1989 г. письмо Лужкову написано быть не могло. Ответственным человеком за датировку этого письма являлась Л.В.Шапошникова − директор МЦР и главный редактор сборника "Защитим имя и наследие Рерихов", которая очень хорошо разбиралась во всех датах того периода, т.к. была непосредственным участником тех событий. Почему Л.В.Шапошникова датировала письмо С.Н.Рерих Лужкову именно 22-м ноября 1989 г.? Может быть она хотела придать ему больше легитимности?

Последователи Л.В.Шапошниковой уже поняли ошибочность датировки этого письма, и поэтому на некоторых сайтах можно встретить другую датировку письма С.Н.Рериха Лужкову −  22.10.1992 г.[35] В любом случае, любой следователь скажет, что если кто-то путается в датировке событий, то это является верным признаком неправдоподобности показаний.

Так как Ю.М.Лужков назначен мэром Москвы только 6 июня 1992 года, то скорее всего, оно было подписано во второй в 1992 году приезд Л.В.Шапошниковой в Бангалор на презентацию ММТР, проходившей 15 июня 1992 года в гостинице "Ашока" (см. ниже главу 11).

Итак, анализ датировки письма С.Н.Рериха Лужкову, показал о сомнительности его происхождения. 

Глава 4

Сравнительный анализ механических особенностей пишущих машинок,

на которых были написаны оба письма С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову

"Исследование машинописных текстов, − сообщают криминалисты, − производится в криминалистической практике довольно часто... По машинописному тексту можно установить и вид или систему (модель) машины. При этом используются ее технические (конструктивные) особенности. Признаки частного характера в совокупности с общими признаками позволяют установить тождество конкретной машины. После определения общих признаков переходят к выявлению частных, передающих в машинописном тексте особенности конкретного экземпляра пишущей машины. Частные признаки подразделяются на две группы: первая включает дефекты механизма машины, а вторая дефекты шрифта. Дефекты механизма выражаются в: отклонении продольных осей знаков от вертикального положения; смещении линии основания знака от горизонтальной линии строки; наличии неодинаковых промежутков между знаками..."[36]

Для проведения сравнительного анализа механических особенностей пишущих машинок, на которых были написаны оба письма С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову, вооружимся двумя последними методами:

1) смещение линии основания знака от горизонтальной линии строки;

2) наличии неодинаковых промежутков между знаками.

Рис. Коллаж с фрагментами одинакового

текста двух писем С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову

  • Sravnenie_pisem

Для простоты сравнения выделим фрагменты из двух писем С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову, в которых напечатан одинаковый текст. Для наглядности соберём их с помощью фотошопа на одном коллаже. Разберём с помощью двух вышеуказанных методов выделенные фрагменты.

Фрагменты под номерами 1 и 2 отображают три слова: "Международному Центру Рерихов". В обоих фрагментах буква "ж" в первом слове и буква "т" во втором слове имеют верхнее смещение линии основания этого знака от горизонтальной линии строки. В слоге "ро" первого слова в обоих письмах наблюдается наличии одинакового сокращённого промежутка между обоими знаками.

Фрагменты под номерами 3 и 4 показывают два слова: "Святослав Рерих". Заглавная буква "С" имени имеет в обоих фрагментах верхнее смещение от основной оси этого слова. В этом же слове буква "о" в обоих фрагментах имеет увеличенный промежуток между двумя соседними знаками.

Фрагменты под номерами 5 и 6  воспроизводят слово "Лопухиных". Заглавная буква "Л" имеет в обоих письмах верхнее смещение. Предпоследняя буква "ы" имеет на обоих фрагментах одинаковое смещение промежутков: слева от неё к букве "н" − увеличенный промежуток, справа от неё к букве "х" − уменьшенный промежуток.

Фрагменты под номерами 7 и 8  являют слово "Примите". В обоих письмах буква "р" имеет нижнее смещение, а последняя буква "е" − увеличенный промежуток с предпоследним знаком.

В обоих письмах используется в качестве скобок косая черта "/" и вместо буквы "ё" применяется "е", что косвенно указывает на один и тот же тип печатных машинок (как правило, портативных), в которых отсутствовали круглые скобки "()" и буква "ё". "Так, например, на портативных пишущих машинах с русской кириллицей количество клавиш — в зависимости от марки и модели машины — составляло от 42 до 46. Уменьшение числа клавиш достигалось за счёт отказа от клавиши с буквой «Ё»".[37]

Вывод: сравнительный анализ механических особенностей пишущих машинок, на которых были написаны оба письма, говорит о том, что эти письма написаны на одной и той же пишущей машинке (скорее всего, портативной).

Глава 5

Стилистический анализ содержания обоих писем

С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову

Произведём стилистический анализ содержания и особенностей написания обоих писем с целью установить личность человека, напечатавшего этот текст.

I. В обоих письмах отсутствует пробел между запятой и союзом "что".

В письме Ельцину:

                1) "известно,что" (вторая строка первого абзаца первой страницы);

                2) "Уверен,что" (первая строка первого абзаца второй страницы);

В письме Лужкову:

                1) "Надеюсь,что" (вторая строка первого абзаца первой страницы);

                2) "том,что" (первая строка второго абзаца первой страницы);

                3) "родителей,что" (четвёртая строка третьего абзаца первой страницы);

                4) "скоро,что" (третья строка четвёртого абзаца первой страницы);

II. В обоих письмах употребляется одинаковое выражение "почетным президентом которого я являюсь". В письме Ельцину: последняя строка первого абзаца первой страницы. В письме Лужкову: последняя строка второго абзаца первой страницы.

III. В обоих письмах употребляется одинаковое характерное слово "Примите". В письме Ельцину: первая строка последнего абзаца второй страницы. В письме Лужкову: первая строка первого абзаца первой страницы.

Вывод: стилистический анализ содержания и особенностей написания обоих писем с большой долей вероятности показывает, что оба письма написаны одним и тем же человеком.

Глава 6

Л.В.Шапошникова и Н.С.Бондарчук в Бангалоре с 24 по 30 апреля 1992 года

Письмо С.Н.Рериха Ельцину датируется 26 апреля 1992 года. Как раз в это время в Бангалоре находилась директор МЦР, Л.В.Шапошникова, о чём позже было сообщено в "Информационном бюллетене МЦР" (№ 4-5 за 1992 год): "С 26 апреля по 7 мая вице-президент Международного Центра Рерихов Л.В.Шапошникова и съёмочная группа корпорации "Видеофильм" под руководством Н.С.Бондарчук находились в Индии: гостили у С.Н.Рериха, были в Кулу и Дели. Ими проведены деловые переговоры и отснято видеоматериалов на 26 часов. Л.В.Шапошникова привезла ряд документов, имеющих важное значение для развития рериховского движения…"[38]

Указанный отснятый материал Н.С.Бондарчук использовала с своём фильме "Часовня Сергия" (1993 г.),[39] фрагменты из третьей части которого мы собрали в следующем видеоклипе:

В этом видеоклипе собраны все кадры с участием С.Н.Рерих в апреле 1992 года. Как видно из этих видеофрагментов, С.Н.Рерих нигде не упоминает ни МЦР, ни Ельцина, ни каких-либо дел, связанных с СФР, и вообще с судьбой рериховского наследия, переданного им в Россию в 1990 году для СФР. На этих документальных кадрах хорошо видна отрешенность С.Н.Рериха от суеты земной. Трудно себе представить, чтобы С.Н.Рерих в таком состоянии входил в проблемы, которые так ярко встают в письме Ельцину, а тем более в других скандальных документах, которые Л.В.Шапошникова привезла в Москву из этой встречи, и которые позже были опубликованы в "Вестнике МЦР" и приписаны С.Н.Рериху.

Эту встречу с С.Н.Рерих Н.С.Бондарчук подробно описала в книге своих воспоминаний "Единственные дни", в главе "Путь к прекрасному. Святослав Рерих".[40] Во всей этой главе также нет ни слова ни об МЦР, ни о СФР, ни о Ельцине. Даже на вопрос Н.С.Бондарчук: "Святослав Николаевич, сейчас мы переживаем в России тяжелые времена. Поэтому хотелось бы именно от вас услышать, как нам быть?" − С.Н.Рерих отвечает общими фразами философского характера. Этот эпизод подробно описан в воспоминаниях Н.С.Бондарчук, а также показан выше в приводимом отрывке из фильма Н.С.Бондарчук.

Группой Бондарчук был отснят большой видеоматериал аж на 26 часов! Почему же до сих пор общественности не предоставили ни одного видеокадра, в котором С.Н.Рерих хотя бы вскользь упоминает МЦР? А ведь по версии Л.В.Шапошниковой, изложенной ею в своих воспоминаниях об этой встрече, как раз в эти дни С.Н.Рерих активно вникал в проблемы МЦР, и с чего бы ни начинались разговоры, "Святослав Николаевич поворачивал их к трудностям МЦР":

"Я смогла встретиться с ним в 1992 году, через два года после передачи наследия Рериха в Россию. Святослав Николаевич, перенесший две серьезные операции, чувствовал себя неважно. Но, несмотря на это, был активен, общителен и охотно шел на беседы… Святослав Николаевич и Девика Рани жили в это время в самом городе, в гостинице "Ашока"… С  чего бы ни начинались наши разговоры, Святослав Николаевич поворачивал их к трудностям МЦР и Музея имени Н.К. Рериха. Внимательно выслушивал мои рассказы об этих трудностях, а затем начинал действовать. Тогда же он написал письмо президенту Б.Н. Ельцину с просьбой помочь вернуть МЦР и Музею имени Н.К. Рериха незаконно удерживаемую Музеем Востока коллекцию картин Николая Константиновича. Сделал обращение к рериховским обществам России, тогда уже начинавшим нарушать его волю, а через несколько месяцев прислал нам очень нужные документы..."[41]

Сопоставляя воспоминания Н.С.Бондарчук и Л.В.Шапошниковой об этой встрече с С.Н.Рерихом в апреле 1992 года приходится признать, что воспоминания Н.С.Бондарчук более отвечают показанным выше документальным кадрам с участием С.Н.Рериха. А слова Л.В.Шапошниковой приписывают С.Н.Рериху того, чего он не делал.

Можно отметить ещё одну ошибку МЦР в описании этой встречи. В "Вестнике МЦР" (номер 4-5 за 1992 год), цитируемого выше, дата начала пребывания Л.В.Шапошниковой и съёмочной группы Н.С.Бондарчук указывается как 26 апреля 1992 г. В фильме Бондарчук первые кадры с С.Н.Рерихом датируются 24 апреля 1992 г. Эта дата является более достоверной, т.к. в своих подробных описаниях этих дней, Н.С.Бондарчук пишет, что на третий день их пребывания в Бангалоре была русская Пасха: "Пасха! Утром пошли поздравлять Святослава Николаевича. Принесли ему самовар, крашеные яички, он очень обрадовался, просил медицинских сестер, чтобы хорошенько все устроили".[42] Легко вычислить, когда в России праздновалась Пасха в 1992 г. − это было 26 апреля.[43] А это был третий день общения с С.Н.Рерихом. Значит, группа Шапошникова-Бондарчук прибыла в Бангалор 24 апреля 1992 года. Из тех же воспоминаний Н.С.Бондарчук следует, что 29 апреля 1992 года они попрощались с С.Н.Рерихом и на следующий день отбыли в Кулу.

Глава 7

Чета Рерихов в номере гостиницы "Ашока" под контролем М.Д.Пунача

В вышеупомянутых воспоминаниях Н.С.Бондарчук можно найти такие слова, описывающие первый день встречи с С.Н.Рерихом в бангалорской гостинице "Ашока", произошедшим 24 апреля 1992 года: "У дверей номера 420 в небольшом холле полулежала сильно похудевшая Девика Рани – легенда индийского кино, бывшая звезда экрана, племянница Рабиндраната Тагора, спутница всей многосложной жизни Святослава Николаевича Рериха. Едва успели поздороваться с ней, как нас пригласили в номер. За столом у окна сидел Святослав Николаевич, он нас ждал. Со всеми поздоровался, касаясь наших рук, вглядывался в глаза. <...>

 – Нам разрешили быть с вами целых полчаса, – объяснила я, – это огромное счастье. Я сорок два года готовилась к этой встрече здесь в Индии…"[44]

Кто же разрешил группе россиян в составе директора МЦР, Л.В.Шапошниковой, и  съёмочной группы корпорации "Видеофильм" под руководством Н.С.Бондарчук провести с С.Н.Рерихом пол часа? Кто же лимитировал время встреч с С.Н.Рерихом? Кто контролировал доступ к чете Рерихов?

В 1989 году С.Н.Рерих перенёс сложную операцию и после этого постоянно проживал со своей супругой, Девикой Рани Рерих, в однокомнатном номере гостинице "Ашока" под наблюдением врачей и своей секретарши, Мэри Джойс Пунача. Именно она опекала чету Рерихов все эти годы, и даже путешествовала с ними в Москву, принимая участие в рериховских мероприятиях.[45] Более того, она принимала самое активное участие в рериховских делах, подписывая наравне с Рерихами важные документы. К примеру, её имя стоит под письмом Лужкову. Она входила в состав иностранных членов СФР.[46] По словам М.Д.Пунача, которые она произносит перед камерой индийских тележурналистов, они все втроём − С.Н.Рерих, Д.Р.Рерих и М.Д.Пунача − были одной семьёй:

"Меня назначили секретарем. Во время работы мы стали так близки, прямо как семья. Все, что они будут делать, будем делать мы втроем, вместе. И мы стали так близки, что это невозможно разъединить. Мы втроем, мы один организм".[47]

В интервью тем же индийским тележурналистам начальник полиции Бангалора, П.Кодандарамаджах, расследовавший в 1993 году уголовное дело о краже имущества четы Рерихов даёт следующую характеристику М.Д.Пунача:

"Мэри, уроженка более низкого среднего социального класса, пришла к Рерихам в 1977 году в качестве машинистки за 350 рупий в месяц. В середине 80-х годов она получила от Рерихов генеральную доверенность.  Она  стала очень богатой женщиной. Она носила дорогие драгоценности, владела бунгало и шикарными районами в Бангалоре, имела 4 автомобиля, торговый центр и несколько земельных участков. На момент смерти Девики Рани в марте этого года зарплата Мэри составляла всего лишь 200 рупий в месяц".[48]

Видео. Вышеприведённые слова П.Кодандарамаджаха сказаны им в отрезке с субтитрами 20-23 видеозаписи  "ТВ-новости из Индии. Д.Р. и С.Н. Рерих − борьба за богатое наследие супругов (видео)"

В этом же видео (субтитры номер 47) индийские тележурналисты сообщают: "В 1989 году Рерихи переехали в гостиницу «Ашока» в Бангалоре из поместья Татагуни по состоянию здоровья. Поскольку у них не было детей, то они стали полностью зависеть от Мэри, которая на этом наживалась и медленно приобретала контроль за их делами".[49]

Нанджунда Рао, генеральный секретарь Художественной Академии "Карнатака Читракала Паришад",[50] в 1990-х давал интервью Л.Тележко, которая она включила в свой фильм "Младший сын. Святослав Рерих" (2000 г.) Он так описывает ситуацию:

"В 1989 году Рерих заболел и ему нужна была операция. Мэри замыслила перевезти их в город. Каким-то образом она уговорила чету Рерихов поселиться в гостинице "Ашок". Сама она часто приезжала в имение и перевезла в город много ценных вещей. Девика Рани иногда жаловалась: Мэри не позволяла им приезжать сюда, и это было причиной плохого ухода за усадьбой".

Луиза Тележко: "Но у этой семьи было столько друзей, как получилось, что никто не помог им?"

Н.Рао: "Не было никакой возможности ни для жалоб, ни для советов. Мы много раз говорили с ними, но они были не в состоянии что-либо предпринять против Мэри. Она платила многим полицейским, она делала, что хотела, и платила без ограничения. Это было очень грустно. Мы когда-то читали об интригах в европейских королевских семьях, а теперь подобное происходило прямо у нас на глазах. У неё была вся власть, она даже иногда подписывала бумаги за доктора [Рериха], подделывала подпись, даже чеки. Так она сняла все деньги с банковского счёта и держала их у себя. Драгоценности были проданы, картины, предметы искусства тоже".[51]

Адити Васиштха, постоянно навещавшая чету Рерихов, и находившаяся в гостиничном номере в те апрельские дни, когда там была группа Шапошниковой-Бондарчук, также подтверждает сказанное Н.Рао: "Секретарь [Мэри Пуначи] захватывала всё больше власти, и всем приходилось её слушаться".[52]

Сама Л.В.Шапошникова также подтверждает, что на момент их посещения С.Н.Рериха в апреле 1992 года, чета Рерихов находилась под контролем М.Д.Пуначи: "В своем иске Дев Дас сообщал, что Мэри с марта 1992 г. практически держала Рерихов под арестом и никого к ним не допускала".[53]

Фото. Семья Рерихов и семья Девдаса

(крайний справа - Девдас), 1980-е.[54]

  • Devadas-Roerich

Упоминаемый Л.В.Шапошниковой Дев Дас (точнее − Р.Девдас), муж старшей родной сестры М.Д.Пуначи, являлся конкурентом, боровшимся за влияние на чету Рерихов. Именно Девдас и его жена (старшая сестра Мэри Пуначи) начиная с 1970-х годов имела связи с четой Рерихов, пользуясь особенным доверием Девики Рерих, которая даже продала часть своего имения Татгуни через Девдаса некоему Багату.[55] И именно семья Девдаса порекомендовала Рерихам в 1977 году взять младшую сестру, Мэри Пуначи, на должность секретаря, которая очень быстро пришлась по душе Рерихам. На свою беду, Рерихи так и не поняли, что пригрели змею, которая обкрадывала их всё время во время жизни Рерихов, а ещё больше после их смерти. Когда Д.Р.Рерих умерла, то Мэри Пунача предъявила несколько завещаний Д.Р.Рерих на своё имя. "Самое любопытное заключается в том, − сообщает комиссар полиции Бангалора, Кодандарамаджах, − что второй претендент на наследие − это зять Мэри, Р. Девдас. Он предъявил четвертое завещание, в котором указан он и его сын в качестве исполнителей воли. Девдас также предоставил генеральную доверенность, выданную ему самой Девикой Рани".

Именно конкурентная борьба за богатое наследство Рерихов в виде 34-х миллионного долларового счета в швейцарском банке и огромного поместья Татгуни, стоимостью несколько миллионов рупий, являлась основным мотивом действий Мэри Пуначи по жёсткому контролированию доступа к чете Рерихов.

* * *

Какой вопрос рериховедения вы считаете наиболее важным? (можно выбрать несколько пунктов, но один раз)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос: