Глава 8

Анализ подписи С.Н.Рериха под письмами Ельцину и Лужкову

 

В 2012 году производилось судебно-почерковедческая экспертиза подписи С.Н.Рериха на его письме Б.Н.Ельцину от 26.04.1992, результаты которой отражены в "Акте исследования № 001\070-2011" (см. приложение 1). Приведём несколько цитат из этого акта:

"Эксперт-почерковед Ефремов Николай Александрович, имеющий высшее юридическое специальное образование и стаж экспертной работы с 1993 года, на основании договора № 27/12 от 10.01.2012 года произвел почерковедческое исследование. <...>

Перед экспертом поставлен вопрос:

1. Кем, Рерихом С.Н. или другим лицом выполнена подпись в письме от 26 апреля 1992 года на имя Б.Н. Ельцина?

Исследование проводилось по традиционной методике судебно-почерковедческой экспертизы в соответствии с методическими требованиями, изложенными в следующей литературе: «Почерковедение и почерковедческая экспертиза», учебник МВД РФ Волгоградская Академия, Волгоград, 2007 г.; «Судебно-почерковедческая экспертиза» Общая часть. Москва, 2006 г.; «Установление пожилого и старческого возраста исполнителя рукописного текста: методические рекомендации» М., 1984; «Криминалистическое исследование подписей, выполненных от имени лиц пожилого и старческого возраста. М., 1983» «Сборник фрагментов заключений эксперта почерковеда», учебное пособие, А.Ю. Комиссаров, Т. Н. Журавлева, Л. В. Макарова, Москва, 1997 г."

Как понял читатель, более профессионального исследования подписи С.Н.Рериха трудно себе представить. На экспертизу было представлено помимо самого письма Ельцину ещё 7 документов с подписью С.Н.Рериха латинскими буквами. В ходе почерковедческого исследования был проведён сравнительный анализ представленных подписей С.Н.Рерих. О подписи С.Н.Рериха на письме Ельцину эксперт установил следующее:

"Степень выработанности подписи − высокая, с выраженным расстройством координации движений 1 -й и 2-й групп, проявившимся в угловатости овального (нижней части буквы «о») и полуовального (верхняя левая часть буквы «S») элементов, в извилистости и угловатости прямолинейных (первого элемента буквы «S», второго элемента буквы «R») и дуговых штрихов (второго элемента буквы «h», неравномерности структурных характеристик (размера, разгона, наклона), в неустойчивом размещении движений по вертикали и горизонтали. Признаки снижения координации движений 1-й группы в большей степени проявились в начальной части подписи и в штрихах, выполненных разгибательными движениями.

Темп выполнения - замедленный. Размер - от среднего до большого, разгон - от среднего до большого, наклон - от вертикального до правого. Нажим − малодифференцированный (исходя из ширины штрихов, изображения неравномерного размещения красящего вещества в штрихах). Наличие в подписи признаков расстроенной координации движений, характер их проявления и локализации, замедленный темп выполнения, малодифференцированный нажим, неравномерный размер букв, извилистая линия письма подписи могут свидетельствовать о выполнении подписи лицом пожилого (или старческого) возраста".

Замедленный темп выполнения, малодифференцированный нажим и неравномерный размер букв подписи может также говорить о том, что она производилась лицом, которое было не уверено в его выполнение, что имеет место быть в случае фальсифицирования подписи.

Фото. Фрагмент из акта судебно-почерковедческая

экспертиза подписи С.Н.Рериха на его письме Б.Н.Ельцину,

отражающего сравнительный анализ подписей

С.Н.Рериха на разных документах.

  • Akt_podpisi

Из-за небольшого количества представленных документов для сравнения (только 7 образцов), эксперту не удалось получить однозначного вывода:

"Выявить большее количество совпадающих признаков, значимых в идентификационном плане, не удалось из-за ограниченного количества образцов подписи, сопоставимых по времени выполнения, отсутствия оригинала исследуемой подписи и образцов. Поэтому ответить на вопрос о выполнении подписи, изображение которой имеется в копии письма от 26.04.1992 г., самим С.Н. Рерихом или другим лицом, в категорической форме не представилось возможным.

Установленные различия общих признаков не являются существенными и не влияют на сделанный положительный вывод, так как объясняются влиянием на процесс письма других (помимо естественного физиологического старения организма) факторов (например, болезненное состояние, неудобная поза и т.п.).

ВЫВОД: Подпись, изображение которой имеется на оборотной стороне копии письма от 26.04.1992 года, возможно, выполнена Рерихом Святославом Николаевичем. Ответить на вопрос в категорической форме не представилось возможным по причинам, указанным в исследовательской части".

Данное заключение эксперта ровным счётом ничего не прояснило − исследуемая подпись возможно выполнена Рерихом Святославом Николаевичем, а возможно и нет. Мы могли бы предложить данному эксперту ещё 30-40 документов с подписью С.Н.Рериха латинскими буквами "S.Roerich", но это ему бы не помогло, т.к. сам подход данной судебно-почерковедческой экспертизы, основанный на анализе исполнения подписи (скорость, размашистость, разброс букв, степень нажима и т.д.), не сможет ответить на вопрос, кем выполнена подпись С.Н.Рериха на его письме Ельцину. Здесь нужно охватить не только большой объём документов с подписью С.Н.Рериха, но и приобщить к делу показания разных свидетелей, знавших привычки С.Н.Рериха, а также бывших рядом с ним в период написания письма Ельцину. Поэтому здесь нужен не просто эксперт-почерковед, но ещё и рериховед, желательно с опытом работы с наследием С.Н.Рериха. Поэтому авторам данной работы пригодился их прошлый опыт. 

Фото. Таблица монограмм Святослава Рериха

(указаны годы наиболее характерных монограмм)[56]

  • Monograms_S.N.Roerich

Один из авторов данной статьи в 2005 году уже занимался исследованиями подписей С.Н.Рериха на картинах и рисунках. Обобщающие результаты были собраны в таблицу монограмм С.Н.Рериха, которая сопровождалась следующими словами:

"С середины 1930-х годов подпись Святослава Рериха упрощается до заглавных, теперь уже латинских букв, что указывает на завершение цикла монограмм. Не последнюю роль в таком преобразовании сыграло прекращение деятельности музея Рериха в Нью-Йорке и его культурных учреждений. Таким образом, монограммы прошли свою эволюцию в период с 1918 по 1935 годы. Хотя к концу обозначенного срока некоторые типы монограмм повторяются, в целом сохраняется описанная тенденция изменений подписи художника. В последующие годы Святослав Рерих подписывал картины исключительно инициалами или полным именем, как и в начале своего творческого пути".[57]

Используя прошлый опыт в работе с монограммами С.Н.Рериха, авторы решили расширить охват анализируемых документов с подписями художника. Так, нами были собраны и проанализированы 75 отдельных материалов с подписью С.Н.Рериха: 17 русскоязычных документов (см. приложение 2), 17 автографов на фотографиях, книгах, открытках (см. приложение 3), 28 англоязычных документов (см. приложение 4), 13 задних оборотов картин С.Н.Рериха с авторскими надписями (см. приложение 5).

После изучения 17 русскоязычных документов с подписями С.Н.Рериха (см. приложение 2), можно сделать вывод, что в последние десятилетия жизни, начиная с 1970-х годов, С.Н.Рерих почти всегда подписывался русским шрифтом, полностью указывая свои имя и фамилию: "Святослав Рерих". (См. коллаж с подписями С.Н.Рериха на русскоязычных документах из приложения 2). То же самое можно сказать после анализа 17 автографов на фотографиях, книгах, открытках. (См. коллаж с подписями С.Н.Рериха на фотографиях, книгах, открытках из приложения 3).

Фото. Коллаж с подписями С.Н.Рериха на русскоязычных документах из приложения 2.

  • Podpisi_rus

Фото. Коллаж с подписями С.Н.Рериха на фотографиях, книгах, открытках из приложения 3.

  • Avtografy

Здесь нужно прояснить вопрос о написании имени С.Н.Рериха. На русскоязычных документах он подписывался как "Святослав" (первый слог с "я"), а на англоязычных документах − как "Svetoslav" (первый слог с "e"). В своём письме О.В.Румянцевой от 23.06.1984 С.Н.Рерих сам объясняет этот вопрос:

"Мое имя мы пишем заграницей Светослав [Svetoslav − прим. А.Л.], т.к. им легче это произносить, но оно в основе своей Святослав, поскольку я знаю, я был крещен Святославом первым в России, т.к. Святослав было языческим именем. И сперва церковь отказалась крестить меня Святославом, но моя матушка настояла, и после довольно длительных переговоров и изысканий было найдено, что исторически был Святослав, который крестился и получил в крещении имя Никола-святоша, поэтому был допущен компромисс, и меня крестили Святослав-Никола".[58]

Фото. Выписка о крещении С.Н. Рериха из метрической книги

Екатерининской церкви Академии художеств. С-Петербург, 1906 г.[59]

  • Metrika_S.N.Roerich

В архивах Музея-усадьба Н.К.Рериха в Изваре находится выписка о крещении С.Н. Рериха из метрической книги Екатерининской церкви Академии художеств, из которой следует, что С.Н.Рерих получил имя "Святослав". Таким образом, сняты все неясности в этом вопросе.

Теперь снова обратимся с анализу подписей С.Н.Рериха, но теперь на англоязычных материалах. Сравнив подписи С.Н.Рериха на англоязычных документах (см. приложение 4), можно с уверенностью сказать, что он всегда подписывал их латинскими буквами в виде аббревиатуры своего имени и фамилии или в их полном виде в зависимости от того, кому адресована корреспонденция, следующим способом: "S.R", Sv.R", "Sv.", "Svetoslav", "Svetoslav R.", "S.Roerich", "Svetoslav Roerich". (См. коллаж с подписями С.Н.Рериха на англоязычных документах из приложения 4).

Авторские надписи на задних оборотах картин С.Н.Рериха (см. приложение 5) показывают, что рядом с английскими названиями своих картин он ставил свою подпись латинскими буквами: "S.Roerich". А рядом с русскими названиями − свою подпись русским шрифтом: "Святослав Рерих". (См. коллаж с подписями С.Н.Рериха на задниках его картин из приложения 5).

Фото. Коллаж с подписями С.Н.Рериха на англоязычных документах из приложения 4.

  • Podpisi_engl

Фото. Коллаж с подписями С.Н.Рериха на задних оборотах его картин из приложения 5.

  • Zadniki_kartin

Из анализа всех вышеуказанный 75 отдельных материалов с подписью С.Н.Рериха можно сделать однозначный и очень важный вывод: рядом с русским текстом С.Н.Рерих всегда (!) ставил свою подпись русскими буквами, а рядом с английским текстом он ставил свою подпись латинскими буквами. Даже в отдельных редких случаях, когда письмо или открытка были написаны на английском языке, но для русского корреспондента, С.Н.Рерих иногда делал от руки короткую приписку на русском языке и подписывался своей русской подписью. А если документ был адресован англоговорящему корреспонденту, то он делал приписку на английском языке и подписывался латинскими буквами. Несколько примеров, иллюстрирующих сказанное:

Письмо С.Н.Рериха З.Г.Фосдик, 10.01.1981, машинописный текст на английском языке с подписью: "All best thoughts always, affectionately Svetoslav." (Источник: [10])

  • 21_10.01.1981_Fosdik

Открытка от Д.Р. и С.Н. Рерихов для Л.С. и Т.С. Митусовых, 06.02.1976., рукописный текст Д.Р. Рерих на английском языке, приписка С.Н.Рериха на русском языке: "Крепко обнимаем и шлём лучшие мысли Света и Радости. Светик." (Источник: [9])

  • 06.02.1976_Mitusovy

Письмо С.Н.Рериха Л.А.Андросовой от 13.04.1983, машинописный текст на английском языке с подписью на русском языке: "Всего Вам Светлого и Радостного. Я буду всегда счастлив иметь Ваши Весточки! Святослав Рерих". (Источник: [9])

  • Androsova_13.04.1983

С.Н.Рерих часто диктовал письма своим индийским секретарям, которые не знали русского языка, поэтому они написаны на английском языке. В вышеприведённом письме Л.А.Андросовой от 13.04.1983 С.Н.Рерих пишет об этом: "I was glad to see your letter in English since my Secretaries do not know Russian I have to dictate to them in English and I hope you can read it". (Англ: Я был рад видеть Ваше письмо на английском языке, так как мои секретари не знают русского языка, я должен диктовать им на английском языке, и я надеюсь, что Вы можете прочитать его).

С.Н.Рерих и его секретари, Татагуни, Индия.

  • SNR_secretari

Известны также письма С.Н.Рериха из Бангалора, напечатанные на русском языке в 1983 и 1984 годах (см. приложение 2, письма 9 и 10), что говорит о том, что в тот период в Татагуни был кто-то, кто знал русский язык. Маловероятно, что С.Н.Рерих, привыкший к услугам секретарей, сам когда-то печатал на машинке. Если ему нужно было написать письмо на русском языке, то он делал это от руки (см., приложение 2, письмо 8).

Итак, в результате анализа всего массива документов с подписью С.Н.Рериха мы обнаружили его манеру подписания документов и писем, которой он строго придерживался всю свою жизнь: рядом с русским текстом С.Н.Рерих всегда (!) ставил свою подпись русскими буквами, а рядом с английским текстом он ставил свою подпись латинскими буквами. И это правило нарушается в рассматриваемых нами русскоязычных письмах С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову, на которых стоит подпись С.Н.Рериха латинскими буквами. Это говорит о том, что 1) С.Н.Рерих подписывал эти документы, думая что они на английском языке, или 2) подпись под письмами Ельцину и Лужкову подделана человеком, который не знал русского языка, т.е. не мог подделать его подпись кириллическими шрифтом. В следующей главе мы рассмотрим эти две версии.

Глава 9

Кто подписал письма С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову?

Версия первая

Итак, в предыдущей главе у нас возникли две версии того, кто подписал письма С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову. Рассмотрим первую из них: С.Н.Рерих подписывал эти документы, думая что они на английском языке.

О.В.Румянцева, заведующая мемориальным кабинетом Н.К.Рериха в ГМВ, в одном интервью в 2000 году рассказывала следующее:

"Вообще история с подписанием целой пачки документов, привезенных Л.В.Ш. в следующую поездку, довольно странная. Свидетели рассказывали, что все документы на подпись Святославу Николаевичу подавала его секретарь, Мэри Пунача (с которой тогда Людмила Васильевна очень дружила). Святослав Николаевич спрашивал Мэри: "Это надо подписать?" (он плохо видел и не читал то, что ему подавали на подпись, полностью доверяя Мэри, жившей у него с восемнадцати лет). Мэри отвечала: "Да, доктор, это хорошая бумага, ее нужно подписать"".[60]

Р.Б.Рыбаков, доверенное лицо С.Н.Рериха, придерживается такого же мнение по этому поводу:

"Он не видел ничего. Ему подсовывали бумаги. Это было ужасно! Но я же не вижу, какую бумагу, я сижу вот здесь, а здесь сидит он, и ему подсовывают бумагу. Он кладёт руку так и говорит:

− Но здесь всё правильно?

− Правильно, правильно, подписывай.

Так что уверен, что всплывут какие-то бумаги, подписанные им, но... они им подписанные. Или вот один исследователь говорит: "Ну как Вы можете объяснить, что текст составлен на русском языке, а он подписывает на английском?" − да тем же самым, он не видел, что он на русском языке. А его привычнее, подписаться латинскими. Это не поделка. Но это и не подлинник в полном смысле этого слова".[61]

Видео. Вышеприведённые слова Р.Б.Рыбакова сказаны им между 23 и 25 минутами видеозаписи

"Интервью с Р.Б. Рыбаковым о передаче рериховского наследия в СССР".

Вышеупомянутый конкурент М.Пуначи, Р.Девдас, после смерти Рерихов подал иск в полицию Бангалора против М.Пуначи. Этот документ цитирует Л.В.Шапошникова в своей статье "Российский след в деле Мэри Пунача":

"В своем иске Дев Дас сообщал, что Мэри с марта 1992 г. практически держала Рерихов под арестом и никого к ним не допускала. Девике Рани удалось передать записку Дев Дасу через повара Лазаруса. Однако ситуация Рерихов после этого не стала лучше. Истец сообщал об украденных ценностях, деньгах, драгоценных камнях, принадлежавших Девике Рани. "Истец подозревает, − писал Дев Дас, − что ответчица (Мэри Пунача. − Л.Ш.), видимо, взяла подписи д-ра Рериха и мадам Девики для некоторых бумаг (документов) с тем, чтобы злоупотребить ими для получения незаконных доходов от их огромной частной собственности, как движимой, так и недвижимой, включая всемирно известные картины, которые являются собственностью семьи Рерихов, особенно картины д-ра С.Рериха, которые пользуются огромным спросом и имеют большую ценность в других странах". Дев Дас высказал убеждение, что в связи с кончиной Святослава Николаевича Мэри развернет свои грабительские операции более широко и нагло. И он оказался прав".[62]

Итак, все свидетельские показания указывают на Мэри Пуначи. Именно она злоупотребила доверием С.Н.Рериха, который подписывал бумаги не глядя на их содержание. М.Пуначи не знала русского языка, поэтому когда она приносила документы на подпись С.Н.Рериху, то он подразумевал, что они составлена на английском языке.

Поэтому если представить ситуацию, что М.Пуначи приносит на подпись С.Н.Рериху русскоязычные письма, адресованные Ельцину и Лужкову, то она должна была ему рассказать, что они написаны на русском языке и адресованы важным получателям − президенту России и мэру Москвы. В этом случае С.Н.Рерих, следуя своему правилу, которого он строго придерживался всю жизнь, подписал бы эти письма своей русской подписью. Но так как на этих письмах стоит его подпись латинскими буквами, то С.Н.Рерих подразумевал, что эти документы написаны на английском языке. А это значит, что Мэри Пуначи просто не поставила в известность С.Н.Рериха о содержании этих писем, т.е. С.Н.Рерих слепо подписал документ, о содержании которого он ничего не знал. Такие поступки называются "злоупотребление доверием", и они уголовно наказуемы во всех цивилизованных странах.

Версия вторая

Рассмотрим вторую версию: подпись под письмами Ельцину и Лужкову подделана человеком, который не знал русского языка, т.е. не мог подделать его подпись кириллическими шрифтом.

Как мы уже выяснили выше, секретари С.Н.Рериха, включая Мэри Пуначи, не знали русского языка. Доступ к чете Рерихов полностью контролировался Мэри Пуначи. Поэтому подделать подпись С.Н.Рериха на письмах Ельцину и Лужкову, могла только М.Пуначи. Кроме того, как это было сказано выше, после смерти Рерихов М.Пуначи предъявила четыре разных завещания на своё имя, которые у полиции Бангалора вызвали большие подозрения. Александр Кадакин в интервью Л.Тележко говорит:

"Когда умерла Девика и Мэри предъявила пять разных завещаний от имени Девики, естественно, все они были в пользу Мэри Пунача. Полиция уже доказала давным-давно, что эти были завещания поддельные, что она их даже... вот последнее завещание, что она его, Дэвика, человек величайшей грамотности и интеллигентности, не могла даже расписаться, и там её, значит, отпечаток пальца на этом завещании. Свидетелями выступали слуги гостиничные, которым можно дать, там, 10 долларов, они всё засвидетельствуют. Ещё тогда авантюристка Мэри задумала, что когда произойдёт то, что и Девика уйдёт, то она, предъявив эти поддельные завещания, захватит... станет владельцем имения, которое имеет космическую стоимость, фантастическую стоимость, потому что это имение примыкает очень близко, уже фактически слилось с самым быстро растущим мегаполисом Индии, каким является Бангалор".[63]

Итак, нет никаких сомнений по поводу ответа на вопрос, кто мог подделать подпись С.Н.Рериха на письмах Ельцину и Лужкову. В этом случае также можно говорить об уголовно наказуемом преступлении.

Из этой версии вытекает и другой вариант развития событий: Мэри Пуначи подделала подписи С.Н.Рериха на пустых бланках ММТР и отдала (продала) их тем, кто в них нуждался. Здесь встаёт вопрос о подельниках Мэри Пуначи. Чтобы выяснить, кто этот подельник, нужно ответить на вопрос: кто напечатал письма Ельцину и Лужкову?

Глава 10

Кто напечатал письма Ельцину и Лужкову?

В обоих письмах С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову отстаиваются интересы МЦР. Они были подписаны в то время, когда в Бангалоре в апреле и июне 1992 года была директор МЦР, Л.В.Шапошникова. В Москву эти документы доставила она же. Впервые о этом было заявлено в "Информационном бюллетене МЦР (№ 4-5 за 1992): "Л.В.Шапошникова возвратилась из командировки в Индию. Она привезла ряд важных документов, написанных С.Н.Рерихом, в том числе обращение к рериховским организациям и письмо Президенту Б.Н.Ельцину".[64]

Там же сообщалось, что 4 июня 1992 года "в Доме дружбы с народами зарубежных стран проведен брифинг по итогам поездки Л.В.Шапошниковой и Н.С.Бондарчук в Индию. Собравшимся журналистам и представителям общественности были предъявлены документы, удостоверяющие волю С.Н.Рериха, а также рассказано о трудностях, которые мешают развитию МЦР и функционированию Музея Н.К.Рериха. Репортажи с брифинга были показаны по двум программам телевидения и двум каналам радио, информация опубликована в ряде газет".[65]

Фото. На брифинге МЦР 4 июня 1992 года. Слева направо: Н.Тоотс, Н.Бондарчук, Л.Шапошникова и Г.Печников.[66]

  • Brifing_MZR_4.06.1992

Сам С.Н.Рерих не мог написать эти документы, как это утверждается в бюллетене МЦР. Во-первых, как мы установили выше (см. главу 8), С.Н.Рерих сам никогда не печатал на пишущей машинке. Во-вторых, если бы даже он очень сильно захотел, он не смог бы этого сделать по причине своего здоровья − плохого зрения и общей слабости. По описанию Н.С.Бондарчук, он не мог даже открыть книгу самостоятельно:

"Святослав Николаевич указал на книги Учения, лежащие перед ним на столе, он провел рукой по переплету и замер…

– Да, многие люди их ждали, – боясь потревожить его мысли, проговорила я едва слышно.

– Да, – ответил он, пытаясь открыть большой том, но рука его не слушалась.

Я взяла том и открыла на первой странице: «В мою Новую Россию моя первая весть», – так начиналась первая книга учения «Зов»".[67]

Но несмотря на телесную слабость, С.Н.Рерих мог продиктовать указанные документы. Так как его индийские секретарши не знали русского языка, то они не могли сделать этого. Не было русских людей и в окружении С.Н.Рериха в гостинице "Ашока". Значит эти документы печатали русские люди из московской делегации, в состав которой входили следующие лица: Л.В.Шапошникова, Н.С.Бондарчук, два видеооператора, один звукооператор. Съемочную команду отметаем сразу, поэтому остаются только два лица, которые могли напечатать эти документы: Л.В.Шапошникова и Н.С.Бондарчук.

Как было описано выше (см. главу 6), в день подписания письма Ельцину − 26 апреля 1992 года, − в России отмечалась Пасха. В этот день московская делегация, состоящая из вышеуказанных лиц, отправились в гостиницу "Ашока" поздравлять Святослава Николаевича с Пасхой, как это следует из вышеупомянутых воспоминаний Н.С.Бондарчук. Там она пишет:

"Пасха! Утром пошли поздравлять Святослава Николаевича. Принесли ему самовар, крашеные яички, он очень обрадовался, просил медицинских сестер, чтобы хорошенько все устроили. Я спросила Святослава Николаевича о его картине «Иисус летящий».

– Много будет новых картин, – улыбнулся он.

Святослав Николаевич стал переводить на английский язык слово в слово Адити Васиштха, своей собеседнице, то, о чем я говорила по-русски. Адити приняла нас сердцем.

– Они полны любви к вам, – сказала она.

Весь день провели в усадьбе Святослава Николаевича..."

Далее следует описание посещения Татагуни. То есть в этот день московские гости коротко поздравили С.Н.Рериха с русской Пасхой и отправились на весь день в загородную усадьбу Рерихов − Татагуни. Нет ни слова о том, что С.Н.Рерих диктовал им какие-то письма. Если бы в этот день − 26 апреля 1992 года − такое действие имело место быть, то об этом знали бы находящиеся там люди.

В тот праздничный пасхальный день в номере гостиницы, где проживали супруги Рерих, минимум находились следующие лица:

    • С.Н.Рерих
    • М.Д.Пунача
    • А.Васиштха
    • Л.В.Шапошникова
    • Н.С.Бондарчук
    • Два видеооператора
    • Звукооператор

Этот же состав виден на кадрах фильма Н.С.Бондарчук "Часовня Сергия, часть 3", снятых 29 апреля 1992 года, когда происходил просмотр фрагментом из фильма "Часовня Сергия".

Фото. Два кадра из фильма Н.С.Бондарчук "Часовня Сергия, часть 3", снятых 29 апреля 1992 года в номере гостиницы "Ашока", где проживал С.Н.Рерих. На первом кадре (у стола): М.Д.Пунача, С.Н.Рерих, Н.С.Бондарчук. На втором кадре (сидят сзади): А.Васиштха и Л.В.Шапошникова.

  • Ashoka_film

Фото. Члены съёмочной группы съемочной корпорации "Видеофильм", снимающих в номере гостиницы "Ашока" в апреле 1992 года.

  • Ashoka_film_2

Итак, если бы факт диктовки писем состоялся, то при этом присутствовали бы эти лица. Но никто из них об этом никогда не говорил и не писал, кроме Л.В.Шапошниковой, чьи показания во внимание не принимаются, т.к. она является заинтересованным лицом (как директор МЦР). Н.С.Бондарчук подробно описала в своих воспоминаниях все встречи с С.Н.Рерихом, происходящие в апреле 1992 года, но о диктовке писем и факте подписания таковых − ни слова. А.Васиштха, дававшая Л.Тележко неоднократно интервью, ни разу ни о чём подобном не говорила. Да и сам С.Н.Рерих ни словом ни обмолвился о письме Ельцину, и вообще о проблемах МЦР и СФР. А речь-то идёт не о каких-нибудь второстепенных событиях, а о обращении к Президенту Российской Федерации! Если бы С.Н.Рерих действительно продиктовал или хотя бы подписал такое обращение к главе Российского государства, то съемочная группа Н.С.Бондарчук обязательно бы записала на видео такое важное событие, чтобы предъявить эти кадры в Москве. Но не записано ни одного кадра, ни одного слова, отражающего волю С.Н.Рериха в пользу МЦР.

Кроме того, днём подписания письма Ельцину − 26 апреля 1992 года − датируются и другие документы. В частности "Обращение С.Н.Рериха к рериховским обществам России и других независимых государств" (см. приложение 6, документ 1), и письмо С.Н.Рериха Л.В.Шапошниковой (см. приложение 6, документ 2).

Итого, 26 апреля 1992 г. С.Н.Рерих якобы подписал три документа, общим объёмом четыре с половиной страницы печатного текста. А выше мы выяснили, что в этот день московская делегация только коротко поздравила С.Н.Рериха с Пасхой и потом на весь день отправилась в Татагуни. Поэтому версия о том, что С.Н.Рерих диктовал эти документы 26 апреля 1992 г., отпадает.

Кроме того, на кадрах фильма Н.С.Бондарчук можно видеть убранство комнаты, в которой жил С.Н.Рерих. На полочках стоят православные иконы, что свидетельствует о том, что С.Н.Рерих уважал православные традиции. Поэтому трудно себе представить, чтобы в такой праздничный день как православная Пасха, С.Н.Рерих занимался бы такими мирскими делами как диктовка писем или хотя бы их подписание.

Не забудем также, что С.Н.Рерих был гражданином Индии, проживший там практически всю сознательную жизнь, начиная с конца 1920-х годов. В Москве он бывал редко, поэтому не мог быть в курсе политической конъюнктуры. Последний раз С.Н.Рерих был в Москве в 1989 году. Содержание письма Ельцину показывает, что писавший его человек разбирался в политической расстановке сил в Москве, на что указывает упоминание в письме Ельцину зам.председателя Верховного Совета РСФСР С.А.Филатова, занимавшего этот пост с ноября 1991 года,[68] и председателя Комиссии по культуре Совета Республики ВС РСФСР Ф.Д.Поленова, работавшего на этой должности с 1990 года.[69] Как это видно на документальных кадрах Н.С.Бондарчук, показывающих С.Н.Рериха в апреле 1992 года, он не только далёк от политической жизни Москвы, но и вообще от суеты мирской. Поэтому слова Л.В.Шапошниковой не вызывают доверия, что мол С.Н.Рерих в апреле 1992 года "внимательно выслушивал мои рассказы об этих трудностях, а затем начинал действовать. Тогда же он написал письмо президенту Б.Н. Ельцину с просьбой помочь вернуть МЦР и Музею имени Н.К. Рериха незаконно удерживаемую Музеем Востока коллекцию картин Николая Константиновича..."[70]

Раз С.Н.Рерих не мог продиктовать эти письма 26 апреля 1992 года, значит остаётся только один вариант − эти документы были заранее заготовлены Л.В.Шапошниковой и Н.С.Бондарчук. Где они были ими заготовлены − в Москве или в гостинице Бангалора, не играет существенной роли. Главное, что именно эти два человека составили и напечатали на русской печатной машинке письмо Ельцину, а также другие документы в пользу МЦР (см. приложение 6 и 7).

Глава 11

Дружба М.Д.Пуначи и Л.В.Шапошниковой

Неоспоримым доказательством хороших отношений между Л.В.Шапошниковой и М.Д.Пунача служит письмо последней в адрес первой, опубликованное в "Информационный бюллетене МЦР" (№ 4-5, 1992, стр. 32):

"Дорогая мадам Людмила!

Я надеюсь, мое письмо застанет вас в добром здравии. Давно от вас не было вестей. Пожалуйста, позвоните или напишите подробно, как там у вас идут дела. Здесь многое изменилось к лучшему. Мы открыли Центр Рерихов, который называется Международный Мемориальный Трест Рерихов в Бангалоре и Кулу. Мы сделали вас одним из опекунов нашего треста. Передайте мои наилучшие пожелания всем членам МЦР в Москве. Чтобы о вас ни говорили, мы всегда на вашей стороне и готовы оказать помощь, только дайте мне знать. С любовью и пожеланием больших успехов во всех ваших делах.

Мэри Джойс Пунача (секретарь С.Н.Рериха)

26 февраля 1992 г., Бангалор"

Данный "Информационный бюллетень МЦР" отражает хронику МЦР с декабря 1991 года по июнь 1992 года (см. стр. 46-49), а значит он вышел во второй половине лета 1992 года. А раз в нём напечатано вышеуказанное письмо М.Д.Пуначи, то это говорит о том, что минимум до июня 1992 года между Л.В.Шапошниковой и М.Д.Пунача были хорошие отношения. В пользу этого утверждения говорит Р.Б.Рыбаков:

"Проходит ещё года полтора, в Бангалоре съехались. Я иду по коридору, идёт навстречу Шапошникова, как всегда в трениках, вообще, всё как надо. Я ей говорю: "Здравствуйте, Людмила Васильевна!" Ну что же, знакомы же. Она не здороваясь, прошла дальше. Ради бога. А дальше была очень интересная вещь. Собрались за круглым столом и стали создавать какой-то очередной фонд Рериха, я точно не помню, что там такое, но запомнилось слово Траст, какой-то, так назывался, но только по-английски. Всем правила Мэри, она так важно сидела, и энергично размахивала руками. А собрались разные люди: Валентин Митрофанович Сидоров с переводчиком, конечно; Старостин, это наш культурный центр; Кадакин; Шапошникова; по-моему, был Энтин; был этот Брукс-брикс какой-то из Австралии. В общем, вот такая компания была интересная. Все друг друга терпеть не могут, но это интересно. Мэри там царствовала, но Шапошникова её перетягивала немножко. Но тогда между ними была любовь. И вот тогда Мэри подсовывала документы. Но только я знаю, что Мэри хитрая − она подсовывала и анти-шапошниковские документы. Они ещё всплывут когда-нибудь".[71]

Указанное Р.Б.Рыбаковым событие в Бангалоре проходило 15 июня 1992 года в гостинице "Ашока",[72] и называлось оно − Презентация Международного Мемориального Треста Рерихов. По воспоминаниям Р.Б.Рыбакова, именно на этом мероприятии произошёл разрыв Л.В.Шапошниковой и М.Д.Пунача:

"Эти три часа она [М.Д.Пунача - А.Л.] сидела с Шапошниковой в закрытом номере. Что было? Как было? Это неведомо. Я понимаю, что это тоже мифология. Всё остальное, я могу на Бхагавадгите поклясться. А здесь я не знаю, что было. Но что-то было... А вот потом происходит полный разрыв между ними. Исчезают картины из мастерской. Все. Исчезает южноиндийская бронза XII века. Куда она девается? А Мэри начинают обвинять".

Итак, можно считать доказанным, что в апреле 1992 года, когда московская делегация, во главе с Шапошниковой и Бондарчук, посещали С.Н.Рериха, между Л.В.Шапошниковой и М.Д.Пунача были хорошие, почти дружеские отношения.

Глава 12

Преступный сговор между Л.В.Шапошниковой и М.Д.Пунача

В главе 7 мы выяснили, что престарелая чета Рерихов находилась в номере гостиницы "Ашока" под полным контролем М.Д.Пунача. В главе 9 мы разобрались, что только М.Д.Пунача могла принести документы на подпись С.Н.Рериху. В главе 10 мы доказали, что письмо Ельцину было заранее заготовлено Л.В.Шапошниковой и Н.С.Бондарчук. В главе 11 были приведены свидетельские показания и документы, говорящие о хороших отношениях между М.Д.Пуначи и Л.В.Шапошниковой. Поэтому вполне вероятен сценарий, когда две указанные дамы просто вошли в преступный сговор с целью получить любым путём подписи С.Н.Рериха на документах.

Л.В.Шапошникова могла бы сама попросить С.Н.Рериха подписать пакет документов в пользу МЦР, который она заготовила. Скорее всего она пробовала этот путь, но наткнулась на запрет М.Д.Пунача давать на подпись С.Н.Рериху какие-либо документы без её ведома. А так как для Л.В.Шапошниковой поддержка С.Н.Рериха в процессе правоприемства МЦР от СФР была жизненно необходима, то она решила каким-то способом уговорить М.Д.Пунача отнести свои документы на подпись С.Н.Рериху. По всей вероятности, Л.В.Шапошниковой это удалось. И М.Д.Пунача принесла на подпись документы, заготовленные Л.В.Шапошниковой. Как уже писалось выше в главе 9, если С.Н.Рерих и подписал их, то он не знал, что в них написано, т.к. слепо доверял своей индийской секретарше. Именно поэтому С.Н.Рерих подписал эти русскоязычные бумаги своей подписью латинскими буквами, что он обычно делал только на англоязычных документах.

Когда М.Д.Пунача вернула Л.В.Шапошниковой таким образом подписанные документы, то Л.В.Шапошникова не могла не понимать, что С.Н.Рерих не вошёл в курс дела, т.е. не знал, что подписывал. Если бы было по другому, то на этих русских документах стояла бы его русская подпись. Но другого шанса получить подпись под этими документами у директора МЦР не было, поэтому она согласилась и на это. В данном случае собственные интересы (как руководителя МЦР) были поставлены Л.В.Шапошниковой выше волеизъявления С.Н.Рериха, которого эти две дамы просто обманули. Эта версия сговора Л.В.Шапошниковой и М.Д.Пунача представляется авторам данной работы наиболее вероятной.

Можно также представить себе и другой вариант этой версии, когда М.Д.Пунача берёт документы от Л.В.Шапошниковой на подпись С.Н.Рериху, но до него они не доходят, а Пуначи просто сама, своей рукой, ставит за него подписи. В пользу этого варианта говорит фальшивая подпись под письмом против С.Ю.Житинева, в которую забралась лишняя буква "е" (см. приложение 7, документ 2). Подделывая подпись С.Н.Рериха на данном документе, М.Д.Пунача в первом слоге выписывала фамилию Рериха так как слышала: "Re-ri-h". Но потом вдруг вспомнила, что перед "е" должна стоять "о". Поэтому получилось "S.Reoerich". Но исправлять было нельзя, т.к. документ получен от Л.В.Шапошниковой в единственном экземпляре. Кроме того, этот документ датирован 29 апреля − последним днём встречи Шапошниковой и Бондарчук с С.Н.Рерихом. Так что времени на исправления не было. Поэтому этот документ так и вошёл в анналы МЦР с фальшивой подписью.

Фото. Заявление С.Н.Рериха по поводу С.Ю.Житенева

(зам. председателя Правления СФР) с фальшивой подписью: "S.Reoerich".[73]

  • 29.04.1992_Zhitinev

В рериховской среде также курсирует и другая версия сговора Л.В.Шапошниковой и М.Д.Пунача, согласно которой Пунача просто дала Шапошниковой пустые бланки ММТР с подписью С.Н.Рериха. В пользу этой версии говорит путаница с датировкой письма Лужкову (см. главу 3).

Можно представить себе и следующую версию сговора − Пуначи дала Л.В.Шапошниковой и Н.С.Бондарчук пустые бланки ММТР. И они уже сами впечатали свой текст и сами подделали подпись С.Н.Рериха. Жизненность такой версии подтверждается одним документом − письмом от имени С.Н.Рериха председателю Верховного Совета РФ Р.И.Хасбулатову (см. приложение 7, документ 3). Не нужно быть экспертом-почерковедом, чтобы понять, что подпись на этом документе стоит фальшивая. Если взять похожую подпись С.Н.Рериха из его доверенности Р.Б.Рыбакову на ведение дел по имуществу умершего брата Ю.Н.Рериха (см. приложение 2, документ 17) и сравнить её с подписью на письме Хасбулатову, то легко уставить, что пропись каждой буквы в фамилии "Рерих" не соответствуют друг другу.

Письмо Р.И.Хасбулатову (входная дата: 19.01.1993)

  • 1993_Hasbulatovy

Коллаж с двумя подписями С.Н.Рериха на нотариально заверенном документе и письме Хасбулатову.

  • Notarius_Hasbulatov

Также вызывает подозрение отсутствие даты в самом письме. Входная дата этого документа − 19.01.1993 − за 11 дней до смерти С.Н.Рериха. Трудно себе представить, чтобы на смертном одре 89 летний старец писал такие письма, обещая консультировать съемочную группу Н.С.Бондарчук. Из контекста этого письма понятно, кто за ним стоит − все те же Л.В.Шапошникова и Н.С.Бондарчук. Вероятнее всего, текст этого письма был вбит на пустом бланке ММТР, привезённом Н.С.Бондарчук и Л.В.Шапошниковой из их апрельской поездки 1992 года в Бангалор. Кто-то из них неумело подделал подпись С.Н.Рериха под этой челобитной. Вероятнее всего, это была Н.С.Бондарчук, т.к. согласно резолюции Р.И.Хасбулатова именно её съёмочная группа "Видеофильм" получила поддержку от государства, скорее всего, в виде финансирования.

Глава 13

Анализ всего пакета документов с подписью С.Н.Рериха в пользу МЦР

В приложении 6 собран пакет документов с подписью С.Н.Рериха в пользу МЦР. Помимо выше рассмотренных писем Ельцину и Лужкову, а также заявления С.Н.Рериха от 22 октября 1992 г., которое уже рассматривалось одним из авторов в 2007 году,[74] в него вошли ещё 4 документа:

1) Обращение С.Н.Рериха к рериховским обществам России и других независимых государств. 26.04.1992. (Приложение 6, документ 1).

2) Письмо С.Н.Рериха президенту МЦР, Г.М.Печникову. 18.06.1992. (Приложение 6, документ 6).

3) Письмо С.Н.Рериха Л.В.Шапошниковой. 26.04.1992. (Приложение 6, документ 2).

4) Специальное право поверенного, доверенность, выданная С.Н.Рерихом Международному Центру Рерихов. 27.04.1992. (Приложение 6, документ 5).

Первые два документа выполнены в той же манере, что и письма С.Н.Рериха Ельцину и Лужкову, а именно, под русским текстом стоит подпись С.Н.Рериха латинскими буквами "S.Roerich".

Первый документ (Обращение С.Н.Рериха к рериховским обществам) датирован тем же днём, что и письму Ельцину − 26 апреля 1992 года. Выше мы уже выяснили, что подпись под письмом Ельцину − обманная подтасовка, исполненная Л.В.Шапошниковой и М.Д.Пунача. Поэтому такой же вывод можно сделать и об этом аналогичном документе: Обращение С.Н.Рериха от 26.04.1992 к рериховским обществам России и других независимых государств − фальшивка.

Второй документ (письмо С.Н.Рериха Г.М.Печникову) датирован 18.06.1992 − это время окончания презентации Международного Мемориального Треста Рерихов, проходившей в Бангалоре с 15 по 17 июня 1992 года.[75] В этом мероприятии принимали участие, среди прочих, Л.В.Шапошникова и М.Д.Пунача. Вероятнее всего, что в результате преступного сговора этих двух дам, данное письмо С.Н.Рериха президенту МЦР, Г.М.Печникову, было подписано у С.Н.Рериха по той же обманной схеме, что и письма Ельцину и Лужкову.

Третий документ (письмо С.Н.Рериха Л.В.Шапошниковой) датирован 26 апреля 1992 года, когда Л.В.Шапошникова (вместе с Н.С.Бондарчук и её съёмочной группой) приходила поздравлять С.Н.Рериха с днём Пасхи. Здесь виден явный подлог с датой, т.к. зачем писать письмо человеку, который находится рядом. Следовательно, письмо подписано по той же обманной схеме как и письма Ельцину и Лужкову.

Четвёртый документ (доверенность С.Н.Рериха на МЦР) датирован 27 апреля 1992 года − следующим днём после того, когда московская группа во главе Шапошниковой и Бондарчук поздравляли С.Н.Рериха с русской Пасхой. Вполне возможно, что на следующий день С.Н.Рериха посетил нотариус по имени С.Сангемешвар (печать которого стоит на данном документе), и в присутствии некоего свидетеля К.Раму (который также удостоверил данный документ), С.Н.Рерих подписал данный документ. Но здесь возникают сомнения, т.к. данный документ содержит ряд юридических ошибок, которые отсутствуют на других аналогичных документах, подписанных С.Н.Рерихом. Рассмотрим подробно этот документ − Доверенность (специальное право поверенного) от 27 апреля 1992 года.

Данный документ заверял тот же нотариус по имени С.Сангемешвар (S.Sangameshwar), который позже заверял Дополнение к завещанию С.Н.Рериха в пользу МЦР от 22.10.92. Как сказано вначале этой работы (см. главу 1), в 2014 году Министерство культуры РФ совместно с Центром независимых экспертиз проводило анализ Дополнения к завещанию С.Н.Рериха в пользу МЦР от 22.10.92, и пришло к выводам о его подделке. В том же году это Дополнение было рассмотрено Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, которая пришла к аналогичным выводам. Если бы эти инстанции рассматривали Доверенность от 27.04.1992 (Специальное право поверенного) С.Н.Рериха в пользу МЦР, то они пришли бы к таким же выводам о фальшивости этого документа, т.к. в нём содержатся такие же юридические недочёты как и в первом документе. Разберём подробно эти недочёты.

Проведём сравнительный анализ четырёх документов с подписью С.Н.Рериха, которые заверялись двумя разными индийскими нотариусами в разное время:

1) Генеральная доверенность от Святослава Рериха для Ингеборг Фричи от 2-го августа 1984 г. (Источник: [5])

2) Документ "Архив и наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в Москве" от 19 марта 1990 г. (Источник: [28])

3) Страница 7 приложения 1 (картины) к документу "Архив и наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в Москве" от 19 марта 1990 г. (Источник: [28])

4) Доверенность (Специальное право поверенного), выданная С.Н.Рерихом МЦР 27 апреля 1992 г. (Источник: [26])

Фото. 1) Генеральная доверенность от Святослава Рериха для Ингеборг Фричи от 2-го августа 1984 г.

  • Attorney_Fritschi_02.08.1984

Фото. 2) Документ "Архив и наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в Москве" от 19 марта 1990 г.

  • Zaveshanie_SFR

Фото. 3) Страница 7 приложения 1 (картины) к документу "Архив и наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в Москве" от 19 марта 1990 г.

  • Str.7_pruilozhenie_7

Фото. 4) Доверенность (Специальное право поверенного), выданная С.Н.Рерихом МЦР 27 апреля 1992 г.

  • 27.04.1992_attorney

Фото. Коллаж с фрагментами вышеуказанных 4-х документов.

  • 4_doverennosti

На первых трёх документах стоит штампик, обозначенный зелёной стрелочкой на коллаже (см. Коллаж с фрагментами вышеуказанных 4-х документов), который содержит следующий текст: "VALID THROUGHOUT AND OUTSIDE THE UNION OF INDIA. SERIAL N.__ OF 19__", что значит по-русски "ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОВСЮДУ И ВНЕ СОЮЗА ИНДИИ. НОМЕР ДЕЛА ___ от 19__ года". Номер дела или номер записи нотариального заверения документа и год вносится нотариусом от руки. По этому номеру и году можно легко найти это дело в архивных записях нотариальной конторы, которая заверяла данный документ. Первый документ имеет номер 4485 от 1984 года, второй документ имеет номер 681 от 1990 года, третий документ имеет номер 685 от 1990. А документ под номером четыре не имеет регистрационного номера, т.е. он не занесён в регистры нотариальной конторы. Если даже и существует в Бангалоре нотариальная контора мистера S.Sangameshwar (имя которого стоит на печати), то в его архивах невозможно будет найти это дело и невозможно доказать, что это дело им производилось. Это говорит о том, что документ фальшивый.

Фото. Печать-наклейка адвоката Энтони да Коста.

  • ANTHONY_DA_COSTA

Как правило, нормальные люди, проживающие в одном и том же месте, пользуются услугами одного и того же нотариуса на протяжении всей жизни, т.к. все подобные дела основаны на доверии. Такие доверительные отношения дорого стоят, поэтому адвокатов не меняют от случая к случаю, тем более в пожилом возрасте, когда преобладают консервативные настроения. Как показывают документы, С.Н.Рерих пользовался услугами адвоката Энтони да Коста − его красная печать-наклейка стоит на первых трёх документах. На четвёртом документе в пользу МЦР стоит простая печать уже другого адвоката − С.Сангамешвара. Факт смены адвоката также вызывает сомнения в подлинности подписи С.Н.Рериха под доверенностью в пользу МЦР.

Если рассмотреть стилистику всех документов в пользу МЦР с подписью С.Н.Рериха, то можно отметить чеканный, советско-комсорговский стиль, который не был свойственен С.Н.Рериху. Все, кто читал двухтомник его писем, легко поймут о чём идёт речь. Более того, С.Н.Рерих был большим дипломатом, избегавшим любых распрей и диктаторского тона, которыми полны документы в пользу МЦР. Приведём пример. В одном таком документе в пользу МЦР, а именно в Обращении С.Н.Рериха к рериховским обществам России и других независимых государств от 26 апреля 1992 г. (см. приложение 6, документ 1), говорится:

"Подтверждаю полномочия вице-президента и директора Музея им. Н.К.Рериха Людмилы Васильевны Шапошниковой. Прошу во всех необходимых случаях советоваться с ней. Меня беспокоят попытки некоторых лиц, без всяких на то оснований, подвергнуть сомнению ее деятельность и тем самым выразить недоверие к моему решению Людмила Васильевна остается по-прежнему моим доверенным лицом, и прошу вас всех это учитывать. Нежелание считаться с ее мнением привело к самовольной и несвоевременной публикации таких работ, как «Надземное» и «Напутствие вождю». Такая самовольная издательская деятельность вызывает у меня глубокую тревогу".

Выше приведённый абзац полностью противоречит воззрениям С.Н.Рериха, которые он выражает в своём письме З.Г.Фосдик от 25.09.1967:

"Никакое другое явление не заслуживает такого сожаления, как всяческие ссоры между разными философскими или религиозными обществами. Иногда они вырастают до чрезвычайно неприятных и предосудительных размеров и становятся бесконечно более вредоносными, как ни посмотри, чем сам предмет раздора. Поэтому я всегда верил, что лучше дать таким распрям самим заглохнуть или, по крайней мере, остыть, когда иссякнет их первоначальный импульс и порождённая им сила инерции. Иногда сопротивление вызывает дополнительное сопротивление и негодование, и горечь, которые в свою очередь порождают увеличение числа вредоносных заявлений. Даже если эти люди своевольно опубликовали какие-то книги и даже если эти книги не были хорошо переведены, я не думаю, что нужно принимать какие-то официальные меры. <...> ... из обширного опыта общения со столь многими организациями подобного рода я вынес, что лучший способ поведения – это давать щедро и не беспокоиться, как выданное будет повторено или даже использовано другими людьми. Активная вражда может быть очень докучлива и вредоносна и некоторым силам лучше дать возможность выдохнуться самим по себе".[76]

Оригинал этого письма хранится в Нью-Йоркском музее Н.К.Рериха и не вызывает сомнений в своей подлинности.

Фото. Скан-копия оригинала письма С.Н.Рериха З.Г.Фосдик от 25.09.1967 (Источник: [10]

  • SNR_to_Fosdik_25.09.1967

Глава 14

Общий вывод из анализа всех документов с подписью С.Н.Рериха в пользу МЦР

Итак, мы подвергли анализу все документы с подписью С.Н.Рериха в пользу МЦР. При ближайшем рассмотрении эти документы не выдерживают критики − они подделаны и подтасованы. Участник и непосредственный заказчик всех этих махинаций − основатель и директор МЦР, Л.В.Шапошникова. При этом её мотивы были далеки от идеалов Живой Этики − жажда власти над рериховской общественностью, эдакий эзотерический гуризм международного масштаба, вперемешку с псевдо-академическим карьеризмом, навешивающим на себя награды, почетные звания, научные степени, членство в общественных и научных учреждениях и т.д. и т.п. (официальное перечисление должности, наград и заслуг Л.В.Шапошниковой занимает полстраницы). Методы достижения этой главной цели были выбраны Л.В.Шапошниковой самые грязные − отстранить с помощью интриг от управления рериховским наследием всех членов Правления СФР и подмять власть над рериховским наследием под себя, что было достигнуто внеправовым роспуском СФР и созданием на его основе МЦР. Кульминацией всех этих беззаконных действий Л.В.Шапошниковой стал её замысел о легализации своих преступлений "волей" С.Н.Рериха, чего она добилась путём подделки и подтасовки вышеуказанных документов в пользу МЦР во время своих двух кратких поездок в Бангалор − в апреле и июне 1992 года. Этот пакет документов вызвал в рериховской среде неоднозначную реакцию, о чём свидетельствуют слова председателя Ревизионной Комиссии СФР, А.Юферовой:

"Много шума было вокруг известия о том, что незадолго до своей смерти С.Н.Рерих подписал пакет документов, подтверждающих право на наследие Рерихов именно МЦР и лично его вице-президента Л.Шапошниковой, привезенный из Индии ею и Н.Бондарчук. Но еще больше обнаружилось резонов сомневаться в их юридической состоятельности. К сожалению, правовой и криминалистической экспертизы документов до сих пор не проведено - тем интереснее будет работать историкам в будущем. Но уже сейчас каждому сведущему в рериховских делах человеку очевидны многочисленные чужеродные "уши", торчащие из этих прелюбопытнейших документов. Ну, например: "Меня беспокоят, - написано от лица С.Н.Рериха, - попытки некоторых лиц, без всяких на то оснований, подвергнуть сомнению ее (Л.Шапошниковой. - А.Ю.) деятельность и тем самым выразить недоверие моему решению. Людмила Васильевна остается по-прежнему моим доверенным лицом, и я прошу всех это учитывать". В таком указующем стиле С.Н.Рерих никогда не позволял себе говорить.

Показательно, что во всем пакете "документов от С.Н.Рериха" ни словом не упоминается законный владелец архива - СФР, как будто его не было вовсе. Не может быть, чтобы вопрос о передаче наследия от одного юридического лица (СФР) к другому (МЦР) не был специально оговорен. Так, в двух отдельных бумагах говорится об исключительности полномочий Л.Шапошниковой, без санкции которой теперь никто и пикнуть не смеет. Именно этот назойливый тезис стал главным во всем пакете документов, за которыми Л.Шапошникова слетала в Индию после предания гласности постановления ревизионной комиссии СФР на двух всероссийских рериховских конференциях.

Реакция нашей общественности на этот пакет документов была разной. В среде людей ответственных и информированных эти бумаги, мягко говоря, доверия не вызвали. И чем больше поступало известий из Индии, тем больше росло недоверие".[77]

Немощный С.Н.Рерих, каким он предстаёт перед нами на видеокадрах того времени, даже и не знал о существовании МЦР. Судя по всем имеющимся источникам того времени, также и судьба СФР его не интересовала. Да и сам индийский ММТР получал не много внимания от С.Н.Рериха, в распоряжении которого были бесценные богатства. По словам комиссара полиции Бангалора, П. Кодандарамаджаха,[78] − чета Рерихов имела 200 картин Н.К.Рериха, 800 картин С.Н.Рериха (его мастерская в Татагуни хорошо видна на видеокадрах фильма Н.С.Бондарчук), золотая икона Будды из Тибета, 500-летние монгольские старинные фигурки из слоновой кости, 540 картин 13 века, 200 наборов древних драгоценностей эпохи Моголов и другие драгоценности, которые могли бы украсить любой музей мира. Несмотря на то, что в швейцарских банках С.Н.Рериха хранился 34 миллионный долларовый счет, и не менее крупная сумма в банках Индии, при всёй этой роскоши основателя ММТР, эта организация осталась нищей, ничего не имеющей структурой, кроме полуразрушенной усадьбы старших Рерихов в Кулу, которая восстанавливалась волонтёрами со всего мира на народные пожертвования. Сотрудница Нью-Йоркского музея Рерихов, Рэй Баркли, хороша знавшая ситуацию в Кулу и Бангалоре, и принимавшая участие в презентации ММТР в июне 1992 года, так оценивает положение дел в Бангалоре :

"БАНГАЛОР, Международный Мемориальный Трест / Южное Отделение

Святослав в плохом, но стабильном состоянии здоровья. Он не способен ходить, и практически постоянно находится в погруженном в свои мысли состоянии. Он втянут в неприятную ситуацию и окружен непривлекательными людьми... <...>

У Треста есть руководство, но в зависимости о того, с кем вы говорите и какую визитную карточку или «официальный документ» они вам дают, это руководство может различаться. Например, в брошюре «Цели Треста»... вы увидите, что Девика является вице-президентом. Однако, некий Лакшман Манчигиа изготовил визитку, которая говорит, что он является вице-президентом, хотя в брошюре он указан как специальный член. Мэри Джойс Пунача, многолетний секретарь Светослава, является генеральным секретарем, а на самом деле генералом [в английском здесь игра слов: генеральный и генерал по-английски General]. Она имеет полную доверенность Светослава, полностью контролирует ситуацию в Бангалоре, а также распоряжается расходами в Кулу. <...>

Инге [Ингеборг Фричи] приехала после инаугурации, и вместе мы провели около месяца в Бангалоре. Так что мы хорошо познакомились с тамошними действующими лицами.<...>

Во время инаугурации Треста [в Бангалоре] Инге позвонила и сказала, что приезжает в Индию. Поскольку я насмотрелась и наслушалась многого о здешней публике (включая черную магию), я решила не распространяться о новостях и тайком полетела в Дели, чтобы ее встретить... Я сказала всем, что мне необходимо уладить дела с билетами... Проф. Рыбаков сказал, что хочет ехать со мной в город, и я высадила его у нашего отеля, сказав, что мне нужно вернуться в агенство забрать билеты. Я немедленно отправилась в аэропорт... Прибыла в Дели, устроилась в гостиницу ... и вернулась в аэропорт (время около полуночи). Мы встречаемся [с Инге], ухватили пару часов сна и следующим утром отправляемся в Бангалор. Мы возвращаемся в отель «Ашок» и немедленно идем на встречу с Девикой и Светославом. Когда Мэри увидела Инге, она закричала: «Как ты попала в Индию без моего разрешения!» <...>

Я не буду вдаваться в детали о юридических аспектах, касающихся Рерихов. Это ужасная путаница... Поэтому Инге и я решили, что не будем вмешиваться. Конечно, все хотели поговорить с нами, и говорили. Все хотели нашей поддержки, и не получили ее, т.к. мы занимаем нейтральную позицию и были дружественны со всеми. У нас не было особого выбора, т.к. все нам лгали, и даже не пытались поддерживать последовательной свою ложь. Потому, мы не верим никому из них.

Результат ситуации таков: имение продано, за исключением 23 акров, которые включают дом и студию/галлерею. Чеки обналичены и многочисленные «друзья» имеют/тратят деньги Рерихов. Светослав и Девика ... окружены составом исполнителей, которые посоревнуются с любым хорошим фильмом про мафию... Все главные картины и другие коллекции исчезли, либо в Россию, либо растворились в воздухе. (Пять ТОНН материалов уехали на самолете с Людмилой Шапошниковой в Россию). Не осталось ничего ценного, чтобы быть защищаемым трестом.

Общие впечатления

1) ... многие люди, с которыми мне приходилось иметь дело, были (в лучшем случае), склонны к искажению фактов и им фактически нельзя верить.

2) Тяжко было видеть, что то, что для нас так дорого, эксплуатируется и разграбляется. Мой угнетающий, развевающий иллюзии опыт включал:

- Грубость ответственных лиц, отсутствие культуры – полная противоположность тому, за что выступали Рерихи;

- Желчность и жадность в официальных дискуссиях по поводу собственности Рериха;

- Разграбление сокровищ, так что практически ничего ценного не осталось..."[79]

Когда истинно доверенное лицо С.Н.Рериха и зам.председателя СФР, Р.Б.Рыбаков, после всех интриг, которые устроила вокруг него Л.В.Шапошникова, прощался с последней в 1990 году, то он сказал следующее: "И запомните, Людмила Васильевна, тот вред, который Вы приносите и принесёте Рериховскому Движению, во много раз больше того, что сделал в своё время Хорш".

Спустя 27 лет после этих слов Р.Б.Рыбакова можно сказать, что он был абсолютно прав. После 25-летнего существования МЦР, всё этого время стремящегося подчинить себе всё Рериховское Движение, последнее лежит в руинах, дымящихся смрадом раздоров, бесконечных судебных разбирательств и взаимной вражды отдельных рериховских группировок.

Всё же авторы этого исследования надеются, что Рериховское Движение сможет очиститься от последствий негативного влияния мегатонн лжи, вылитых на головы рериховцев членами МЦР и их сторонниками за последние 25 лет. Честно признаться, мы мало надеемся, что на такое самоочищение способно нынешнее поколение рериховцев, т.к. в его рядах очень много агентов-провокаторов, умело манипулирующих сознанием рядовых рериховцев. Но будущее поколение рериховцев сможет правильно оценить ситуацию в Рериховском Движении, сумеет применить положения Живой Этики на общее благо всего Рериховского Движения и всего человечества. Авторы сего труда глубоко убеждены, что предназначение всемирного Рериховского Движения встать во главе духовной эволюции человечества, что может свершиться только на основах Живой Этики. Но это движение возможно только в случае осознания прошлых ошибок и их исправления в настоящем. Только через такое очищение откроется путь в светлое будущее.

* * *

Какой вопрос рериховедения вы считаете наиболее важным? (можно выбрать несколько пунктов, но один раз)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос: