Горчичное зерно

В начале лета 2002 года из печати вышла книга ученого-востоковеда Владимира Андреевича Росова "Николай Рерих: Вестник Звенигорода". В ней на основе большого количества документов подробно исследована история плана по созданию в 1920-30-е годы Новой Страны на территории Центральной Азии. Главная роль в этом деле отводилась семье Рерих. Строительство Новой Страны органично входило в План Владык, Учителей человечества, а сложившаяся политическая ситуация того времени благоприятствовала его воплощению.

Появление такой книги - событие. Для многих почитателей Рерихов и исследователей их жизни и деятельности она была в радость. Но некоторые люди идею строительства Новой Страны рассматривают почему-то только в абстрактной, неопределенно-временной форме, она у них никак не связывается с практическими делами и конкретными сроками. Им кажется, что политика - очень грязное дело и уж кто-кто, а Рерихи - не могли ею заниматься. Но вспомним, что говорил сам Учитель Мория по поводу построения Новой Страны: "Мы будем часто говорить о Новой Стране - это самое спешное". Самое спешное... Почему же некоторые люди не понимают этой части Плана Владык? Видимо, они не задумываются о том, что все понятия в наше время искажены. И здесь нужно опять обратиться к словам Учителя: "Утрата истинных значений понятий много способствовала современному одичанию" (Община, 47).

Да, мы, люди, утеряли истинные значения понятий, и нам предстоит огромная работа по их очищению. И понятие "политика" также искажено. Необходимо читать книги другого Учителя - Платона, в четверокнижии которого - "Политик", "Государство", "Законы" и "Послезаконие" - подробно изложено всё, что связано с политикой и строительством государства. "Политик, - говорит Платон, - это царственный муж".

Образы истины

В своих "Листах дневника" Николай Константинович Рерих неоднократно упоминает имена Конфуция и Платона и приводит их высказывания. Чаще всего это слова Платона о том, что "идеи правят миром". Внимательно читая Учение Живой Этики, мы обнаруживаем эти же слова и там: "Люди могут смеяться, - говорит Учитель Мория, - но идеи управляют миром. Слова эти внесены в Устав Братства" (Надземное, 2). Понятно, что ни Николай Константинович, ни тем более Учитель, никогда не говорят что-либо просто так - мол, к слову пришлось. Во всём Ими сказанном кроется суть Бытия, поэтому необходимо всегда прикладывать усилия, чтобы понять, о чем нам говорят, к чему нас призывают.

Нет сомнений в том, что и Учитель, и Николай Константинович призывают нас к размышлению о том, что такое идеи и почему они правят миром. Посмотрим, что говорится об этом в Учении. "Идеи - это образы истины", читаем мы в книге "Агни-йога" (§ 122). То есть каждая идея не абстрактна сама по себе, она потому и зовется идеей - первообразом, что являет собой ОБРАЗ, ФОРМУ конкретной истины. Истина может существовать в недоступной для нас форме, однако когда Творец приступает к построению Нового мира, Он придает истине определенный образ, форму, которая становится идеей - матрицей этого мира, доступной для сознания его будущих обитателей. Эти матрицы структурируют хаос, преобразуя его в Космос и дают идейное направление эволюционному развитию. Одной из этих идей и является "идея правильного государства", или - образ истинного государства. "Наши мыслительные посылки, - говорит Учитель, - летят по всему миру. Мы не скупимся и сеем в пространстве. Пространство полно разных идей" (Надземное, 126). То есть идеи исходят из Иерархии, следовательно - иерархическое начало лежит во всех передовых начинаниях человечества.

Опыт строительства Новой Страны

Внимательно исследуя историю, убеждаешься: идея построения Новой Страны не нова. Попытки ее построить, положив в основу "идею правильного государства", предпринимались много раз, ибо стремление к истине и чистоте неодолимо влечет людей в потоке эволюции, и нам, людям, требуются наглядные примеры нравственных усилий в мировом масштабе. Были времена и страны, когда выдающимся правителям на какое-то время удавалось максимально приблизиться к идеалу Новой Страны. И это надо рассматривать как ценнейший опыт человечества. Если у нас не будет примеров практического воплощения в жизнь планов построения "правильного государства", в основу которого положены идеи Общего Блага, общежития и высших миров, не будет претворенных образов красоты и гармонии, то не будет и того, что стимулирует всю земную жизнь и устремляет людей к совершенствованию.

Но разве можно обрести опыт государственного строительства, не предпринимая усилий построить Новую Страну практически, на конкретной территории? Говорят, это аналогично попытке обрести опыт вязания, никогда не притрагиваясь к вязальным спицам в надежде обогреть мысленным свитером свое немыслимое тело.

Рассмотрим еще один важный аспект, связанный с фразой "идеи правят миром". Как мы уже отметили, она сопутствует в дневниках Рериха именам Конфуция и Платона. Почему? Не потому ли, что они закладывали науку о государственном строительстве? Один на Востоке, а второй - на Западе? Может быть, мыслители предпринимали попытки построить Новую Страну, в которой у власти, по утверждению Платона, в силу необходимости находятся философы, или как он еще их называет - "аристократы духа"? Не потому ли и в дневниках Елены Ивановны Рерих встречаются имена Конфуция и Платона, что это каким-то образом связано с Иерархией и с Планами Владык?

Да, внимательно рассматривая канву жизни и деятельности этих философов, можно увидеть, что они предпринимали попытки построения Новой Страны. Посмотрим как это было.

Конфуций (551-479 до н.э.)
"Должным образом служить народу"

Конфуция с детства привлекало всё, связанное с государственным управлением и властью. Родившись в Цюйфу, столице царства Лу, в среде высшей знати, он уже в раннем возрасте соединял детскую игру с обрядами и ритуалами, делая игрушечные алтари и жертвенные сосуды, воображая приезд послов и гонцов из других царств. К тому же, испытывая неудержимую любовь к знаниям, он рано выучился читать, а книги того времени представляли собой исключительно записи о деяниях великих царей древности, творцов мироздания и культурных героев. Поэтому Конфуций с детства впитал в себя идеал управления посредством добродетели. Его мысли неуклонно вращались в области устройства и порядка организации жизни общества, государства, души человека. Он никогда не переставал учиться. Можно сказать, что для него с детства девизом жизни были слова: "Учиться и всегда прикладывать выученное к делу - это радость"1 Школа Конфуция

В тридцать лет он открывает первую в Китае (если не в мире) частную школу, положив в ее основу идеи общины. Главной задачей ставит воспитание людей, нужных государству. А ведь каждому государству в первую очередь нужны бескорыстные, образованные, благородные люди. По Конфуцию, люди, которые идут во власть, должны это делать с единственной целью - "оберечь всех граждан и по возможности сделать их из худших - лучшими", ведь дело государственных чиновников и правителя государства неразрывно связано с истинным служением Общему Благу.

В общей сложности его школу прошли около 2000 человек, из которых 72 человека прославились и вошли в историю Китая как мудрые правители Поднебесной. В основе обучения лежало нравственное образование. Учитель Кун (так называли ученики Конфуция) постоянно говорил своим ученикам: "Вы не сможете управлять делами государства, если не научитесь управлять собой". Поэтому главный акцент в обучении делался на улучшение качеств человека.

Двадцать лет Конфуций ведет школу, обретая опыт воспитания, совершенствуя методики обучения и сам непрестанно учась. "В любой деревне вы сможете найти человека не менее меня добродетельного. - говорил он. - Но вы не найдете человека, который бы более меня был устремлен к учению". Все эти годы философ много общается с государственными чиновниками разных уровней, с правителями провинций и царств. Его авторитет как знатока ритуалов (законов нравственного поведения) и древнего законодательства последовательно растет. И вот, в 501 году до н.э. в его родном царстве Лу приходит к власти молодой правитель Дин-гун. Наслышанный о мудрости Учителя Куна, он решает встретиться с ним и привлечь к управлению государством. Если говорить современными терминами, то Дин-гун планировал провести кардинальные государственные реформы, и более подходящую кандидатуру вряд ли можно было найти. Правитель вызывает Конфуция на аудиенцию во дворец. Они беседуют, и Дин-гун, очарованный умом мыслителя, через некоторое время предлагает ему взять в управление город Чжунду с прилегающими окрестностями, решив посмотреть, возможна ли практическая реализация идей философа. Поскольку принятие этого предложения давало реальную возможность для реализации идеи "правильного государства" и позволяло создать предпосылки для построения Новой Страны, Учитель Кун без колебаний принимает предложение. Ведь еще задолго до этого он много раз говорил своим ученикам: "Если мне дадут власть, то я наведу порядок за месяц, а за три года добьюсь процветания".

Конфуций выезжает в город Чжунду и, действительно, за несколько месяцев в корне меняет положение в провинции. Она становится процветающей. Слава об успехах философа быстро разнеслась по царству и некоторые наместники других провинций стали усердно перенимать его методы управления. А правитель царства, Дин-гун, увидев какие ошеломляющие изменения в провинции удалось провести Учителю Куну в столь короткое время и тот несомненный экономический и моральный успех, который эти изменения принесли, понял, что такого человека необходимо привлекать к управлению всей страной. Он вызывает Конфуция в столицу и дает ему фактически полную власть в царстве, а через несколько месяцев вручает ему также бирку главного судьи. Власть Конфуция становится практически неограниченной. Он активно принимается за дело, привлекает к нему своих учеников, и государство стало быстро набирать силу и авторитет среди соседних царств.

Что в первую очередь придавало такую убедительность его действиям? Историки, исследовавшие жизнь и деятельность Конфуция, единодушны в ответе - неуклонная нравственность и бескорыстие в служении людям, в служении Общему Благу. Одному из сановников, который обратился к нему с вопросом, как избавиться от воров, он сказал: "Если ты обладаешь властью, не кради сам, и тогда не будут красть подвластные тебе люди. Мудрый правитель помогает нуждающимся, а не делает богатых еще богаче".

Постоянством нравственного подвижничества Конфуций завоевал абсолютное доверие жителей государства. Но, с другой стороны, нарастала неприязнь со стороны высших сановников, жаждущих исключительно власти и наживы, поэтому осуществлять строительство "правильного государства", Новой Страны, было очень нелегко. Как говорил сам Учитель Кун - "нет ничего труднее". Но истинной мерой заслуг была для него благодарность народа. Заботу о людях, уважение к их нуждам он относил к числу важнейших обязанностей правителя, ибо "безнравственно требовать от своих подданных возвышенности духа, обрекая их на нищету и лишения". Мыслитель утверждал также, что надо не только накормить своих подданных, но и обучать их, а управление государством "должно находиться в руках добрых мужей - аристократов духа". Мудрость правителя как раз и заключается в том, чтобы "возвышать добрых мужей", а "малейшее ослабление нравственных усилий, забвение правды сердца губит людское согласие и ввергает мир в хаос". Конфуций

Почти четыре года Конфуций закладывал основы Новой Страны на своей родине, но тщательно спланированная интрига правителя соседнего царства Ци - Цзин-гуна - повредила этот план. Изучив слабости Дин-гуна, он прислал ему в подарок ансамбль певиц и танцовщиц из восьмидесяти самых красивых девушек царства, а также сто великолепных лошадей. В результате Дин-гун стал дни и ночи проводить в развлечениях, перестал интересоваться делами государства и не принимал больше ежедневные доклады.

Учитель Кун понял, что это крах всем его начинаниям. Он подает в отставку и не встречаясь с правителем, покидает со своими учениками пределы царства. Но идею построения Новой Страны он не оставил, и во время своих четырнадцатилетних скитаний, неоднократно предпринимал усилия воплотить ее на территории других государств.

Удалось ли Конфуцию построить Новую Страну? Можно смело сказать, что да, так как хотя она просуществовала всего четыре года, вызванный ею резонанс ощущается в Китае до сих пор.

Необходимо отметить абсолютное сходство позиций у Конфуция и Платона в отношении того, кто может создать "правильное государство" и управлять им. Оба мыслителя говорили, что управление государством должны осуществлять "аристократы духа" - философы. Но если у Конфуция ученые пока не нашли трактатов по основам государственного строительства, то Платон, напротив, оставил нам целое Учение.

Платон (428-347 до н.э.)
"Осуществление такого строя вполне возможно"
Платон

Платон родился в Афинах и происходил из древнего царского рода. Детские, юношеские и первые годы взрослой жизни он активно учился всем традиционным для Древней Греции искусствам и наукам. Отдавая дань времени и моде, много занимался поэзией и спортом и во всем имел блестящий успех. Но уже с молодости будущий мыслитель мечтал быть полезным обществу и государству. В одном из своих писем"2 он писал: "Когда я был еще молод, я испытал то же, что обычно переживают многие: думал, как только стану самостоятельным человеком, тотчас же приму участие в общегосударственных делах". Поскольку многие его родственники входили в высшие эшелоны власти, то он, естественно, рос в атмосфере сильных политических страстей. Ему было известно немало событий, предвосхищавших всевозможные политические перипетии, а также закулисные движения мыслей относительно государственных дел и планов. Уже с молодых лет родственники пытались привлечь Платона к политической борьбе. Но в эти годы он еще "был убежден, что они отвратят государство от несправедливости и, обратив его к справедливому образу жизни, сумеют его упорядочить". Сам же предпочитал учиться и наблюдал за всем со стороны. Смотря, что и как делают люди власти, постигая их психологию, юноша предавался занятиям любимой философией. Сократ Надо сказать, что философия в Древней Греции в значительной мере отвечала своему названию и была активной составляющей жизни государства, оказывая свое влияние на все стороны жизни - воспитание, образование, внутреннюю и внешнюю политики.

Когда Платону исполнилось 20 лет, он пошел в ученики к знаменитому философу Сократу и восемь лет внимал тому с восхищением, благодарностью и радостью. Тем сильнее был для него удар от жестокой несправедливой смерти Учителя, на которую обрекли Сократа правители города с молчаливого согласия жителей. Это событие обнажило для Платона лживость людей, извращенность обычаев, нравов и царивших тогда законов. "Писаные законы извратились и пали так, - возмущался он в одном из своих писем, - что у меня, искренне исполненного рвения к занятиям общественными делами, в конце концов потемнело в глазах".

"Смерть Сократа", Jacques-Loues David, 1787

Смерть Сократа и тяжелая атмосфера предательства подвигли философа к большому путешествию. Платон уезжает из Афин и двенадцать лет путешествует по странам Востока и Северной Африки. Много учится в самых известных учебных центрах того времени. Изучает математику, философию, астрономию, историю, а также законодательства и государственные устройства разных стран. Последнее становится для него самым главным на всю жизнь. "Я не переставал размышлять, - писал он, - каким путем может произойти улучшение нравов и особенно всего государственного устройства... В конце концов относительно всех существующих теперь государств я решил, что они управляются плохо, ведь состояние их законодательства почти что неизлечимо... И, восхваляя подлинную философию, я пришел к убеждению, что лишь через неё возможно постичь справедливость в отношении как государства, так и частных лиц... Человеческий род не избавится от зла до тех пор, пока истинные и правильно мыслящие философы не займут государственные должности или властители в государствах по какому-то божественному определению не станут подлинными философами".

С такими мыслями Платон и приезжает в конце своего путешествия в Южную Италию, которую называли тогда Великой Грецией. Здесь, в городе Таренте, находился центр пифагорейцев, который возглавлял Архит - известный государственный деятель, ученый, математик, физик и механик. Платон, знакомый с философией пифагорейцев в общих чертах, хотел постичь ее более глубоко. Он становится учеником и другом Архита, который вводит его в сокровенные области мировоззрения Пифагора.

Здесь же, в Таренте, Платон знакомится и с Дионом, родственником сиракузского правителя, тирана Дионисия. Дион был братом жены Дионисия - Аристомахи. Сиракузы в то время являлись мощным городом-государством на острове Сицилия и оказывали большое влияние на все государства и полисы Средиземноморья, контролируя значительную часть морских торговых путей. В письме к своим родным философ дает такую характеристику Диону: "Что касается Диона, то он очень восприимчив ко всему, а особенно к тому, что я говорил. Он быстро и глубоко воспринял всё, как никто из юношей, с которыми я когда-либо встречался. Возлюбив добродетель больше удовольствий и прочей роскоши, он всю свою жизнь пожелал прожить не так, как большинство италиков и сицилийцев".

Диону в то время было 18 лет. Он активно учился и отзывался на всё новое. Познакомившись с Платоном и его учением об идеях, юноша был восхищен и сразу захотел действовать. Тем более что, согласно этому учению, "воплощение идей в действительность есть одно из условий человеческого блага". То есть необходимо практически воплощать идеи в жизнь. Дион, загоревшись идеей "устроить во всей стране счастливую и справедливую жизнь", развернул перед мысленным взором Платона план ее реализации на Сицилии. Он предложил поехать в Сиракузы к правителю Дионисию, увлечь того этой идеей, и построить на ее основе Новую Страну. Платон соглашается. Правда, вряд ли основной причиной его согласия стали доводы Диона о возможности воздействовать на Дионисия. По всей видимости, он рассматривал сложившуюся ситуацию как данную свыше возможность получить практический опыт. Так началось первое предприятие Платона по строительству Новой Страны на Сицилии.

Правитель Дионисий поначалу хорошо принимает философа и с удовольствием проводит с ним время в беседах. Но довольно быстро охладевает к идее Платона построить "правильное государство", так как это требовало большой внутренней и внешней работы, к чему он был совершенно не расположен. Его больше занимали ежедневные изобильные пиры, развлечения и войны. А Платона утомляла атмосфера пустой жизни Дионисия и лицемерие его окружения. Он так писал об этом своим родственникам: "Когда я приехал, тамошняя пресловутая блаженная жизнь, заполненная всевозможными италийскими и сиракузскими пиршествами, никак не пришлась мне по душе. Не понравилось мне и наедаться дважды в день до отвала, а по ночам никогда не спать одному, а также и другие привычки, связанные с подобной жизнью. Естественно, что никто из людей, живущих под этим небом, с юности воспитанный в таких нравах, не мог бы никогда стать разумным; даже если он одарен чудесными природными задатками, при этих условиях он даже не подумает стать рассудительным; то же самое относится и к прочим частям добродетели".

Платон искренне пытался донести до сознания Дионисия, что изменения в системе государственных уложений на самом деле несложно произвести, на всё нужна только добрая воля, и что эти реформы будут полезны не только для жителей страны, но не в меньшей степени облегчат жизнь самому тирану и членам его семьи. Однажды правитель спросил: "В чем же состоит цель властителя?" На что мыслитель ответил: "Делать из своих подданных хороших людей".

Длительное общение с Дионисием Старшим постепенно начало переходить из стадии бесплодного в опасное. Платон стал стремиться как можно быстрее уехать, но тиран, боясь негативного резонанса общественного мнения в мире Эллады, его не отпускал. Ситуацию усложняли страх, недоверие и лень Дионисия. Это всё более обнажало его тиранические наклонности. В какой-то момент он озлобился и начал держать всех в напряжении слухами о том, что Платона хотят убить. Наконец, он отправляет философа с острова на корабле спартанского посла Поллида, но при этом отдает Поллиду тайный приказ убить его по дороге или, на крайний случай, - продать в рабство. Поллид, опасаясь осуждения общества, не решается на убийство, а продает в рабство на острове Эгина. Правда, друзья быстро выкупили Платона.

Несмотря на печальный исход первой попытки построить Новую Страну на Сицилии, приобретенный опыт был очень значителен. Сам философ так резюмирует свои размышления по этому поводу: "Никакое государство не сможет наслаждаться покоем, опираясь на законы, как бы хороши они ни были, если люди будут считать, что всё нужно тратить на чрезмерную роскошь и что ни к чему не нужно прилагать никаких усилий, разве только к обжорству, пьянству и любовным утехам. Такие государства неизбежно то и дело меняют формы правления, становятся то тираниями, то олигархиями, то демократиями, и нет этим переменам конца. Властители таких государств не хотят даже слышать о справедливом и равноправном строе".

Платон возвращается в Афины после 12-летнего отсутствия. Он покупает землю на территории бывшего сада бога Академа и основывает здесь свою знаменитую школу - Академию, которая будет существовать ни много ни мало - 1000 лет. Только в VI веке, в 529 году, Академия, которую, кстати, заканчивали многие христианские отцы церкви, такие как Василий Великий, Григорий Богослов и др., была закрыта византийским императором Юстинианом.

Главной задачей Академии Платон (как и Конфуций для своей Школы) считал нравственное воспитание и образование передовой молодежи для нужд общества и государственного управления. Действительно, многие слушатели Академии в дальнейшем становились видными законодателями и занимали высокие государственные должности. Можно упомянуть среди них Ликурга, Демосфена и Гиперида. Однако мысль о построении Новой Страны, как это видно из дальнейших событий, не оставляла мыслителя.

В 367 г. до н.э. умирает Дионисий Старший и к власти приходит его сын - Дионисий Младший. Неутомимый и целеустремленный Дион решает использовать этот момент для новой попытки реализовать идею "правильного государства". Он пишет письмо Платону и уговаривает написать самого Дионисия Младшего. В своем письме Дион убеждает Платона "возможно скорее прибыть, пока другие, находящиеся при Дионисии, не вовлекут его в иную жизнь, отвратив от лучшей... Какого более благоприятного времени можем мы ожидать, чем выпавшее нам теперь на долю по какому-то божественному соизволению". Далее он сообщает о своем собственном влиянии в государстве, о молодости Дионисия Младшего, делает упор на стремлении Дионисия к философии. Разворачивая перед Платоном перспективу, он пишет также о том, что к учению жизни Платона можно легко привлечь его племянников и близких, что те, в свою очередь, будут способствовать привлечению к этому делу Дионисия. В завершение Дион пишет, что "если уж когда-либо может полностью осуществиться надежда, что философы и правители великих государств окажутся одними и теми же лицами, то именно теперь".

Конечно, Платона многое смущало и отвращало от данного предприятия, но постепенно он склонился к необходимости совершить вторую поездку на Сицилию и еще раз попытаться построить Новую Страну, потому что, "если я хочу видеть осуществленными свои мысли о законах и государственном строе, то именно сейчас надо сделать такую попытку". Были еще обстоятельства, склонившие чашу в сторону решения "ехать". "Мне было очень стыдно перед самим собой, - писал позже мыслитель друзьям, - что я способен лишь на слова, а сам никогда добровольно не взялся бы ни за какое дело. Кроме того, люди могли бы подумать, что я предал свою дружбу и близость с Дионом, который был тогда в немалой опасности".

На Сицилии Платона встретили с необычайным почетом. Дионисий прислал за ним к пристани роскошную царскую колесницу, и даже сам принес жертву богам, благодаря их за такое внимание к делам в его государстве. Окружение Дионисия поначалу тоже открыто не проявляло своей неприязни. Но, между тем, обстановка была очень тяжелая и, как оценивал ее сам мыслитель, "не подобающая ни ему, ни его учению". Всё было пронизано лицемерием и заражено политическими раздорами. Очень много клеветы было направлено против Диона. Платон, как мог, защищал друга, но атмосфера была уже настолько отравлена, что, по его собственному признанию, он был способен сделать очень немного. Однако его приезд спас жизнь Диону, который хотя и был изгнан с острова через четыре месяца после их встречи, но всё же не пострадал физически.

Платон еще оставался некоторое время в Сиракузах. Много беседовал с Дионисием. Видя желание "учиться и слушать беседы по философии", учил правителя "прежде всего каждодневно жить таким образом, чтобы прийти к согласию с самим собой, иметь как можно больше власти над своими чувствами и приобретать верных друзей и товарищей". Но видел философ со стороны Дионисия также страх и недоверие, так как его окружение плело интриги, внушая тирану мысль, что Дион хочет с помощью Платона помутить его разум и захватить власть. Приближенные едко говорили между собой, что в былые времена сиракузяне разбили мощный афинский флот, а теперь один афинский философ сокрушает всё государство Дионисия. Понятно, что оставаться далее в Сиракузах смысла не было, и как нельзя удачно начавшиеся военные действия поспособствовали отъезду на родину в Афины.

Резюмируя вторую попытку создать Новую Страну на Сицилии, Платон писал: "Если врач дает совет больному, ведущему вредный для здоровья образ жизни, то прежде всего он должен посоветовать ему изменить образ жизни, и, только если тот проявит желание подчиниться, врач может и дальше давать свои наставления. Если же больной не хочет его слушать, то врача, уклонившегося от дальнейших советов такому больному, я счел бы настоящим человеком и сведущим лекарем, а того, кто продолжал бы настаивать на своих советах, я счел бы, наоборот, человеком слабым и неискусным. То же самое и относительно государства: будет ли во главе его один человек или несколько, если государственный строй стоит на верной стезе и правители пожелали бы спросить совета о том, что может им быть полезным, то было бы разумно дать его таким людям. Но есть и такие правители, которые полностью сошли с правильной стези государственного устройства и ни в коем случае не желают на нее вернуться, причем советующему приказывают оставить их строй неприкосновенным, а если кто будет его касаться, тем грозят смертью, либо велят ему давать советы, приноравливаясь к их прихотям и стремлению самым легким и скорым путем сохранить на вечные времена свой строй. Так вот, если кто при таких обстоятельствах продолжал бы давать советы, я счел бы его человеком слабым; отказывающегося же давать далее советы я почел бы за настоящего мужа...

Разумный человек должен таким образом относиться к своему государству: если ему кажется, что оно управляется нехорошо и у него спрашивают совета, он должен давать его в том случае, если ему не грозит опасность говорить впустую или подвергнуться угрозе смерти; совершать же насилие над родиной в виде государственного переворота он не должен, если перемена к лучшему не может совершиться без изгнания и истребления людей; нужно, сохраняя спокойствие, молиться о благе для самого себя и для государства..."

Платон более не питал иллюзий по поводу возможности построить Новую Страну на Сицилии. Мыслитель видел, что Дионисий по существу своему не может "переменить власть тирана на царскую власть". Уже на склоне лет, после третьей поездки на Сицилию, он просит в письме друзей Диона передать всем сицилийцам свой совет: "Так как существуют три вещи - душа, тело и деньги, то в ваших законах вы должны выше всего ставить совершенство души, на второе место - совершенство тела, так как оно стоит ниже души, а на третьем и последнем - почтение к богатству, так как оно - слуга и души, и тела... Установите с божьей помощью царскую власть".

Да, построить Новую Страну на Сицилии Платону не удалось, но важно не это. Важно то, что благодаря опыту, оставленному нам в его наследии, такую возможность имеет любой народ, любое государство, в котором к власти приходят разумные, сердечные политики, для которых благо вверенного им народа стоит превыше всего. Важно то, что "осуществление такого строя вполне возможно".

Время боготворить и время исследовать

Можно привести еще немало примеров из истории человечества, когда великие деятели предпринимали усилия по строительству "правильного государства", Новой Страны, в различных уголках нашей планеты. Эта область истории человечества очень мало исследована. А связь этих проектов с Планами Владык, с Иерархией и вовсе никем из ученых не рассматривалась. В данном контексте исследование В.А. Росова - первое в этом ряду. Ведь Николая Константиновича Рериха большинство людей знает как великого художника. Этому посвящено немало монографий, исследований и статей. Меньшее число людей знает о Рерихе как о мировом общественном деятеле. Но мало кто знает Николая Константиновича как политика мирового масштаба, истинного политика, который в сути своей отвечает характеристике Платона - "политик - это царственный муж".

Большое видится на расстоянии. Придет время и о Николае Константиновиче и Елене Ивановне Рерих будут слагать многочисленные легенды и сказания. Но сейчас, как мне кажется, у ученых есть очень редкая историческая возможность - тщательно, объективно, непредвзято исследовать все документы и свидетельства разносторонней жизни и деятельности всех членов семьи Рерих. Это глобальная и многосторонняя задача, и ее достойное выполнение целесообразнее делать взаимодействуя в исследованиях во имя истины.

Зёрна

По всей Беспредельности разбросаны зёрна космопространственных идей. Попадая на удобренную потом и трудом почву мышления, они прорастают и дают обильные плоды, усиливая Космос и утесняя области хаоса.

Одним из таких зёрен является идея правильного государства, которая не только прижилась на нашей планете и дала свои ростки, но мы - человечество - уже имеем и плоды этой идеи. Не все видят и сознают эти плоды, но ведь и дети малые не сознают своего роста.

Новая Страна уже строится. Придет время, и эти постройки начнут проявляться и на земном плане. Как писала Елена Ивановна Рерих: "На горизонте уже видны башни Звенигорода"...

В.С. Дмитриев

Санкт-Петербург,
январь 2004

 


Примечания

1. Здесь и далее слова Конфуция цитируются по книге "Беседы и суждения Конфуция" (СПб.: Кристалл, 1999).

2.Здесь и далее слова Платона цитируются по изданию: Платон. Собр. соч. в 4 тт. М.: Мысль, 1990-94.

 

Какой вопрос рериховедения вы считаете наиболее важным? (можно выбрать несколько пунктов, но один раз)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос: