Жизнь, разумеется, важнее Поднебесной. И всё же государственный муж жертвует собой ради других. В том, что он жертвует собой ради других, и заключается его значение.

Люйши Чуньцю1

 
"ЛЮЙШИ ЧУНЬЦЮ" И ИДЕЯ НОВОЙ СТРАНЫ В ПОДНЕБЕСНОЙ
 
Обложка книги Люйши Чуньцю
Обложка книги
Люйши Чуньцю

В 2001 году, в Москве в издательстве "Мысль" вышла книга "Люйши Чуньцю. Вёсны и осени господина Люя" в переводе замечательного учёного-китаиста Григория Александровича Ткаченко, который посвятил переводу и адаптации текста к русскому языку более тридцати лет. Эта книга была задумана и создана в III веке до н.э. волей одного человека - выдающегося государственного деятеля Древнего Китая Люй Бувэя. По его замыслу, книга должна была соединить в себе всё лучшее из богатого культурного наследия Китая для всех областей жизни - политики, истории, философии, земледелия, искусства и стать законодательной основой строительства Новой Страны, а в дальнейшем и Китайской федерации. Эту книгу без сомнения можно назвать Сводом, который давал систему нравственных ориентиров для развития общества и положил начало науки социально-политического управления.

Свод до сих пор не потерял своей актуальности. Интерес к нему не ослабевал на протяжении многих веков не только в Китае, он не раз оказывалось в центре острых научных и политических дискуссий. В данной статье рассматривается причина, побуждавшая Люй Бувэя к созданию Свода, - идея построить на его основе Новую Страну, в которой всё было бы направлено на Общее Благо. Из истории известно, что вокруг таких планов всегда образовывался мощный водоворот мировых событий, которые, как правило, вызывали большие потрясения в жизни человеческого общества и вели к изменению общественного сознания. В Китае строительство Новой Страны на основе идеи Общего Блага до Люй Бувэя предпринимал в V веке до н.э. Конфуций. Таким образом деятельность Люя Бувэя можно рассматривать как продолжение этой традиции в Поднебесной. Посмотрим, как это было.

РОЖДЕНИЕ ЛЮЙ БУВЭЯ И ЕГО МЕЧТЫ
 
Конфуций
Конфуций

В конце IV века до н.э. в уезде Пуян провинции Хэнань в царстве Вэй родился мальчик, которого родители назвали - Люй. В семье, где он родился, из поколения в поколение царило глубокое почитание Учителя Кун-цзы (Конфуция) и великих царей Древнего Китая. Особенно бережно хранилась память о жизни и деяниях Великого Учителя десяти тысяч поколений - именно так до сих пор называют Конфуция в Китае. Атмосфера почитания Великого Учителя глубоко проникла в сердце мальчика и взрастила в нём неодолимое желание претворить в жизнь главную идею Учителя Кун-цзы - построить Новую Страну, основанную на принципах "правильного государства", страну, где, по словам отца Люя, "красота была бы корнем меры, а идея Общего Блага доминировала бы во всём". Это желание усиливалось у Люя ещё и от той печали, которую он иногда замечал в разговорах отца с друзьями. Однажды он услышал, как отец говорил: "Ныне мир пришёл к упадку, дао мудрых царей предано забвению. Властители нашего века заботятся лишь о собственных удовольствиях и развлечениях: заняты тем, чтобы сделать роскошными свои дворцы и беседки, сады и парки. Поэтому они простирают руки к народному достоянию. Старые и слабые умирают от холода и голода, когда могли бы ещё жить, сильные и крепкие терпят крах, нищают, впадают в униженное состояние".

Тоска охватывала сердце Люя, когда он слышал подобные слова, и желание устроить в государстве всё на основе справедливости переполняло его. Как-то он спросил отца: "Как поступать, если желаешь овладеть Поднебесной, чтобы помогать людям?" На это отец с улыбкой ответил: "Когда хотят сразу овладеть Поднебесной, ею не овладевают. Чтобы ею овладеть, нужно сперва овладеть самим собой".

Люй рос, очень много учился и совершенствовался. На всю жизнь для него стали руководящими слова отца: "Учись всегда. Мудрец рождается в упорной учёбе. Никто ещё без упорной учёбы не становился ни крупным учёным, ни прославленным мужем. Небо рождает человека и наделяет его уши способностью слышать. Но если он не научен, его слух ничем не лучше глухоты. Глаза человека наделены способностью видеть, но если он не научен, его зрение ничем не лучше слепоты. Уста человека наделены способностью говорить, но если он не научен, его речи не лучше молчания. Ум человека наделён способностью к размышлению, но если он не научен, его размышления не лучше безумия. Наука же состоит не в том, чтобы добавить что-либо к данному небом, а в том, чтобы это данное развить до совершенства. И запомни - наведение порядка в себе и в государстве - умения одного рода". Изучая деяния культурных героев Древнего Китая, философию, экономику и географию, Люй неустанно думал о путях претворения главной цели своей жизни - строительстве Новой Страны.

РОЖДЕНИЕ ПЛАНА
 

В те времена правителей государства, царей, называли "Сынами Неба" и существовала иерархическая традиция передачи власти по родственной линии от отца к сыну, внуку и т.д. Люй не был сыном царя, и это обстоятельство вроде бы лишало его всякой возможности обрести полноту власти в каком-либо государстве. К тому же даже не каждый сын царя имел возможность стать престолонаследником, так как сыновей, как правило, бывало несколько и между ними не редко велась жестокая борьба за власть, а это приводило к дополнительным страданиям простого народа. Это хорошо знал Люй. Знал он и о том, как часто властители, вовлечённые в противоборство, забывали, что власть человеку даётся от Неба с конкретной задачей - постоянно улучшать в государстве условия жизни людей и направлять их своим примером и законодательно к постоянному совершенствованию, к улучшению своего нравственного облика, ибо, как сказал ему однажды отец, - нравственные основы должны стать принадлежностью знания, иначе пропасть между знанием и нравственностью делается губительной.

Вопрос - как в условиях такого правового уклада получить доступ к полной власти, мучил Люя, но родившийся в озарении план указал ему путь осуществления мечты. План вспыхнул в сердце внезапно. Он увидел его весь, целиком, до мельчайших подробностей. Это потрясло Люя, так как у него ещё не было опыта духовного откровения такого масштаба. План был прост, как и всё гениальное. Путь - через богатство. Но не просто богатство, а - сверхбогатство. Если говорить современными терминами, то Люй должен был стать мультимиллиардером. Далее нужно найти среди правителей или престолонаследников единомышленника и вложить своё состояние в политическое переустройство государства на основе идей Конфуция и великих правителей Древнего Китая. При этом, для основы законодательной базы передовыми учёными под его руководством необходимо составить Свод, который включил бы в себя всё лучшее из культурного наследия Китая для всех областей жизни - политики, истории, философии, земледелия, искусства и даже повседневной жизни людей.

Здесь надо заметить, что в эпоху Чжаньго (403-221 гг. до н.э.) территория Древнего Китая представляла собой пёстрое одеяло, сшитое из множества лоскутков-государств, наподобие территории Древней Руси, когда каждый крупный город являлся государствообразующим началом. Государств на территории Древнего Китая было много, и выбрать среди них соответствующее плану было непросто. Однако пока перед Люем стоял другой вопрос - как заработать огромные средства и найти единомышленника среди правителей или престолонаследников.

РЕШЕНИЕ
 
Картина Н.К.Рериха "Конфуций Справедливый".
Картина Н.К.Рериха "Конфуций Справедливый".

После многочисленных бесед с отцом и долгих размышлений, Люй пришёл к убеждению - единственный путь, который делал возможным решить обе сверхсложные задачи, лежал через торговлю. И здесь не обошлось без озарения. Однажды, пребывая в состоянии вдохновения, он ясно увидел, каким образом занятие торговлей позволит ему накопить большие средства и, путешествуя с караванами из государства в государство, - изучить их географию, экономику, положение в государстве и завести необходимые знакомства во всех слоях общества. Утвердившись в этом решении, Люй приступил к делу, напутствуемый словами отца: "Трудность или лёгкость любого дела не в его малости или величии, а в чувстве момента".

 

ЦАРСТВО ЦИНЬ
 

Торговля действительно дала ему широчайшие возможности для реализации намеченного плана. Это было время, когда изделия из железа начинали активно входить в повседневную жизнь людей. Естественно, на них был большой спрос, и Люй Бувэй, используя это, постепенно стал крупнейшим оптовым торговцем. Он неустанно путешествовал с караванами своих товаров. Изучая экономическое состояние и положение дел в государствах, Люй заводил много полезных знакомств. Постепенно его торговый интерес смещался к торговле с государствами Средней Азии. Этому было две причины. Во-первых, товары из государств Средней Азии неизменно пользовались большим спросом в Китае и, в свою очередь, Средняя Азия потребляла много товаров из Китая, а во вторых - караванные пути в Среднюю Азию шли через переправы рек и горные перевалы, которые контролировало царство Цинь. Именно это государство всё более и более привлекало внимание Люя Бувэя. Изучив его географическое положение и экономику, он выяснил, что у государства Цинь очень надёжные естественные внешние границы. Почти вся его территория располагалась в гигантской излучине реки Хуанхэ. То есть с севера, востока и запада оно было ограждено её берегами, а с юга - притоками реки Янцзы. К тому же в Цинь находилось самое богатое в Китае месторождение железа. И ещё очень важная составляющая. В 267 году у правителя государства - царя Чжао, неожиданно умер наследник престола. Это означало, что теперь начнутся длительные выборы престолонаследника. Данное обстоятельство окончательно остановило политический интерес Люй Бувэя на царстве Цинь.

Карта Древнего Китая
Карта Древнего Китая
ПУТЬ К ВЛАСТИ

Люй Бувэй стал заводить знакомства с людьми из окружения царя Чжао и собирать информацию о его детях и внуках. На это уходило много времени, а между тем царь Чжао через два года назначил престолонаследником своего старшего сына, который был правителем области Аньго. Новый престолонаследник по своим взглядам и наклонностям не подходил для реализации плана - он не откликался на мысли и планы Люй Бувэя, да и здоровьем был слаб, но вот его средний сын - И Жэнь, привлёк самое пристальное внимание.

Они познакомились, когда тот покупал у него для своей новой наложницы богатые украшения. У них сразу сложились доверительные отношения, которые вскоре переросли в настоящую дружбу. И Женю импонировали взгляды и мысли Люй Бувэя, он очень живо интересовался всем. Так, однажды в ходе их беседы Люй Бувэй сказал: "Мудрец строит свою деятельность в соответствии с необходимостью, преследуя целью Общее Благо подданных и вообще всего человечества. Править миром, не выходя за ворота, способен тот, кто познал, что всё начинается с него самого". И Жэнь тут же спросил: "Что значит начать с самого себя?" - "Это значит, - с улыбкой ответил Люй Бувэй, - умерить свои чувства, ограничить свои пристрастия и вожделения, отказаться от глубокоумия, отринуть вычурность, устремиться всеми помыслами в обитель беспредельного и направить своё сердце на путь естественного". Конечно, поначалу И Жэню было трудно понимать своего нового друга, но чем больше времени они проводили за беседами, тем он всё более и более проникался его взглядами. Они становились ему понятными и близкими.

Постепенно Люй посвящал И Жэня в свои планы по созданию Новой Страны и учил основам государственного управления. "Знаешь ли ты, - спросил он как-то его, - девять принципов управления государством?". - "Нет", - ответил тот. - "А тебе, как будущему правителю, необходимо их знать. У тебя есть ещё время, чтобы поразмышлять о них. Вот послушай: первый принцип - совершенствование себя, второй - почитание мудрых, третий - любовь к близким, четвёртый - уважение к министрам, пятый - искреннее отношение к слугам, шестой - забота о простом народе, как о своих детях, седьмой - приглашение ремесленников, восьмой - мягкое обращение с чужеземцами, и последний, девятый, - привлечение на свою сторону местных князей. Размышляй о каждом из этих принципов, ибо соблюдение их в жизни даст тебе любовь народа". И Жэнь с радостью и благодарностью внимал мудрости, но его политическое положение было пока что очень шатким, так как он был заложником в царстве Чжао от государства Цинь.

Здесь надо сделать небольшое отступление и пояснить, что представлял собой институт заложничества в Древнем Китае. Кстати, такой же обычай существовал почти во всех государствах Востока и Запада, был он и в Древней Руси. В те времена на территории Древнего Китая располагалось более десяти государств, имеющих этническую и культурную общность. Частые междоусобные войны истощали ресурсы царств, делая жизнь простого народа очень тяжёлой, отчего миграция населения была одним из постоянных факторов жизни Древнего Китая. Чтобы как-то снизить вероятность войны, правители граничивших государств заключали между собой договор, согласно которому они должны были посылать в столицы друг друга своих сыновей в заложники. Это в какой-то мере стабилизировало мир, хотя жизнь заложников, конечно же, была нелёгкой, ибо они постоянно находились в рискованной зоне - их в любой момент могли убить вместе с детьми и жёнами за нарушение их родственниками мирных соглашений.

Вот таким заложником в царстве Чжао, в городе Ханьдань и был И Жэнь, в котором Люй Бувэй нашёл не только союзника, но, что самое главное, - единомышленника. Для Люй Бувэя это было необходимым условием реализации плана. Раскрыв постепенно И Жэню весь план строительства Новой Страны, Люй открыл ему также и этапы реализации. На первом этапе Люй Бувэй отдавал И Жэню половину своего громадного состояния. И Жэнь должен был использовать его для укрепления собственного положения и привлечения к себе на службу бродячих политиков и учёных, которых называли в Китае "бинькэ". Это была ещё одна традиция Древнего Китая, о которой необходимо рассказать.

Как уже отмечалось, в Древнем Китае происходила постоянная миграция населения - люди шли туда, где им казалось, что жизнь будет легче и лучше. Но в среде мигрантов была категория, так называемых, свободных людей - ши-книжников, которые, получив высокое образование, старались из идейных или меркантильных соображений предложить свои услуги какому-либо правителю царства. Среди них попадались как философы, опытные политики и законники, так и откровенные шарлатаны и интриганы. Услуги всех этих людей нередко востребовались администрациями правителей государств. Самых передовых из них и должен был привлекать к себе на службу И Жэнь. Люй Бувэй учил его: "Служилый муж - это человек, которого ничто не заставит поступиться нравственными нормами. В момент испытания он забывает о выгоде, оставляет попечение о жизни и следует своему долгу. На смерть он смотрит как на возвращение. Такого человека правителю страны нелегко сделать другом, сыну неба нелегко сделать подданным. Величайшие из них способны установить порядок в мире, меньшие - установить единство в стране, но всё это возможно лишь при содействии таких людей. Поэтому, те из владык, которые стремятся совершить великие дела и прославить своё имя, не могут не искать таких людей. Разумный правитель должен быть озабочен поисками людей, а не делами правления".

Сам же Люй Бувэй взял на себя не менее трудную задачу - добиться, чтобы дед И Женя включил того в цепочку престолонаследников. Правда, отправляясь в царство Цинь с такой задачей, Люй Бувэй уже имел не только чётко разработанный план действий, но и необходимые знакомства в близком окружении царя Чжао. Он начал действовать через сестру госпожи Хуа Ян.

Госпожа Хуа Ян была новой фавориткой престарелого царя Чжао. Именно она могла добиться назначения И Жэня законным престолонаследником. Как и у любого человека, у неё были уязвимые места. Знание одного из них делало возможным Люю Бувэю достичь успеха. Госпожа Хуа Ян не могла иметь детей, а это в перспективе означало, что когда царь Чжао умрёт, её соперницы, у которых были от царя дети, просто выкинут её из дворца на улицу. Такая перспектива, конечно же, вносила в её жизнь немалую озабоченность, ведь в какой-то мере она пока что обладала почти неограниченной властью в государстве. В своём капризе она могла потребовать выгнать одного министра, взять на его место другого, и т.д.

Люй Бувэй накупил для госпожи Хуа Ян изысканных украшений и, налаживая с ней дружеские отношения, постоянно одаривал её. Когда же дружба их окрепла, ему удалось убедить фаворитку царя, что И Жэнь очень почитает её ум и красоту и, если станет правителем, обеспечит ей достойную жизнь во дворце, почитая как мать. В результате, царь Чжао назначил своим престолонаследником И Жэня, вручив госпоже Хуа Ян соответствующую яшмовую табличку, на которой это решение было записано.

ИНТРИГА С ВЕКОВЫМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ
 

Люй Бувэй с победой возвращается из Сяньяня к И Женю в Ханьдань. И Жэнь - престолонаследник. Можно было начинать следующую часть плана - подбор будущих кадров администрации и научных работников для составления Свода. Свод, по мысли Люя, должен был соединить в себе всё лучшее из области истории, политики, философии, военной стратегии, земледелия, искусства и стать сначала основой законодательства государства Цинь, а затем и Китайской федерации.

Победа праздновалась, были большие пиры, на один из которых Люй Бувэй пришёл со своей любимой наложницей. И Жэнь, увидев её, влюбился и стал просить Люя уступить ему красавицу. Это тоже было в традиции тех времён - наложниц часто дарили своим лучшим друзьям, или делали это из политических соображений. Люю очень не хотелось расставаться с наложницей, он любил её, но реализация плана иерархически стояла в его жизни выше всего остального, поэтому он соглашается и отдаёт её будущему царю. Вскоре молодая женщина родила сына. Его назвали Чжэн. В будущем он войдёт в историю Китая под именем Цинь Шихуанди - первый и последний император могучей империи Цинь. Неприятность интриги состояла в том, что время рождения Чжэна было очень неоднозначно, и историки во всём мире до сих пор не пришли к согласию в споре, кто был истинным отцом Ин Чжэна - Люй Бувэй или И Жэнь. Мы не будем принимать здесь чьей-либо стороны. Нам во всей этой истории интересны только два факта: первый - Люй Бувэй, практически со дня рождения Ин Чжэна, становится его наставником и воспитателем, а в дальнейшем и опекуном, и второй - история с истинным отцовством вносила в жизнь самого Ин Чжэна нездоровое напряжение, так как разговоры о том, - кто является его истинным отцом, периодически велись за его спиной и при этом распускались самые невероятные слухи, как из политической корысти, так и просто по невежеству людей.

НАЧАЛО РЕАЛИЗАЦИИ ПЛАНА
 

С 257 года события стали разворачиваться очень интенсивно. В этом году циньский полководец Ван И вторгся в царство Чжао и осадил столицу Ханьдань. Естественно, что над головой И Женя, как заложника от царства Цинь, нависла смертельная угроза. Однако ему удалось бежать - Люй Бувэй сумел подкупить стражу. В дальнейшем удалось освободить и его семью. Таким образом, И Жэнь после нескольких лет заложничества вернулся в Сяньян, столицу свой родной страны. Дед и госпожа Хуа Ян ласково приняли его. Госпожа Хуа Ян шутливо прозвала его Цзы Чу - "человек из Чу", поскольку И Жэню пришлось по пути бегства в целях конспирации переодеться в одежду, которую носили в царстве Чу.

Через шесть лет, в 251 году, дед умер и на престол взошёл отец И Жэня. Однако его правление продолжалось только три дня, после чего он скоропостижно скончался и престол отошёл уже к самому Цзы Чу. Он стал править под титулом Чжуан-сян-ван. Люй Бувэй получил титул чэнсяна - первого советника. Ему были пожалованы многие земли, он стал вэньсяньским хоу, получив во владение сто тысяч дворов.

Первая часть плана Люя Бувэя была реализована, он получил реальную власть в целом государстве, и постепенно можно было переходить ко второй части плана - созданию Свода и введения его в основу законодательства государства, как предпосылки к строительству Новой Страны.

ЛЮЙШИ ЧУНЬЦЮ

Время шло. Люй Бувэй занимался государственными делами и воспитанием наследника престола. Он любил Ин Чжэна и не уставал повторять ему: "Кто желает побед над другими, должен сначала одержать победу над собой. Кто желает судить людей, должен сначала научиться судить самого себя. Кто желает познать других, должен сначала познать самого себя. Растить себя, чтобы быть в состоянии растить людей, вот самая суть ван-дао - пути мудрого царя. И достичь этого, увы, не так и просто. Мудрец словно ткёт самого себя, а культура при этом наполняет Поднебесную". Нельзя сказать, чтобы его радовали успехи воспитанника, но он продолжал отдавать ему всё самое лучшее из накопленного опыта и обучать его мудрости жизни.

В 249 году Люй Бувэй возглавил циньские войска и значительно расширил пределы царства Цинь. А в 247 году умер его друг и единомышленник правитель Чжуан-сян-ван и на престол взошёл воспитанник Люй Бувэя тринадцатилетний Ин Чжэн. Однако до достижения им совершеннолетия, когда по китайской традиции наследник одевал "пояс совершеннолетия", его опекуном и фактическим правителем государства становился, естественно, Люй Бувэй. (Пояс совершеннолетия, согласно чжоуским установлениям, сыновья сына неба и владетельных князей одевали в возрасте 19-20 лет. Ин Чжэн исполнил этот обряд в 22 года, в 238 году.)

Люй Бувэй получает титул сянго - первый советник государства, и таким образом вся власть в государстве концентрируется в его руках. Он тут же приступает к реализации второй части своего плана - созданию Свода. Для этого, согласно сведениям китайского историка Сыма Цяна,2 он собирает в столице государства около трёх тысяч учёных - бинькэ. Можно сказать, что фактически он создаёт первую Академию наук Китая, в которой учёные работали по нескольким направлениям - политика, история, философия, земледелие, искусство. По всем этим направлениям шла активная исследовательская работа. Всё лучшее из наследия прошлого перерабатывалось и отбиралось в создаваемый Свод. Конечно, эта работа вызывала не только злобу у врагов Люя Бувэя, но даже недоумение его воспитанника. Однажды на его вопрос - зачем всё это надо, Люй Бувэй в сердцах сказал: "Ты должен понять, что следовать добродетели - это необходимость для сына неба. Как может властелин не следовать добродетели и не питать любви к людям, если через следование добродетели и любви к людям он достигает народной любви к Высшим. Если же народ любит Высшего, он рад за него умереть. Так что пойми, всё это делается для того, чтобы ты мог знать, - что есть добродетель, что такое государство, как им надо править и как помогать людям стать лучше".

После нескольких лет напряжённой работы, которую Люй Бувэй лично курировал и редактировал, составление Свода было закончено. Это произошло, по сведениям китайских историков, около 240 года. По словам Сыма Цяна, в Своде были по порядку изложены дела, касающиеся Неба, Земли, всего сущего, древности и современности. Свод тогда же получил название "Люйши чуньцю". Люй Бувэй считал его исчерпывающим и велел вывесить в Сяньяне объявление - кто сумеет прибавить или убавить в этом сочинении хотя бы слово, тот получит тысячу золотых.

ОТРАВЛЕННОЕ ВИНО ЖИЗНИ
 
Люй Бувэй
Люй Бувэй.

Итак, Свод, воплотивший все лучшие достижения философской и политической мысли, должен был лечь в основу законодательства будущей Китайской федерации. Пока же можно было начинать на его основе реформу законодательства в Цинь и выстраивать новые взаимоотношения с другими царствами. Но здесь, как чаще всего бывает, к сожалению, в земной истории, всё пошло по иному плану.

Люй Бувэй очень старался вырастить из Ин Чжэна мудрого правителя. Но был у того перекос, который доставлял наставнику больше всего печали - люди для него были на втором плане. Люй Бувэй не раз повторял ему: "Корень всех дел - в правителе, и страдает он тогда, когда на первом месте у него дела, а на втором - люди. А оттого что люди на втором месте, поруха и в самих делах происходит". Но как показало время, Ин Чжэн не прислушивался к словам своего наставника. К тому же, после смерти его отца, царя Чжуан-сян-вана, в обществе вновь вспыхнули разговоры, что настоящим его отцом был Люй Бувэй. Слухи распространялись как противниками Люя Бувэя, так и противниками Ин Чжэна, которые хотели на волне недовольства свести всё к незаконному престолонаследию и сместить его с трона. Это сильно тяготило повзрослевшего Ин Чжэна, и у него росло желание как можно скорее одеть "пояс совершеннолетия" и избавиться от опеки Люй Бувэя.

Этот день наступил. В 238 году Ин Чжэн одевает "пояс совершеннолетия" и становится законным правителем государства. Почти немедленно он начинает преследования сторонников и ставленников Люй Бувэя, а в 236 году и самого Люй Бувэя отстраняет от должности и отправляет в ссылку, повелевая своему теперь уже бывшему наставнику переселиться в Саньчуань, под Лояном.

Люй Бувэй исполняет предписание, но так как он был самым известным и авторитетным политиком Китая, то все посланники других государств, приезжая в Цинь, считали своим долгом прежде всего нанести визит именно ему, человеку, который до сих пор сохранял свою многочисленную свиту и был покровителем учёных. Это не могло не раздражать молодого правителя, и весной 235 года он велит Люй Бувэю переселиться со всем семейством в город Шу, который располагался в самом захолустном месте царства на юго-западе. Люй Бувэй расценил это как крушение всех планов по созданию Китайской федерации на основе Свода. Теперь на собственном опыте он убедился в том, что "чему радуется мудрый владыка, вызывает гнев властителя недалёкого". Но, следуя мудрости, Люй Бувэй всё же ищет причины поражения только в самом себе. Он принимает решение уйти из жизни и выпивает вино с ядом. Была и такая традиция в Китае.

ИМПЕРИЯ ШИХУАНДИ
 
Картина Н.К.Рериха "Великая китайская стена".
Картина Н.К.Рериха "Великая китайская стена".

Однако колесо истории, раскрученное Люй Бувэем, обладало большой инерцией и продолжало активно вращаться, поддерживая матрицу его идеи в молодом правителе. Преломившись в сознании Ин Чжэна, искажённом ненавистью к своему учителю и наставнику, идея получила такую же искажённую форму реализации. Он принял из рук Люя Бувэя мощное государство с сильной армией и хорошо выстроенной вертикалью власти. Люй Бувэй значительно расширил территорию государства, вобрав в него почти все сопредельные страны. Вот этот импульс и стал развивать молодой правитель, устремившись на завоевание с помощью сильной армии, а не на объединение государств Китая на основе силы мысли Свода, как это хотел сделать его великий воспитатель и наставник.

За короткое время Ин Чжэну удалось покорить практически все государства Древнего Китая и создать империю, а самому стать императором Цинь Шихуанди. Именно он стал строить Великую Китайскую стену, которой, возможно, хотел отгородиться от своего наставника Люя Бувэя. Однако история показывает, что это невозможно. Стена не была достроена. Сам Шихуанди умер бесславно, и по его смерти империя Цинь рассыпалась, ибо её не цементировала великая идея Общего Блага.

ВЛАСТЬ - ЖЕРТВА
 

Завершая эту историю, необходимо сказать ещё об одной идее - идее власти. Правильное понимание идеи власти людьми, стремящимися к ней, ведёт к правильному управлению развитием общества. Как сказано в Учении Живой Этики, истинная власть - это жертва. Великие подвижники приносят свою жизнь в жертву людям, человечеству. С каким бы удовольствием мудрый властитель Соломон оставил всё и предался созерцанию красоты, но кто бы завершил тогда то, что он созидал для блага людей? И он остался царём и донёс свою жертву. С каким бы удовольствием великий правитель Акбар сидел под деревом мудрости, оставив всё, но кто бы завершил то, что он созидал для Общего Блага? И он остался на ступенях трона. Это и есть истинная жертва - чтобы тебе, человек, лучше жилось.

Ван Дао - путь совершенного правителя.

 

Именно таким великим подвижником и пророком своего времени был и Люй Бувэй. Как-то он сказал одному из своих учеников: "Хотя и с болью в сердце, мудрецу приходится делать вывод, что спасти вселенную от напастей, чинимых невеждами, можно лишь поставив на место правителя мудреца, то есть - самого себя".

В.С. Дмитриев

Санкт-Петербург,
январь 2007

 


Примечания

1. Здесь и далее цитаты приводятся из книги "Люйши Чуньцю. Вёсны и осени господина Люя" по изданию: Люйши Чуньцю. Вёсны и осени господина Люя. Лао-Цзы. Дао Дэ Цзин. Трактат о пути и доблести. Перевод с китайского Г.А.Ткаченко. М.: Мысль, 2001. Серия "Философское наследие". Т. 132.

2. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши Цзы). Т. VII. М., 1996.

Кого вы считаете авторитетным деятелем Рериховского Движения из ныне живущих? (Голосовать можно за нескольких человек сразу, но только один раз)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос: