Однако некоторые заявления, которые г. Кадакин высказывает в своём письме, не соответствуют действительности. Он подчёркивает, что никто, абсолютно никто, кроме московского Международного Центра Рериха, ни оказывал помощи. Он полностью проигнорировал факт помощи [рериховской усадьбе в Кулу], которую оказывали многие люди на протяжении долгих лет. Это происходило ещё в те времена, когда не было ни Треста2, ни Международного Центра Рериха. Катрин Стиббе3 и Ингеборг Фричи4 регулярно посылали от имени нашего музея денежные средства Урсуле Айхштадт5 , чтобы она могла исполнять свою работу. И так было много лет. Кроме того, наш музей регулярно посылал в качестве безвозмездной помощи различные [рериховские] материалы - открытки, плакаты, книги, - чтобы они могли продаваться на территории музея в Кулу. Также и немецкое "Рериховское Общество Дойчланд" 6 всегда оказывало помощь. Много добровольных помощников из различных стран мира отдавали свои силы и время [усадьбе в Кулу]. В последние годы много ценной помощи оказал Самарский Центр7. И даже Михаил Лунёв, когда он был в Индии, очень помог [рериховской усадьбе]. Никто не может утверждать, что только он один помогал или трудился. Снова отдадим должное там, где это должно.

Утверждение [г. Кадакина] о том, что Трест является российско-индийским проектом верно, но при этом игнорируются исторические реалии института "Урусвати" и рериховского дома-музея. Пренебрежение к истории ещё никогда не приносило хороших плодов. По первоначальным задумкам он [музей в Кулу] должен был стать филиалом Нью-Йоркского музея Рериха*. Основание этого [музея в Кулу] и все его действия поддерживались из Нью-Йорка. Он [музей в Кулу] не может отказаться от своей истории. Отдадим должное там, где это должно.

Теперь обратимся к вопросу о патентировании различных символов и наименований. В книге "Иерархия" содержится достаточно много указаний о значении символа Знамени Мира, чтобы составить правильное мнение на сей счёт. Этот символ не принадлежит никому в отдельности, несмотря на всё сказанное и написанное современными людьми, заинтересованными в установлении контроля над этим знаком. Этот символ, как вы помните, стал неотъемлемой частью Пакта Рериха, поддержанного Нью-Йорком и Парижем, и подписанным в Вашингтоне всеми странами Панамериканского Союза. Этот Пакт ещё никто не отменял - он ещё в юридической силе. Если этот символ и принадлежит какому-то юридическому лицу, то это Пакт Рериха. Этот Пакт не имеет национальности - он глобален. Пакт и его символ, Знамя Мира, принадлежит каждому.

Самым же захватывающим дух утверждением г. Кадакина являются его слова о превалировании права Святослава Рериха над правом своих родителей. При этом он [Кадакин] указывает на копирайт по публикациям и символам. Может ли сын забрать то, что дали родители? Сам Святослав Рерих никогда не делал таких смелых заявлений. В своей дарственной на имя Советского Фонда Рериха он заявляет ясно и понятно, что его передача материалов и прав [этому Фонду] не касается ничего того, что было ранее передано членами его семьи. Это очевидно, что сын понимал этические и юридические законы, чего не нельзя сказать о современных толкователях этих законов. То же самое утверждал Святослав Рерих в своей доверенности, данной Международному Центру Рерихов8, при подписании которой г. Кадакин присутствовал лично. Кстати, эта доверенность, согласно закону, прекратила свою юридическую силу в момент смерти Святослава Рериха.

Остаётся загадкой, почему он [Кадакин] сказал все эти вещи. Я лишь со своей стороны хочу установить истину.

Даниил Энтин

P.S.
Это письмо не носит частного характера, поэтому вы можете его опубликовать.

15.08.2004

 


Примечания редакции

1.Татагуни - усадьба С.Н.Рериха под Бангалором, Индия.

2.Международный мемориальный трест Рериха (ММТР), основанный С.Н.Рерихом в 1993 году на базе имения в Кулу.

3.Катрин Кэмпбелл-Стиббе (Katherine Stibbe, 1898-1996) - ближайшая сотрудница Е.И.Рерих, с 1949 года вице-президент Музея Рериха в Нью-Йорке, вице-президент американского Общества Агни Йоги.

4.Гизела Ингеборг Фричи (Ingeborg Fritschi, 1899-1996) - подруга и сотрудница К.Кэмпбелл-Стиббе, с 1950-х годов член Совета директоров Нью-Йоркского музея Рериха, в 70-х годах вместе с К.Кэмпбелл-Стиббе способствовала возникновению "Общество Рериха Дойчланд" в Западной Германии под Штутгартом, а также швейцарского рериховского общества "Корона Мунди" в Женеве.

5.Урсула Айхштадт (Ursula Eichstadt, 1927-2004) - смотрительница рериховского имения в Кулу.

6."Roerich Gesellschaft Deutschland" (Рериховское Общество Германии), г. Штутгарт, председатель общества Анжела Фремон (Angela Fremont), адрес: Buchenweg 12, Pfronstetten, D-72539

7.По видимому, здесь имеется в виду самарское издательство "Агни".

8.С данной доверенностью можно ознакомится по следующему адресу:
http://www.roerichs.com/Publications/Banner_of_Peace/Doverennost.htm

* Уважаемые читатели, редакция приносит извинения за неточный перевод. Предложение "По первоначальным задумкам он (музей в Кулу) должен был стать филиалом Нью-Йоркского музея Рериха" выглядит в американском оригинале так: "Originally established by the Museum in New York, it was a branch of that museum." Правильным переводом будет: "Первоначально организованный Музеем в Нью-Йорке, он был филиалом этого музея". Данная поправка внесена 15.08.04.  

Какой вопрос рериховедения вы считаете наиболее важным? (можно выбрать несколько пунктов, но один раз)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос: