• D.Kuvshinov

В 2017 году в Москве откроется Государственный музей Рерихов. Обширное наследие Рерихов планируется объединить, и это будет замечательный музей в самом центре столицы России. Однако усилия государства в лице Министерства культуры, Государственного музея Востока вызвали дискуссии и противодействие со стороны руководства по сути частной организации – МЦР, а также ряда сочувствующих МЦР граждан.    

Совсем не удивительно, что идея государственного музея вызвала такую ажитацию руководства МЦР. При этом, конечно, оно умалчивает, а чем, собственно говоря, плох государственный музей? Люди, что идут к Рерихам, разве они сильно интересуются статусом музея? Общественный, государственный, муниципальный, межгосударственный? Приходя в Третьяковку, мы разве первым делом бросаемся уточнять имя директора? Поэтому с точки зрения простого гражданина России или гостя нашей страны, создание государственного музея расширит возможности доступа к культурным ценностям семьи Рерихов, к этому национальному достоянию, статус которого, видимо, нужно присвоить всему комплексу наследия семьи Рерихов.

Сторонники МЦР голословно утверждают, что государство "разрушает музей Рерихов". Если бы вместо частного музея государство построило ресторан или контору, то да, это было бы разрушением. Но ситуация ровно противоположная – планируется создание нового комплекса хранения и изучения наследия семьи Рерихов. К сожалению, опыт нашей страны – печальный опыт – показывает, что культурное наследие вне государственного охранения и учета очень часто гибнет. Одним из примеров здесь можно привести ситуацию с квартирой Ю.Н. Рериха. Без государственного учета никакие "общественники" ничего не спасли, коллекция распылена.

Здравомыслящие люди всегда стремились к огосударствлению культурного наследия. Хрестоматийным примером является Третьяковская галерея: в 1892 году П.М. Третьяков передал свою коллекцию вместе со зданием галереи в собственность Московской городской думы. Другой пример – Музей личных коллекций (при Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина). В музей переданы коллекции Святослава Рихтера, Александра Родченко, Татьяны Мавриной и других коллекционеров, и никто истерики по поводу передачи государству частных коллекций не устраивал. Наоборот. Можно процитировать замечательные слова известного советского собирателя И.С. Зильберштейна, вернувшего в русское культурное пространство художественное наследие декабриста Николая Бестужева, бесценную галерею портретов декабристов: "Что же касается дальнейшей судьбы отысканных мною семидесяти шести исполненных Николаем Бестужевым акварельных портретов декабристов и декабристок, то это собрание, как и вся моя коллекция произведений русского и западноевропейского изобразительного искусства, в 1985 году принесено в дар Родине, взрастившей меня и сделавшей возможным развитие того, что стало потребностью моего сердца. Все мое собрание стало первоосновой Музея личных коллекций".

Разве видим мы примеры подобного мышления у руководства МЦР? К сожалению, нет. И на пресс-конференции Стеценко и Ко от 4 мая 2017 года, и в остальных выступлениях на людей изливается по сути ангажированная и искаженная информация, в речах видна и нетерпимость, и выставление сотрудников музея Востока, представителей Министерства культуры этакими погромщиками с канистрами бензина и факелами, готовых чуть ли не жечь и картины Рериха и усадьбу Лопухиных. Это, безусловно, необъективная и далекая от истинной борьбы за культуру точка зрения. Начинаются всякие басни про "волю Святослава Рериха", про то, что дневники Елены Ивановы еще 100 лет нельзя публиковать и т.п. Удивляет трепетное отношение руководства МЦР к беглому банкиру Б.И. Булочнику, которому МЦР присвоил почетное звание "лауреат Международной премии имени Е.И. Рерих". Кстати, любой желающий может увидеть солидную табличку на музее МЦР, слева от входа, с надписью "Музей основан С.Н. Рерихом, Л.В. Шапошниковой,  Ю.М. Воронцовым и Б.И. Булочником". В один ряд со Святославом Николаевичем, чье имя к месту и не к месту упоминают представители МЦР, подчеркиваем, как основатель (!) упомянут Б.И. Булочник. Нетрудно проследить, что первые 3 человека уже умерли. И кому достанется музей? Извините за цинизм, кто платит, тот девушку и танцует. И наследие Рерихов легко и просто может отойти к Булочнику и Ко. А россказни, что, мол, он ничего в МЦР не решает – ну, это для наивных граждан. Просто так банкир-миллиардер вкладывать деньги не будет. Материальное наследие – это большой куш, за который любой начнет рискованную игру. К счастью, государство, Министерство культуры, Государственный музей Востока не позволят самовольно "основателю" и его приспешникам распоряжаться по своему усмотрению наследием.           

И еще по поводу постоянно повторяемой фразы о необходимости существования только общественного музея. Все-таки основным мотивом Рерихов было желание передать накопленные за долгие годы культурные ценности на Родину. Статус был не принципиален. Так, например Н.К. Рерих в своем завещании 1927 года права на все картины, находящиеся в СССР передавал Всесоюзной Коммунистической Партии. А вернувшийся в 1957 году из Индии Ю.Н. Рерих подарил большую часть привезённых с собою работ отца государству, в частности Юрий Николаевич передал в Новосибирск коллекцию из 60 картин, где она с успехом экспонируется в залах Новосибирского государственного художественного музея. И опять-таки никто не требует передать эти картины общественному музею Сибирского рериховского общества.

Сейчас особенно важно понять вектор дальнейшего движения и найти те критерии, что позволят дать верную оценку настоящему и прошедшему. Но прежде всего надо устремиться в будущее. Нужно будет создавать нормальное объединение единомышленников, прилагающих свои труды на благо и изучение наследия семьи Рерихов, и на благо нашей Родины, и на благо всего человечества. Государственный музей Рерихов может стать той точкой кристаллизации, вокруг которой соберутся люди, искренне заинтересованные в продвижении эволюционных идей семьи Рерихов. Возможно, особенно на первых порах будут и ошибки, и недостатки в работе. Здесь важно занять взвешенную позицию. Проще всего, конечно, критиковать, выкрикивая "ну вот, я же говорил" и продолжать ничего не делать. 

Но возрастающая роль куль­турных ценностей, гуманистических идей, разработанных всеми членами семьи Рерихов, обуславливает и актуальность нового витка в изучении наследия этих замечательных подвижников культуры. И перед создаваемым Государственным музеем в будущем будут стоять многие и многие задачи.

Так, например, необходимо продолжить издание литературы и материалов о Рерихах, например, фотоальбома, где бы наиболее полно были отражены этапы жизни Рерихов. Нужен и максимально полный альбом произведений С.Н. Рериха. Нет полного каталога картин Николая Константиновича. Здесь работы непочатый край. И в целом необходимо сознательное развитие художественного вкуса наших соотечественников, новое понимание красоты как действенной силы. В государственный музей Рерихов с большей охотой и с меньшими опасениями могут быть для временных выставок представлены картины из других музеев, возможно, из Нью-Йоркского музея, из частных коллекций, из индийских музеев. Немаловажно и стабильное финансирование. Государство это может обеспечить, а вот общественная организация – не факт.   

Наследие Рерихов должно изучаться научно, взвешенно, анализируя важнейшие положения философии, вскрывая ее диалектическую сущность и отбрасывая налипшую в последнее время к имени Рерихов шелуху мутной псевдоэзотерики типа "энергетического мировоззрения" и т.п. благоглупостей. Русская мысль как в науке, так и в философии искала возможности синтеза данных естественных и гуманитарных наук с целью получения «единого знания» о мире. Этическая сторона вопроса занимала существенное место в размыш­лениях философов и учёных, в том числе Рерихов, что всегда являлось отличительной чертой русской культуры.

В числе прочего гуманистические идеи семьи Рерихов должны стать одной из основ педагогики принципиально нового типа. Дела и мысли их создают благоприятный задел и в области международ­ного сотрудничества, особенно с традиционно дружественным русскому народу индийским  народом.

Возможно, начнется выработка концепций и общества нового типа. Ярким примером нетривиального осознания наследия Рерихов является творчество замечательного советского ученого и писателя И.А. Ефремова, который, безусловно, считая себя восприемником идей русского космизма, высоко ценя В.И. Вернадского и К.Э. Циолковского, в апокриф выносил своё глубокое сочувственное изучение этической философии Рерихов. К сожалению, в настоящее время много эпигонов и подражателей Рерихам, повторяющим на все лады уже сказанное ими и никак не осмысливающих и не применяющих сказанное. Нужны новые люди, более самостоятельные в своём творческом поиске, в полноте мыслительной деятельности. И такие люди в России есть.

 

18.05.2017 

Доктор медицинских наук,

Д.Ю. Кувшинов, г. Кемерово

Какой вопрос рериховедения вы считаете наиболее важным? (можно выбрать несколько пунктов, но один раз)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос: