Гордость есть камень на ногах, и одурманивание есть восковые крылья.

Сердце, 262

Каждый грубый поступок создаёт такой безобразный вихрь, что если бы люди могли видеть его, они, наверно, стали бы осторожнее в поступках. Карма грубости весьма тяжкая.

Братство, 58

Л.В. Шапошникова
Л.В. Шапошникова, 2007 г.

Уже много лет в лоне Международного центра Рерихов в Москве (в дальнейшем - МЦР) происходят странные события. Из центра изгоняются самые лучшие, творческие люди. Так уж получилось, что жизнь сводила меня с этими людьми и они делились со мной своей болью и рассказывали о внутренней, скрытой от общественности жизни МЦР. За многие годы скопился большой фактический материал, на основе которого видно, как лидер общественной организации столько лет скрывал от общественности своё истинное лицо и превращал общественную организацию в тоталитарную секту, противостоящую практически всему Рериховскому движению.

Поясним вкратце для незнающих, чем отличается общественная организация от тоталитарной секты. Главным органом общественной организации является общее собрание её членов. В этом заложен основной принцип демократичности. Именно общее собрание членов общественной организации определяет её внутреннюю жизнь на основе добровольного волеизъявления и взаимоуважения. А тоталитарная секта - это совершенно противоположное. По определению французских учёных, "для неё характерна авторитарность, а главный смысл её существования - власть и деньги для руководства и для ближайшего окружения, которые при этом скрывают подобного рода цели под религиозными, культурологическими, политическими, псевдопсихологическими, оздоровительными и прочими масками и которым присущ ряд свойств - обожествление лидера либо организации, обман при вербовке, регламентация всех аспектов жизни членов секты". Можно добавить к этому, что основой тоталитарной секты является лживость лидеров и нравственная незрелость её членов. Всё это и наблюдается в общественной организации Международный центр Рерихов, в которой царит и правит авторитарная личность - Людмила Васильевна Шапошникова.

Давайте посмотрим, с чего всё начиналось и как грубостью прирастала гора гордости Л.В. Шапошниковой и унижалось достоинство людей.

ЗАХВАТ НАСЛЕДИЯ РЕРИХОВ

Всё началось в конце 1989 - начале 1990 гг., когда был образован Советский фонд Рерихов и Л.В. Шапошникова вместе с не менее одиозной личностью С.Ю. Житенёвым (в то время работником ЦК ВЛКСМ) десантировалась (иначе и не скажешь) в имение "Татгуни", где проживали Святослав Николаевич Рерих и его супруга Девика Рани. Цель была одна: всеми правдами и неправдами захватить наследие Рерихов и вывезти его на самолёте в Москву, оприходовав его в собственность Советского фонда Рерихов. Здесь впервые и проявились для Святослава Николаевича Рериха истинное лицо г. Шапошниковой и её подлинные намерения. Увидев огромное количество картин, документов, коллекций и прочих ценностей, она, что называется, вошла в раж и, в силу своей грубости, жадности, нетерпеливости и нетерпимости, была готова немедленно, заперев куда-нибудь хозяев, погрузить всё это в грузовики и вывезти на аэродром. По словам свидетелей этой драмы, когда Девики Рани Рерих попыталась запретить Шапошниковой хозяйничать в доме, Людмила Васильевна просто заперла её в туалете, а сама начала набивать чемоданы и ящики. Вернувшийся домой Святослав Николаевич Рерих обнаружил свою жену плачущей в туалете, где она просидела больше часа. Он пришёл в ярость, но, будучи человеком высокой культуры, молча отделил всё самое ценное из наследия, а оставшееся отдал Шапошниковой. В результате то, что г. Шапошникова привезла из Индии - это всего лишь малая часть, а не половина, как она любит теперь утверждать. Одна десятая в лучшем случае. Россия через Фонд Рерихов могла бы получить именно половину, но для этого не нужно было Шапошниковой вести себя непотребно в имении Святослава Николаевича и Девики Рани Рерих.

Кстати, именно в это время г. Шапошникова впервые вовлекла в свои нечистые игры Ю.М. Воронцова. Именно ему, старому опытному аппаратчику (он в то время был заместителем министра иностранных дел СССР), удалось путём обмана уговорить М.С. Горбачёва дать самолёт для вывоза наследия Рерихов из Индии. Дело в том, что Н.И. Рыжков, бывший в то время Председателем Совета Министров СССР, как человек более прозорливый, не давал самолёт для вывоза наследия Рерихов на основе поддельных документов, которые предъявляла Шапошникова.

Что поражает - сразу после приезда из Бангалора Людмила Васильевна была нервно-оживлённой и излишне-откровенной, в первые дни она со смешком всем рассказывала о своих "подвигах", не понимая, что рассказы о её бестактных выходках в имении приводили многих людей не в восторг, а, наоборот, вызывали большое недоумение.

В своей жадности и нечистоплотности г. Шапошникова допустила ещё один безнравственный поступок в имении "Татгуни". Получив ничтожную долю того, на что нацеливалась, она накрутила на палки скомканные холсты, выброшенные Святославом Николаевичем как неудачные, и, привезя их в Москву, отдала в реставрацию, после чего их разместили музее! Это беспрецедентное нарушение воли художника.

А вот ещё один факт безнравственного поведения Л.В. Шапошникой, но уже в другой зарубежной поездке. Об этом рассказывала одна из бывших приближённых Шапошниковой, а также сотрудники Музея Н. Рериха в Нью-Йорке.

В 1992 году Л.В. Шапошникова ездила в США. Войдя в доверие к Кэтрин Кэмпбелл, она некоторое время жила в её доме. Будучи от природы доверчивым человеком, Кэтрин оставляла иногда Шапошникову одну дома. Как-то она вернулась раньше, чем обещала, и к своему ужасу увидела, что Шапошникова вынула из-под стола сундук, в котором были личные бумаги Кэтрин, сумела его как-то открыть и рылась в нём... У порога уже лежала приготовленная к вывозу "горка" с отобранными материалами. "Вон немедленно отсюда", - гневно сказала хозяйка и выгнала Шапошникову из дома. Сразу после этого Кэтрин позвонила Святославу Николаевичу и сказала, что "Людмилу надо гнать в шею", на что Святослав Николаевич грустно ответил: "Сейчас я уже знаю, что она такое, но... поздно".

Положив первое позорное пятно на всё Рериховское движение в целом, Шапошникова на этом не остановилась.

ИЗГНАНИЕ НЕУГОДНЫХ

Поняв через какое-то время, что вокруг неё слишком много свидетелей её разнузданного поведения в Бангалоре и в Америке, да и вообще... г. Шапошникова стала под разными вымышленными предлогами грубо изгонять из Фонда главных действующих лиц.

Первым она выгнала Ростислава Борисовича Рыбакова, директора Института востоковедения. Рыбаков был доверенным лицом Святослава Николаевича Рериха. Вот как он сам вспоминает некоторые события тех времён: "Именно я создал Советский фонд Рерихов. Я тогда поехал к Святославу Николаевичу. И должен здесь сказать, что автором опубликованного в газете письма "Медлить нельзя" был я! Святослав Николаевич посмотрел текст, очень его одобрил и, Бог меня хранил, сказал: "Здесь надо внести некоторые изменения". А он уже плохо видел, плохо слышал. Я вовремя сообразил и сказал: "Исправьте своей рукой", - и он сделал это... Мысли, которые были выражены в письме "Медлить нельзя", отражали ситуацию 1989 года, как она мне виделась и как я донёс её до Святослава Николаевича.

Кстати, именно я предложил Шапошникову в качестве директора Музея Рериха, а потом ездил к Святославу Николаевичу виниться. Я всё ему рассказал. Сказал, что ухожу из Фонда. Но Святослав Николаевич велел мне остаться в Фонде. Однако на второй день после моего приезда из Индии меня, конечно, с треском выгнали из этого Фонда.

В деле вокруг Рерихов спутаны два понятия: "наследие" и "наследство". Шапошникова и компания бьются именно за наследство. Шапошниковой всегда надо иметь врага - только тогда она жива, только тогда она полнокровно существует. Соберите список людей, уволенных за эти годы... Фонд Рериха задумывался совершенно не так. И ведь всё это пытаются вписать в рамки "спасения российской культуры". Сколько народа при этом растоптано!.. Основная деятельность Шапошниковой и компании - расправа с инакомыслящими. Это вписывается, как совершенно правильно сказал Михаил Борисович Пиотровский, в тьму Средневековья..."

Второй на очереди была Татьяна Петровна Григорьева, главный специалист Института востоковедения, выдающийся учёный, писатель, человек исключительной честности и образованности. Её Шапошникова изгнала из правления в самом начале 1990-х только за то, что на заседании правления МЦР Татьяна Петровна сказала ей прямо в лицо правду: "Людмила, неужели ты не видишь, что наш корабль идёт теперь под чёрными пиратскими парусами, уже не в ту сторону?" Более семи лет они не общались, но когда впереди забрезжила презентация "бессмертных" трудов Л.В. Шапошниковой, последняя всеми силами постаралась примириться с Т.П. Григорьевой, дабы заполучить голос выдающегося учёного в поддержку своих книг. Она понимала, что от похвал Лавреновой и Дьяченко толку мало, ибо они как учёные из себя ничего не представляют, а вот голос Григорьевой… Шапошниковой удалось примириться с Григорьевой только благодаря посредничеству ещё одного яркого творческого человека в МЦР. Но Татьяна Петровна все эти годы продолжает неустанно говорить Шапошниковой и её подручным всю правду об их некрасивых делах.

Приведу для примера такой случай. Когда доктор филологических наук Е.Н. Чернозёмова по приказу "главного иерарха" написала донос в ВАК против докторской диссертации В.А. Росова, Татьяна Петровна выговорила ей за этот низкий поступок. Чернозёмова пыталась оправдываться, говоря: "Но ведь мне Шапошникова приказала...", - и на это увиливание от ответственности за свои нечистоплотные действия услышала от Татьяны Петровны: "Ну, вот и пресмыкайся перед ней, а имя в научном мире ты потеряла!" Вот достойный ответ истинного учёного и человека.

Зависть, ревность к творческим успехам лучших людей МЦР и страх потерять место "главного иерарха" буквально душили Шапошникову. Следующей на изгнание была Наталья Александровна Тоотс. Замечательный журналист, организатор, творческий человек. Уйдя из МЦР, она сумела сплотить вокруг себя таких же увлечённых, устремлённых людей и стала издавать интересный журнал "Дельфис", который пользуется в Рериховском движении большой популярностью.

Затем была выгнана народная артистка России Наталья Сергеевна Бондарчук. За что? Да ни за что. Яркая, талантливая Наталья Сергеевна, знающая Учение Живой Этики, пишущая статьи, прекрасно говорящая о Рерихах не по бумажке, - да разве можно такую дальше рядом терпеть?! Сама Шапошникова долго и нудно читает свои доклады, так что слушатели засыпают. Страх. Шапошникова испугалась, что тень от человека большого сердца закроет её.

Был выгнан талантливый журналист, честнейший человек А.Н. Анненко, знакомый с Шапошниковой с 1976 года, который недолгое время был руководителем пресс-центра МЦР. Почему недолгое время? Да потому что не захотел терпеть лжи г. Шапошниковой и славословия сотрудников МЦР в её адрес. В одном из своих "Открытых писем" в 2006 году Алексей Николаевич пишет: "До последнего времени мне всё хотелось надеяться, что "фокус" Людмилы Васильевны делает свита. Но встреча с ней 11 октября, а также её эксклюзивная статья для газеты "Содружество" (N. 20-21, октябрь 2006 г.) позволяют сделать окончательный диагноз: "отмашку" кампаниям, в которых "рериховцы" делятся на "чистых" и "нечистых", даёт Людмила Васильевна, которая всерьёз утверждает, что "критика МЦР перешла в позицию против Рериха". Более того, она добавляет, что "нападки на директора Музея - признак несогласия с решением самого С.Н. Рериха" (Л.В. Шапошникова, первый вице-президент Международного Центра Рерихов, генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха, академик РАЕН И РАКЦ, заслуженный деятель искусств РФ. "Рериховцы" против Рерихов. "Содружество", с. 11). Раньше Шапошникова только намекала на свою "избранность", а теперь говорит открытым текстом... Рериховское движение, если о нём судить по шумихе в прессе, по кампаниям в защиту Рерихов, по приближённости руководства МЦР к административным верхам, якобы направляется руководителями МЦР. Редактор "Содружества" Светлана Петровна Синенко даже над сообщением ИТАР-ТАСС и Указом Президента Российской Федерации о награждении Л.В. Шапошниковой орденом Дружбы умудрилась дать: "Посвящается Держательнице Ключа от врат во Вселенную Мастера"! Тем самым как бы "раскрыла глаза" Президенту и безвестному составителю "тассовки" на то, кому предназначен орден. А широкой рериховской общественности дали ещё раз понять, у кого в руках ключ и кто решает - отмыкать или замыкать…"

Вот так вот, ни много, ни мало - "держательница ключа от врат". Давать подобострастно такие эпитеты своему "иерарху", а "иерарху" благосклонно их принимать - это, однако, уже какая-то клиника. Но посмотреть на себя со стороны эти люди уже не способны.

Далее выгнали руководителя научного отдела, доктора философских наук, профессора Елену Владимировну Зорину. Изгнали только за то, что она блестяще провела рериховскую конференцию в Юрмале. На Шапошникову обрушился после этой конференции такой поток похвал в адрес Елены Владимировны, что это окончательно вывело её из равновесия. Ворвалась в комнатку во флигеле (это было ещё до открытия музея) и при всех выпалила: "Елена Владимировна, вы больше не руководитель отдела. Вы рядовой сотрудник!" Вот так, сходу, ничего не объясняя. Приказ, и всё тут! После этого Зориной уже ничего не оставалось, как уйти из МЦР.

В 2002 году пришла в МЦР работать Лариса Васильевна Сорокина. Возглавила отдел выездных выставок. Красивая, статная женщина средних лет, спокойная и уравновешенная, любящая и знающая Учение Живой Этики. К ней потянулся народ. Её спокойный грудной голос, её истинно глубокие мысли, естественно, притягивали, как магнит. Шапошникова взъярилась: "Это что ещё за особа тут объявилась?" Кто, мол, дал ей право учительствовать при живой и всезнающей "махатме". Пустила по следу своего спеца по компромату, Стеценко. Тот начал искать с великим усердием. Нашёл, что она не успела оприходовать цифровой фотоаппарат, на который деньги дал посторонний спонсор в другом городе. Но она же его не домой утащила, а в свой отдел отдала для работы. Кстати, именно при ней отдел заработал во всю мощь. Стал приносить доходы в три раза больше, чем при прежнем руководителе. Сфабриковали дело, набросились, как злые собаки, и выгнали с записью в трудовой книжке чуть ли не за воровство. Сотрудники отдела, ранее боготворившие её, мягко говоря, испугались и не встали на защиту чести человека.

Потом выгнали из правления искусствоведа Т.Г. Роттерт. У г. Шапошниковой вызывали злобу её самостоятельность и независимый характер. Кстати, был такой эпизод, связанный с ней. Сотни маленьких гималайских пейзажей, которые Людмила Васильевна Шапошникова вывезла из Индии, не имели названий. Тогда она просто дала указание хранительнице этой коллекции г. Роттерт: "Дай им сама какие-нибудь названия. Попадёшь в историю". Она и дала, в целях инвентаризации и учёта, этим картинам условные названия по собственному усмотрению, а потом пришла в ужас, когда узнала, что эти работы начали выставляться под этими самыми названиями.

Дальше Шапошникова стала выгонять и тех, кто много лет служил ей верой и правдой. Выгнала Майю Ильинишну Кузнецову, которая Шапошниковой практически все награды и звания пробила, выстаивая месяцами в приёмных разных крупных чиновников. Майя Ильинична перед уходом обошла все отделы и сказала: "Если вы ещё в силах терпеть, когда вам плюют в лицо и измываются, то сидите здесь и дальше, а я, слава Богу, ухожу".

Ну, и совсем недавно был буквально вышвырнут из МЦР директор Оптического театра, работавший в МЦР со дня основания по личному благословению Святослава Николаевича Рериха, талантливый светохудожник Сергей Михайлович Зорин. Его прекрасно знают в Рериховском движении России, ближнего и дальнего зарубежья. Многие люди, побывавшие в Оптическом театре, оставили сотни восторженных отзывов о его композициях. Вслед за Зориным ушли и все его сотрудники. Как говорится - дальше уже некуда.

Так что же всё-таки происходит? В чём причина творимого Шапошниковой беспредела?

ГОРА ГОРДОСТИ

Наши Великие Учителя говорят: если человек познаёт себя, исследует свои свойства и качества, строит и реализует планы по осознанию своих несовершенств и нарабатывает хорошие качества, работает с собой постоянно, последовательно и неуклонно, тогда он совершенствуется и находится на пути эволюции. Если человек не познаёт себя и не работает над собой, тогда он неизбежно деградирует. Третьего не дано.

Исходя из вышесказанного, увидеть причину происходящего беспредела в МЦР несложно, она проста и банальна - непомерная гордыня лидера МЦР г. Шапошниковой, которая никогда не работала над собой, однако выросла в собственных глазах уже в целую гору. Правда, это гора гордости. Гора гордости - это гора проблем, это показатель деградации человека. Все лидеры подобного толка изгоняют из своего окружения творческих и уникальных людей и окружают себя посредственностью, серостью и подобострастием. Давайте посмотрим, на что претендует г. Шапошникова и что она представляет из себя на самом деле.

Наука. К учёному сословию причисляют Людмилу Васильевну исключительно ею проплачиваемые льстецы, типа Лавреновой и Дьяченко. Не считают так все здравые люди. У г. Шапошниковой нет, как таковых, научных работ. Разве что только её кандидатская диссертация, которую она защитила в советские годы, будучи партийным работником, может претендовать на научность. Но разве это наука? О том, какая это наука, говорит сама тема диссертации "Борьба рабочего класса Индии за руководящую роль в национально-освободительном движении накануне второй мировой войны (1934-1939)". Такие легко защищаемые темы брали именно партийные работники, но говорить здесь о какой-то науке не приходится. Уровень научности в работах Шапошниковой хорошо проявлен в работах О. Ешаловой.1 Что удивительно, так это то, что г. Шапошникову называют в её окружении индологом. Не понятно, на каком основании. Видимо, на основании того, что она не один раз бывала в Индии. Но разве все, кто путешествует по Индии, получают звание учёного-индолога? Очевидно, что в последние годы Людмила Васильевна очень хочет стать доктором наук. Понять её можно. Трижды "академик" и даже не доктор наук. Но докторскую диссертацию ведь не сляпаешь из ничего, там надо не казаться, а быть учёным. Кто это чистилище прошёл, тот хорошо понимает, что докторские звания, как правило, были заслуженными и в советские времена. Если для кандидатской диссертации нужны способности аналитические, то для докторской - синтетические. У Людмилы Васильевны нет таких способностей. Возможно, по этой причине в последние годы г. Шапошникова с такой беспримерной злостью и завистью пытается помешать защите докторских диссертаций по рериховской тематике. Но каждый раз вместе со своей кликой терпит фиаско.

Учение Живой Этики. Так может быть, г. Шапошникова хорошо знает Учение Живой Этики? Но и здесь не получается. Уровень её знания Учения хорошо показан в статье В.С. Дмитриева "Революционные позывы и понятия учения Живой Этики (по поводу статьи Л.В. Шапошниковой "Философия космической реальности")".2 Одно то, что она пишет о двойственности, говорит, что г. Шапошникова вообще Учения не знает.

Общественная работа. Может быть, Людмила Васильевна хорошая общественница? Но перечтите неполный список людей, выгнанных ею из МЦР, посмотрите на методы её "разборок" с неугодными людьми и организациями, и вам всё станет ясно. Авторитет организатора у Шапошниковой трансформировался в авторитарную личность, превратившую общественную организацию в тоталитарную секту.

Посмотрим, сколько титулов нанизала на себя г. Шапошникова - первый вице-президент Международного Центра Рерихов, генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха, академик РАЕН И РАКЦ, заслуженный деятель искусств РФ, и так далее и тому подобное. Правда, при перечислении её званий почему-то умалчивается, что академии, членом которых она является, всего лишь общественные организации, и что все звания "выбиты" в инстанциях её верными помощниками, в частности, М.И. Кузнецовой, которую она потом и выгнала из МЦР. Л.В. Шапошникова является и шеф-редактором глянцевого гламурного журнала "Культура и время", главная цель которого восхвалять её деяния и защищать её "право первого голоса" на всё, что касается Рерихов. Без проверки и утверждения шеф-редактора ни одна статья в журнале не может появиться. В статье главного льстеца и подпевалы О. Лавреновой, в журнале "Культура и время" N. 3 за 2007 год, на стр. 213 читаем, что "в лице Людмилы Васильевны Шапошниковой мы имеем глубокого мыслителя и организатора науки. Все решения, дела и произведения Людмилы Васильевны Шапошниковой - творчество мудрого человека, которому ведомы тайны со-творчества с Высшим, который обладает духовным прозрением и духоразумением, свойственным праведникам, подвижникам и пророкам".

Вот такая скромная оценка личности. Все понимают, что Лавренова только проводник того, что говорит и пишет о себе сама Шапошникова. Непонятно только, может ли человек, будучи в здравом уме, сам о себе такое писать? Это невозможно читать без улыбки. Вся статья Лавреновой носит яркий подхалимский оттенок. Чего стоит вот такая фраза: "Творчество Людмилы Васильевны направляет чаяния людей к создаваемому (кем?) Храму искусства, науки и культуры, чтобы это созидание стало для них путём к Небу и смыслом жизни" (там же, стр. 214) Или вот: "Как нельзя более актуален раздел сборника "Защита имени и наследия Рерихов". Защита и развитие Учения Живой Этики требуют огромного мужества. Когда вспоминаешь историю возвращения наследия Рерихов на Родину (вот так творятся мифы), становления Музея имени Н.К.Рериха (когда она будет правдиво описана участниками этого становления, мир изумится от бездарного и безумно затратного руководства ЛВШ этим процессом, в результате которого создана экспозиция за миллионы! долларов, больше напоминающая музей самой Шапошниковой пополам с "Макдональдсом") и Рериховского движения в России, историю, с которой неразрывно связано имя Л.В. Шапошниковой, отчётливо понимаешь, что Людмилу Васильевну по праву можно назвать человеком-эпохой..." (там же, с. 215-216).

Ну тут Лавренову (читай Шапошникову), что называется, понесли лошади воображения. Оказывается, Шапошникова "…не только исследователь наследия Рерихов, но и продолжатель их дела, оригинальный и глубокий мыслитель... Людмила Васильевна оказалась одной из немногих, кто не только дерзнул пройти высоким путём, но и смог идти дальше таким же стремительным шагом, чтобы добавить ещё несколько новых ступеней..."

Интересно, куда ведут эти ступени, не в ад ли... Когда читаешь такое и знаешь о реальной деструктивной деятельности г. Шапошниковой, поневоле появляются мысли о неких отклонениях в психике у этих людей.

Ну, ладно. Неугодные изгнаны, сладкопевцы вскормлены, а дальше-то что? Чем венчается эта деятельность на данном этапе?

ТРОЙКА

Создание "тройки" можно назвать вершиной "творчества" Л.В. Шапошниковой в области общественной деятельности.

В России известны три "тройки". Первая - это слова из песни "вот мчится тройка удалая...", которые как бы отражают характер России. Вторая тройка из басни Ивана Крылова - "лебедь, рак и щука", образ трёх разнонаправленных устремлений. И, наконец, третья тройка - это та, которую в уголовном мире прозвали "расстрельной тройкой". Было такое вынужденное явление в истории СССР 1930-х годов - орган внесудебного вынесения приговоров, обычно на уровне области. В тройку входили глава НКВД, секретарь обкома и прокурор. Выносили, как правило, суровые приговоры.

Давайте посмотрим, к какой из этих категорий относится "тройка", которую создала Шапошникова. Несколько лет назад Людмила Васильевна привлекла к работе в МЦР двух человек - В.В. Фролова и А.В. Стеценко, сделав их своими верными подручными в нечистых делах. Подобное тянется к подобному, они закрепились около Шапошниковой. Каждый из них нашёл поле деятельности для реализации своей природы. Один, Стеценко, бывший военный, привыкший искать компромат на других и ничего полезного за всю свою жизнь не научившийся делать. Другому, Фролову, сложно подобрать соответствующее ему определение, поэтому лучше воздержусь, а то решат, что я говорю не то, что есть на самом деле, а оскорбляю. Близость к "махатме Шапошниковой" как-то нехорошо отразилась на его голове. Когда он волею пославшей его Шапошниковой ездил по городам России и громил рериховские общества и отделения, то на возмущённый вопрос преследуемых: "По какому праву он этот произвол творит, кто он такой?", - Фролов, ничуть не смущаясь, говорил, что он - "иерарх"! Ну какие тут могут быть комментарии, здесь нужны медицинские заключения. Разгромив очередное отделение, "иерарх" возвращался не в больницу Кащенко, а под крыло "главного иерарха". Вот эта "тройка" - Шапошникова, Стеценко, Фролов - и заправляет сейчас всеми делами в МЦР. К какой категории относится данная "тройка", думаю, всем понятно. Поскольку они действуют дружно в травле людей, то это не "лебедь, рак и щука". Поскольку они "не мчатся", а "копают" дружно ямы другим, то это не "вот мчится тройка удалая..." Остаётся третья, "расстрельная тройка". Приведём для примера одно из их дел.

ДЕЛО КОЛЬЖАНОВОЙ

Несколько лет назад "иерарх" В. Фролов был послан "генеральным иерархом", г. Шапошниковой, в Тольятти, чтобы накопать там компромат на тольятинское отделение МЦР, возглавляемое Галиной Ивановной Кольжановой. После его поездки Г.И. Кольжанову вызвали в Москву на заседание правления МЦР. Решение, как всегда, было уже принято "тройкой" заранее - гнать! Но нужно же соблюсти видимость объективности и справедливости. Сначала докладывал Фролов. Члены правления слушали, кто с изумлением, кто, привыкший уже к бесконечным расправам, творимых этой "тройкой", равнодушно.

Фролову трудно было найти изъяны в работе тольяттинского отделения МЦР. Он рассказал, что приняли его радушно, как друга. Ведь он приехал от самого "космического иерарха" - Шапошниковой, он имеет счастье с ней ежедневно общаться... Показали ему всё и вся. Работа отделения была настолько масштабной и интересной, что крыть было нечем… И работа с молодёжью, и частые встречи с общественностью, и создание прекрасной библиотеки, и много других положительных дел. Но "главный иерарх" подвёл итог доклада трафаретной фразой: "Но это отделение не участвует в защите имени и наследия Рерихов, поэтому предлагаю правлению проголосовать за то, чтобы лишить Тольятинское общество Рерихов права считаться отделением МЦР..."

Перед правлением сидела седовласая женщина со светлым ликом и детскими глазами. Её светлый лик, её чистота, её авторитет и были главной причиной преследования со стороны г. Шапошниковой. Все, кого "держательница ключей" изгоняла, как правило, были людьми светлыми и талантливыми. Г.И. Кольжанова в своём городе пользуется заслуженным авторитетом, её знают и любят. Желание улучшать жизнь, искать пути выхода из тяжёлой ситуации в нашей стране, брать на вооружение всё лучшее, что выработала мысль человеческая, - в этом её суть. И вдруг этому человеку, полностью отдающему себя работе, выносят такой приговор. Нужно было видеть глаза Галины Ивановны, когда она выслушала этот приговор. Было такое ощущение, что её чем-то оглушили. Из глаз хлынули слёзы, которые на полированном столе собрались в небольшое озерцо. Если бы в это время сопоставить её лик с перекошенными злобой лицами "тройки", то всё стало бы ясно и без слов. Нужно заметить, что члены "тройки" при этом, поджав губы, "участливо" говорили Галине Ивановне, что не надо разводить в зале сырость...

Эти люди, возомнившие себя "иерархами", вершителями судеб человеческих, видимо, забыли слова Достоевского, о том, что не может быть в мире гармонии, если прольётся хоть одна слезинка ребёнка. Не может деятельность МЦР принести никаких светлых плодов, потому что слишком много слёз пролили невинные жертвы, с которыми самым жестоким образом расправилась эта тройка инквизиторов.

Машина по перемалыванию человеческих судеб отрегулирована г. Шапошниковой и работает на всю мощь. Похоже, что тёмные силы выбрали именно Шапошникову инструментом для дискредитации идей Рерихов и развала Рериховского движения. Её личные качества очень подходят для этой цели. Вот что написано в Учении о таких деятелях: "Есть сознательные и бессознательные орудия тьмы. Бессознательные на первых порах будут творить как бы в унисон с творимым добром, и эти носители зла заражают каждое чистое начинание. Но сознательные служители зла придут в храм с вашей молитвой..." (Мир Огненный, часть 3, 165). Вот они и пришли с кувалдой, на одном конце которой написали фразу - "Защитим имя и наследие Рерихов", и крушат этой кувалдой всё истинно творческое и чистое.

СКРИЖАЛИ КАРМЫ

В заключение, думаю, правильно будет привести собственные признания г. Шапошниковой, сделанные ею на страницах книги Галины Бибиковой "Я - Шапошникова", изданной в 1997 году. Может, эти признания помогут открыться глазам людей, ослепших от блеска фальшивых сокровищ г. Шапошниковой, и увидеть те её качества, которые так усердно используют тёмные силы.

"Меня тогда выгнали из дому... Я проткнула соседскому мальчику нос гвоздём, и вот тогда-то бабушка впервые ударила меня...
- А проткнула нечаянно?
- Не совсем. Просто взяла, да проткнула. Я вообще была "наказание божеское", как говорили взрослые. Я так однажды и представилась маминым друзьям. Они пришли в гости и спросили, "как тебя зовут, девочка?", а я им в ответ: "Наказание божеское"... Когда я выходила во двор гулять, то мамаши быстренько расхватывали своих детей из песочниц и тащили их домой. Я выбегала из подъезда со скоростью звука и тут же влеплялась зазевавшейся жертве в живот головой и начинала его мутузить.
- Зачем?
- А просто так. Характер у меня был такой... Я без драки не могла и дня прожить. Вот ты смеешься, а моим родителям было не до смеха. Тогда бабушка ударила меня и сказала, что видеть больше меня не хочет. Открыла дверь и выгнала из дома. Они думали, что я испугаюсь, буду прощения просить...
- Пришлось просить прощения?
- Нет. Этого взрослые от меня так и не дождались. С "прощением" у меня всю жизнь туго. Мне легче умереть, чем попросить прощения..."3

Комментарии здесь, как говорится, излишни.

Может быть, я не стал бы пока писать этой статьи и обнародовать накопившиеся за много лет факты, если бы не увидел, как г. Шапошникова со своими подручными развернула в газетах новую, насквозь лживую, кампанию по защите недвижимости МЦР, которая никогда МЦР не принадлежала. Шапошникова со своей компанией, подтасовывая факты, вводит в заблуждение деятелей культуры и простых людей, уговаривая их поставить свои подписи под сфабрикованными ею письмами и воззваниями. Здание бывшей усадьбы Лопухиных ещё в 1993 году было передано федеральным правительством России Государственному музею Востока для создания в усадьбе Государственного музея Рериха. Но эмцеэровская "тройка" питает надежды, что люди не скоро разберутся, что государственный музей - это уверенность в будущем наследия Рерихов, а общественная организация, неподотчётная никому, не является гарантом сохранения наследия. Ведь до сих пор никто не знает, кому принадлежат картины в музее МЦР - Булочнику, Шапошниковой или... Это тайна, покрытая мраком.

06.06.2008.
Иван Платонов


Примечания автора

1. Ешалова Ольга. Сказочница от рериховедения. Путешествие по книге Л.В. Шапошниковой "Мастер"; Ешалова Ольга. Открытое письмо главному редактору журнала "Новая и новейшая история" Г.Н. Севостьянову.

2. Дмитриев В.С. Революционные позывы и понятия учения Живой Этики (по поводу статьи Л.В. Шапошниковой "Философия космической реальности").

3. Бибикова Г.И. Я - Шапошникова. М., 1997. С. 30-31.

Какой вопрос рериховедения вы считаете наиболее важным? (можно выбрать несколько пунктов, но один раз)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос: